Вернуться к обычному виду
Перейти на сайт газеты"Весьегонская Жизнь"



перейти на страницу проекта "Сохраним Мологу для потомков"

Поиск родственников и составление своей родословной

перейти на сайт министерства

Подать идею для развития и улучшения жизни района

вакансии Весьегонского района

перейти на сайт



Книга памяти Тверская область

Перейти на сайт ассоциации



перейти на сайт

Золотые звезды Калиненцев

Обобщенный банк данных содержит информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период.

Блог неравнодушного человека

  • Архив

    «   Июнь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

Часть 13 СНОВА Ш В Е Ц И Я

У П С А Л А И С Е Г Т У Н А

Швеция – королевство уже с 11 в., когда она освободилась от викингов, часть которых приняла христианство. С 16 века основная религия в стране – лютеранство. Сейчас церковь отделена от государства. Сегодня у власти королевская династия Бернадотов ( в 2010г. праздновалось 200-летие её нахождения у власти). Это десятая королевская династия. До того была династия Васа (в переводе – «много колосьев»), собравшая Швецию из многих стран, как сноп. Сегодня на престоле Карл Юхан Бернадот 7-й по счёту, а всего 73-ий король. Король не имеет никакой юридической власти, у него только представительская функция. Судьбу страны решают 340 депутатов. Швеция – это коммуна. Такое у них административное деление. Со времён Петра 1 страна участия в войнах не принимала. Но в годы Великой Отечественной войны вся её промышленность работала на всю Европу.

Сегодняшняя Швеция – благополучная страна, в ней лучшая социальная защищённость населения. Хорошо развито мелкое и среднее предпринимательство. Крупные компании принадлежат в основном другим государствам, которые во время кризиса перепродавали свои компании, что не очень хорошо сказалось на развитии страны. Одна треть населения страны – приезжие. Сегодня в Швеции строительный бум.
Шведы очень увлекаются спортом, в том числе водным, лыжным, конным. Даже в небольших селениях есть всё для развития спорта
Стокгольм называется королевой озёр. В Стокгольме 26 районов, это самый большой город Швеции. В центре города хрустальная скульптура, вокруг фонтаны. Королевская обсерватория – круглое здание на холме.
Библиотеки скоро здесь будут работать круглосуточно.
Серое здание в виде буквы Т – одна из самых высоких гостиниц Стокгольма.
Стокгольм входит в первую десятку городов по организации различных международных встреч. 70% населения Швеции проживает в крупных городах. На северном кладбище Стокгольма похоронена Софья Ковалевская, А. Нобиле, Цельсий
В Швеции очень неровный, радующий глаз ландшафт. В стране находится третье в Европе по величине озеро Меларан, длина которого 103 км. На нём 6 000 островов. На берегах озера 5 городов.
Поскольку в Стокгольм мы приехали рано, то у нас было свободное время до 16 часов. В Стокгольме мы уже бывали, к тому же ходить после полубессонной ночи было тяжело, за 40 евро мы (почти вся группа) купили поездку с местным гидом в древние столицы Швеции -г.Упсала и Сегтуна.
Мы едем по сельской местности. Вся земля аккуратно распахана и засеяна. Сельское хозяйство в Швеции фермерское и находится на дотации государства.
. Повсюду работают ветряные мельницы, и то тут то там идёт расчистка участков от камней под пашню или строительство. Основной цвет построек – традиционно исторически красный. Поскольку большая часть суши – горные породы, то, естественно, здесь много руд. Наверх, в гору, руду тянули быки. Когда быки отработают свой век – их режут и используют мясо на колбасу, кожу – на ремни, а кровь мешали с краской. В результате получался очень стойкий красный цвет, который не нужно было обновлять 20лет. Именно в Швеции впервые началось производство кирпича.
Видим вдали лес, растущий на скалах . Деревьям на камнях расти очень трудно. Во время сильных ветров деревья часто падают, их постоянно убирают. В лесах много дичи: лисы, волки, зайцы, ежи. Много грибов и ягод.
Упсала, древняя столица Швеции (до 16 века), – город 13 столетия .
Легенды гласят, что Атлантида – это Скандинавия, а Упсала- её центр. Самое высокое место города - гора, на которой расположен королевский замок. Первоначально город находился в 5 км от нынешнего. Это место, древний центр викингов, теперь называют Старой Упсалой. Первые постройки здесь относились к 5 веку. 5-7в.в. – это времена викингов. Викинги были язычниками, пиратами, хорошими мореплавателями. У них были суровые нравы. Например, новорожденное дитя в любое время года выносили на улицу и обливали водой. Так определяли его жизнестойкость, Женщин воспитывали так, что она должна принять смерть со смертью мужа. Чтобы попасть после смерти в алхалу (рай), нужно было обязательно умереть в бою.
В старой Упсале более 500 «затихающих» (т.е. постепенно уменьшающихся) курганов. В каждом из них захоронение 1 викинга. С викингом хоронили всё, что он любил при жизни: лошадь, собаку, жену, любимые вещи. Круглое деревянное здание – музей раскопок.


В Старой Упсале сохранилась церковь 12 в. Как показали раскопки, раньше она была вдвое больше. В12 веке на месте капища, богато украшенного золотом и серебром, где стояли скульптуры богов (в т.ч. Одина), была построена эта церковь, сохранившаяся и по сей день. Здесь разместилась резиденция епископа. Остальные святилища были разрушены. Вообще Старая Упсала много раз сгорала. По мере роста поселения, по мере развития ремёсел решено было перенести столицу в новое место, туда, где теперь находится Упсала.
Сегодня Упсала – старинный исторический, культурный, научный центр и один из современных центров внедрения новейших биотехнологий, архитектурная резиденция, город студентов, город садов и парков. Это религиозная столица страны, здесь резиденция главы церкви.


Упсала – студенческий город. 40 000 молодых людей учатся только в университете. Много студенческих общежитий. Здесь академический городок, крупный медицинский центр. В Упсале находится один из старейших и известнейших европейских университетов (15в.). Король Густав вложил в его развитие все свои личные средства (!!!). Здесь учились и королевские особы. Отсюда вышли несколько Нобелевских лауреатов. В университете работали К. Линней и Цельсий. В городе именем Линнея названа площадь, улица, сад. На площади перед университетом, к которому ведут 100 ступеней, расположена стела. А вот представительское здание университета. При входе в него слова: «Думать свободно – хорошо, думать правильно – лучше». Перед ним статуя – символ учёности, внизу, у подножия статуи женская фигура – Муза. По периметру университетской площади расположено 9 рунических камней. Перед зданием университета стоит королю Густаву Адольфу. В центральном здании университета находится самый большой на время строительства лекционный зал в Европе, вмещающий 1800 слушателей. На втором этаже расположен «салон канцлера», где ректор университета принимает высоких гостей. Во внутреннем дворике устроен японский садик. Здесь лежат и несколько рунических камней.

.
На высоком холме находится Королевский замок 16 в. Строительство его начато по велению уже известного нам короля Густава Васа. Это один из самых сохранившихся замков Швеции. Замок служил не только для жилья, но играл оборонительную роль. Между двумя бастионами расположены жилые помещения и парадные залы. Во дворе замка охраняющие его пушки. С холма открывается великолепный вид на город и Ботанический сад, в котором произрастает почти 11000 растений.

На другом холме, на берегу реки, возвышается готический Кафедральный собор 13в.. с круглыми башнями. Это самый крупный, самый высокий собор в Скандинавии. Его высота равна его длине. Сооружение собора началось тогда, когда в городе были всего 800 жителей. Стены собора покрыты росписью. В нём самое большое в Швеции витражное окно. В этом соборе до 18в. короновались многие короли. В нём захоронен король Густав Васа с обеими жёнами, Эрик Святой, Карл Линней. Рядом с собором находится памятник одному из королей. Напротив собора находится колокол Бунили (назван в честь жены одного из королей Васа), который звонит и сегодня в 6 утра и 9 вечера, напоминая, что нельзя неосторожно растапливать печи и оставлять их без присмотра.,– королевская библиотека.
Неподалёку видно здание с необычной крышей с глобусом. Это Густавианум. Здесь в экспонатах представлена история науки, хранятся записи Коперника, некоторые из вещей Линнея, коллекция старинных телескопов Цельсия. где в числе прочего находился анатомический театр. Здесь студенты университета могли наблюдать работу анатомов по препарированию умерших.


Между университетом и замком жёлтый дом, хорошо просматриваемый сверху. Это здание самой крупной в Скандинавии университетской библиотеки. В ней более 5млн. источников информации, в том числе серебряная Библия 5века, привезённая из Польши
В городе развито пивоварение, виноделие и производство медицинских препаратов.
На каждую семью в Упсале приходится три автомашины, но 30% жителей предпочитают ездить на велосипедах.
Почти сразу после возвращения из старых столиц едем на причал, где вскоре начинается посадка на паром St. Peter Line «ANASTASIE.»Вечером отлично поужинали в буфете (так почему-то здесь называют огромную столовую). В связи с простудой в душе не мылись и легли спать.
.
Сегтуна – старейший город страны и самая древняя её столица. Город расположен на берегу оз. Меларен, которое связано проливом с Балтийским морем. Т.е у города выгодное географическое положение. Территория возле озера во времена викингов была густо заселена. Сегтуна основан в 10 веке. Вначале здесь была епископская резиденция, но вскоре епископ перенёс её в Упсалу.Здесь в 10 веке впервые в Швеции были отчеканены серебряные монеты.
Чтобы закрыть вход вражеским судам в оз. Меларен, в 13 веке строят укрепление, ставшее потом Стокгольмом.
Здесь, в Сегтуне, родилась Ингергерд, ставшая женой князя Ярослава Мудрого ( в крещении – Анна Новгородская). Наверное, как нигде в другом месте, мы переносимся через века назад. Сегодня в старой, туристической части города нет строительства, и посетители оказываются в 17 веке. Городская грунтовая пешеходная улочка – старейшая в Швеции, она сохранила своё направление и размеры. В 11 веке вдоль неё было более 100 домов. Сегодня здесь сувенирные лавочки, кафе и кондитерские. Многие из них внутри стилизованы под старину. Вот красный деревянный домик с флагом Швеции, прикреплённым над дверями. Внутри домик тоже стилизован. Это самое престижное в городе кафе. С улицы возле дверей меню – всё очень дорого. Хозяйка сама встречает посетителей у входа. От главной улицы многие мощёные булыжником улицы спускаются вниз, на берег озера.
Самое старое здание города – церковь Святой Марии, в готическом стиле, с кирпичной кладкой. Церковь, в которой в 13в. был мужской монастырь, - единственная сохранившаяся и действующая по сей день. При её строительстве впервые в Швеции использовали технику обжига кирпмча. При её строительстве впервые в Швеции использовали технику обжига кирпича. Роспись относится в основном к 13 – 14 в.в. Внутри интерьер более чем скромный. Захоронения находятся в подвале, а наверху в полу лишь плиты, напоминающие, кто под ними лежит внизу.
Рядом с церковью маленькое ухоженное кладбище. Странно, но оно не производит тягостного впечатления, всё какое-то уютное и радостное. На некоторых могильных крестах подвески, которые звенят при малейшем дуновении ветерка. Все аллеи на кладбище и вокруг церкви посыпаны гравием. На кладбище есть небольшая часовня, над дверями которой год постройки – 1754.
Неподалёку руины – бывший монастырь Святого Улафа, старейшая каменная церковь Швеции (11-12 в.в.) Серая полуразрушенная стена и одна башня – всё, что сохранилось от монастыря. После пожара в 17в. его не стали восстанавливать. В стене замурован рунический камень. Видно, что стены крепости были очень толстые – пятиметровые (!!!) . Монастырь был одновременно и крепостью в случае нападения врага. Центральная башня годится для обороны от врага. Здесь можно было скрываться длительное время в период осады. Здесь же содержался и скот. По легенде, бронзовые ворота Софийского собора в Великом Новгороде были вывезены из этого монастыря как трофей.
На земляной площади самая маленькая в Швеции (а, может, и не только в Швеции) деревянная ратуша 18в. Говорят, что на следующий день после её открытия в Сегтуне был пожар, в результате которого сгорело много домов, но ратуша уцелела.
Она на сегодняшний день не действует, но за 800 крон можно заказать торжественную регистрацию брака. Мы видим окошечко, которое никогда не запиралось. Протянув внутрь руку, под окошком можно было найти ключ от ратуши. Подгулявший муж, боящийся расправы, которую может учинить над ним жена, мог переночевать в помещении ратуши.
На скале просматривается деревянная церковь, построенная для русских купцов.
На холме мы видим деревянную часовую башню, но не поднимаемся к ней.
А это квартал Дракона. Дракон – имя человека, врача. Он первым изготовил фотографии города.
В городе 10 рунических камней, а в окрестностях, говорят, их больше, чем в любой другой местности, - около 150. Почти все стоят на своих прежних местах.
Берег озера очень красив. На берегу есть скульптура «Первая лодка». Она изображает маленького морехода с парусной лодочкой в руках, а за его спиной настоящая большая лодка.
Улочки новой части городка узенькие, чистые, асфальтированы. Дома одноэтажные.
Поскольку никакой промышленности в городе нет, но он круглый год посещаем туристами, то здесь много магазинчиков и маленьких гостиниц и 70% населения занято в сфере услуг.
. Сегодня в Сегтуне есть медицинский центр, реабилитационный центр, центр для пожилых людей.

Часть 12 Г Е Р М А Н И Я

КЁЛЬН
Едем в Кёльн. Всюду обработанные поля и, как и во всей Европе, ветряки, ветряки, ветряки…Германия входит в пятёрку самых больших по территории стран Европы. Это сегодня высокоразвитая в индустриальном отношении страна. Сегодня немцы живут хорошо, качественно, миролюбиво. В стране поровну протестантов и католиков. В Германии много эмигрантов. Есть специальная организации, которая помогает переселенцам: на 2 года их обеспечивают бесплатной квартирой, кроме пособия по безработице 2 раза в год выделяют деньги на одежду. Очень много одиноких людей ( это в основном дети войны), им оказывается большая социальная помощь. Здесь всё основательно и надёжно. Немцы любят и умеют поесть. Обеды здесь в 2-3 раза дешевле московских. Порции большие. Немцы говорят: «То, что деньги не самое главное, понимаешь, когда они есть»
.
Оказывается, это Фридрих Вильгелм-1 подарил Петру Первому янтарь для известной янтарной комнаты в ответ на подарок Петра – роту гренадёр. Фридрих Вильгельм очень любил высоких (выше 1м80см) мальчиков.
Вот и Кёльн. В годы второй мировой войны город практически был стёрт с лица земли. Немцы восстановили с нуля исторический центр города.

В Кёльне через Рейн работает канатная дорога. Железнодорожный вокзал рядом с переброшенным через Рейн мостом.


Совсем рядом Кёльнский Домский готический собор – жемчужина архитектуры, самый высокий собор в мире. Он виден из любой точки города. Вход в него свободный. Собор возводили 700 лет, работы ведутся и по сей день.
Давным-давно на этом месте была просто церковная постройка с двумя хорами длиной. В начале 12 в.. в этой церкви поместили привезённые из Милана мощи трёх Царей-Волхвов. Начались работы над созданием реликвария для мощей. Кстати, ларь с останками волхвов занимает и сегодня в соборе центральное место. Закончен собор был в 1225 году. Мощи привлекали паломников со всей Европы. По количеству паломников Кёльн был одним из важнейших паломнических городов Средних веков. Тогда в 1265г. решили возвести новое церковное здание в «современном» в то время готическом стиле. Размах строительства должен был затмить все церковные постройки того времени. О строительстве собора существует легенда. Архитектор торжественно заверял, что построит столь величественный по замыслу собор за 3 года. Назначенный срок подходил к концу, а работы был ещё непочатый край. Архитектор весь в печали. И вот незадолго до оговорённого срока перед ним предстало видение: явился старик и сказал, что завершит работу за 3 дня при условии, что архитектор, его жена и единственный сын продадут ему свои души. Об окончании срока заявит крик петуха. Конечно, архитектор с радостью согласился: он был уверен, что за столь короткий срок работы завершить не удастся, но подвижка всё же будет. А работа и на самом деле закипела. Жена же архитектора всё это время дни и ночи училась петь по-петушиному и овладела этим искусством настолько, что петухи поверили ей и вторили пенью. В назначенный день, когда маленькая толика работ ещё не была завершена, жена архитектора закукарекала раньше времени – и заорали все петухи в округе. Тогда дьявол разозлился и решил разрушить собор, швырнув в него огромный камень. Собор действительно был частично разрушен. А дьявол сказал, что собор рухнет в тот же час, когда вся работа по завершению собора будет завершена. С тех пор нет ни одного дня, чтоб в какой-нибудь части этой громадины не велись ремонтные или реставрационные работы . И собор стоит! Однако полностью постройка завершилась лишь в 19в. В 1880г. в присутствии кайзера Вильгельма был уложен последний камень. Алтарь святой Клары является старейшим сохранившимся алтарём-триптихом. Распятье имени Геро (архиепископа 10 в.) – древнейшее из сохранившихся монументальных распятий в Западной Европе. По легенде, трещина, расколовшая голову деревянного распятия, вновь закрылась, когда архиепископ Геро приложил к ней просвиру. С тех пор распятье было признано чудотворным. Главный алтарь (13 век) – один из крупнейших алтарей Средневековья. В соборе несколько гробниц архиепископов. Готические деревянные скамьи на 104 места каждое – самые большие в Германии. Витражи (14век) – изображения 24 царей начиная с Иуды и 24 старцев Апокалипсиса. В соборе 600 лет играет орган. Во время второй мировой войны в городе среди руин Красовался лишь этот собор. Говорят, что его не бомбили, потому что он был ориентиром для лётчиков. А может быть, дело в другом…


На площади возле собора много людей, одетых в старинные одежды. Они приглашают туристов фотографироваться. Говорят, что люди эти перемещаются с такой целью по всем историческим местам Германии.

Городская ратуша. На ней много фигур почётных граждан города, расположенных на пяти этажах: 1-ый этаж – императоры и короли, 2-4 – почётные граждане Кёльна, 5-ый - святые и покровители города. На 3 этаже фигура бородатого человека, в котором легко угадывается К.Маркс, который когда-то работал в Кёльне редактором газеты. Между прочим, прежде Маркс был без бороды, но переболел оспой, которая оставила на его лице безобразные следы. Их-то Маркс и прикрывал бородой. Кстати, Маркс был и членом клуба любителей пива и очень любил потягивать пивко, так что можно представить, в каком состоянии он писал свой «Капитал».

Бывший королевский замок. Он окружён рвом, построены бастионы. Круглые башни пристроили в 18в. Это были водонапорные башни. Теперь здесь театр, картинная галерея, проводятся различные официальные встречи. Рядом церковь, где проходили коронации. Главой церкви при лютеранской вере считается король, поэтому королевский дворец строился на месте, расположенном выше, чем храм.

Неподалёку от собора находится памятник последнему германскому королю, Вильгельму-2, который, кстати, был близким родственником императора Николая-2, женатого на кузине Вильгельма. Между Вильгельмом и Николаем были тёплые, дружеские отношения. Как и Николай-2, Вильгельм-2 утратил трон в результате революции, но конец его жизни был менее трагичен: Вильгельм бежал в Нидерланды и жил там до смерти.


«Назидательный» памятник : фигура генерала Яна фон Верта. Он стоит на высоком постаменте в полный рост, опираясь на меч, стоит военный. Это генерал Ян фон Верт. У подножия памятника сидит девушка. Легенда объясняет это так. Родился Верт в семье обедневших дворян и был старшим из восьми детей. Он нанялся на работу к богатому зеленщику, у которого была красавица-дочь Грета. Молодой человек влюбился в хозяйскую дочь. Но та насмехалась над влюблённым . Девушка мечтала выйти за богача. Ян поступил на службу рядовым солдатом. Служил он в армиях разных стран и за 40 лет службы дослужился до генерала, получил баронский титул. Был он человеком чести, и земляки его очень уважали. Уже будучи пожилым человеком, фон Верт посетил родной город и, зайдя на рынок, увидел знакомое лицо – перед ним была постаревшая Грета, торговавшая яблоками. Состоялся разговор.
-- Не жалеешь о том, что в своё время отказала мне? Если бы ты тогда вышла за меня замуж, сейчас ты была бы богатой, знатной и любимой, - сказал фон Верт.
Грета была неглупой женщиной. Она ответила:
--Если бы я не отказала тебе, тогда ты не стал бы тем, кем стал. Если бы ты женился на мне, сейчас торговал бы яблоками.


Фонтан гномов или «Любопытная женщина». На площадке вверху стоит женщина с фонарём. Внизу, на ступеньках лестницы – маленькие гномы, весьма недоброжелательно глядящие на женщину. Легенда такова. Когда-то мастеровые кёльнцы жили весьма хорошо. Дело в том, что тогда в каждом доме жили гномы, которые по ночам доделывали за хозяев всю недовыполненную работу. Было только одно условие – не пытаться увидеть их. Однако у одного портного была чрезвычайно любопытная жена, которая во что бы то ни стало, хотела увидеть прилежных помощников и неоднократно предпринимала для этого неудачные попытки. И вот однажды она решила рассыпать сухой горох и стала громко спускаться по лестнице. Эксперимент удался: увидев женщину, гномики кинулись врассыпную, поскользнулись и упали. С тех пор они покинули город, и все работы люди стали выполнять сами. Снизу памятника – картинки, рассказывающие о жизни гномов. Вот они трудятся в пекарне. Чистят одежду спящего человека. Вот разделывают тушу свиньи. А вот делают вино. Доделывают работу плотника, когда тот, выпив пива, крепко спит.


Памятник-столб, на котором имеются отметки подъема вводы и шутливые надписи типа «Отсюда до Луны, на которую ступил Армстронг столько-то километров, метров и миллиметров, о чём Армстронг и был поставлен в известность».


Забавный памятник двум выдуманным персонажам, Тюннесу и Шёлю, по внутреннему смыслу похожим на наших Чапаева и Петьку, а может, на Маврикиевну и Никитичну. Тюннес невысокий и плотный, в крестьянской одежде и без головного убора. Он добр и простодушен. Шёль худощавый, высокий, в смокинге и котелке. Он высокомерный и хитрый. Про этих людей сложено много анекдотов. Например:
Они решили перевезти через границу бутылку коньяка. На вопрос таможенника, нет ли у них товаров, за которые нужно платить пошлину, друзья ответили отрицательно. Однако таможенник обнаружил бутылку и на вопрос, что в ней, услышал: «Вода». Бдительный страж открыл бутылку и понюхал.
-Здесь коньяк! – И услышал в ответ восклицание:
- Господи, свершилось чудо!
Они похоронили друга. Один принёс на могилу табуретку, второй – цветы.
- Почему ты принёс ему на могилу табуретку? Он же не будет там на ней сидеть!
- А что, твой букет он поставит там в вазу?

Приятели работали разносчиками газет. Однажды в дождь они решили не разносить почту и посидеть дома, в тепле, с чашечкой кофе. Вдруг Шёль заметил, что Тюннеса нет. Тот появился через пару часов, весь промокший.
-Где ты был?
- Ходил предупредить людей, что сегодня газет не будет.
У немцев существует примета: загадай желание и подержись за носы этих господ одновременно – желание непременно исполнится. А потому и носы у этих двух бронзовых мужчин отполированы до сверкания.

Между прочим, если в Брюсселе есть «Писающий мальчик», то в Кёльне на стене одного из домов имеется «Какающий мужчина». Легенда гласит, что когда-то на месте этого дома был дом, в котором жил поэт, а этажом ниже - музыкант, который, выставив трубу из окна, любил громко играть весёлые мелодии. Это очень раздражало поэта. И вот однажды, сильно разгневавшись, поэт выставил попу из своего окна и накакал то ли на трубу, то ли даже на голову музыканта.


Мы проходили мимо котлована, обнесённого строительной сеткой. Глубоко внизу виднелись обломки какого-то строения. Оказалось, что на этом месте хотели строить банк. Но, когда начали копать землю под фундамент, обнаружили полуразрушенные стены строений. Стали искать литературные источники и обнаружили, что на этом месте было расположено древнее еврейское поселение. Толщина культурного слоя около 3-х метров. Строительные работы были приостановлены, ведутся раскопки, и со временем это тоже будет туристический объект. Вообще, в Германии перед началом любого строительства всегда ведутся археологические раскопки.


В Кёльне ещё очень много памятников и музеев, но за неимением времени наша экскурсия завершается. Мы переезжаем на север Германии (50км) и ночуем в маленьком городке Салтау в транзитном отеле.

Часть 11 З А М К И Л У А Р Ы. В Е Р С А Л Ь

Луара – крупнейшая река Франции. Она впадает в Атлантический океан. Интересная особенность Луары – кочующие пороги. Когда весной во время таяния снегов вода в реке бывает большой, её отмели силой воды сносит на другое место, и они обычно оседают на поворотах реки, где скорость течения уменьшается. Вода спадёт – а отмель на другом месте. На берегах Луары много замков, дворцов, старинных городов, очевидно, поэтому реку ещё называют королевской. Долина Луары – это площадь 200 на 100 км в долине 4-х рек. Интересная климатическая особенность: здесь всегда ясное небо .



Первый опыт сооружения замков принадлежит норманнам. В центре всегда строилась башня. Замок окружал ров. В 16в. во Франции появляется новый стиль строительства замков. Они стали четырёхугольными. Все замки играли защитную роль. С 15в. они стали местом роскошной жизни: появляется внешнее каменное кружево замков, залы, лестницы в углу комнат, стены украшаются лепниной, мозаикой, появляется роскошная мебель: ларцы, кресла, кровати лёгкой конструкции. В замках развивается садово-парковое искусство: фонтаны, водомёты. В Шенонсо впервые придумано отопление. Этим замком восхищалась вся Европа.


С закатом династии Валуа замки в долине Луары приходят в упадок. Восходит в другом месте новая звезда – замок Фонтенбло. Карл 8 привёз из Италии много книг, шелка, художников и ремесленников. Он привёз и Леонардо да Винчи. Для него был выстроен замок де Люсе. В замках устраивались грандиозные спектакли. Леонардо изобрёл разные механические устройства, пугавшие придворных.
Дорога к замкам идёт почти всё время вдоль Луары. Гид рассказывает нам о Жанне де Арк.


Французы считают Жанну де Арк своей покровительницей. Официальная версия о Жанне такова. Жанна родилась в 1412г 6 января в ночь на Богоявление в селении на берегу р. Мааса на границе с Лотарингией. Дом стоял на королевской земле. Родители Жанны были бедными, но уважаемыми людьми. Отец был сборщиком налогов. В момент рождения Жанны петухи пели, не переставая, 2 часа, били крыльями. Жители спрашивали друг друга: «Что случилось?». Жанна много трудилась , пряла, ткала. В 13 лет она услышала голоса со стороны церкви. Потом ей стали являться святые, с которыми она разговаривала. В 17 лет она услышала голоса, сказавшие ей, что она должна снять осаду с Орлеана. Девушка спорила с голосами, но архангел сказал: «Иди. Там ждут тебя люди». И она пошла. В это время дофин жил в Швеции. Чтоб проверить способности Жанны , король переоделся в одежду крестьянина, а королём нарядили другого человека. Но девушка в толпе безошибочно нашла дофина Карла. Тогда Карл поставил её во главе войска. И Жанна освобождает Орлеан. Жанна берёт дофина, приводит его в Реймс и коронует. Жанну предали герцоги Бургундские, перешедшие на сторону англичан. Девушку Жанну взяли в плен. Год она сидела в тюрьме. Против девушки выступили 132 высоких чина. Ей предъявили 72 статьи: еретичка, смутьянка, колдунья, ей являются голоса, видения, она переодевается в мужское платье, она соблазнила короля и т.д. 3 раза Жанне предлагали отречься. На третий раз она отреклась – и смертную казнь ей заменили пожизненным заключением. В камере Жанна перестала слышать голоса. Она была обязана не надевать мужской костюм. Но ей подбросили костюм, и она надела его. Новый приговор – смерть через сожжение. Жанну сожгли на костре, а кости выбросили в Сену.

Неофициальная версия носит иной характер. Жанна – незаконнорожденный ребёнок, дочь из очень обеспеченной семьи: отец – Карл 5, мать – Изабелла Наваррская, т.е. Жанна дворянского происхождения, она двоюродная сестра дофина. Она гермафродит. Девочку отдали на воспитание в крестьянскую семью, которую постоянно поддерживали материально. Жанна была образованна, музицировала, скакала на лошади. После произошедших известных событий её не сожгли, вместо неё сожгли другую женщину. По будто бы погибшей Жанне 3 года справляли поминки, на самом же деле Жанну выдали замуж за богатого человека, и она тихо и спокойно прожила свою жизнь.


Проезжаем через какой-то маленький городок. Улицы его украшают обрезанные платаны. На противоположном берегу видим замок Блуа – любимую резиденцию королей. ( В своё время здесь жили 7 королей и 10 королев.) Это крепость 13 века. От неё сохранилась лишь часть крепостной стены и несколько башен. Первоначально владельцами крепости были графы Блуа. Позже замок был продан Людовикам. Людовик -12 - уроженец Блуа. Он организовал здесь дворец. 16-ый век – время расцвета Блуа. В 18в. и замок, и город Блуа (фотографий нет) оставлен королями, здесь доживали придворные. Потом замок превратили в казармы. Во время революции замок был разрушен. Позже его передали Дюпену, он отреставрировал замок. Во время войны здесь был военно- полевой госпиталь. Теперь замок принадлежит семье Минье.


Переезжаем по мосту Луару. С моста открывается вид на сказочно-величественный замок Амбуа. Передо мной невыполнимая задача – рассказать о замках Луары. Где найти слова, чтобы передать атмосферу, окружающую эти небычно красивые, суровые снаружи и роскошные внутри творения? Атмосферу, отдалённую от нас многими столетиями? Въезжаем на набережную. Городок Амбуа небольшой, очень чистенький и аккуратненький. Население всего 12 тысяч. В городе два замка: Амбуа и Кло-Люсе. В городской мэрии хранятся пистолеты, одним из которых был смертельно ранен Пушкин.
Вдоль набережной цветёт сакура. Клумбы с красивыми цветами. Улочки узкие, на них магазинчики с сувенирами и небольшие кафе. Поднимаемся вверх по улице. Замок Амбуа. Более четырёх веков он принадлежал роду Амбуа, потом стал королевским владением. Между прочим, здесь скоропостижно скончался Карл 8, ударившись о слишком низкую притолоку и получив смертельную травму. Теперь замок принадлежит одному известному французскому фонду. Замок окружён зубчатой крепостной стеной с круглыми сторожевыми башнями. К воротам ведёт подъёмный мост. Поднявшись по пандусу, оказываемся на террасе, укреплённой стеной. Отсюда открывается вид на город и долину Луары. В замке несколько залов: Зал Заседаний, Зал Музыкантов, Зал служителя, подававшего королю напитки, спальня Генриха с огромной кроватью и роскошной мебелью. Имеется таинственное подвальное помещение. Здесь когда-то сидел опальный Фуке ( я о нём упоминала ранее. В саду была сооружена голубятня для почти тысячи птиц ( тогда это считалось символом богатства), она сохранилась и по сей день.


Выйдя из замка, поднимаемся далее вверх по улице. Слева необычные дома, построенные в скале. В них имеются все удобства. Жить в этих домах престижно. Вот и бело-розовый замок Кло-Люсе. Это замок, где жил приглашённый Франциском 1 64-летний Леонардо да Винчи. Прожил он здесь почти 3 года, до самой кончины. Похоронен в местной церкви. Король очень часто приходил к да Винчи по специально прорытому для этого подземному тоннелю. Этот ход существует и поныне. Великий мастер, преодолев Альпы на муле, привёз с собой несколько незавершённых работ, в частности, знаменитую «Джоконду». Помимо картин, Леонардо да Винчи занимался изобретениями и был организатором увеселительных мероприятий для короля. Например, однажды он сделал механического льва, который в самый торжественный момент изверг из своего чрева символ французской короны – белые лилии. Да Винчи изобрёл конструкцию сборно-разборных домов, которые перевозились зимой по стране с королём и его свитой; лодку с колёсным двигателем; придумал винтовую лестницу в замке Шамбор и др. Гениальный художник и изобретатель оставил после себя более 6 тысяч рисунков и чертежей (чертежи первого танка, первого автомобиля, колёсного парохода, разводного моста, вертолёта, воздухоплавательного аппарата – прообраза самолёта). Многие из чертежей, к сожалению, были утеряны.
В ухоженном парке замка 20 гигантских макетов подвижных изобретений, созданных по чертежам да Винчи, в том числе летательный аппарат с крыльями, похожими на крыло летучей мыши. На полупрозрачных больших холстах можно увидеть рисунки художника.
В настоящее время замок находится в частной собственности. Владельцы содержат его в хорошем состоянии и открыли для посетителей.

Едем по сельской местности. По обе стороны дороги ухоженные виноградники.
Вот и замок Шенонсо, расположенный на берегу реки Шер. Вначале он был лишь замком для охоты. Здесь не жили. Зверя долго гоняли, затем ловили, и самый уважаемый гость перерезал жертве горло. Все смотрели сверху. Для этой церемонии мужчины надевали свои лучшие наряды, дамы были в красном.
Со временем Шенонсо превратился в романтичный, окружённый водой замок нежности, любви. К замку с берега перекинут арочный мост. Создаётся впречатление, что замок плывёт по реке. Шенонсо ещё называют Замком дам. Он всегда принадлежал женщинам . Когда-то король Генрих 2 подарил его фаворитке Диане. Она разбила отличный сад , получивший название – «сад Дианы». Катерина Медичи разбила парк с широкой платановой аллеей посредине. Здесь жила любовница молодого Руссо – мадам Дюпен. В помещениях замка роскошные картины, гобелены, причудливые камины. Мы видели и подсобные помещения. Большая кухня. В ней огромный вертел, на стенах сковороды. На кухне постоянно работали от 15 до 18 человек. Господам подавали еду в ту комнату, где они изволят принимать первое блюдо, второе – в другой и т.д. Одни готовили, другие несли еду, третьи чистили до блеска посуду. Работы хватало всем, даже если в замке не было гостей. Сейчас в замке всюду стоят живые цветы, в т.ч. и на кухне. Ежедневно из цветов, выращиваемых для этого в оранжерее, срезается 80 букетов.



Генрих 2 очень любил женщин. Первая его возлюбленная (фрейлина Диана де Буатье) была старше его на 19 лет. Короля Франциска взяли в Италии в плен и освободили при условии, что два его сына пробудут в Италии 2 года. Генриху было в это время всего 7 лет. Фрейлина утёрла ему на прощание слёзы, и он помнил её все эти 2 года. Вернувшись, он увидел её на турнире и понял, что будет любить её всю жизнь. Он бился ради неё с рыцарями. Эта женщина, как писали современники, оставалась всегда молодой, годы были невластны над нею. Замуж её выдали в 15 лет за богатого горбатого старика. В 1524г. казнили де Буатье (отца) за политические интриги. Жених был внуком покойного короля. Девочка, чтоб спасти отца, идёт к королю Франциску 1 и предлагает себя. После этого её оставляют при дворе. Вскоре после возвращения из Италии Генрих должен был жениться на некрасивой, но с богатым приданым 14-летней Екатерине Медичи. Дети на глазах короля, в его присутствии, стали мужем и женой, не испытывая никакой симпатии друг к другу. Женатый Генрих постоянно смотрел на Диану с неподдельной страстью. Той стало жаль мальчика, и она отдалась ему. Король Франциск умирает. Генрих 2 становится королём. У него с Катериной долго не было детей. Она сама подбирала Генриху женщин и наставляла их, как следует вести себя с королём. Диана по-матерински жалела Генриха. Связь их продолжалась, и постепенно Диана вошла и в политическую жизнь. В чём секрет молодости Дианы? Она вела правильный образ жизни: вставала рано, ела мало, скакала на лошади. Позже, когда вскрыли могилу Дианы, она по-прежнему оставалась молодой. Замок Шенонсо имеет 2 половины: одна Дианы, другая Катерины. Катерина любила своего мужа. Сыновей её и Генриха убили. После смерти мужа на турнире Катерина отняла у Дианы этот замок. Диана удалилась в другой замок, где и жила до смерти в 62 года. А в Шенонсо проводятся литературные вечера, ставятся спектакли. Катерина Медичи была умна и долго правила страной. У неё был «летучий гарнизон» женщин, которых она подсылала в спальни к гостям и узнавала через них все секреты. Катерина привезла во Францию Нострадамуса и пользовалась его предсказаниями. Узкие винтовые лестницы в этом замке придумал Леонардо да Винчи, чтоб любовницы и чужие люди не могли видеть друг друга. Лишь много позже в замках появились широкие прямые лестницы.


Генрих 3, сын Катерины Медичи, который был какое-то время выборным королём шляхты в Польше, но потом шляхта решила обходиться без короля, после смерти короля Франциска возвращается во Францию. В честь этого события во дворце Шенонсо устраивается торжество. Устроен бал-маскарад, все переодеваются. Генрих 3 (он был нетрадиционной ориентации) переодевается в женское платье, на лбу у него диадема. «Глубина декольте не позволяла определить, кто перед вами: король-мужчина или королева – женщина», - говорили придворные. В одном из боёв Генрих 3 был тяжело ранен. Он завещал жене: «Никогда не уезжай отсюда». И королева оставалась здесь до смерти. В замке всё было закрыто чёрным крепом, сама же королева носила белый траур. Весёлая жизнь в Шенонсо закончилось. Потом замок передавали по наследству до Генриха 14, который покинул его ещё мальчиком. В 18 веке замок продали богатому человеку. Мадам Дюпен устраивала здесь вечера, спектакли. Здесь бывал Жан Жак Руссо. Это был центр аристократии, тех, кто проповедовал идеи революции. Во время революции замок не пострадал. В 1799г. мадам Дюпен в возрасте 93 лет умирает Замок вновь продан. Через несколько лет владелец тоже умирает. И замок снова продают богачу Гастону Минье. Во время 1-ой мировой войны в замке располагался госпиталь, во время 2-ой - пункт сбора партизан. Замок до сих пор принадлежит роду Минье, и надо сказать, что владельцы содержат и дом, и парк, и все подсобные помещения в идеальном порядке. Конечно, у ценных исторических объектов должен быть конкретный владелец, патриот, человек честный и по-настоящему любящий то, что ему принадлежит.



На обратном пути мы заезжаем в бесплатный дегустационный зал. После дегустации многие купили много бутылок натурального французского вина. Пить будут, очевидно, в гостинице во время пребывания в туре, так как вывоз спиртного весьма ограничен даже по сравнению с прошлым годом.
Натуральное красное вино хорошо пить перед сном: оно чистит кровь, при его употреблении меньше сердечнососудистых заболеваний. Чтоб вино было высокосортным, выращивают всего 3 грозди (остальные – а их бывает до 20-и – удаляют). Поэтому высокосортное вино дорогое. Красное вино делают тоже из белого винограда. Для этого шкурки винограда 10 дней держат под солнцем, и они темнеют, потом их добавляют в вино. Во Франции пьют много вина. Разбавив вино в 3 раза, его дают и детям вместо различных напитков. По законам Франции в вино не добавляют ни сахар, ни дрожжи, ни спирт. Чтоб почувствовать вино, нужно задействовать уши, глаза, нос, язык. Уши – стукнуть бокал о бокал. Глаза – если вино блестит, оно молодое (меньше 2-х лет), матовое - более 5-и лет. Нос – чуть опустить нос в бокал – запаха быть не должно, 2-ой раз опустить нос, слегка взболтав бокал,– должен появиться запах. Язык. Попробовать чуть-чуть на язык – молчит. Сделать глоток и пополоскать во рту – почувствуешь вкус.


Внезапно разразился ливень.
Возле дегустационного зала живёт огромная старая собака, которая, похоже, питается подаянием туристов.
Холодно, временами дождь. Поскольку мы простудилась, а гостиницу уже покинули навсегда, то едем в небольшое поселение Версаль где находится дворцово- парковый ансамбль с таким же названием. Тайное согласование с гидом: не желающие ехать в Версаль имеют свободное время в Париже, и после Версаля их захватят в условленном месте.


Версаль. Всё началось с Людовика 14.
«Версаль» - в переводе «на грязи». До замков Луары скакать надо несколько дней. Где же охотиться? Людовик 13 поставить маленький домик, куда он берёт на охоту самых близких людей. Там, где находится Версаль, нет ни одной водной артерии. Позже здесь вырыли пруд. Когда Людовик -13 умирает, Людовику 14 всего 5 лет. Настоящий Версаль начался именно с Людовика 14. Людовик 14 правил 72 года. Рос он одиноким ,забитым ребёнком, был очень плохо одет Страной руководил кардинал Ришелье. Если бы не он, Франция была бы потеряна. Вскоре умирает и Ришелье, но он подготовил себе преемника – кардинала Мазорини, человека Энергичного, но жадного. Людовик 14. К 14-ти годам Людовик 14 в 14 лет решил, что надо изменить систему. Он распускает весь кабинет, кроме министра финансов Фуке. Одновременно со строительством королевского Версаля Фуке строит и для себя «Воле Виконт». Узнав об этом из доноса недоброжелателей Фуке, король требует, чтобы Фуке устроил праздник в своём замке. Когда Людовик 14 туда приехал, он сразу решил участь министра: «В тюрьму!» Версаль, новую королевскую резиденцию, строили 40 лет. ( Тогда ещё не было столовых комнат, вообще не было туалетов, можно было мочиться куда угодно.) У Людовика было множество фавориток. Мадам де ла Вольер была прикрытием встреч Людовика 14 с женой брата. Женился на мадам де Монтеню, которая воспитывала его детей. В Версале был построен первый стадион, первый театр. Людовик -14 называл себя королём солнца. При рождении королевских детей, чтоб ребёнка не подменили, непременно должно было присутствовать 120 свидетелей, среди которых не должно было быть знакомых, т.е. хватали любого встречного. (Бедная роженица!)
Когда родился Людовик 14 и его подняли вверх, чтоб показать присутствующим новорожденного, все в один голос воскликнули: «Солнце!».



История с мадам Помпадур. Эта женщина не знатного происхождения. Сколько усилий ей пришлось приложить, чтоб влюбить в себя короля! В ярком красном шарфе она участвовала в скачках на лошадях. – глаз короля привлёк яркий цвет. Потом она вновь попалась ему навстречу в красном шарфе. Затем король подошёл к Помпадур на балу. Она отдалась ему в первую ночь и этим сразу разочаровала его. Помпадур долго билась за благосклонность короля и всё же, наконец, стала его другом. Людовик 14 пережил всех своих детей и внуков.



Когда королём стал Людовик-15, в Версаль приехал и Пётр 1. По этикету на приёмах короля обычно вносили в зал последним. Не зная этикета, Пётр схватил короля на руки, подбросил вверх и воскликнул: «Держу в руках всю Европу!». Ему навсегда отказали в дальнейшем в визитах. В 1720 Пётр 1 начинает строить по проекту Версаля Петергоф (стиль – французский классицизм).
Людовик 16 – последний король, который правил из Версаля. Это единственный король, у которого не было любовниц. Он и королём был слабым. Его и его жену Марию Антуанетту (у которой в отличие от мужа была тьма любовников) во время революции арестовали и через два года казнили. Версаль разграбили.


На площади перед Версалем статуя Людовика 14 на каблуках и в парике. Почему появились парики? В них ползали вши, которых тогда было много, потому что тогда ещё люди не мылись.

.
Здесь, в поселении Версаль, есть Кафедральный собор Святого Людовика. Он имеет форму креста. Треугольный фронтон с королевским гербом и позолоченным крестом. Собор открыт, никого нет, служителей тоже не видно. Чьи-то Гробницы. Огромный орган. Здесь мы, кашляя, пережидали назначенное время. Напротив собора небольшая аптека, и я сбегала туда, чтоб купить очень дорогие по нашим деньгам горчичники. Поскольку языка я не знаю, то, кашляя и держась за горло, попросила дать мне какое-нибудь лекарство без рецепта. Получила какие-то леденцы.

Часть 10 П А Р И Ж

До Парижа нам ещё 200км. Мы едем по тоннелю (авторуту), а над нами взлётная полоса аэродрома Шарля де Голля. Через каждые 100м улицы меняют свои названия. Все авторуты (есть протяженностью до 3,5 км) выходят на улицы в центре Парижа. В северной части столицы проживают латино - американцы и арабы, их вообще здесь 40%. 1-я религия в стране – протестантство, 2- ислам.


У Франции богатое историческое прошлое. Некогда страну населяли кельтские племена галлов. Походы Юлия Цезаря в 50-х годах до н.э. завершили колонизацию Галлии римлянами. В Париже, выросшем на месте римской колонии Лютеции, сохранились развалины римских арен. В 5 веке здесь жили племена вестготов, бургундов и франков. От последних Франция и унаследовала своё имя. Самостоятельное французское государство возникло в середине 9 века, Территориально границы Франции установились в течение 15 -17веков. К этому времени сложился и французский язык, в основе которого лежит народная латынь – язык римских солдат и торговцев. Первый правитель Франции – король Холдинг, который прогнал римлян. Позже правили династии Каролиною, Капетингов. Французы – очень социально активные люди. Когда хотели увеличить выслугу – страна бастовала 6 месяцев и договорились лишь о половинном размере. Здесь выгодно увольняться, т.к. пока ты не найдёшь новую работу, прежняя фирма платит тебе зарплату.


Парижу более 20 веков. Его назывался вначале Лютенцией, потом Паризией и уже позже – Парижем. С востока на запад Париж рассечён Сеной. Имеющий форму кораблика остров Сите на реке – историческая колыбель и центр города, отсюда началось его. Город занимает площадь 105 квадратных км. Он стоит на семи холмах. В городе 20 округов, которые отражают его социальную прослойку. Например, Монмартр – дешёвый округ, здесь живёт больше всего эмигрантов. 16-ый округ представлен крупнейшей французской буржуазией, потомками аристократов. 6-ой округ – самый дорогой округ столицы.



На острове Сите, в самом центре города, возвышается один из первых и главных соборов Парижа – знаменитый собор Парижской богоматери, Нотрдам де Пари, величественный католический храм - блестящий образец готической архитектуры 13 века. Его считают «нулевым километром»: от него считают расстояние до всех пунктов города. Описать собор невозможно (тем более, если ты не владеешь архитектурными познаниями) : это что-то сказочное, воздушно-кружевное, украшенное скульптурами и красивыми витражами. На этом месте всегда, с самого начала 1-го тысячелетия были храмы. Нотрдам начал строиться в 11веке и строился почти 2 столетия. За это время сменилось множество архитекторов. Отсюда отправлялись в Крестовый поход рыцари, здесь короновался Наполеон. Однако в жизни храма были и тяжёлые времена: он разорялся, его даже превращали в продовольственный склад. Вы удивитесь, что спас его Виктор Гюго, написавший роман «Собор Парижской Богоматери». Роман не только сделал писателя знаменитым, но и привлёк внимание парижан к собору. Реставрировали храм более 25 лет. Он окружён легендами. Мастер, ковавший ворота, продал душу дьяволу, чтоб создать такую непостижимую красоту. Всё призошло за одну ночь. Утром мастера нашли возле ворот без чувств. Придя в себя, он стал мрачен и неразговорчив, а вскоре и вовсе вначале лишился речи, а потом умер. Вторая легенда касается колокола. Колоколов в соборе много, и все они имеют разные голоса и имена. Самый большой из них весит 13 тонн. Его очень трудно раскачать, и потому звонят в него крайне редко. Легко справлялся с ним лишь горбун по имени Квазимодо, который жил на колокольне.

. Гид назвал Собор Парижской Богоматери местом необычайной силы.

(Между прочим, в каждом городе Франции есть свой Нотрдам де…-и дальше следует название конкретного города.)
Высота собора – 87м. Здание имеет 3 портала (для грешников, для ангелов и посредине – для девы Марии). На основном портале – рельефные рисунки Страшного Суда, на одном из боковых – Пречистая Дева с младенцем, на другом –Дева Мария. Высокий шпиль украшен фигурами апостолов и животных. Барельеф украшают каменные фигуры демонов. И это не только украшение: фигуры скрывают трубы для отведения осадков. На гигантских дверях-воротах необыкновенной красоты кованые звери. Крыша представляет собой большой купол. Вход в собор бесплатный. Внутреннее помещение поражает своими размерами. Оно представляет собой крест. Необычайной красоты гигантская люстра. И вообще, красота неописуемая. Народу в соборе тьма.

Голуби на площади возле собора чувствуют себя весьма свободно. Их здесь множество. Они садятся людям на голову, плечи, по несколько экземпляров на вытянутую руку и охотно позируют.

Здесь же, на Сите, был королевский дворец и много тюрем. Очень интересна семейная история короля Филиппа Красивого из династии Капетингов. Филипп был очень деятельным королём, много участвовал в военных походах. У него было 5 детей: 3 дочери и 2 сына, один из которых был «голубой». Должного внимания своей жене король не уделял по причине отсутствия свободного времени. Скучающая королева нашла себе развлечение. Каждую ночь ей приводили в высокую башню нового юношу, а наутро его убивали и сбрасывали с башни вниз. (Совсем, как у грузинской царицы Тамары.) Король узнал об этом и с тех пор стал брать жену с собой в военные походы. С наследованием были проблемы: один сын «голубой», а второго, по словам самого Филиппа Красивого, «неизвестно, кто его зачал». Новая династия – Валуа. Средневековье. Франциск 1 привозит из походов картины Леонардо да Винчи и помещает их в королевский дворец Лувр – так было положено начало музея, который отстраивался в стиле ренессанс. У Франциска 1 были два сына: Франциск-2 и Генрих-2. Коронован был Франциск-2. Его женой была Екатерина Медичи (умная итальянка из рода Медичи-врачей). Екатерина сделала много для развития культуры и науки во Франции. Она привезла сюда звездочётов, итальянскую кухню, сама придумала бюстгальтеры и женское седло. Однако муж её не любил. В стране идут жестокие войны между протестантами (гугенотами) и католиками. Хитрая Екатерина выдала замуж Маргариту Валуа за Генриха- 4, противника гугенотов. Свадьба длилась 5 дней, и все 5 ночей убивали гостей-гугенотов и сбрасывали в Сену, воды которой стали красными от крови. Властная Маргарита Валуа, боясь утратить власть, убила всех своих детей. После её смерти Валуа больше нет.


Королём становится Людовик-13, при котором власть практически принадлежит кардиналу Мазорини, много сделавшему для упрочения Франции. На следующего короля, Людовика-14, было 16 покушений

Людовик возненавидел Лувр, бывший королевской резиденцией. И для него отстраивают новую королевскую резиденцию – Версаль (за пределами Парижа), которая строилась 40 лет. Но и Людовик 14 правил 72 (!) года начиная с 14 лет. Король любил Францию, а Франция любила своего короля. При Людовике-14 Париж перестраивается. Король распустил весь кабинет министров, заявив: «Государство – это я», оставив только одного министра финансов – Николая Фуке, умного, честного, умелого. С Фуке начинается во Франции стиль классицизм. Но у умных всегда много врагов. Королю пишут множество клеветнических доносов на Фуке. Посетив замок Фуке – Версаль в миниатюре - раздосадованный король поверил в воровство своего честного министра, затем последовал арест, пытки и… железная маска. ( В замке Фуке я была в прошлую поездку.) После Людовика 14 на трон пришёл Людовик-15. В отличие от своего предшественника он говорил: «После меня хоть потоп». Он пил, развратничал. Его фавориткой была мадам Помпиду, которая была рядом с королём всю жизнь, и после того как он оставил её как любовницу, она сама подбирала ему женщин, соответственно наставляя их. Последний король, Людовик-16, правил из Версаля. Он был слаб как мужчина, и это сказалось на всей его деятельности. Королева Мария Антуанетта интересовалась только развлечениями. На время правления Людовика-16 пришлась французская революция 1789г. Спровоцировал её сам король. Ему надоела Бастилия в Париже, и он за какие-то незначительные деньги нанял каких-то людей, чтоб они разрушили крепость. К ним примкнули недовольные и пошли на Версаль. Короля и королеву посадили в тюрьму в разные места и в 1792 году их и ещё 3000 человек казнили. Все церкви, кроме Нотрдам де Пари, уничтожили, а Нотрдам разрушили не до конца, т.к. он считался Домом разума. Наполеон Бонапарт вначале поддерживал революцию, а потом, в 1804 году, сам короновался как император в Нотрдам, (который, кстати, был реставрирован на деньги от книги В.Гюго «Собор Парижской богоматери», а потом сам Гюго был вынужден покинуть Париж и уехал в Брюссель). Наполеон многое сделал для Франции, расширив её территорию. Конец его жизни печален: вначале он был сослан на о-в Эльба, возвращён, а после поражения при Ватерлоо сослан на о-в Святой Елены, где и был отравлен. В 1830г. во Франции вновь произошла революция. И Франция снова стала королевством. При Луи Филиппе Орлеанском (ветвь Бурбонов) очень быстрыми темпами развивается наука. В 1848гг снова революция. Наполеон-3 перестраивает весь Париж, уничтожает узкие улочки, где было удобно устраивать баррикады. Введён в действие первый водопровод (до этого воду брали прямо из Сены и развозили по городу). Появились первые газовые фонари. Улицы 12-ю лучами расходятся от центра. Однако с годами Наполеон-3 зазнался. Желая просто померяться силами с Бисмарком, он развязывает войну с Пруссией, проигрывает её. Франция теряет провинции Эльзас и Лотарингию. Сам Наполеон-3 взят в плен. С 1889г. Франция становится республикой
Вблизи Сите, на левом берегу Сены, расположен Латинский квартал – крупнейший во Франции центр учебных заведений.
Эйфелева башня, на которую я поднималась в прошлой поездке. ИсторияЭйфелевой башни такова. Франция собиралась праздновать 100-летие французской революции, к которой предлагалось построить на Марсовом поле павильоны для демонстрации достижений в различных сферах хозяйственной и культурной жизни. Для этого в 1884г была создана специальная комиссия. Необходимо было придумать самый величественный в мире вход на выставку. Предлагалось сделать 100-метровую гильотину, огромную лейку, поливающую сад. Архитектор Эйфель представил свой проект - 300-метровую вышку, которая задумывалась как высочайшая в мире, как символ самой мощной в мире страны. Комиссия вначале повертела пальцем у виска, но «по блату» (как это водилось всюду и во все времена) проект приняли. Башня строилась 2 года и 2 месяца Она произвела фурор, хотя явно не вписывалась в архитектурный облик города. Но с неё виден весь Париж. Французская элита стала называть это архитектурное сооружение «эта гадость», «ужасная громадина». Стали собирать подписи против существования башни. В числе подписавшихся за снос были Мопассан, Золя, Дюма и ещё 297 известных личностей. Мопассан ненавидел её настолько, что 6 раз менял в Париже своё место жительства, чтоб только не видеть башню. Писатель и сам поднимался на неё, аргументируя это тем, что «это единственное место, откуда сама эта гадость не видна». Башне выдали лицензию на 20 лет, после чего должны были разобрать. Но сторонники её нашли башне практическое применение: появился шпиль с радио-, а потом и телеустановками. Теперь высота башни 308м 18см. Чтобы подняться на неё, нужно преодолеть 1789 высоких ступеней, но экскурсантов поднимают, конечно, на лифте. Башня на рессорах, качается (люфт 80 см). В Эйфелевой башне 2 000 заклёпок – тогда столько жителей было в Париже. Некогда весьма нежеланная, сегодня Эйфелева башня стала символом Парижа. Это самый посещаемый монумент мира, ежегодно на неё поднимаются 8 600 000 человек.
С 21 часа ежедневно начинается 5-минутное мерцание башни, которое обходится городской казне в 23 000 евро. До 1931г. это была самая высокая башня в мире, а в 1931г. в Нью-Йорке построили башню высотой 381м.
Неподалёку от Эйфелевой башни, на Марсовом Поле, сооружена из прозрачных 9-метровых пластин Стена Мира, на которой на 49 языках написано слово «мир».
А это известный по первой поездке магазин – музей «Фрагонард».
Возле фонтана мы временно расстаёмся: одни идут в Лувр, другие (в том числе я) – самостоятельно в парк Тюильри.
Лувр – это центр города. Когда-то Лувр был укрепительным сооружением в крепостной стене. Сейчас это национальный музей. Недавно во дворе музея, чтобы разгрузить вход в него, был построен новый вход – пирамида из 666 кусочков стекла (666 означает «дьявольское место»).В Лувре я была в прошлый раз, как и на Эйфелевой башне, и на Монпарнасе.
Рядом с Лувром начинается парк Тюильри. В нём Триумфальная арка Наполеона. На пути к ней мы минуем ещё 4 Триумфальные арки. Вход в парк – очередная Триумфальная арка. Множество самых разнообразных скульптур. Масса водителей различного рода транспорта предлагают свои услуги посетителям парка.
Пройдя через весь парк, мы оказываемся на большой площади. Это площадь Согласия, за которой начинаются знаменитые Елисейские поля. По всему периметру площади расположены 8 скульптур женщин, представляющие 8 значительных городов Франции. В центре площади возвышается гигантская стела с остроконечным завершением. Ей более 3000лет. Подарил её не так уж давно египетский король. Раньше на этом месте была гильотина. Здесь отрубили голову Робеспьеру, Дантесу, королю и королеве. По обе стороны от обелиска большие фонтаны, похожие на наш фонтан «Дружба народов» на бывшей ВДНХ.


Возвращаемся по противоположной стороне парка к месту встречи с группой. Мы едем в район Опера, 1-ый округ Парижа. Первая опера появилась в самом Париже только при Наполеоне-3, до этого оперы ставились в Версале. Сегодня Гранд Опера – главный театр Парижа и одна из величайших оперных сцен мира. На его сцене играли многие знаменитости. Здесь выступали Нуриев и Нежинский, Шаляпин и Галина Вишневская. Над декорациями трудился сам Пикассо. Театр построен на бывшем озере. Он поражает своим торжественным видом. Интересная деталь: одна из скульптур вверху на углу фасада является не только элементом украшения, но и играет роль громоотвода.
Холм Монмартра: мон – холм, мартр – мученик, т.е. это холм мучеников, на нём много казнили. 109-метровая башня Монмартр построена на холме Монмартр, возвышающемся на 200-метровом холме. Итого, высота на смотровой площадке башни – 309м. Отсюда виден весь Париж, все его достопримечательности. На вершине башни оборудована площадка для посадки вертолётов.


Театр Сары Бернар. Поклонники называли великую французскую актрису Сару Бернар «божественной Сарой» из-за её удивительного, чарующего, «серебристого» голоса. Розина Бернар (таково настоящее имя актрисы) получила музыкальное образование и готовилась стать певицей. Но судьба распорядилась иначе, и Розина стала драматической актрисой Сарой Бернар. Репертуар актрисы отличался необыкновенным разнообразием. Одна из самых знаменитых её ролей в театре – главная героиня в «Даме с камелиями» А.Дюма. Она играла в «Федре» Расина, в «Короле Лире» Шекспира. Сара переиграла почти весь классический репертуар, участвовала и в пьесах новых авторов. Кроме великолепного голоса актриса обладала и в прекрасной внешностью.Поэтому она стала первой из великих актрис, которая снялась в кино. Однако в 1915г. во время съёмок фильма «Тоска» она повредила колено, и это несчастье во многом повлияло на её дальнейшую творческую судьбу. Спустя несколько лет, не в силах больше терпеть мучительные боли, Сара согласилась на ампутацию ноги. Но даже и после этого Сара некоторое время продолжала выступать на сцене, выбирая роли, которые можно было играть сидя. Она покинула сцену в 1922г., когда ей исполнилось 78 лет. Сара Бернар была эпатажной женщиной. Жила она прямо в театре, спала в гробу, к каждому обеду ей делали декорации той или иной страны, того или иного места, той или иной эпохи.

На Вандомской площади (вокруг самые дорогие и самые модные магазины) возвышается 44-метровая Вандомская колонна, отлитая из 120 австрийских и русских пушек, взятых Наполеоном 1 в увенчавшейся победой битве под Аустерлицем. Прежде на этом месте 100 лет стояла статуя Людовика 4. Колонна украшена 70-ю барельефами. На вершине её статуя Наполеона 1. Её снимали дважды. Против статуи выступали многие известные личности, в том числе Кант, Ламартин, Гёте: «Это кровавый ручей в мирном саду». Внутри колонны лестница, по которой можно подняться прямо к Наполеону.


• В Париже тоже есть квартал красных фонарей без афиширования, где есть магазины «Всё для секса», но всё как-то тихо, пристойно. Во Франции на окнах жалюзи, т.к.французы ревностно относятся к частной жизни.
.
Бульвар – слово французское – это насыпные валы, теперь это прогулочные зоны. В Париже более 400 бульваров, но самый известный во всём мире – бульвар Монпарнас. На бульваре Монпарнас в своё время очень прочно обосновались импрессионисты. Искусство их было непривычно людям, было необычным, и потому картины их расходились с трудом и за грошовую цену. Художники считали, что им повезло, если за их творения хозяин кафешки позволял им пообедать. Один из таких хозяев, желая подчистить свою кладовую, где накопилось много «бумажного хлама», в числе прочих сжёг многие картины Модильяни. Ни одной картины Ван Гога при его жизни не было продано.

Канкан родился во Франции. В Париже 2 известных во всём мире кабаре –" Лидо" и" Мулен Руж". 2 женщины из нашей группы были в "Мулен Руж" – в восторге.
Название кафе «Бистро» тоже пришло к нам из Франции, но родоначальники его – русские. Когда они заняли Париж, они повоюют-повоюют на улицах, потом забегают в кабачок с криком «Бистро!» и вновь бегут воевать. Так и прижилось это название.
В Париже тоже есть квартал красных фонарей без афиширования, где есть магазины «Всё для секса», но всё как-то тихо, пристойно.
Во Франции на окнах жалюзи, т.к. французы ревностно относятся к частной жизни.


Величественный Дом Инвалидов. Построен он при Людовике 14. После многочисленных войн в стране было много старых, увечных бедных солдат. Они попрошайничали или воровали. Тогда король решил собрать их в одном месте. Дом инвалидов принял первых жильцов через 6 лет, а в целом строительство продолжалось 33 года. Размеры здания колоссальные. Только коридоры имеют протяжённость 15км. Это город в городе с большим количеством обслуживающего персонала. Вначале туда брали солдат, прослуживших 10 лет, потом увеличили стаж до 20. Дом инвалидов поднял престиж армии: теперь не нужно было беспокоиться о тяжёлой старости. Дисциплина в заведении строгая, за нарушение наказывают вплоть до отчисления. Наполеон, придя к власти, всячески украшал внешний вид Дома. Возле здания много трофейных и французских пушек. При Доме Инвалидов есть собор, где в шести гробах, подобно «матрёшке», лежит Наполеон Бонапарт, здесь похоронены 3 его брата и единственный сын, Бонапарт-2. Здесь же покоится прах многих маршалов и генералов. В соборе стоят 12 статуй – 12 побед Наполеона. Здесь же великолепная коллекция оружия.
И сейчас ещё в Доме инвалидов проживают до 10 000 солдат, участников Великой Отечественной войны и Сопротивления, для которых организовано великолепное питание, ежегодно каждого из них вывозят на Лазурный берег, 2 раза в неделю им привозят девочек из Лидо. Но во многих помещениях теперь расположены музеи.


С тыльной стороны дворца, напротив него, находится музей Родена.
Мы проезжаем по самому красивому мосту Парижа. Его венчают две скульптуры женщин – Сена и Нева.
Проезжаем мимо двух стеклянных дворцов. Строили их как перманентные (временные), но они стоят до сих пор и в них проводят передвижные выставки, читают лекции.

Ух, устали так, что информация больше не воспринимается. Скорей бы до кровати!

Часть 9 Г О Л Л А Н Д И Я

Прибыв в Росток, сразу пересаживаемся в автобус. Нам предстоит переезд в 790 км в столицу Голландии – Брюссель. Едем мимо ухоженных полей с огромным количеством трёхлопастных ветряков. Их по всей Европе несчетное количество. В то время как мы открываем очередные блоки на АЭС, Европа думает о безопасности и ищет новые источники энергии. Мы видели и несколько солнечных батарей.
Зеленеют листья на деревьях и кустарниках, цветёт придорожная вишня. Деревья на заправочных станциях аккуратно обложены сухим навозом.

Площадь Нидерландов примерно равна площади Московской области. В Голландии появилась первая на континенте Европы железная дорога. В 1956г. в Голландии был впервые использован атом в мирных целях. Это единственная страна, где освещены на всём протяжении все трассы. Прежде за освещение платила королева, теперь – государство. В стране 3 языка: фламандский, немецкий и норвежский. Чтоб устроиться в Голландии на хорошую работу, надо знать 4 языка. А так – прачка, официантка за 400 – 500 евро в месяц. После революции 1831г. Голландия стала самостоятельным государством, сразу начались свои династии. В Голландии 9 провинций. Правят здесь король и королева. На службе в Голландском королевстве всегда были пираты.



В этой стране каждый второй день дождливый. Каждый третий – туманный.. Из 365 дней года 300 пасмурных. «Нидерланды»- в переводе значит «низкие земли». Действительно, две трети территории страны лежит ниже уровня моря и лишь одна треть лишь незначительно возвышается над ним. Чтобы защитить себя от моря, голландцы создали целую систему дамб, плотин, каналов и шлюзов. В среднем дамбы возвышаются над поверхностью земли на 6-8м, однако некоторые из дамб достигают 15м высоты и 100м ширины. Страну пересекают две полноводные реки – Рейн и Маас. В ряде мест они текут не только выше полей, но даже выше жилищ. Как же получилось, что люди живут ниже уровня моря, а реки текут где-то вверху? Территория Голландии постепенно опускается примерно на 1м в столетие. Защищать свои земли от наступления моря голландцы начали уже в 12 столетии и продолжают это делать сегодня. Но они не только защищаются от моря, но и отвоёвывают у него новые земли, тяжёлым, упорным трудом, создавая польдер за польдером (осушенные участки земли). Делается это так. Насыпью отгораживают часть моря или залива. Затем откачивают воду и снимают на большую глубину грунт. Старую землю, которая просолена морской водой, оставлять нельзя, так как соль вместе с подпочвенной водой поднимется на поверхность и убьёт всё живое. Вместо вынутой земли привозят и насыпают новую. Вот каким трудом достигается богатство страны и народа. В Нидерландах самый высокий уровень национального дохода. А мы имеем необъятные просторы, массу полезных ископаемых и влачим в большинстве своём нищенское существование. Создание польдеров – жизненная необходимость: Голландия - маленькая страна, а население примерно равно населению Дании, Норвегии и Финляндии, вместе взятых. В стране одна из самых высоких в мире плотность населения. Здесь высокоразвитое сельское хозяйство. В Голландии получают высокие урожаи пшеницы, картофеля, свёклы. Во всём мире известна голландская порода коров. Страна занимает третье место в Европе по импорту сельскохозяйственной продукции. А кто не слышал про голландские тюльпаны?! Торговля цветами – важнейшая статья государственной экономики. Одновременно Голландия – и высокоразвитое индустриальное государство. В стране действуют крупные монополии, имеющие мировое или европейское значение В их числе такие гиганты, как нефтяной концерн «Ройял датч-Шелл», радиоэлектронный концерн «Филипс», химические концерны «Юнилевер» и «АКЗО» и другие. В стране более 5 алмазных фабрик, теперь главные из них находятся в г. Антверпене. С морем борются, защищая страну от его наступления и отвоёвывая у него новые земли, но это не нарушает многовековой дружбы голландцев с морем. Развитие морской торговли и торговли по Рейну привели к тому, что в 16 веке Голландия стала одной из передовых в экономическом отношении стран Европы. Голландский флот этого времени становится больше флота всех стран, вместе взятых. В эту страну неоднократно приезжал Петр1. Он знал голландский язык и хотел внедрить его в России. Кстати, слова «стул», «утюг», «зонтик» и многие другие, как и предметы, их обозначающие, пришли к нам из Голландии. Пётр сам и его приближённые учились здесь корабельному делу. В С.-Петербурге на набережной стоит памятник Петру1 –плотнику. Он выполнен и подарен голландцами. Домик Петра (когда он трудился здесь на верфи под видом плотника) с двумя окошечками и маленькой изразцовой печкой сохранился в Голландии до сих пор. Кунст-камера в Петербургском Музее этнографии началась с экспонатов, привезённых царём из Голландии. В Эрмитаже богатейшая коллекция полотен голландских мастеров, купленная Петром 1. Сестра Петра1, Анна Павловна, была выдана замуж за короля Голландии Вильгельма. Анна Павловна владела пятью иностранными языками, была умна и очень добра. Венчание проходило в Петербурге. Муж оказался добрым и расточительным человеком, рано умер, оставив семью без средств. Тогда Анна обратилась за помощью к России – продала картины. С 1813г. королями стала династия Оранжских (Вильгельмы, Леопольды).
Исторический путь страны отмечен многими противоречиями. Она была какое-то время колонией Испании, а после освобождения сама создала огромную колониальную империю. В Голландии произошла первая в мире буржуазная революция, в результате которой была провозглашена Республика Соединённых провинций, власть перешла к парламенту. Сейчас в Голландии конституционная монархия. . Более 100 лет Голландия проводила политику нейтралитета, сейчас же входит в блок НАТО. Вера: здесь кальвинизм и католицизм. Здесь самые дешёвые машины: 200-300 евро. Служат машины (по закону) не более 8 лет, потом их под пресс, за что владелец должен заплатить 300 евро. Поэтому они бросают машины прямо на обочине дорог. А русские покупают в конторе липовые документы и гонят машины в Россию


Въезжаем на территорию Нидерландов (Голландии). Здесь уже всё зелено. На лугах гуляют пёстрые, бело-рыжие коровы. Интересно, что здесь много и пёстрых, чёрно-белых лошадей. Возле дорог в большом количестве растёт вереск. Здесь необыкновенные сосны: корявые, развесистые, с будто срезанной верхушкой. Некоторые из них растут как кустарник. На озёрах и прудах, мимо которых мы проезжаем много лебедей, гусей и уток.

Проезжаем Амстердам. Дамба на Амстеле – отсюда название города .5млн брёвен вбиты в землю. Это основа будущего Амстердама. 1279г. – дата основания города. Вдоль каналов и сейчас стоят дома 17-18в.в. Все дома стоят на сваях, вбитых в почву на глубину 11-17м, чтоб сваи были в воде, иначе они сгниют и дома станут плавающими. Здесь около 3500 домиков на воде. Особенно много их появилось после войны, т.к. было плохо с жильё.. Озеро в середине города засыпали, и теперь это площадь Дамль. У города великолепное географическое положение. Много водных такси, 140 корабликов, множество водных велосипедов, лодок-салонов с открытой палубой. Есть и плавучие отели. На набережных каналов много мини-пристаней. 45% жителей Амстердама – местные. Их квартиры можно узнать по отсутствию занавесок. На окнах переселенцев занавески.
.. Брюссель – это перекрёсток Европы. Если поставить циркуль с ножкой в 600км, то внутри окружности окажутся Лондон, Париж, Гаага, Бонн, Люксембург, Бёрн, Дортмунд и Ливерпуль. В Брюсселе штаб-квартира НАТО и ЕЭС. Вокруг Брюсселя 4 кольца дорог. Бельгийцы всё «сдирают» с французов: бульвары, как во Франции, железнодорожный вокзал, как во Франции, Куб, как перед Лувром., есть собор САКРЕКЕР , как в Париже на Монмартре – изделие из стекла и бетона.


Разнообразие архитектуры домов (которые здесь, как и во многих государствах Европы, вплотную прилепляются друг к другу, т.е. одна стена общая) и различная их окраска раньше облегчали работу почтальонов, т.к. нумерации домов не было. В городе более 1500 мостов. На каналах «припарковано» 3500 яхт, которые являются либо жилищами, либо ресторанчиками. Если это жилище, то в нём все удобства, к нему проведены все коммуникации. Но это и недостаток: поплыть эти яхты уже не могут. Таких домиков появилось много после войны, когда было плохо с жильём, Потом в плавучих домах селились эмигранты, теперь же это стало модой. Содержать такие дома недёшево: коммунальные услуги, аренда территории, уход за судном. Вдоль каналов сохранились дома 17-18в.в. Все дома на сваях, вбитых в почву на глубину 11-17м, чтоб сваи были непременно в воде, иначе они гниют и дома станут плавучими.
На холме со срезанной верхушкой, находится железнодорожный вокзал. Улицы расходятся от вокзала лучами. Их параллельно пересекают четыре больших канала.площадь Испании Маленьким же канальчикам нет числа. По ним постоянно снуют пароходики, катера и яхты.


На площади Испании памятник Дон Кихоту и Санчо Панса, сидящим соответственно на старой кляче и ишаке. Почему площадь Испании? Брюссель - город-побратим Мадрида. Постамент памятника - стол на одной ножке (говорят, что такой постамент – защита от вандалов) . Смотрят сервантесовские герои в сторону Ратуши.
Чуть ниже – памятник мужчины с собачкой. Это памятник бургомистру, который отстоял исторический центр города, когда король Леопольд хотел стереть его с лица земли и начать здесь грандиозное строительство.
По пути к Ратуше проходим барельеф как бы зависшего в воздухе умирающего человека. Это поэт, защитивший Брюссель в 14в. и погибший в бою. Туристы считают, что если провести рукой от головы до ног поэта – сбудутся все желания. Да, это делают все проходящие, и статуя просто сверкает. Впрочем, памятники такого назначения (потрогай – сбудется) есть в каждой стране, посещаемой туристами.
Знаменитая площадь Гранд-Плас ( Ратушная площадь). Здесь всегда толпы народа.
Одна из сторон площади – городская Ратуша.Она считается самым красивым в мире кружевным зданием (украшена кружевами из камня), а вместе с нею - и самая красивая кружевная площадь. На фасаде здания более 300 скульптур: правители, всадники на конях, святые и даже пьяные монахи. Несимметрично в середине Ратуши возвышается дозорная башня, которая видна практически из всех точек города и служит ориентиром. На вершине башни позолоченная фигура Святого Михаила. Напротив Ратуши – Дом короля. Короли здесь не живут, но когда-то какой-то из королей подарил этот дом городу. Иначе его называют Хлебным домом: когда-то здесь были хлебные ряды. Ещё с двух сторон площади – «дома гильдий». Сейчас это частные дома. Поскольку прежде каменных домов в городе было мало, то номеров они не имели и назывались по имени владельца или по маленькой статуте над входом или изображению на фасаде. На Ратушной площади устроена сцена, где по вечерам играет оркестр. С подсветкой по вечерам площадь выглядит необыкновенно красиво.

Неподалёку от площади есть скульптура «Мадам Шапо» (героиня спектакля, которую играл мужчина). Говорят, что если ей в кошелёк положить денежку – разбогатеешь.
С площади выходишь на узкую длинную галерею. Это самая первая в Европе крытая торговая улица. Вдоль неё расположены магазинчики.

По поводу «Писающего мальчика» существует три легенды. 1-я: В богатой семье пропал мальчик. Когда его нашли – он писал. 2-я: мальчик занимался этим делом возле дома ведьмы, и та, увидев, превратила мальчика в камень. 3-я легенда более романтичная. Французы заняли город, а уходя, решили подорвать оставшиеся дома. Они заложили взрывчатку, подожгли бикфордов шнур и ушли. Когда пламя почти приблизилось к взрывчатке, из одного из домов выскочил мальчик и пописал на шнур. Так был предотвращён взрыв.
Говорят, что в праздники мальчика одевают в разные костюмы (их более 80). В некоторые праздники струю воды заменяют пивом или вином.




30 апреля в Нидерландах праздник – день рождения королевы, не нынешней, а Юлианы. Срезают тюльпаны, делают из них фигуры, а королева традиционно дарит бочонок селёдки. Потом начинается праздник. Транспорт в этот день не работает. Проходит парад, на котором все сексуальные меньшинства «изгаляются» как угодно. Мужчинам в этот день можно писать прямо в каналы. Вообще для мужчин прямо на улице везде писсуары. Там может справить малую нужду и женщина, предварительно приобретя в аптеке треугольную картонную коробочку. На заправках прямо на стене таблички – «Писать здесь». Во многих местах нет тротуаров, а там, где есть ,пешеходные дорожки очень узкие, на них растут деревья, и, когда идёшь по дорожке, нужно постоянно лавировать. Зато много велосипедных дорожек, обозначенных знаком – велосипед. Велосипеды здесь «паркуют» где и как угодно, даже подвешивают к перилам мостов, просто бросают.Человек может просто взять чужой велосипед, проехать до нужного ему места и бросить не со злого умысла, а так.


Голландия – страна, где вовсю процветает разбой. Это одна из первых стран, где были разрешены однополые браки, поэтому здесь много различных сексуальных меньшинств. В столице есть официальные улицы «красных фонарей», где и правда на фасадах домов горят красные фонари.
Здесь разрешены лёгкие наркотики, но можно достать и тяжёлые. Поскольку торговля наркотиками свободная, то покупатель, чтоб его не обманули, берёт с собой полицейского, при котором, конечно, товар отвесят правильно. В кафе на обратной стороне меню – цены на продаваемый там наркотик. В стране более 400 кафе-шопов. На барной стойке лежит меню наркотиков. Новички заведений принимают наркотики под присмотром полиции: как бы чего с человеком не вышло! С 2008г. в стране запрет на табакокурение, но можно курить кальян. Проституция в стране легализована.В определённом квартале горят красные фонари. Под такие дома отведены первые этажи домов. Наружная стена стеклянная, разгороженная перегородками, где находятся небольшие комнаты с кроватью и раковиной. Мы с гидом совершили экскурсию в квартал Красных фонарей, прошлись по улочкам квартала. Местные жители проходили мимо окон спокойно, равнодушно. Нас предупредили, что фотографировать жриц любви нельзя: они могут выскочить из комнаты и разбить фотоаппарат. Если в комнате «идёт процесс», опускается тёмно-вишнёвая штора. Свободные девушки стоят почти полностью обнаженные вплотную к окнам , улыбаются и пальцем манят проходящих мимо представителей мужского пола. Все девушки красивые, молодые. Мы видели одну почти совсем ребёнка. Лишь в одном окне стояла несимпатичная женщина лет 40. Нам объяснила гид, что пожилые женщины тоже востребованы. Потому что мужчины в возрасте часто комплексуют и не решаются зайти к молоденькой девушке. Стоимость девочки от 35 до 50 евро за традиционные 15 мин. Если время истекло, мужчины, чтоб не переплачивать, выскакивают на улицу голым. Проститутками этих женщин не называют, это свободные предприниматели. У них даже есть союз свободных предпринимателей. При входе в красный квартал стоит памятник свободной предпринимательнице. На его открытии присутствовал сам король ( на тот момент на престоле был мужчина).
Среди тротуарной плитки есть плита с символом квартала.
Здесь же разгуливают в поисках партнёра геи.
Рядом с кварталом красных фонарей расположены обычные жилые дома, и по утрам родители ведут мимо этих окон детей в детский сад и подростки идут в школу. Все смотрят на это как на обычное явление.


Неподалёку от улиц красных фонарей есть так называемые бвигенхофы – дома женщин общин, которые не совершили постриг. Это комнаты для пожилых женщин. Там тишина и покой.
Началось создание этих общин с того, что жёны погибших моряков, не зная, как им прожить дальше, сдавали всё своё скудное имущество в общину, и их обеспечивало государство. Ранее в столовой основного здания питалось до 700 человек. На кухне были такие гигантские котлы, что подниматься к ним нужно было по лестнице. Теперь в этом здании находится музей. Вообще же сегодня общине принадлежит 40 строений и 2 церкви. В конце 20 века умерла последняя из «монахинь», но центр существует. Здесь находится старейшая голландская протестантская церковь, в которой похоронен Рембрандт. Каждый вторник ровно в полдень раздаётся звон ёё колоколов. Здесь же хранится дневник маленькой еврейской девочки Анны Франк, которая описывает ужасы времён французской оккупации. Семья попала в концлагерь, где и погибла.


Мы проехали на маленьком речном трамвайчике по каналам. В городе сохранился мост 1691г. Это «Поющий мостик.» Первоначально он был очень узким, можно было едва разойтись двум человекам. Говорят, его построили для встреч на собственные деньги две сестры, жившие по разные стороны реки. Сейчас мост расширили. Это один из известнейших мостов Голландии.
По ночам он очень романтично освещён, здесь любят встречаться влюблённые.
В Брюсселе музей восковых фигур мадам Тюссо. Начинался он с того, что возлюбленного этой женщины во время революции казнили на гильотине. Она взяла его голову и сделала оттиск. А потом и пошло...
Голландия уже 400 лет занимается обработкой бриллиантов. Есть музей бриллиантов, где бриллианты или изделия с бриллиантами можно приобрести. Мы посетили этот музей, но «постеснялись» что-либо купить и ограничились фотографированием витрин
.
Изрядно устав, заходим в кафе, где у нас гидом заранее заказан обед. (Видимо, у каждой турфирмы есть раз и навсегда заранее договорённые места питания для групп.) Владельцы кафе - бывшие выходцы из России. Кафешка уютная, накормили сытно и вкусно.

Часть 8 Д А Н И Я

Датское королевство когда-то занимало огромную территорию и было могущественным государством. Оно объединяло в 11 веке Данию, Норвегию и значительную часть Англии. Датские викинги совершали набеги на побережья Европы. В беспрерывных войнах Дания то теряла свои заморские владения, то приобретала новые.
Сегодня Дания- королевство. Язык датский. Государству принадлежит п-ов Ютландия и примерно 1000 островов (лишь 100 из них обитаемы), самым большим из которых является самый большой остров в мире - о-в Гренландия, который почти полностью представляет собой ледник. Королевство очень небольшое по территории, но в то же время одно из самых больших в мире за счёт острова Гренландия.
В королевстве Дания сменились 54 монарха. В данный момент королевой Дании является Маргрета Вторая. Никакой политической роли она не играет. Долгое время, уже будучи королевой, она работала художественным декоратором в театре, о чём и свидетельствует запись в её трудовой книжке. Нынешняя королева серьёзно увлекается живописью в разных жанрах, великолепно иллюстрирует книги, делает костюмы для королевского театра. Сын её, ныне принц, наследник престола, будет уже королём Фредериком 10. Он женат на австрийке. У них уже есть дочь – принцесса Изабелла.
С Россией у Дании «кровные» связи: супруга Александра 3 - Мария Фёдоровна – датчанка. Это мать Николая 2. Жили супруги в верности около 30 лет. Мария Фёдоровна была очень жизнелюбива. В годы первой мировой войны организовала госпиталя для раненых. Во время Октябрьской революции смогла выехать в Данию, где умерла в 1928г. Прах её захоронен в королевской усыпальнице королевского собора рядом с родителями. В 2004г. наше правительство совместно с православной церковью договорились с Данией о переносе её праха в С.-Петербург, где теперь она похоронена в Петропавловской крепости рядом с мужем. В Копенгагене была заупокойная месса, где присутствовали все члены королевской семьи. Прах привезли на датском корабле в Кронштадт, по пути следования в Петербург проходили заупокойные богослужения. В течение 40 дней была выставлена икона Божьей матери.
Самые известные люди – художник Бидструп и физик Бор.
Дания – страна велосипедов. В ней зарегистрировано 10 000 000 велосипедов. Велосипед можно взять напрокат. На руле каждого велосипеда карта Копенгагена. Опускаешь 20 крон в специальную прорезь на руле, берёшь велосипед, катаешься на нём и ставишь в любом месте. Поставил – и 20 крон выпадают тебе на ладонь. Именно из-за пользования велосипедами в Копенгагене нет пробок.
В стране идеально чистая экология. Национальная идея в Дании - трепетное отношение к природе. Дания – страна спокойная, не криминализированная. Политики и говорят, и делают одно и то же, нет ни малейшего расхождения между словом и делом. Нет напряжённости между верхами и низами – все стремятся быть ближе друг к другу. Очень много делается для детей, стариков и инвалидов. Датчане считают себя самой счастливой нацией. Здесь не люди должны иметь много денег, а должна отлично работать система, чтоб каждому человеку жилось хорошо. К войне датчане подошли разумно. Король обратился к народу, чтоб не сопротивлялись захватчикам во имя сохранения нации. Однако в 1943г. группа молодых ребят взорвала кинотеатр, организовала взрывы на железной дороге, потопила военный корабль. Начались гонения, особенно на евреев. Король участвовал в сбережении этой части своего народа, пришив, как и все евреи, на свою одежду шестиконечную звезду. За одну ночь была организована тайная переправа евреев через пролив в Швецию. Многие, пытавшиеся перебраться, держась за плавучее средство и находясь в воде, погибли.
Дания не умеет выбирать друзей. В своё время она была союзницей Наполеона, сейчас она поддерживала чеченских сепаратистов (в ней скрывался Дакаев ).
Копенгаген – самый большой город страны. В нём проживает1,5 млн жителей, что составляет одну треть всех жителей страны. Город основан в 12 в. как укрепленный замок. В 15в король украсил город замечательными постройками. Это круглая башня, биржа, ратуша. Город часто горел, и многие постройки новы. Восстановлена и несколько раз горевшая ратуша. В Копенгагене есть метро.
Ночью на пароме «Корона Скандинавии» мы прошли три пролива: Скагеррак, Каттегат и Аризонский. Частично задели океан, паром слегка качало. Мы видели в бухте яхту королевы Маргарет и неподалёку военный корабль сопровождения.
Столица Дании находится на островах, самый большой из которых – остров Зеландия.
1167г. епископ Абселон построил здесь крепость Кобен Хабен (что значит в переводе – датская купеческая гавань). Копенгаген – один из старейших европейских городов, ему более 850 лет. В столице много озёр. Вдоль морского причала идёт широкая аллея Лангелине - излюбленное место для прогулок.

У гавани на камне сидит маленькая задумчивая бронзовая русалочка, героиня известной сказки Андерсена. Это символ Дании. Скульптура установлена в 1911г. В 1910г. Карл Якобсен (это его знаменитое пиво «Карсберг») с женой были в театре на постановке сказки Андерсена «Русалочка», и после спектакля автор заказал архитектору Эриксону скульптуру героини сказки. Это подарок городу. Скульптура установлена в воде рядом с берегом. Но с 60-х г.г. прошлого века над ней было совершено несколько актов вандализма: ей отпиливали то голову, то руку, то обливали краской, а недавно зацепили тросами и скинули в воду.
Всюду вода, вода… Неподалёку от «Русалочки» находится фонтан богини Гефион. По легенде, богиня обратилась к богам с просьбой выделить ей участок земли под пашню. Те дали согласие, сделав оговорку, что она может взять себе столько земли, сколько успеет запахать за ночь. Тогда Гефион превратила в быков своих четырёх сыновей и пахала на них всю ночь. Теперь на месте распаханной земли находится озеро.
Рядом с фонтаном находится красивая англиканская церковь.
Аккуратные зелёные лужайки и нежные распускающиеся листья на деревьях.
Едем мимо глиптотеки – вместилища культур разных народов. Она создана на средства пивовара Якоба Якобсона (знаменитое пиво «Карлсберг»). Неподалёку (справа от глиптотеки) – здание биржи, построенное в 1620г.
Мы посещаем Королевскую площадь. Королевский дворец был построен за 6 лет. Это 4 дома, обрамляющие площадь. В этих домах и по сей день живут все члены королевской семьи. Король Христиан 4 сам проектировал дворец.
Посредине площади стоит памятник Фредерику 5. Каждый день в 11часов можно наблюдать шествие почетного караула по улицам города – и через полчаса смена караула. Совсем молодые часовые, которые не стоят на месте, а, сложив руки, ходят туда-обратно вдоль каждой стороны дворца, с четырёх сторон окружающего площадь. Будки, видимо, предназначены для плохой погоды.
Часовой не возражает, чтобы рядом с ним сфотографироваться, только знаком предупреждает, что очень близко подходить нельзя.
Здесь же, на площади, стоит церковь, которую строили 200 лет. Мрамор для её строительства привозили из Норвегии.
А это здание на берегу неподалеку от дворца, напоминающее китайскую пагоду, – подарок королю от китайского правительства. Сквер на набережной.


Мы проезжаем по Ньюхавену, неширокому каналу, у берегов которого пришвартовано множество яхт. По обеим сторонам стоят небольшие разноцветные домики, примыкающие друг к другу вплотную, как будто это один разноцветный дом. В одном из таких домиков жил Андерсен, а на противоположной стороне канала есть два дома, в которые он поместил героев своей сказки, Кая и Герду.
Канал заканчивается – и попадаешь на площадь, где, якобы, Снежная королева встретила Кая..

Главная улица Дании – улица Андерсена. Но вообще-то датчане считают, что Андерсен был психически больным человеком.
Главная арка здания датского Парламента.
Мы свободно входим во внутренний двор.
В Копенгагене 8 мэров (в городе 8 районов), они управляют городом коллегиально.
Во дворе очередной памятник очередному королю.

А теперь мы на Ратушской площади. Здесь самое высокое здание города - Ратуша. Оно построено из красного кирпича. Фасад его украшает позолоченная фигура основателя города. На одном из зданий на площади интересный термометр. Выше отметки +50 есть небольшая площадка, на которой находятся 2 девушки: одна с зонтиком, другая на велосипеде. В зависимости от погоды видна или одна, или другая. Мы видели – на велосипеде.
Слева от Ратуши находится колонна с двумя викингами – трубадурами. На этот счёт существуют две легенды. Одна: викинги затрубят, когда Дании будет угрожать смертельная опасность; трубы разбудят богатыря Ольгерда, и он спасёт страну. Другая: викинги затрубят, когда по Ратушной площади пойдёт невинная девушка. Так или иначе, но трубы молчат уже 100 лет.
На площади находится фонтан «Бык, раздирающий пасть дракону». Но в данный момент он не работает.. И, конечно, здесь, возле здания Ратуши, находится один из двух памятников Андерсену. Сказочник изображён сидячим. Лицо его обращено к парку «Тиволи». Бронзовые ноги Ганса Христиана сверкают. Из-за отсутствия высокого пьедестала любой ребёнок может забраться на колени сказочнику. Желающих множество. Мы, конечно, на колени не забирались, но сфотографировались рядом.
Неподалёку находится парк "Тиволи", открытый в 1948 году.
Это парк для детей с множеством аттракционов. В нём своё детское правительство. Но парк платный, и эта плата (по нашим меркам) довольно существенная. Однако мы в свободное время прошли его вдоль и поперёк и пообедали на открытой веранде.
Неподалёку круглое здание цирка. В настоящее время цирковых представлений в нём нет. Помещение используется для проведения концертов, театральных представлений, балетов и различных конференций.
В Дании в это время зелёная трава, цветут крокусы, анютины глазки, жёлтые нарциссы и … сакура!
Мы едем в пригород Копенгагена, в старинные замки. Из окна видим солнечные батареи, которые полностью обеспечивают электроэнергией находящийся рядом населённый пункт.
Возле другого населённого пункта - современные ветряные мельницы.

Мы посетили замок Фредериксборг возле небольшого городка Хельрод (в 20-и минутах езды от Копенгагена), где сейчас находится национальный исторический музей
Замок расположен на трёх островах на озере Хельрод. На первом - хозяйственный двор, на втором находятся помещения для прислуги и третий, самый большой - королевский двор. Все три острова соединены мостами.
Проходим по первому и попадаем на хозяйственный двор.
Второй мост построен в виде буквы S. Проезжая по такому мосту, всадник невольно должен был сбавлять скорость, что давало возможность страже, располагавшейся в сторожевых башнях крепости, окружающей замок, хорошо рассмотреть его.
Замок построен во времена короля Кристиана 4, в 16 веке.
Позже он сгорел и был реставрирован в 1859г.,т.е. это новодел, но все предметы сделаны под старину, из таких же материалов и по той же технологии, что были применены при первоначальном строительстве замка. Например, стены зала первого этажа обтянуты выделанной свиной кожей.
Замок выкупил у королевской семьи и создал здесь музей в 1859 г. датский пивовар Якоб Якобсен ( пивной король, вышедший из бедняков, имевший З класса образования, но обладавший деловой хваткой) как отделение фонда «Карлсберг», который и обслуживает замок. Но, в сущности, этот музей принадлежит всему королевству.
В замке есть первый в мире потайной лифт. Король тайно поднимался в нём, чтоб подслушать, не плетутся ли против него какие-нибудь интриги.


Прекрасны интерьеры дворцовой Церкви ,Зала «Роза», Зала для приёмов и Большого Рыцарского зала. Они дополнены собранием гербов, портретов и исторических картин, а также коллекцией превосходных образцов прикладного искусства.
Экспонаты в хронологическом порядке освещают датскую историю сегодняшнего дня.
Этажи замка, помимо обычной, соединяются и узкой винтовой лестницей.
На первом этаже дворца находится Зал «Роза» (или Малый Рыцарский Зал). Он восстановлен в том первоначальном виде, когда служил столовой для придворных. В остальных залах экспозиции периодически меняются.
Дворцовая церковь Кристиана- 4 и Зал для приёмов находятся на втором этаже дворца. Последний спроектирован архитектором Ламбертом ван Хавэном для Кристиана -5 в конце 17 века. Так почему же церковь носит имя Кристиана - 4? Кристиан- 4 правил страной 60 лет. Внешне это был крупный, тучный человек. Он опекал учёных и вообще заботился о своих подданных. В быту был он добряком. У него были последовательно 4 официальные жены, причём предыдущие давали последующим советы, как быть хорошей женой королю. Объясняется это тем, что у покинутых жён не было причин обижаться на мужа: они продолжали жить в полном довольстве. У короля были 123 ребенка. Каким образом? Время от времени к нему являлась какая-нибудь женщина с ребёнком и заявляла
, что это его отпрыск.
- Почему?
- Вы были такого-то месяца такого-то года там-то?
-Был.
-Вы помните, как после кружки грога танцевали с девушкой, а потом уединились с ней?
-Кажется, помню.
- Так это была я, и это плод нашей любви.
- Прелестный мальчик (девочка). Почему бы ему и не быть моим сыном (дочерью)!
И он записывал их на своё имя, всем давал воспитание и образование и дворянский титул. Именно поэтому на стенах церкви много дворянских гербов.
Вообще же, от официальных жён у него было 5 детей.
Король был благодарным человеком. Однажды во время охоты он начал тонуть. Спас его рыбак. Возвратясь домой, Кристиан 4 издаёт указ, по которому рыбаку и всему его роду до конца дней назначается пенсия из королевской казны. И действительно, потомки рыбака получают пенсию по сей день. А ведь ничто так не говорит о прочности государства, как стабильность его законов.


Итак, возвращаемся к церкви.
Это протестантская церковь, но, в нарушение протестантских законов, она очень роскошна. В ней есть личная молельня короля. Картины выполнены на свинцовых пластинах. Здесь выставлены экспонаты со времён первых Олденбургских королей – от Кристиана 1 до Кристиана 4 – и связанные с периодом войн с немцами.
На третьем этаже в левом крыле находится Большой Рыцарский Зал, восстановленный в таком виде, как был при Кристиане 4. В центре и левом крыле экспонируются картины, мебель и предметы дворцового обихода, свидетельствующие о пышной роскоши раннего самодержавия, а также портреты и разнообразный инвентарь 18 – 19 веков. Привлекает внимание королевская кровать. Она деревянная, небольших размеров (потому что спали почти сидя), с пологом. Небольшая и потому, что замок каменный, его было трудно обогреть. Значит, согреваться нужно было теплом супруги, тесно прижавшись друг к другу, нагреть жаровней и дыханием пространство под пологом, наполнить его курениями от комаров, клопов и блох, которых водилось множество. Но в другом помещении была так называемая «представительская кровать», широкая, красивая, пышная, под роскошным балдахином. Узнав, что во дворец едет какой-то гость, супружеская чета, быстро накинув красивые халаты, перебегала на представительскую кровать и, оказывая высокую честь гостю, принимала его, лёжа в постели.
Среди картин обращает на себя внимание первый в мире двойной портрет: смотришь слева – женщина, справа – мужчина. Полотно сложено в виде гармошки.
На третьем же этаже находится самый большой в Северной Европе танцевальный зал.
На четвёртом этаже в хронологическом и тематическом порядке в портретах и исторических картинах демонстрируется Дания в 20 и 21 в.в. Здесь же расположен кино- и видеозал...
А это вид из окна замка на берег с противоположной стороны острова.
Мы выходим из замка. К берегу тут же подплывают лебеди и клюют пищу прямо с руки.
В тот же день мы посетили в г. Хельсингёр крепость Крогер, построенную в самом узком месте пролива, отделяющего Данию от Швеции ( ширина - 4 км). Швеция отсюда видна невооружённым глазом. Замок суров, величествен и неприступен, окружён защитными сооружениями. На углах крепости 4 башни: Голубиная, Маяк …
Аризонский пролив соединяет Балтийское море с Атлантикой. Крепость, построенная датчанами на берегу, позволяла запереть пролив на замок, и все суда обязаны были платить Дании большую пошлину.
К тому же датчане применяли хитрость: они разрешали купцам войти в пролив, не взяв пошлину, якобы с тем, чтоб торговцы могли предложить свои товары королю. Потом оказывалось, что товары королю «не понравились», купцам надо проезжать дальше, а пошлину с них заломили огромную: платить же надо, поскольку они уже на территории Дании и надо отсюда выбираться.
Через ворота по мосту проходим во двор. Идём вдоль канала к воротам, ведущим непосредственно в крепость.
В подвале замка под низкими сводами находится скульптура считающегося основателем Датского государства богатыря Ольгерда Датского, который в полном боевом снаряжении сидит и дремлет, опираясь на меч. Старинное сказание гласит, что Ольгерд просыпается, когда Дании грозит опасность. Тогда он выходит из подземелья и спасает страну.
Внизу замка - двухэтажные катакомбы, где находились снаряды и воины во время военных действий. Вначале замок был летней резиденцией королей. Убранство сохранившихся королевских покоев скромное: старинные комоды, маленькие кровати, на которых спали сидя, скромные полотна неизвестных художников. В 17 веке ( а кто-то говорит, в 19 веке) в катакомбы замка поселили заключённых. Часть замка использовалась как продовольственный склад. Потом крепость приобрёл всё тот же Карл Якобсон, но реставрационные работы, не начавшись, были прерваны сперва Первой, потом Второй мировой войной, а затем умер Якобсон. Сейчас залы замка пусты. Но в них раз в 3 года проходят мировые шекспировские концерты. В остальное время там периодически проходят различные концерты и выставки, причём каждый раз в новом зале. Таким образом залы постепенно восстанавливаются.
Сюда, в этот замок, В.Шекспир перенёс действие в своей пьесе «Гамлет». Вообще Шекспир написал только две пьесы по собственному сюжету, остальные – переработки. При создании «Гамлета» он использовал летописи, хроники. Описанные Самсоном Грамматиком в хронике события происходят в 10, а не в 16 веке, на полуострове Ютландия, а не в Дании. Шекспир же выбрал Данию и самое «отвратительное место» – Крогер (дань или бой).
.
Ещё немного истории. В апреле 1940г. Дания была оккупирована, и для датчан начались «пять проклятых лет». Отношения немцев с местным населением поначалу были весьма дружелюбными. Но вот осенью 1943 года фашисты вывесили приказ, чтоб все евреи, нашив жёлтые шестиконечные звёзды, утром вышли на улицы страны. И вот на следующий день все, в том числе и члены королевской семьи, вышли со звёздами на одежде. Фашисты растерялись. Но правительство Дании понимало, что это только временный шок. Срочно тайно были направлены парламентёры в Швецию с просьбой принять беженцев-евреев. С трудом, но согласие было получено. В течение ночи на суденышках, лодках, плотах и просто привязанными на верёвках к плавсредствам всех евреев, кроме немощных стариков и больных, из крепости через пролив переправили в Швецию. Многие привязанные умерли в пути от переохлаждения.
В стране возникли мощные отряды Сопротивления, один из которых носил имя легендарного богатыря Ольгерда.
Мы покидаем грозный замок. И здесь нас провожают мирные и доброжелательные лебеди.
В столице есть музей скульптур, который содержится на деньги всё того же фонда «Карлсберг». Да, миллионеры по ту сторону бывшего «железного занавеса» не строят себе виллы по всему свету, а заработанные деньги пускают на благо своей страны и народа! Нет, у них совсем другой, непонятный нам менталитет!.

В пятницу вечером, после трудовой недели, жители Копенгагена отдыхают.
На примыкающих к старинному центру улицах города и площадях очень много музыкантов. Они играют по одному и группами, иногда поют. Перед ними коробка, куда слушатели кладут кроны, но в большинстве случаев это не заработок на кусок хлеба, а утверждение собственного «я» музыканта.

Старинные первые телефонные будки в городе.
Уличные кафе.На спинках стульев возле кафе– тёплые пледы, а у других – белые овечьи шкуры: всё же на улице весна, и вечером может быть прохладно.
В скверах зеленеет трава, расцветают первые цветы.
Известный датский художник Х.Бидструп сказал, что «Дания – маленькая страна, густо населённая велосипедистами».
Население Дании всего 5 млн. человек, но на каждого датчанина приходится по 2,3 велосипеда. По количеству велосипедов на душу населения Дания находится на 2 месте после Голландии.
Конечно, в Дании много и личных машин, но велосипед – любимый национальный вид транспорта.
Пользуются велосипедами все, от школьников до глубоких стариков.
Все, даже члены парламента, ездят на них. На велосипедах совершают прогулки, ездят в гости или на работу, хозяйки объезжают магазины, туристы проникают во все уголки страны. На велосипедах развозят и небольшие грузы. По мнению датчан, это и экономично, и, главное, экологично. Вдоль тротуаров велосипедные дорожки, и, если пешеход переходит их, не глядя по сторонам, и велосипедист собьёт его, то штраф, и довольно большой, платит пешеход.
Здание оперного театра.

В Дании не видно полиции, но всюду установлено множество камер наблюдения и много опорных пунктов, куда немедленно доставят нарушителей порядка. В Дании много детей из пробирок.
Пожалуй, в Дании есть национальное блюдо, если это можно назвать блюдом. Это огромные бутерброды. Датчане не готовят ни супов, ни вторых блюд; завтрак, обед, ужин – всё тот же бутерброд. В стране более 200 сортов хлеба.
Датские футбольные болельщики первыми придумывали раскрашивать лица в цвета национального флага.

Вечером мы погрузились в датском городе Хельсингёр вместе с автобусом на относительно небольшой паром (где на втором этаже есть огромный магазин, небольшой зал, кафетерий и туалеты) и переехали в шведский город Хельсингборг. Это заняло в общей сложности с погрузкой полчаса. Затем совершили ночной переезд в автобусе в Стокгольм. Рано утром, прибыв В Стокгольм, мы погрузились на паром TALLINK SILJA / VIKING LINE и совершили на нём дневной круиз из Стокгольма в Турку
. Мы вышли на палубу, чтобы попрощаться с тем сказочным миром, который больше уже не увидим никогда.
И здесь мы проплываем мимо небольших островков, на которых построены домики.

Часть 7 СНОВА НОРВЕГИЯ (продолжение)

В Норвегии очень много собак разных пород, но все они на поводках гуляют с хозяевами. А ещё видели слепых с поводырями – собаками. Кошек почему-то не видели вообще, очевидно, на улицу их не выпускают.

Мы едем в музеи на острове Бюгдай.
Едем мимо причала.Снова восхищаемся столицей, разбросанной на островах.
Проезжаем мимо аккуратных зеленеющих полей, мимо личной фермы королевы Сони. Соня часто сама доит коров, все деньги от реализации молока идут на благотворительность. Видим небольшой аккуратный домик: там королева отдыхает после работы.
Интересна сама история Сони. Эта женщина вообще не королевских кровей. Она бывшая официантка, к моменту знакомства с будущим королём была уже разведена с первым мужем. Когда в этот пункт питания однажды зашёл холостяк-король, который упорно отвергал всех предлагаемых ему невест, он обратил внимание на очень красивую официантку, которая с большим знанием дела рассуждала с кем-то из посетителей о гонках на яхтах (король Харольд -5 – бывший олимпийский чемпион в гонках на яхте), а с самим королём вела себя холодно-вежливо, без подобострастия. Так начался их роман, который длился много лет и закончился браком. Норвежцы любят свою королеву Соню. Так что слова песенки о том, что «всё могут короли, но жениться по любви не может ни один, ни один король» ныне к скандинавским странам не подходят вообще.
И уж если речь зашла о занятии сельским хозяйством, то стоит сказать, что король увлекается селекционированием и охотно делится с фермерами выведенными им сортами растений. Господи, а чем занимаются наши «короли» в свободное время?!
Нынешнего короля Харольда норвежцы называют совестью нации.
Мы на острове Бюгдай. Здесь всё свидетельствует о том, что Норвегия – сильная морская держава.

Итак, мы в музее «Фрам» Он связан в первую очередь с именем Фритьофа Нансена.
Надо сказать, что, видимо, суровые природные условия жизни в этой стране способствовали выработке упорного, пробивного характера норвежцев. Фритьоф Нансен – выходец из бедной семьи, проживавшей в окрестностях Христиании. В школе он учился плохо. Зато с ранней юности он полюбил спорт (позднее он стал чемпионом страны по лыжам, плаванию и ещё какому-то виду). Будучи школьником, он совершал походы по горам. лесам. Ему удалось поступить на факультет зоологии Норвежского университета, Однако, получив степень доктора зоологии, Нансен не стал кабинетным учёным. Его влекли неисследованные земли. Он обратился к правительству с просьбой финансировать экспедицию к Северному полюсу и получил отказ: правительство сочло эту идею утопической. Чтобы доказать, что человек может преодолеть невозможное, Нансен с тремя спутниками решил пройти на лыжах через Гренландию. Путешествие было чрезвычайно трудным. Морозы доходили до 40 градусов. Пришлось зимовать в одном из эскимосских селений. В Норвегию Нансен смог вернуться только почти через год. Теперь у него за плечами был опыт покорения ледникового материка. Чтоб добраться до Северного полюса, по чертежам Нансена в 1892г. было построено судно «Фрам» («Вперёд»). Нансен решил, что самым лёгким способом достижения Северного полюса будет дрейф на корабле, вмёрзшем в лёд. Чтоб корпус корабля не был раздавлен льдами, Нансен придал ему округлую форму: при сжатии корабль выталкивало наверх, и он оставался невредимым. На этом корабле Нансен совершил несколько экспедиций (1893 -1896г.г.) Экипаж судна состоял из13 человек, среди них не было ни одного матроса: капитан, кок и учёные; каждый из них выполнял любую работу. Попытки длились 3 года. На Земле Франца-Иосифа Нансен и его спутник Иогансон (они покинули судно и вдвоём направились на север) повстречались с зазимовавшей здесь полярной экспедицией.
Хотя Нансен и не дошёл до Северного полюса, но значение его деятельности велико.
.
Нансен занимался и активной общественной деятельностью. Он был одним из организаторов помощи русской эмиграции. Разработанные Нансеном документы («нансеновские паспорта») признали 52 страны мира. Он был основателем и председателем Лиги Наций.В 1921 году Нансен содействовал помощи голодающим Поволжья и убедил США выделить на эти цели 20 млн. долларов, чем спас от смерти более 4 млн.человек. В 1923г. Ф. Нансен был удостоен Нобелевской премии мира, которую он также передал на помощь беженцам.
Несколько слов о личной жизни Нансена. Как-то он решил встретиться в Швеции с известным полярником Нодершельдом. Встретились они на катке. Нодершельд поздоровался с ослепительно красивой женщиной и представил ей Нансена. Молодые люди сразу почувствовали взаимное тяготение. Они провели вместе две сумасшедшие недели. Потом Нансен возвратился в Норвегию, где к этому времени был уже помолвлен с будущей женой Евой. После смерти жены он больше не женился. Как-то он сказал своему близкому другу: «Никогда я не встречал такую совершенную в физическом и умственном смысле женщину». Этой женщиной была Софья Ковалевская. На её могиле всегда лежат живые цветы. В стокгольмском университете на факультете математики есть специальный фонд Софьи Ковалевской.
Родственников у Нансена не было. Он умер в Осло, переутомившись во время лыжной прогулки.


Через 6 лет другой великий норвежский полярный исследователь, Рауль Амундсен, решил повторить с командой из 22 человек на «Фраме» дрейф Нансена и покорить Северный полюс. Но перед самым выходом в море он получил известие, что его опередил американский путешественник Роберт Пири. Поэтому, выйдя в море, он отправился не на север, а на юг. О своём решении Амундсен сообщил команде лишь тогда, когда корабль уже находился в Атлантическом океане. Великий норвежец первым достиг Южного полюса 14 декабря 1911 года. До Амундсена такую попытку предпринял капитан Скотт, но его постигла неудача. В 1928 году Амундсен погиб при спасении итальянской экспедиции под руководством его друга Нобиле.
Да, «Фрам» заслужил, чтоб для него был создан музей.
Корабль представлен в неизменном виде, включая внутренние помещения и снаряжение.
Честно говоря, мне показалось кощунственным, что ежегодно тысячи туристов ступают на палубу этого корабля, стирают её своими подошвами и спускаются в трюм: ведь это память, которая должна сохраниться для потомков через многие-многие годы.
Неподалёку от музея находится памятник Нансену.


Рядом с музеем «Фрам» находится музей «Кон-Тики». В нём представлены предметы и находки, относящиеся к экспедициям Тура Хейердала: плот «Кон-Тики» с десятиметровой акулой под ним,
папирусное судно «Ра», копии каменных скульптур с о-ва Пасхи, потайная семейная пещера, где посетители проходят через узкий проход и их внезапным шипением воздуха «принимают» или «не принимают» духи.
В кинозале идёт документальный фильм об экспедициях Хейердала, но он на норвежском языке. (Кстати., норвежский язык очень труден для понимания: в нём подряд много согласных, которые норвежцы «проглатывают» при разговоре; поэтому часто встречающаяся в их беседах фраза: «Повтори, пожалуйста, что ты сказал».)


Многие десятилетия учёные всего мира пытались найти причину появления в Полинезии, находившейся на расстоянии более 6 000 миль от американского континента, следы развитой древней культуры: дороги, ступенчатые пирамиды, гробницы, высеченные из каменных глыб. Именно Тур Хейердал, норвежский путешественник, этнограф и археолог, ответил на этот вопрос. Он задался разрешением вопроса о происхождении полинезийцев. Изучая культуру древних инков, Хейердал узнал о существовании сказаний о вожде Кон-Тики, который увёл своё племя от завоевателей-инков. В легендах говорилось, что они ушли куда-то на запад. Теперь возможность этого нужно было доказать с помощью уникального эксперимента. Вместе с пятью друзьями Хейердал отправился в Перу, где по старинным чертежам они построили плот из толстых бальзовых брёвен. Хейердал точно придерживался древних образцов. Брёвна были соединены канатами, а палуба устлана циновками. Замысел Хейердала состоял в том, чтобы в конструкции его плота практически не было современных материалов.
27 апреля 1947г. шесть отважных путешественников отправились из перуанского порта Кальяо. Кроме Хейердала в экспедиции принимал участие ещё один этнограф – шведский учёный Даниельсон. Через 97 дней плавания от берегов Южной Америки экваториальное океаническое течение принесло плот к островам Полинезии. Так учёный доказал принципиальную возможность культурного общения между Полинезией и американским континентом. Учёный основал и новое направление в науке – экспериментальную этнографию. Во время экспедиции он снял цветной фильм, который был удостоен премии «Оскар».
Следующую экспедицию Хейердал предпринял на остров Пасхи, тоже затерянный в просторах Тихого океана. С помощью этнографического эксперимента учёный попытался восстановить приёмы, с помощью которых туземцы могли высекать из камня, перемещать и устанавливать гигантские статуи в несколько десятков тонн. (Они действовали так, как поступаем мы, переставляя тяжёлые предметы: наклоняем на один бок и «шагаем» поднятым вперёд,. и так попеременно).
Затем вместе с экипажем из пяти человек Хейердал проплыл на папирусной лодке «Ра» от африканских берегов до островов Центральной Америки. Для этой экспедиции он собрал международный экипаж, в котором был и представитель СССР – врач Юрий Сенкевич.
Гид рассказала очень интересную историю выбора Хейердалом именно Сенкевича из числа многих претендентов. В период комплектования экипажа Хейердал встретился в Норвегии с Н.С.Хрущёвым, который высказал мысль, что неплохо бы включить в состав экипажа советского человека.
- Кого Вы имеете в виду?
- Себя.
- А что Вы умеете делать?
- Варить борщ.
Это самовыдвижение не устроило известного путешественника. Тогда была предложена кандидатура молодого врача из Центра космических исследований, свободно владеющего несколькими языками. Между прочим, это был не какой-то врач «со стороны», а сын замминистра здравоохранения, Сенкевич.. Но, к счастью, как показало время, Сенкевич действительно оказался идеальным кандидатом. Хейердал был в аэропорту, когда приземлился самолёт, на котором прилетели в Осло собранные из разных стран врачи, готовые отправиться в экспедицию. Все вышли чинно-важно, а последним нетвёрдой походкой вышел и упал у трапа молодой врач Сенкевич, который в самолёте принял лишнего, общаясь со знакомыми журналистами. Увидев эту сцену, Хейердал воскликнул: «Наш человек!» - и остановил свой выбор на Сенкевиче. (Дело в том, что норвежцы много пьют.) Позднее они стали очень близкими друзьями.

На озере Чад была построена папирусная лодка «Ра-1», но через 5 недель эксплуатации она стала разваливаться. «Ра-2» с поднятой кормой строили на озере Танганьика и на ней пересекли Атлантический океан.

Решив доказать, что шумерские мореходы совершали свои плавания не только в прибрежных районах, но также могли пересечь Индийский океан, Хейердал построил тростниковую лодку «Тигрис» и с экипажем из 16 человек в 1972г. совершил переход из Персидского залива через Индийский океан в Джибути. В это время была война между Сомали и Америкой, и в знак протеста против этой войны Хейердал сжёг «Тигрис».
Хейердал доказал, что по происхождению норвежцы – это норвежцы и ничего общего со шведами и финнами они не имеют.

Хейердал отличался мужественной красотой: был он высокого роста, атлетически сложен, со светлыми волосами и голубыми глазами. О нём говорили, что это самый красивый человек Норвегии. Интересно, что в детстве и юности он жутко боялся воды. Хейердал считал, что человек погряз в грязи и надо идти к природе.
В последние годы жизни он узнаёт, что у него рак. Он отказывается от операции и обезболивания. У него было поместье в Италии, куда он созывает всех жён (их было три), детей, внуков и самых близких товарищей и устраивает последний год радости. В первую неделю этого года он брал уроки танцев и на первом балу пригласил на первый танец свою первую жену и больше уже не танцевал. Умер он в 2009 году, а через полгода от болезни сердца ушёл из жизни и Ю.Сенкевич.


Если говорить об истории кораблей, то стоит вспомнить и дракары викингов. Ни один из дракаров не сохранился, есть только два остова погребальных кораблей. Дракары были идеальными судами, но восстановить их нельзя. А на них ещё в 10 веке (до Колумба) викинги дошли до Северной Америки. Как могли быть созданы такие корабли ещё в 8 веке? Для постройки использовались дуб, ясень и сосна. 40 лет растили эти деревья, придавая им в процессе роста необходимую форму. Затем деревья спиливали, создавали остов из дуба.. Потом пилили пластины из ясеня, пропиливали в них отверстия и крепили сосновыми «гвоздями». Готовое изделие смолили. Получалась мягкая, подвижная посудина, её было невозможно раздавить. Свои паруса викинги вязали из разноцветной шерсти крючками, поэтому лопнувшие в бурю полотна можно было легко вновь связать крючком.. Строили такие корабли не сами викинги, а корабелы.

Нас уже поджидает наш «дом». Мы отправляемся в старинный центр города. Всюду вдоль берегов причалы. Мы останавливаемся. У нас свободное время.
На высоком холме на набережной старинная крепость. Высокий земляной вал.
Ворота крепости гостеприимно распахнуты для посетителей. Через сводчатый проем в каменной стене прохожу внутри крепости вдругую крепость, т.е. в ещё один внутренний двор. Несколько пролётов лестницы позволяют подняться на самый верх крепостного вала, откуда хорошо просматривается гавань.

У подножия земляного вала вижу памятник одному из бывших воинственных правителей Норвегии.
Вдоль всех домов на набережной тянутся непрерывной лентой многочисленные кафе. Чувствуется, что это любимое место отдыха горожан. Неспешно проезжают девушки-полицейские на конях.

Наш визит в Норвегию подходит к концу. Мы прощаемся с Осло и погружаемся на паром «SKANDINAVIAN EAWAYS», который везёт нас в Данию, в Копенгаген. Выходим на палубу, смотрим вниз: вода,кажется, кипит у бортов корабля. Город остаётся вдали. Нет, он продолжается на островах ! Вид, конечно, впечатляющий. Запечатлеваем это на фотоаппарате, но видеть это, безусловно, надо воочию: синяя вода, скалы и белые дома… дома…Да, по протяжённости Осло очень большой. Мы плывём, а острова с домами не кончаются. Навстречу нам плывут кажущиеся по сравнению с нашим гигантом малютки-кораблики.




[img]file:///C:/Users/user/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image002.jpg[/img]
[img]file:///C:/Users/user/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image002.jpg[/img]








[img]file:///C:/Users/user/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image002.jpg[/img]



[img]file:///C:/Users/user/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image002.jpg[/img]



[img]file:///C:/Users/user/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image002.jpg[/img]


[img]file:///C:/Users/user/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image002.jpg[/img]

Часть 6 НОРВЕГИЯ (продолжение)

Мы посетили парк Фугелана, скульптура которого стоит перед входом.

Фугелан – выходец из большой нищей семьи. Он прошёл лишь 4-летний курс обучения, но у него был острый глаз художника и колоссальное упорство. Фугелан несколько лет обучается у одного известного скульптора и однажды заявляет своему учителю, что перерос его. Он обращается к правительству с просьбой предоставить ему мастерскую и получает отказ. Тогда, собрав на дорогу мизерное количество денег, Фугелан отправляется во Францию к Родену. Нужно сказать, что Роден не любил брать учеников, но в данном случае не столько талант, сколько напористость пришедшего сделали своё дело. Через два гола Фугелан заявил Родену: «Через пару лет Вы приедете смотреть мои работы». Роден не приехал, но всё время через прессу пристально следил за успехами молодого скульптора. Возвратившись на родину, Фугелан обращается вновь к правительству, теперь уже с просьбой выделить ему территорию под парк – и вновь получает отказ. Тогда он начинает работать тайно: выбирает место и, распланировав его, начинает ваять скульптуры и расставлять их по собственному плану. Когда правительство спохватилось, оказалось, что парк уже существует и в нём достаточно много фигур.

Вообще Фугеланом создано из бронзы и мрамора более 200 обнажённых скульптур мужчин, женщин и детей.Они стоят по обеим сторонам широкой аллеи. Наибольшую известность в мире имеет скульптура «Капризничающий мальчик».
Мужчины-шведы, выражая своё несогласие с собеседником, часто принимают такую позу. Главная композиция в парке: На широких ступенях, с четырёх сторон ведущих к центральной скульптуре – гигантскому фаллосу, состоящему из бесчисленного множества человеческих тел и символизирующему жизнь,- расположены скульптурные композиции, изображающие разные жизненные моменты и отражающие различные человеческие чувства: радость, гнев, ненависть ,сострадание и пр.
Далее находится «Астролябия».
Композиция «Колесо жизни» - борьба жизни и смерти.
Фонтан «Чаша жизни», нести которую чрезвычайно тяжело. Фонтан окружён деревьями, устремленными вверх. Под деревьями люди. Кто-то из них пытается подняться вверх и уже близок к вершине, кто-то тщетно карабкается по стволу, иные ползают по земле, а другие пытаются врыться в землю, поближе к корням.
Решётки сада также выкованы по рисункам скульптора.

В апреле 1940г. Норвегия была оккупирована войсками гитлеровской Германии. В течение пяти лет норвежцы вели неустанную борьбу за освобождение своей страны, невзирая на террор и смертные казни. В концлагерях Норвегии гитлеровцы держали десятки тысяч советских военнопленных. Норвежцы – взрослые и дети – всячески помогали им, снабжая едой, организуя побеги. В стране развернулось широкое партизанское движение, которое возглавлял король, его заместителем была королева. Когда Гитлеру передали фотографии скульптур Фугелана, тот воскликнул: « Вот это и есть главный скульптор Германии!» Но не тут-то и было! Фугелан, не имевший семьи, но очень любивший детей, имел среди ребятишек много друзей. Он по-прежнему работал в своей мастерской, находящейся на территории парка, а мальчишки-дозорные сидели на деревьях и, как только видели приближающихся фашистов, немедленно сообщали об этом скульптору. Когда немцы входили в мастерскую, то видели среди груды камней немощного сумасшедшего с безумными глазами, трясущейся головой и пеной у рта. Ну зачем им этот урод?! Это была форма борьбы Фугелана с врагом. Во время оккупации скульптор выложил в парке лабиринт из красного кирпича и говорил согражданам: «Смотрите, думайте – из любого, даже самого сложного положения в жизни есть выход, надо только его искать и верить!»

Творил Фугелан в общей сложности 43 года. После смерти, в соответствии с его желанием, скульптор был кремирован и похоронен здесь же, в парке.

.За воротами парка просматривается кладбище, чистое, ухоженное, но, по нашим меркам, очень скромное, не помпезное.
Мы едем на гору, туда, откуда просматривается красивая панорама Осло, где построены два трамплина, большой и маленький, пролегает биатлонная трасса. Норвегия – страна спортсменов. Не будет преувеличением сказать, что, как только ребёнок встаёт на ноги, он сразу же начинает ходить на лыжах. В воскресные и праздничные дни улицы городов пустеют – все отправляются за город (так же, как в Польше, где все отправляются в церкви). Очень развиты различные виды водного спорта, в частности, буерный.
И вот мы на вершине горы. Вид отсюда восхитительный! Странно, сосны чувствуют себя на этих скалах вполне комфортно! Как только они умудряются здесь расти ? День солнечный, тепло, красотища. С нами ли это?!
Медленно начинаем двигаться вниз, к трамплину. В окно автобуса видим очень аккуратные домики. Возле каждого крошечная территория для цветов и машины.
Отсюда, сверху, хорошо видна столица.
А вот и большой трамплин. Возле него фигура лыжника в полёте. Хорошо просматривается биатлонная трасса.


После экскурсии возвращаемся в отель. Видок у нас ещё тот! Зато номер роскошный и отдохнуть можно отлично. Ещё довольно рано, можно пройтись по пригороду (здесь хулиганства нет), но либо устраивает вид из окна, либо ноги говорят: «Нет!» - хотя вообще-то ведь всюду ездим на автобусе, а свободное время используй, как хочешь.

[img]file:///C:/Users/user/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image002.jpg[/img]

Часть 5 НОРВЕГИЯ (продолжение)

Н О Р В Е Г И Я.
История Норвегии как единого государства начинается в 11 веке. До той поры страна состояла из ряда раздробленных мелких феодальных владений. Более 400 лет страна находилась под властью датской и около 100 лет - шведской монархии. С 1814г. Норвегия стала самостоятельным государством.
Норвегия – королевство. Её площадь – 324 000 кв.км. . Основное население – норвежцы. В стране живут также квены (норвежские финны), шведы и саамы (лопари). Язык –норвежский. Валюта –норвежская крона. ½ территории страны находится за Полярным кругом. Климат в Осло мягкий. Западная граница – фьорды. Они о чень необычны, красивы. . Фьорд -это залив. Учёные говорят, что здесь 5-6 раз было резкое похолодание, потом такое же резкое потепление – и земля разорвалась по широте. Самый длинный фьорд – 220км, глубина у берега 200 – 300м, а над водой высоченные скалы. 2/3 толщи воды в фьордах - солёная (из океана), а 1/3 пресная (от таяния снегов). Между слоями воды образуется как бы линза и возникает сказочно красивое свечение. В самую жару температура воды не превышает +7 градусов
. Норвегии принадлежит примерно 150 000островков (только 2,5 тыс. из них заселены), самый большой – о-в Шпицберген. Большую часть территории (70%) Норвегии занимают горы. Тоннели пересекают всю страну, здесь самый длинный сухопутный тоннель в мире – 24км. В тоннелях есть и развязки.
Пахотных земель почти нет. Но Норвегия занимает первое. место в мире по количеству коз и овец, которые разводятся в горах. Во всё мире славится норвежская шерсть, норвежские 100%-ные шерстяные свитера, которые стоят очень дорого Здесь есть и свой деликатес – карамельный козий сыр ( в солёный сыр добавляют свекольный сахар), он считается очень полезным, и его экспортируют. .
На большей части территории страны очень суровый климат. Самогон в Норвегии - пособник выжить. В 1848 г. король издал указ о запрете на самогоноварение из-за скудных запасов зерна. Тогда самогон стали гнать из старого картофеля, добавляя в него тмин. За экватором, в Австралии, жили каторжане, которые пили что попало.. В Норвегию в это время привезли в дубовых бочках дорогое вино «Шерри». .. Один продумной господин заполнил эти бочки самогоном и отправил в Австралию. Но даже каторжане не стали пить эту бурду и отправили бочки обратно. В Норвегии владелец хороших вин купил эти бочки, чтоб вылить содержимое и заполнить настоящим вином. Открыл их и ахнул: «Аква вит!» (вода жизни!). Остатки прежнего «Шерри» в бочках дали аромат, дуб – цвет, время и несколько месяцев болтанки в океане – крепость более 40 градусов. Теперь в стране есть специальные 3 парусные судна, которые по несколько раз пересекают экватор, перевозя туда-обратно бочки с вином.. Чтоб отличить это вино от подделки, нужно знать, что оно бывает только в стеклянных бутылках «Линия аквавит, на дне – лилия, на внутренней стороне этикетки – всё о вине и сведения о том, сколько времени оно плавало.
Самый старый город страны г.Берген. Самые известные люди – писатели Ибсен и Бьёрнсон, композитор Э.Григ, этнограф Тур Хейердал и полярные исследователи Ф.Нансен и Рауль Амундсен.
У Норвегии тяжёлое историческое прошлое. На протяжении многих веков это была очень нищая страна. От крайней нищеты во время вспыхнувшей эпидемии чумы в 14в. вымерло всё дворянство на берегах, остались в живых лишь крестьяне в горах. 4ОО лет длилась «чёрная ночь» под властью Дании, которую совершенно не беспокоила судьба подвластной ей территории. В 1845г. Норвегию отобрали у Дании и передали шведскому королю Бернадоту на 100 лет. Тот начал делать в страну вливания. С 1905г. Норвегия стала самостоятельным государством: «Ешьте траву и запивайте водой из фьордов!»
Только нация стала становиться на ноги, грянула Вторая мировая война. В стране возникло мощное движение сопротивления. Заслуга норвежцев в том, что они лишили немцев ядерного оружия. Гестапо устроило здесь жесточайший террор. И снова нищета. Почему же сегодня Норвегия сказочно богата?
Откуда богатство страны, расположенной на западной оконечности Скандинавского полуострова и скалистых островах? В 1963г. представители всех скандинавских стран и Англии собрались, чтоб решить вопрос разделения территориальных вод. Датчане и шведы пить не умеют, а вот норвежцы в этом деле великие мастера. . . В разгар веселья норвежские представители подсунули до бесчувствия пьяным датчанам бумагу, в которой говорилось, что шельф Норвежского моря принадлежит Норвегии., - и те подмахнули документ.. Опомнились, пришли в чувство датчане лишь в 1967г. В 60-е годы 20 века американская фирма «Филипс Петролеум» попросила у Норвегии часть морской территории для проведения геолого-разведочных работ. 24 декабря (канун Рождества) 1967г. все СМИ Норвегии известили: «На шельфе Северного моря нашли огромные залежи нефти». Целую неделю вся Норвегия ликовала. Эта нефть очень высокого качества, очень дорогая. Немедленно был принят закон, который гласит: «Вся нефть и газ принадлежат государству, т.е. всему народу».
80% населения страны работает в государственном секторе. Доходы от продажи нефти и газа идут в государственную казну, которая очень честно распределяет эти деньги. Итак, Норвегия была самой нищей страной в мире, стала самой богатой. За колоссальные запасы нефти её называют Северным Кувейтом. Уровень жизни в стране высочайший. (Но и цены на товары здесь запредельные.) Правительство заявило: «Даже если кончится нефть, народ этого не почувствует ещё 200 лет». В основе богатства – взаимная честность государства и народа.
.
Из всех народов Скандинавии только у норвежцев есть чувство юмора.
Норвегия не входит в Евросоюз, она один из организаторов НАТО.
После аппетитного и обильного шведского стола переезжаем на автобусе в Осло , столицу Норвегии, до которого преодолеваем 550 км.Днём километры пути преодолеваются легко. На пути много озёр. На них ещё лежит ледок. Проезжаем мимо небольших населённых пунктов.
И вот вдали на островахпоказался Осло По преданию, город основан в середине 11 в. Название его произошло из двух слов: "асс" - имя бога и и "лу" - роща. Издали Осло напоминает какой- нибудь наш южный город. Средняя годовая температура здесь +4 градуса.
Проезжаем по набережной. Многочисленные причалы для яхт. Типичные для всей Скандинавии частные домики.
У состоятельных горожан они только деревянные, внешне очень скромные, но «умные дома», напичканные электроникой. Сами норвежцы называют Осло «наша красивая деревня».

Городская ратуша. Она построена из гранита и мрамора. Вход в огромный зал первого этажа открыт для всех, и через него мы свободно проходили в расположенный в цокольном этаже туалет. Там же находится раздевалка. Поскольку наше место сбора после свободного времени каждый раз было у ратуши, то и посетили мы её в течение дня несколько раз.На первом этаже большой мраморный холл. Стены его украшены богатыми барельефами и фресками. Здесь можно спокойно посидеть, отдохнуть .Или погрустить, что в наши высокие госучреждения путь нам заказан. В мраморном туалете даже есть комнаты со специальными пеленальными столиками.

А вот королевский дворец, построенный по повелению короля Юхансена, по происхождению француза. Дворец поражает богатством внутреннего убранства, но первые посетители иностранцы были поражены, что в нём не было ни одного туалета. Нужду ходили справлять во двор. Позже эта оплошность была исправлена. Вся королевская семья: король, королева, сын с женой и их трое детей – живёт постоянно во дворце, доступа посторонним туда нет.

Фонтан «Перчатка» с указующим перстом. Король сказал: «Здесь будет город заложён», -и указал пальцем.
Красив Кафедральный собор 17в., архитектор – датский король Кристиан-4. Рядом –памятник короля самому себе.

Часть 4. СТОКГОЛЬМ (продолжение)

Мы едем на остров Юргорден, в музей «Васа». Внешне это какое-то необычное угловатое строение. Над его крышей возвышаются мачты корабля. «Васа» -это музей одного экспоната – единственного сохранившегося почти в первозданном виде парусного судна 17 века. корабля «Васа», проплывшего всего 30 минут. Корабль назвали в честь правящей тогда династии. Швеция желала утвердиться на море, и с этой целью планировалось построить самый крупный и тяжеловооружённый корабль в мире. Он должен был стать флагманом военного флота. Строительством руководил сам король и адмирал Флеминг. На его строительство затрачено 250 млн шведских крон. Для постройки срубили свыше 1000 дубов. 400 лучших мастеров 3 года строили корабль на стокгольмской верфи. На корабле были установлены 64 бронзовые пушки ( впервые в мире такое большое количество). Корпус красавца, имевшего длину 70 м , был украшен резными позолоченными скульптурами.
И вот торжественный день настал. В день спуска корабля на воду на берегах озера собралось много ликующего народа.
На борт вошли все строители с жёнами и детьми. На выходе из бухты их должны были сменить матросы и военные. Подул ветер – и корабль накренился, но затем выпрямился и поплыл дальше. Но вот второй порыв ветра – корабль вновь накренился, вода хлынула через отверстия для пушечных стволов, и судно быстро пошло ко дну. Громкий стон ужаса собравшихся зрителей огласил берега. Проплыл корабль всего 1200м. Погибли по разным данным от 50 до 400 человек. Искали виновников трагедии, но не нашли: ведь строительством руководил сам король. А дело было именно в техническом оснащении: на недостаточно широком корабле впервые 64 пушки размещались по бортам в 2 ряда, поэтому нужно было по-новому рассчитывать плавучесть и вносить изменения в конструкцию.

Предпринимались неоднократные попытки поднять корабль, но всё тщетно.
Пытались вытащить его волоком по дну – безуспешно. ( К моменту подъёма на нём было обнаружено множество оборвавшихся якорей, с помощью которых намеревались зацепить и волочить корабль.) Подняли только 63 пушки. Подъём их был сопряжён с огромными трудностями.
Водолаз становился на тяжёлую платформу, и его накрывали металлическим колпаком (это устройство демонстрируется в музее). В этом водолазном колоколе- колпаке водолаз должен был в одиночку на дне в полной тьме на глубине 32м, в холоде, используя только крюк и молот, снять пушку с лафета, вытащить из корабля и поднять на поверхность.. Он работал на глубине не менее 30 мин., затем воздух под колпаком заканчивался, водолаза поднимали наверх, где 4 товарища растирали его, приводя в чувство. Затем всё повторялось. Работа была адова. После подъёма пушек о корабле забыли.
.
Он пролежал на дне озера 333 года. К этому времени даже забыли его местоположение. И вот его подъёмом занялся частный человек . З года он он производил расчёты, а 2 ушли на собственно подъём. Вначале поднимали всё оснащение,
потом наполнили весь корабль воздушными шарами – и он всплыл. Затем корпус 20 лет раз за разом консервировали и до сих пор постоянно реставрируют ( заменяют гвозди, болты и т.д.).
Однако есть и другая версия подъёма корабля. Говорят, что в воде корабль рассыпался на 14 тысяч деталей и каждую из них поднимали отдельно. Первая история звучит романтично, вторая говорит о титаническом труде людей и трепетном отношении к памяти и возрождению реликвий.
Корабль поражает своими размерами. Он занимает в высоту 2 этажа! Испытываешь совершенно непередаваемое чувство: подлинный корабль 17 века!!! Гордый и грозный красавец!
Под стеклом представлены подлинные вещи моряков и то, что находилось на корабле в момент гибели. Вот несколько фигур моряков, чья реконструкция было произведена по поднятым со дна останкам.
Здесь же большой макет корабля в разрезе, где воспроизведено устройство всего корабля до мелочей. На нём фигурки людей, исполняющих свои обязанности, крошечное оборудование. Всё это очень интересно и помогает представить жизнь на корабле. Можно стоять перед макетом часами.
Порядки на флоте были очень жестокие. Экипаж «Васа» состоял из 500 человек. На всё это количество людей приходился только 1 кок, 1 помощник кока и 4 рабочих. Еду готовили только офицерскому составу. Каюта на корабле была всего только одна – у адмирала. Высшие офицеры спали на рундуках, низшие – на полу. Потолки на корабле очень низкие, поэтому рост матросов не должен был превышать 164см. Все солдаты и матросы жили на своём рабочем месте. У каждой пушки было 3 пушкаря. В трюм, где на полках хранился порох, во избежание пожара и взрыва закачивали воду на высоту 8 см, и люди стояли и лежали в этой воде. Одежду сушили на себе. Каждому человеку на сутки полагался 1кг солонины и 5 л пива из санитарных соображений: пиво дольше хранится, не портясь, и не содержит микробов. Огонь был только на камбузе, т.к. боялись пожаров. Порядки на корабле были самые жестокие. Если человек провинился, его килевали, т.е. на верёвке протаскивали под килем. Если несчастный и оставался жив после этой процедуры, то весь был изрезан моллюсками, облепившими днище корабля. Замеченному в краже пробивали ножом ладони и оставляли на палубе в жару и дождь, где он и умирал.

Рядом с музеем «Васа» находится мемориальное кладбище погибших на корабле
На этом же острове расположен музей «Скансен» - самый древний музей под открытым небом. Он знакомит с условиями жизни саамов. Из-за нехватки времени мы в этом музее не были.
. Неподалёку находится и музей «Акватория». Современные технологические приёмы позволяют «оживить» тропический лес в закрытом пространстве: влажная жара, ураган, «болото» и его обитатели, плывущие над головой акулы. К сожалению, в этот день музей был закрыт.
Те, кто в прежние поездки по этому туру уже бывал в музее «Васа», посетили находившийся по соседству музей сказок Астрид Линдгрен. На маленьком паровозике они проехали по всем сказкам Линдгрен, увидели Карлсона, Пеппи Длинный Чулок
и других персонажей сказок писательницы.


Пора отправляться на ночлег в пригород Стокгольма –-г. Оребро.
Но прежде заезжаем в столовую, которую содержат бывшие выходцы из СССР, какие-то кавказцы. Столовая очень уютная, находится на бойком месте: рядом два стадиона, королевский теннисный корт. (Нужно отметить, что во всех скандинавских странах, а в Швеции особенно, много спортивных площадок.)
Здесь обильный шведский стол, в обед входят в том числе разные напитки и пиво.
По дороге в Оребро вновь проезжаем по набережной и видим такой же, как тот, на котором мы приплыли сюда, паром.
Оребро ( шведы называют –Эребру) - необычайно тихий и уютный, хотя и достаточно большой город. Даже машины ездят здесь редко, основной вид транспорта – велосипед. Главная достопримечательность – старинный замок с непривычной архитектурой, со всех сторон окружённый водой, и водонапорная башня в виде гриба.

Часть 3. В СТОКГОЛЬМЕ ( продолжение)

Мы посетили знаменитую стокгольмскую ратушу, которую по праву считают лучшим украшением города. Построена она в 30-х годах ХХ века. Архитектор придал ей некоторые черты скандинавских сооружений 16 века. Высота ратуши 106м. При строительстве её применена монастырская кладка из красного кирпича ручного производства. Для постройки потребовалось 18 миллионов кирпичей, каждый из которых «старился» вручную. Строительство ратуши было очень дорогостоящим, и средств на завершение работ (на крышу) оказалось недостаточно. Тогда в продажу пустили небольшие металлические пластинки. Они стоили дёшево, но имя купившего заносили в памятную книгу, которая будет храниться в ратуше вечно.
Над зданием ратуши возвышается высокая квадратная башня, шпиль которой украшен тремя коронами, которые символизируют подчинение шведскому королю Швеции, Норвегии и Дании. Есть и другое толкование. Три короны - ситмвол трёх волхвов, которые пришли поздравить деву Марию с рождением Христа. Символы христианства, мусульманства и иудейства - показатель, что шведы терпимы к другим вероисповеданиям. На фасаде – скульптура Георгия Победоносца, повергшего змея. Внизу саркофаг, в котором никто не погребён. Кроме большой башни имеются 5 боковых.

Мы были в большом зале на первом этаже, построенном в итальянском стиле. Зал этот называется Голубым, хотя кирпич красный. Дело в том, что первоначально архитектор мыслил покрасить его в голубой цвет, но оказалось, что тогда вся прелесть этой монастырской кладки пропадет. На позолоту фресок на внутренних стенах ратуши было выделено 20кг золота. Интересна одна из фресок – всадник без головы. Предполагалось, что это будет здравствующий король. Но художник начал роспись снизу, от пола, и не рассчитал: места для головы оказалось мало. Тогда он объяснил, что это изображение одного из предков здравствующего короля, того, которому на гильотине отрубили голову.

В ратуше проводятся различные общественные мероприятия, в т.ч. известные Нобелевские балы. Нобелевские премии присуждаются в 5 областях: физике, химии, биологии, литературе. Шведский национальный банк утвердил из своих фондов ещё одну Нобелевскую премию – в области экономики. Туда же причислили и математику.
Ежегодно бывает 3-5 нобелевских лауреатов. (Нобелевские премии вручаются в Концертном зале, а Нобелевские балы устраиваются в ратуше.) Каждый из лауреатов имеет право пригласить на бал 15 гостей. Но вообще Голубой зал не слишком большой, поэтому количество гостей строго ограничено. На торжествах непременно присутствует королевская семья. За столами (в Голубом зале), накрытыми скатертями со специальной вышивкой и сервированными фирменной посудой, все сидят строго по регламенту, одеты тоже. На каждого человека за столом приходится 70см места. Обед состоит из трёх блюд. Меню тайно утверждается заранее, и никто не знает, что это будут за блюда. Традиционно одно – мороженое на десерт. Произносить тосты не принято. Король произносит приветствие, заканчивая словами: «Скооль» (пожелание добра), и в конце бала кто-то произносит благодарность устроителям бала, опять произнося: «Скооль». В интервалах между этими двумя этими выступлениями пить можно, но без тостов, а лишь произнося: «Скооль»- и непременно гладя друг другу в глазаМы видели, какими предметами сервируется стол в день вручения премий.
С балкона второго этажа к гостям по широкой лестнице спускаются король с королевой и лауреаты.


По обеим сторонам коридора на втором этаже в нишах установлены бюсты строителей ратуши. У всех их весёлые лица. Ратуша строилась 12 лет, и все эти 12 лет строителей ежедневно поили пивом. Тяжёлые двери, окованные медью, ведут в главный Золотой зал, где устраиваются торжественные приёмы. Стены здесь украшены мозаикой: в духе народного эпоса изображена история страны.Одна из мозаик изображает королеву, сидящую на троне и принимающую дары. Это символическое изображение Стокгольма. Именно в этом зале проходят Нобелевские балы. На Нобелевский бал приглашаются 200 студентов, выигравших билет в лотерее. На балу существует дресс-код. В частности, студенты, независимо от пола, должны надевать белую кепочку.
Ещё один зал – Зал Советов. В верхней его части расположены скамьи. Это галерея общественности. Любой желающий может войти на заседание совета и присутствовать на нём.
В этом зале проходят заседания парламента. Нам указывают на стол председательствующего
Нам удалось посидеть на скамейке возле ратуши, где, возможно. сиживали лауреаты.
Вновь есть возможность неспешно прогуляться по многочисленным набережным или пройтись по пешеходной торговой улочке с многочисленными магазинчиками, в том числе и сувенирными. Цены пугают, но можно сфотографироваться с огромными сувенирами-троллями. Можно отдохнуть, присев на спину мирно лежащего гранитного льва.

Часть 2. СТОКГОЛЬМ

ШВЕЦИЯ
К Швеции относится 30000 островов Стокгольмского архипелага. На островах построены дачи, куда владельцы приплывают летом только на выходные.
Швеция – королевство. Язык шведский. Самые известные люди- физик Цельсий, ботаник Карл Линней. Столица, город Стокгольм, расположен на островах.
Рассказ о Швеции гид начинает с повествования о королеве Кристине, которая правила в 17в. Её биография окружена легендами. Все предсказывали родителям, что по всем приметам должен родиться мальчик. Однако на свет появилась крупная девочка, с раннего детства обнаружившая черты характера мужчины. Отец называл её не королевой, а королём. Почти с младенчества она увлекалась всерьёз науками, в 10 лет решила заняться своим физическим совершенствованием и приказала построить спортзал, научилась стрелять так, что попадала из ружья в муху. Великолепно ездила верхом. Носила мужскую одежду. Владела 7 иностранными языками, в 12 лет могла произнести на латыни пламенную речь. Уже до коронации принимала активное участие в жизни государства, в 16 лет участвовала в заседании сейма, а в 18 лет стала единоличной правительницей. Всё своё время она распределяла между государственными делами и занятиями самосовершенствованием. Подобно английской королеве категорически отказывалась выйти замуж, что грозило оставить королевство без наследника. В 28 лет оставила преемником своего двоюродного брата, немецкого принца Карла (кстати, страстно в неё влюблённого), и бежала в Италию. Приняла католичество. Однако её выдворили из страны, так как она вела себя, не считаясь ни с какими правилами. Переехав во Францию, Кристина живёт здесь, часто меняет любовников. Затем решает вернуться домой, в Швецию, и вернуть себе престол. Это не удалось ей из-за смены религии. Вновь едет в Италию, где ведёт себя достойно, становится покровительницей поэзии, музыки и изобразительного искусства Похоронена в Ватикане, в соборе святого Павла (этой чести удостоены лишь 3 женщин)
.
С тех пор шведы решили: «Больше на престоле ни одной женщины!» 170 лет Швецией правила династия Васа, затем почти 200 лет – Бернадоты. Когда-то 1-ый маршал Наполеона Жан Батист Бернадот (за выдающиеся заслуги император пожаловал ему титул князя) за гуманное отношение к пленным шведам стал настолько популярен в Швеции, что король Карл 13 усыновил его и предложил государственному совету передать Бернадоту корону (к этому времени династия Васа закончилась). В 1812г. Бернадот порвал связи с Францией и заключил союз с Россией. (По слухам, Бернадот никогда не раздевался даже при слугах. Лишь после смерти узнали причину этого. Оказалось, на груди у него была татуировка: «Смерть королям!». Ведь он в своё время во Франции сражался против монархии. Таковы бывают шутки истории.) Сейчас на престоле. король Бернадот-16. Швеция не воюет уже более 200 лет. Однако это не мешает ей торговать со всеми воюющими странами.
В стране высокая рождаемость. В каждой семье в основном 3 ребёнка. Медицинское обслуживание и образование бесплатные. Более того, в школе учащиеся получают стипендию – 120 евро, студенты – от 250 до 600 в зависимости от успеваемости.
Игорный бизнес в Швеции, как и алкогольная продукция, принадлежит только государству. В воскресные и праздничные дни магазины с алкогольной продукцией закрыты. Доходы от алкогольной продукции идут на развитие спорта.
В Швеции шведы не вешают на окна занавески Они протестанты и считают, ч то надо жить без греха, а следовательно, и скрывать от других нечего. Зато на всех окнах стоят настольные лампы. Это национальная традиция. Когда-то фонари служили не только как источник света в жилище, но и как маяк для ушедших в море, даже если дом не стоял на берегу.
Подарки дарить здесь не принято, обильный стол тоже не накрывают, в лучшем случае ставят вино и сыр( они могут быть и принесёнными гостем).
Столица королевства Швеция, город Стокгольм, расположен на 14 островах, соединённых 58-ю мостами. Это город на воде, где, как говорят, 1/3 воды, 1/3 зелени и 1/3 архитектуры. С одной стороны основной части города- озеро Быргер Яр (пресная вода), с другой – уже море (т.е. солёная вода). Здесь будто бутылочное горлышко – выход из Балтийского моря.Рзеро на 80см выше моря, поэтому здесь устроены шлюзы. Вода здесь никогда не замерзает, и у шлюзов зимует много птиц.
Существует легенда о возникновении Стокгольма. Карелы и новгородцы разграбили Сигтуну – прежнюю столицу Швеции. Жители на кораблях бежали из города, а впереди по течению пустили бревно и решили обосноваться там , где оно пристанет к берегу.Это место решили назвать «Стокгольм»: от «сток» - бревно и «хольмен» - островок в 25 км от нынешней столицы есть остров Кунсхольм.В своё время его называли Голодным..Населяли остров СТАРЫЕ викинги. Они считали, что настоящий викинг должен умирать в бою. Поэтому старики пили напиток с мухоморами, одуревали, надевали на глаза повязку и дрались. Смертельно раненные умирали на берегу, а те, у кого оставались силы, добирались до моря и погружались в воду. Утром молодые викинги подбирали умерших на берегу и жгли погребальные костры. Поэтому на острове никто не селился
В самом Стокгольме половина жителей - эмигранты. Коренные жители живут в пригороде. Главный общественный транспорт- метро. Автобусные линии отдельно от остального транспорта. Автобусы ходят на метаноле Всюду идёт строительство. В своё время Альфред Нобиле изобрёл динамит - стали взрывать скалы, чтоб строить на набережной..

В центре нынешнегоСтокгольма – уголки средневекового города.
Мы были в старых кварталах Стокгольма..Здесь тесные улочки, старинные дома с гербами рыцарских родов, позеленевшие бронзовые статуи королей и полководцев.
Улицы здесь носят названия, данные в 16-17 веках . Названия давались по роду занятий проживающего здесь люда..Например, есть улица Ниточников, она такая узкая, что едва может пройти один человек не очень плотного телосложения. Когда-то владелец большого дома выломал посредине часть стены, поделив тем самым дом на 2 дома. Поскольку жильё всегда было дорогим и платили не только за метры, но даже за сантиметры жилой площади, а также за каждое окно, то квартир с окнами получилось больше – больше стал и доход. К тому же внизу этой крутой улочки на углу дома находилась пивнушка, которой владел тот же хозяин дома. Узкая улочка, ведущая наверх, на другую улицу, была очень удобна для «поднабравшихся» посетителей кабачка: они поднимались, упираясь руками в противоположные стены. Да и подобная ширина улицы не позволяла жёнам в платьях с кринолином спуститься вниз за подгулявшими мужьями.

Над входными дверями некоторых домов прикреплены знаки, свидетельствующие о страховании дома. В случае пожара эти дома следует тушить первыми, чтоб страховой компании не приходилось выплачивать страховку.
В Стокгольме (и вообще в Скандинавии) разные по высоте дома строятся вплотную друг к другу и образуют один сплошной дом, части которого порой окрашены в разные цвета.
На набережной навсегда пришвартованы кораблики. В них или живут, или размещаются рестораны.
Вдоль набережной идёт Морская улица, переименованная в 17 веке во Вдовью, так как моряки часто погибали, а в домах оставались жить их жёны. Теперь это очень престижный, дорогой квартал. Но самой престижной улицей считается бывшая улица Палачей застройки 15 – 17 веков. Чтоб приобрести здесь дом, люди стоят в очереди 8-12 лет. Новые владельцы не имеют права переделывать эти дома, они должны сохранить их первозданный вид
.
В Стокгольме, как и и в Амстердаме, есть улица Красных фонарей, но фонари здесь в отличие от Амстердама не горят. Проституция в Швеции запрещена законом, но полулегально существует. В случае, если кто-то донёс, то наказывают не женщину, а мужчину сроком на 3 года.
В городе много каналов и, следовательно, мостов. В свободное время гуляем по набережной. В Швеции заметно теплее, чем в Финляндии. На газонах зеленеет травка, а в вазонах цветут анютины глазки.
На набережной памятник Королю Густаву – 3, двоюродному брату Екатерины -2. Он мечтал о русском троне, но сестра ему отказала. Густав-3 неоднократно ходил войной на Россию. Перед своим последним объявленным, но не состоявшимся походом на Россию (на Екатерину) он поделил карту России на квадраты, обещая жителям какую-либо часть территории, собрал под эту кампанию деньги и на них поставил себе этот памятник.
На набережной, находится самый большой в мире королевский дворец. После того как предыдущий дворец сгорел во время очередного пожара, этот строился 60 лет вместо запланированных 6-ти. За это время сменились 3 поколения архитекторов. Когда строительство было завершено, у архитектора спросили, что он хочет за такую красоту. Он ответил: "Видеть её из окна каждый день». В результате ему было выделено место для строительства собственного дома на противоположной стороне улицы. Королевская семья живёт во дворце не постоянно (обычно живёт за городом), в часть помещений за деньги пускают посетителей: это доход королевской семьи, он идёт на поддержание дворца. Мы оказались свидетелями подготовки парадных войск к торжественному приёму во дворце какой-то важной персоны
.
Неподалёку находится Музей гражданина мира - Альфреда Нобеле, открытый к 100-летию учреждения Нобелевской премии.

На Королевскую площадь выходит одна из стен старейшая церковь Святого Николая – кафедральный собор. Считают, что он возник одновременно с городом. Он очень вместителен. В соборе находится деревянная статуя Святого Георгия и Дракона, шипы которого сделаны из лосиного рога. Эта статуя – символ успеха в одной из битв с датчанами в 16веке. Долгие годы ежегодно в день этой битвы Георгия снимали с коня и проносили по улицам Стокгольма. Здесь же, в соборе, находится копия утерянной картины - изображение старого Стокгольма. Рядом картина «Стокгольмское чудо». Она рассказывает о реальном событии: в 16 веке стокгольмцы наблюдали вокруг Солнца 6 колец, которые расходились в разные стороны.
Алтарь сделан из чистого серебра. Вокруг – статуи Иисуса и святых.
В ратуше происходит коронация королей. Здесь произносят речи нобелевские лауреаты.
Поскольку в католических храмах на богослужениях прихожане сидят, то в храме много скамей. Храм открыт всё время (причём никаких служителей не видно), и мы в свободное время заходили в него дать отдых гудящим ногам. .
Мы у крошечного памятника. Это до недавнего времени, до появления памятника Чижику-Пыжику в Петербурге, был самый маленький памятник в мире, памятник - железный Нильс. Он занесён в Книгу Гиннеса.
Нам на счастье, а ему на содержание кладем монетки, мелкие шведские кроны.
Вот едет наряд конной полиции. В сёдлах девушки- полицейские
А вот скромный снаружи, но очень дорогой ресторан .В нём каждый четверг закрываются двери для обычных посетителей, вся обслуга меняется на глухонемых: ни одно произнесённое здесь слово не может быть услышано посторонним ухом. Здесь на обед собираются члены комиссии по присуждению Нобелевских премий. Поскольку за столом может вырваться нечаянно чьё-то имя, принимаются все меры предосторожности. В остальные дни сюда может зайти любой человек и отведать, если позволит карман, что-то из нобелевского меню. А можно зайти просто из любопытства и сделать вид, что ничто из предложенных блюд тебя не заинтересовало.
В Стокгольме, как и и в Амстердаме, есть улица Красных фонарей, но фонари здесь в отличие от Амстердама не горят. Проституция в Швеции запрещена законом, но полулегально существует. В случае, если кто-то донёс, то наказывают не женщину, а мужчину сроком на 3 года.

ПО ГОРОДАМ И СТРАНАМ

Часть 1.ФИНЛЯНДИЯ

Войны между Россией и Швецией всегда велись на территории этой многострадальной страны.
Сегодня Финляндия по посещаемости русскими туристами занимает четвёртое место после Египта, Турции и Китая.
Мы мчимся на автобусе по трассе до российско-финской границы. Вдоль дороги скальные породы.

Трасса отличная. Нам предстоит проехать до Хельсинки 400 км.
Доезжаем до границы, на пропускном пункте выходим из автобуса и проходим на таможне паспортный контроль. Автобус тоже проходит проверку. Проезжаем нейтральную территорию – и теперь мы уже на финской границе. Гид предупреждает нас, что с таможенниками-финнами ни в коем случае не нужно шутить, если они будут задавать какие-либо вопросы, отвечать серьёзно: финны шуток не понимают. Снова проходим паспортный контроль (нам ставят штамп с датой пересечения границы), усаживаемся в автобус, и таможенник заходит в салон, чтобы сверить наши лица с теми, что на загранпаспорте .
Через некоторое время уже на финской территории останавливаемся возле магазина , где желающим можно в весьма ограниченном количестве купить спиртное или сигареты (их будут возить с собой всю поездку, так как обратно этот магазин будем проезжать ночью, а цены здесь ниже, нежели на всём дальнейшем протяжении пути), воду, что-то пожевать и невзрачные игрушки.
Мы едем по так называемой "королевской дороге". Вокруг скалы, и всюду среди камней идёт интенсивное строительство.
Вдоль всей дороги с обеих сторон на всём протяжении пути, в том числе и по скалам, натянута сетка-рабица.Она оберегает лосей от автотранспорта, а людей - от столкновения со зверями.. Чем дальше, тем скал больше. Появляются небольшие озерки. Несколько раз едем по тоннелям. В Финляндии их 5, самый протяжённый - 2 300м. Вдоль дороги стоят щиты с указателями температуры на данный момент, и мы видим, что чем дальше на запад мы продвигаемся, тем становится теплее.


Ф И Н Л Я Н Д И Я
. У страны трудное прошлое: 650 лет она находилась под властью Швеции, затем 150 – под властью России. Финны с большим уважением вспоминают российского царя Александра-2, трудолюбивого, благородного, испытывающего тягу к знаниям и давшего независимость Финляндии.
В стране 60 тыс. озёр, 7\10 территории занимает лес, в основном сосна.
Языки –финский и шведский. Столица государства - Хельсинки. Город расположен на полуострове, с трёх сторон его окружает вода. Заложен он был шведским королём Густавом Ваза ( тем, что построил корабль, так и не покинувший бухту в Стокгольме).
В Финляндии самая чистая и самая вкусная вода в мире. Там не химическая, а биологическая очистка воды. И эта чистейшая вода вытекает из обычных водопроводов. Саудовская Аравия обменивает свою нефть на финскую воду. Хотя вообще чистая вода на всём Скандинавском полуострове. Финны туговато соображают, лишены чувства юмора, но необычайно трудолюбивы и патриотичны, весьма недолюбливают русских. Финляндия – единственная страна, которая на сегодня не должна нам по контрибуции, размеры которой были в 8 раз больше валового дохода страны. Никто не верил, что она может быть выплачена. Но финны, и без того крайне бедные, подзатянули пояса и засучив рукава принялись за работу. На скудной земле, в суровом климате финны выращивают высокие урожаи ячменя, ржи, пшеницы и даже сахарной свёклы.
В каждом финне, независимо о т его места жительства, очень сильна на генетическом уровне связь с природой. Они чрезвычайно берегут лес, море, реки и озёра. На финском столе дары природы: лесные ягоды, грибы, рыба, дичь - всегда занимают самое почётное место. Закон о защите животных предусматривает строгое наказание (вплоть до тюремного заключения сроком на 3 года) за жестокое обращение с животными. В самом Хельсинки и пригородах много диких животных (белок, зайцев) и птиц (фазанов, лебедей, уток), которые чувствуют себя среди людей совершенно комфортно. Говорят, что в малоэтажных кварталах Хельсинки прямо между жилыми домами находятся 15 логовов лисиц. В Финляндии содержат много кошек и собак, но гуляют они все на поводках.
Считается , что милосердие - главная черта финнов. Это идеальная страна для детей и пенсионеров. Рождаемость здесь очень высокая, на улицах всюду видны двухместные и двухэтажные детские коляски
.
Вот и Хельсинки.
Хельсинки расположен на полуострове, вокруг которого множество островов – больших и маленьких, лесистых и скалистых. С острова на остров перекинуты лёгкие мосты. Красиво смотрятся дома, построенные на скалах.
Здесь уже чувствуется весна. В лужах, не обращая внимания на людей, спокойно плавают утки.
.
У нас обзорная экскурсия по городу. Периодически останавливаемся на 20-30 мин., чтоб пофотографировать и поразмяться.Самая длинная улица в Хельсинки (и в стране) – проспект Маннергейма, национального героя. Мы связываем это имя с «линией Маннергейма» - обороной финнов. Вообще, род Маннергеймов известен с 16 века. Отец Карла Густава бросил семью с детьми. С 15 лет Густав стал кадетом. Был он вспыльчив, неуживчив и часто сидел в карцере. Но позже взялся за ум и поступил в русское военное училище, где учился блестяще и вышел кавалергардом (почётная охрана императора). Прослужил 30 лет, награждён многими орденами. Однако не принял революцию и, имея жену и двух дочерей, переодевшись женщиной, бежал из России. Стал главнокомандующим финской армии.
Одна из центральных площадей столицы – Сенатская. На ней расположен Кафедральный собор, фасад которого напоминает наш Исаакиевский.
Финны любят, чтоб у них было что-то самое большое. Так, у них самый большой оперный театр, самый большой медвытрезвитель (представители этой нации любят выпить), да и сами финны- мужчины довольно крупные.

Наверное, самая оригинальная церковь в мире – церковь в скале: поверх воронки от взрыва скалы сооружён купол из медной проволоки и стекла. Внутренняя поверхность - уложенные по спирали медные пластины. Здесь великолепнейшая акустика и потому часто проходят концерты органной музыки.
Очень оригинален памятник Сибелиусу. Говорят, что он самый необычный среди других необычных постаментов в Хельсинки. Памятник, напоминающий орган, выполнен из множества труб, а рядом с ним - небольшая голова композитора. Почему орган – непонятно: сам Сибелиус органную музыку не любил. Вообще же Сибелиус в музыке для финнов то же, что для нас Пушкин в литературе. Диапазон его творчества необычайно широк. Сибелиус писал не только музыку (в том числе к балетам), но и музыкальное сопровождение к драмам. В 1907г. в качестве дирижёра он бывал в России.
Неподалёку от Хельсинки на четырёх скалистых островах находится старинная крепость Свеаборг, но нашим туром посещение её не предусмотрено.
Пора отправляться в Турку. Впереди 180 км пути. Вновь трасса среди скал и через скалы.
Турку – это маленький и самый старый город в Финляндии. Он основан в 13 веке шведами как крепость, из которой они начали покорение страны. Долгое время город был столицей завоёванного края. В17 веке здесь открыли первый в стране университет. Город был деревянным и неоднократно, как и большинство других городов Финляндии, сгорал дотла. От старого города сохранилась лишь улочка-музей – «Улица старых мастеров».

В Турку на набережной любуемся гигантом-паромом. Это просто-таки 12-палубный океанский лайнер. А нам паром представлялся каким-то утлым судёнышком типа самоходной баржи с трюмом, чуть ли не с деревянными нарами, «удобствами» где-то на корме и жутким гулом работающего мотора.
Оказывается, мы плывём на этом чуде и в чрёве его плывёт наш и множество других автобусов и машин. Мы нигде не прочли параметров этого гиганта, но шагами измерили палубу - 400 больших шагов !!!
Все полы в, коридорах, рекреациях и каютах затянуты половым покрытием, чистота идеальная.
А вот и наша каюта на 5- ой палубе. Условия отличные: чистота, уют, кондиционеры, душевая кабина, горячая и холодная вода, телефон и телевизор, электрические розетки.
Вместо отсутствующего окна – занавеска. Необходимости в окне, впрочем, и нет: пока помоешься, поешь – глядишь, после насыщенного дня уже пора спать, ведь завтра в 6.30 прибываем в Швецию, в Стокгольм, а до того надо привести себя в порядок и позавтракать. Но уж если хочется взглянуть на море, то палубы открытые с 7-го этажа, хочешь – гуляй. Мы, конечно, вышли на палубу, как только отплыли, но был сильный ветер, большой туман, берег сразу скрылся из виду, а мы плыли через ледяное поле.

Мой любимый город, которого уже нет

Мой любимый город, которого уже нет
У каждого есть такие места, забыть о которых невозможно - хотя бы потому, что там воздух помнит твоё счастливое дыхание
Эрих Мария Ремарк

(Воспоминания Маргариты Владимировны Поленовой, записанные с её слов)

Мне 96…Мой сегодняшний дом – комната в Доме ветеранов, жизненное пространство – кровать, к которой я прикована. Мои глаза почти не видят, и я не могу читать. Что остаётся мне? Воспоминания. Как говорил Рихтер, «Воспоминания – это единственный рай, из которого мы не можем быть изгнаны». И чем быстрее несёт меня вперёд Река Времени, тем чётче (стоит закрыть глаза) встаёт передо мной мой Весьегонск, мой родной, поглощённый морем город. Я вижу каждый дом и его владельцев, великолепную полноводную реку, без которой, казалось, невозможно жить, хотя и доставляла она ежегодные неприятности в виде водополиц, когда порой в паводок ездили по улицам на лодках. Впрочем, и в этом была для нас, ребятни, своя прелесть. Я вижу тёмный бор вдали за Кириками. И всегда в голове вертятся строки Бальмонта:
Есть в русской природе усталая нежность,
Безмолвная боль затаённой печали,
Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,
Холодная высь, уходящие дали.
Приди на рассвете на склон косогора –
Над зыбкой рекою дымится прохлада,
Чернеет громада застывшего бора…
…сердце…и плачет, и плачет, и плачет невольно.

Милый, ласковый, скромный мой город. Теперь мне кажется, что в самой его природе были заложены предстоящие большие испытания. Перенос – его трагедия, трагедия тех, кто в нём жил. Почему Весьегонск построили там, где было много низких мест? Ведь рядом было высокое место, куда и перенесли город перед затоплением. Эти низины не застраивались, там были площади, а на них – пруды. Например, на Мытной площади, на углу Ивановской и Бежецкой улиц. Троицкая улица была защищена вырытой глубокой канавой, которая тянулась целый квартал. Наверное, чтоб вода в ней не высыхала, по краю были высажены берёзы.

Основные улицы города (Береговая, Гостинодворская, Ярославская, Троицкая, Бежецкая) шли с севера на юг. Поперечных улиц было больше: Спасская, Соколовогорская, Исаевская, Вологодская, Белозерская, Богоявленская, Кирицкая, Новинская… В городе было довольно много двухэтажных домов, в том числе каменных. Это были дома зажиточных горожан. Большинство их располагалось на Набережной, другие на Гостинодворской, Богоявленской и Ярославской. Главная улица – Ярославская, длинная и идеально прямая. Она освещалась фонарями. На ней располагались в основном дома богатых купцов и магазины. Хозяева обычно занимали верхний этаж. На Ярославской улице был красивый двухэтажный дом купца Верескова. Этим домом можно любоваться и сегодня: он стоит на перекрёстке Карла Маркса/Вагжанова. На Ярославской привлекал взор двухэтажный дом с небольшим мезонином и башенками на углах – световыми фонариками. Этот дом принадлежал купцу Логинову. Почему-то вспоминается магазин Колмыкова (в перенесённом доме теперь служба занятости населения) и история его хозяина. В годы репрессий его арестовали. Вернулся он стареньким, жалким. Доживал у Марковых на нынешней Весьегонской улице. Покупал семечки и перепродавал их на вокзале. Этим и жил. На улице Исаевской был необыкновенно красивый дом с ажурными наличниками врача Немировского (он теперь стоит на улице Ленина). Впрочем, несколько старогородских домов можно увидеть и сегодня. Дом Кочегаровых – ныне районная библиотека. Здание Земской управы – городская администрация. Дом Логинова – музей. На перекрёстке Нынешних Вагжанова и Софьи Перовской сохранились два двухэтажных дома: Меньшикова и Орлова.

В затопленном городе было великолепное капитальное кирпичное здание гимназии с просторной раздевалкой, широкими коридорами, большими классами, высокими потолками, большими окнами. На втором этаже был роскошный актовый зал, на стенах которого висели портреты писателей. В центре потолка красовалась огромная люстра. В здании было центральное отопление.

Напротив пожарной охраны возвышался величественный Народный дом с балконом, срубленный из вековых сосен мороцкими плотниками (они считались лучшими в своём деле) и окрашенный в красный цвет. Внутри - огромное фойе, в зале – сцена. В Народном доме ставили спектакли (в том числе учащиеся училища и гимназии). Репертуар был самый разнообразный. Здесь же показывали немые фильмы. Около входа в Народный дом со стороны Белозерской улицы был поставлен памятник Карлу Марксу (возможно, первый в России), изваянный князем Ухтомским. Потом однажды он почему-то исчез.

Нельзя сказать, что наша жизнь была безбедной. Особенно тяжелы были 30- годы, время репрессий. Трудно было с хлебом, сахаром и чаем, с промтоварами. Последние вообще купить было трудно, да и стоило это дорого. Но молодость есть молодость: жизнь бьёт ключом, и оптимизм безграничен. Не помню на улицах пьяных (хотя, вероятно, были таковые), по крайней мере, молодёжь не пила… Например,1 Мая ходили на демонстрацию, а 2-го мая всегда проводились на Рене маёвки. Жгли костёр, играли, пели, танцевали. О вине не было и речи.
Жили мы интересно. В городе было чем заняться. Народный дом. Большой городской сад. Это было место отдыха весьегонцев. В саду была волейбольная площадка, гимнастический уголок и танцплощадка. Зимой низкое место заливали под каток. В парке можно было взять напрокат коньки. В городском саду было весело. А вот за пожарной охраной был тоже сад, но довольно угрюмый, засаженный чёрными тополями. Там никаких развлечений не было. Парашютная вышка (открыли её, кажется, в 1937г). Строить вышку начали ещё зимой, но потом сооружение её всё почему-то откладывалось. Наконец в конце лета работы закончились и состоялось торжественное открытие, на котором было много горожан. Внизу для безопасности сделали мягкую «подушку» из опилок. Прыгали с парашютом несколько человек, в том числе и Зина Канарейкина. Зрелище было необыкновенное! Но вышка эта почему-то быстро исчезла.
Приезжали в город аэросани и прилетал самолёт.
.
Была в городе своя футбольная команда. Помнится, кажется, за свои успешные игры она была премирована поездкой в Москву на международные футбольные соревнования. Об этом долго говорили.
Читали в наше время очень много. На первом этаже Городской управы, напротив школы, была детская библиотека, где всегда было много ребятишек. Был в Весьегонске Дом пионеров со множеством кружков.
Если говорить об отдыхе летом, то, конечно, нельзя не вспомнить Курмыш – пляж с необыкновенно чистым, совершенно особенным песком и постепенно увеличивающейся глубиной воды, которая была здесь прозрачной – прозрачной.

И всё же основная наша жизнь протекала в школе. Школа была центром нашей жизни. Наши учителя были необычными людьми, энтузиастами своего дела. Их работа не ограничивалась уроками, хотя нужно заметить, что знания они давали превосходные: ведь это были опытные мастера. Как не вспомнить Веру Николаевну Кириллову, безгранично влюблённую в свой предмет – литературу. А Иван Иринеевич Попов, подтянутый, собранный, с выправкой офицера царской армии. Окончивший Сорбонну Константин Константинович Смоленский. Красивый, высокий, стройный, очень требовательный Дмитрий Васильевич Куприянов. Зинаида Николаевна Ефремова уж очень болела за своих учеников, всячески старалась им помочь и следила за их дальнейшей судьбой. И, конечно, всеобщий любимец - обаятельный Фёдор Васильевич Степухин. Какие тематические вечера, маскарады проводились в школе! И какая тщательная, кропотливая подготовка предшествовала им!
Учителя наши привили нам любовь к школе, к городу, к стране. Долгое время мы, выпускники, проводили вечера встречи и всегда очень тепло вспоминали школьные годы, наш милый сердцу прежний Весьегонск. Неслучайно кто-то из наших «мальчишек» написал строки:
Хоть кудри наши сильно поседели,
Стремительно бегут года,
Но мы приехали сюда
И сразу все помолодели.


Теперешний Весьегонск, к сожалению, ни внешним видом, ни духом не похож на исчезнувший под водой.

ДА ЧТО ЖЕ С НАМИ СТАЛО, ЛЮДИ?!


По-прежнему, вот уже в течение 6 лет, продолжаю начатую 29.03.2011 нашей местной газетой дискуссию о нравственном уровне современного человека. Впрочем, назвать это дискуссией нельзя: ведь дискуссия – это свободное публичное обсуждение какого-либо спорного вопроса. Высказались же, насколько помнится, только 2 человека: С.А.Кондрашов и П.П. Петрова. А что значит разговор в одиночку? Антонима к слову «дискуссия» нет.

Замечательно сказал о сегодняшней нравственности один из героев писателя В.Распутина: « Свет переворачивается не сразу, не одним махом, а вот так, как у нас: было не положено, не принято – стало положено и принято, было нельзя – стало можно…» Подтверждение этому на каждом шагу.

Похоронная процессия. Навстречу мчатся (спешат!) автомобили. Ни один из них не сбавил скорости.
А ещё совсем недавно было иначе. Завидев процессию, спешивший сворачивал на другую улицу, другие же останавливались, пережидая. Так поступали уважающие СЕБЯ люди. (Я имею в виду не влюблённых в себя, а именно уважающих. Это большая разница. Не уважающий себя не уважает и окружающих.) Согласно православным представлениям, встреча с похоронной процессией не имеет никаких негативных последствий. Зато остановка или замедление скорости – естественный знак сочувствия близким усопшего. Думаю, это и дань уважения к умершему (пусть и незнакомому).

И даже если не трогает чужое горе, то из эгоистических соображений стоит подумать: жизнь – это тоненькая ниточка, которая может оборваться в любой миг. Все мы смертны.

ВСЁ ЭТО БЫЛО БЫ СМЕШНО, КОГДА БЫ НИ БЫЛО ТАК ГРУСТНО, ИЛИ ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ РЯДОВОГО ГРАЖДАНИНА.


В каждом, даже самом маленьком городке есть своя «фишка»: знаменитые земляки, необычайно красивое местоположение, различные исторические, культурные, архитектурные памятники. И Весьегонск в этом смысле не стоит на обочине дороги.
Есть у нас в переулке Строителей два памятника зодчества - два трёхэтажных урода с южным вариантом крыш, с которых зимой до земли многочисленными живописными каскадами спускаются мощные ледяные сосулищи. (Их нельзя назвать ласковым «сосульки», ибо таят они не только угрозу жизни прохожим, но и влекут за собой страшные негативные последствия для проживающих в квартирах жильцов.) Это необычное творение природы вызывает удивление и улыбку у всех, кроме обитателей этих домов. Ведь это не только антураж: на лоджиях капает, мокнут стены квартир, иногда холодные потоки льются по рамам, вода протекает между стыками потолочных плит. Больше всего бедствуют жильцы третьего этажа, где, кстати, и моя квартира. И в ней налицо все вышеперечисленные последствия воплощенного в жизнь полёта архитектурной мысли. Соседка моя, в прошлом строитель, ремонтирует квартиру каждый год (белит потолки, переклеивает обои), 12 месяцев откладывая на эти цели из своей не слишком большой пенсии энную сумму.
- Сейчас, - сообщила с юмором,- нашла применение талой воде (о пользе её учёные давно говорят), капающей в лоджии: подставила под неё ящики с луком.


Это, конечно, смех сквозь слёзы.
Между тем надо предпринимать какие-то меры. Звоню в РемКомСервис. Нужно сказать, что отреагировали на мой вопрос оперативно: на следующий день пришли с обследованием, констатировали, что действительно необходим ремонт крыши, но, по вполне понятным причинам, придётся подождать до лета. Однако уже сейчас можно принести заявку.
Не откладывая проблему в долгий ящик через день отправляюсь в управляющую компанию. Доезжаю на автобусе до бывшей льнопрядильной фабрики и дальше иду пешком. Сразу за последним кирпичным домом пешеходные тропки заканчиваются, продолжается лишь наезженная машинная колея, по сторонам которой высокие сугробы. Машины, как назло, идут часто, и я всякий раз при их приближении карабкаюсь наверх, рискуя не удержаться там и, к вящему неудовольствию водителей, свалиться под колёса. Наконец этот участок пути преодолён. Развилка дороги. Вероятно, мне нужно вправо. Говорили, что цель моего путешествия – водоочистные сооружения, где и располагается администрация РемКомСервиса. Вижу возле дороги неказистый двухэтажный дом, рядом две легковые машины. Подхожу: у входа глыба льда, очевидно, упавшая с крыши, на дверях табличка «Посторонним вход воспрещён». Значит, это не искомое.

Обхожу вокруг здания – дверей больше нет. Выхожу на дорогу, смотрю вперёд: никаких строений. Вновь возвращаюсь к двухэтажному дому. Рискуя быть покалеченной либо физически упавшим на голову льдом, либо морально крепким русским словцом (всё-таки нарушаю запрет), осторожно тяну на себя ручку двери. Коридор, множество дверей. На одной из них табличка «Машинное отделение», за ней – гул какого-то агрегата. Мне явно не туда. По счастью, одна из дверей открыта в длинный коридор. В крошечной каморке нахожу мужчину, который говорит мне, что РемКомСервис здесь, на втором этаже. Не вижу ни лестницы, ведущей на второй этаж, ни указателя. Вновь обращаюсь за помощью к мужчине, и он провожает меня до входа. Наконец-то!

В неуютной комнате трое мужчин: один за столом, взгляд других прикован к экрану телевизора. Робко спрашиваю, не это ли детективное агентство, спрятавшееся в здании за чертой города под чужой табличкой. Принимают меня доброжелательно: говорят, что до собственной таблички руки не дошли; регистрируют моё заявление. (Кстати, позже один чиновник по поводу таблички тоже сказал: «Табличка – это мелочь». Вы помните фразу: «Театр начинается с вешалки»? (И произнёс её человек большой величины!) Ныне же подобные вещи считают мелочью. А ведь наша повседневная жизнь состоит именно из мелочей, которые и делают её, жизнь, либо красивой, комфортной, либо превращают в жалкое прозябание. Правда, с оговоркой: второе касается рядового гражданина, потребителя, первое же относится к тем, кто должен устранять эти мелочи, но до чего «руки не доходят». Сидящий за столом мужчина говорит, что накануне как раз были в нашем доме и собирали подписи жильцов по поводу ремонта крыши. Прошу бумагу, чтобы поставить под ней и свою подпись, но оказалось, что бумаги нет: ей уже дан ход. Сожалею.


Возвращаясь, пытаюсь найти ответы на мучающие меня любопытные вопросы: Почему администрация РемКомСервиса вынесена за пределы города, куда не ходит транспорт? Почему она расположилась инкогнито? Почему в чужом помещении? (Может, по сходству запахов? Ведь сфера ЖКХ в целом в стране дурно пахнет.) И зарождается несимпатичное подозрение: да чтоб не нашли этот РемКомСервис люди, вечно недовольные работой пресловутого ЖКХ! Тогда, может, лучше бы было разместить его в д. Пореево, где простор, чистый воздух и добраться куда можно только на сером волке из народной сказки?!
По возвращении спрашиваю у соседей по подъезду, подписались ли они под заявлением о ремонте. Увы, они услышали об этом впервые от меня, хотя двое не выходили из своих квартир в течение всего предыдущего дня. Итак, работа детективного агентства (читай: РемКомСервиса) продолжается по законам выбранного жанра…

Впрочем, жизнь не стоит на месте и каждый день подбрасывает хоть что-нибудь не позволяющее расслабляться.
Как и все жильцы коммунальных домов, получаю от Энегосбыта предписание заменить счётчик на новый в течение месяца. Будучи законопослушным гражданином, иду в Энергосбыт. Счётчиков в наличии нет, мне советуют купить его в магазине. Интересуюсь, кто может заменить счётчик. В ответ рекомендуют найти электрика в частном порядке. Это вызывает у меня недоумение: почему обслуживающая компания предлагает потребителям самим обслуживать себя? Ведь речь идёт не об оплате услуги, а о её оказании. Значит ли это, что обслуживание компании заключается лишь в сборе средств за потреблённую электроэнергию, которые (средства) включают теперь и плату «за того парня»? Вопросы…вопросы… вопросы…

К слову сказать, в отличие от часто поносимых советских времён, сегодня проблемы накатываются лавиной, а разрешать их становится всё труднее. Создаётся впечатление, что не организации, должные обслуживать население, созданы для нас, а мы существуем для них. Хочется однажды сесть с карандашом и подсчитать, сколько же этой «обслуги», сколько колёсиков и винтиков гигантской бюрократической машины, к которым находишься, перед которыми наунижаешься, приходится у нас на душу населения – и смешными, детскими покажутся и рассуждения Гоголя о чиновничестве, и стихи Маяковского на эту тему, и «Дьяволиада» Булгакова! Так что же, воз и ныне там? Нет, он не просто остался на исходной позиции, а боюсь даже сказать… И тогда наш необычный символ города – рак на золотом поле – воспринимается иначе: ведь рак пятится назад!


Перечитываю свои путевые заметки – впечатления впервые попавшего за границу человека, - думаю: то, на что я в первую очередь обратила внимание на «гнилом Западе» (дороги, туалеты, обслуживание), не мелочи. Это образ жизни, культура, менталитет нации, уважение себя и окружающих. И делаю горький вывод: мы НИКОГДА не будем жить, как они, потому что МЫ – ДРУГИЕ.

А театр всё же начинается с вешалки, и никакой чиновник от власти не убедит меня в противном!
10.10.2013.

Как вы полагаете: что-то с тех пор изменилось в лучшую сторону?

Памяти человека с большой буквы

« Ц Е Л Ь Т В О Р Ч Е С Т В А - С А М О О Т Д А Ч А»
Ушёл и не вернуть…
Уход человека в мир иной, особенно уход внезапный, - это всегда страшный удар для его семьи. Не стало Геннадия Андреевича Ларина, заботливого, любящего мужа, отца и дедушки.
Но это не только потеря для семьи, это наша общая потеря.
Геннадий Андреевич - Краевед с большой буквы. Краеведение – дело всей его жизни. Я познакомилась с этим человеком на районном турслёте. Геннадий Андреевич привозил туда команду своей школы. А предшествовала этому большая подготовительная работа. Ребят нужно было не только хорошо подготовить технически (а эти навыки непременно пригодятся и в обычной жизни), но и совершить с ними многодневный поход с какой-нибудь краеведческой целью (вот где истоки будущей страсти!). Отчёты туристов Большеовсяниковской школы всегда были информационно насыщенны. Сколько кубков привозили со слётов ребята в родную школу! Команда неоднократно с успехом защищала честь нашего района на областных туристических слётах. И в этом большая заслуга Геннадия Андреевича.
Меня буквально потрясло известие (я не могу подобрать другого слова) о кончине Геннадия Андреевича. Вот кому бы жить ещё да жить! Ему ещё только 66 – самый расцвет сил для творческого человека. А Геннадий Андреевич был (какое страшное слово «был»!) творцом, исследователем, и ещё каким! Не перечесть всех его необычайно ёмких по содержанию работ, каждое слово в которых тщательно продумано, выверено, подтверждено документами. Перефразируя классика, можно сказать, что он «единого слова ради» перелопачивал «тысячи тонн архивной руды», ибо ему всегда хотелось дойти, как писал Б.Пастернак,

До сущности прошедших дней,
До их причины,
До основанья, до корней,
До сердцевины.
Сколько времени, сил, здоровья вложено Геннадием Андреевичем в каждую работу. Но он этим жил. Краеведение – его любовь, его всепоглощающая страсть. Даже если не перечислять все работы Геннадия Андреевича, а назвать только известную всем «Весьегонию», этого достаточно, чтобы сказать: «Это труд титана». Только этой книгой автор уже при жизни воздвиг себе «памятник нерукотворный». Сегодня затёрто слово «патриот», но Геннадием Андреевичем двигала именно безграничная любовь к своей малой родине, к нашей Весьегонии. Хотя и чувствовал он уже в последнее время, что здоровье пошаливает, но на будущее у него было «планов громадьё». Чего стоит собранный с большим трудом фактический и фотоматериал по весьегонскому учительству! Сам же автор считал его ещё только маленькой толикой задуманной им летописи о народном образовании в нашем районе. Как-то посетовал, что, кажется, нет возможности опубликовать уже готовый, снабжённый рисунками и схемами материал об уже не существующих в районе деревянных церквах и сторожках. И горько добавил: «Ну что же, пишу для себя». Мне довелось держать в руках эту работу: эта вещь – настоящий кладезь истории нашей культуры, и долг нас, земляков, найти способ опубликовать этот труд, интересный всем рядовым гражданам и всем мирским и церковным служителям.
Несмотря на огромнейшие заслуги перед нашим краем, Геннадий Андреевич был необычайно скромным (я бы даже сказала – необычайно застенчивым) человеком, не мог самостоятельно найти спонсора или мецената для публикации своих поистине бесценных работ. Мне кажется, к нему в полной мере можно отнести пастернаковские строки:

Цель творчества – самоотдача,
А не шумиха, не успех.
Позорно, ничего не знача,
Быть притчей на устах у всех
Но надо жить без самозванства,
Так жить, чтобы в конце концов
Привлечь к себе любовь пространства,
Услышать будущего зов.
…И должен ни единой долькой
Не отступаться от лица,
Но быть живым, живым и только,
Живым и только до конца.
Думаю, для нас Геннадий Андреевич всегда будет живым. Живым в своих трудах, в своём внуке, которому он успел привить любовь к родному краю и который, хочется надеяться, став взрослым, продолжит очень важное дело своего деда.

ШКОЛА В 50-е ГОДЫ ПРОШЛОГО ВЕКА.


Когда-то я убрала свои воспоминания из блога, но после разговоров с одноклассниками поняла, что в жизни школы со времени моего детства произошло так много изменений, что многие из фактов ныне покажутся невероятными, и решила вернуть материал в блог. Кому-то это может показаться интересным. Получается, что, вроде, я пишу о себе, но за всем этим стоит эпоха.

Моя мама, Пакшина Екатерина Васильевна, работала инспектором в РОНО, по вечерам – в вечерней школе. Иногда я ходила ее встречать. Школа располагалась в здании Дельской школы. Классы были большие, учеников много, все взрослые. Многие мужчины прошли фронт, до войны не успели получить образование и теперь наверстывали упущенное. Некоторые из них занимали руководящие посты: Шакин М.Н.- инструктор РК КПСС (тогда работа в РК считалась очень престижной), Козов И.И. – главный инженер Леспромхоза, Абросов П.И. – директор рыбозавода, Синько И. – главный инженер ДОК-15 и др. Мне смешно было видеть, как они выпрашивали у мамы «тройки». Давалась им наука тяжело, ведь перерыв в учебе был большой, значит, базы никакой, а занимаемая должность требовала образования, вернее, не образования, а бумажки об оном. Почему-то я запомнила, как проходили уроки литературы, которые вела Нина Павловна Князева. Я сидела в коридоре в ожидании конца занятий, и мне было слышно, как она всякий раз читала вслух очередной текст изучаемого произведения. Ни разу я не слышала ни ее объяснений, ни ответов учеников. Может, иначе в тех условиях было и нельзя: ведь прочитать тексты эти ученики все равно сами не могли, говорить же о том, о чем они не имеют представления, невозможно. А так хоть сюжет будут знать.


В РОНО тогда работать тоже было трудно. В штате были только зав. РОНО, Вахонева Ирина Николаевна, и два инспектора: мама и Василий Николаевич Котин. А школ было, кажется, больше 50, плюс на каждой центральной усадьбе детский сад. Автобусов тогда не было вообще, добирались пешком, может, когда-то по дороге могли подвезти на лошади. Как-то мама рассказывала, как она возвращалась зимой из Пореева. Дорога дальняя, стемнело быстро, а до Шариц нет ни одной деревни. Вдруг завыли волки, потом засветились в ночи зеленые огоньки. Мама припустила и не помнит, как добежала до Шариц, где и заночевала у Веры Яковлевны Параниной. Конечно, у волков, видимо, не было намерения напасть на человека, иначе никакой бег не помог бы. Судьба! В том же Порееве мама оказалась свидетелем комичного случая. Там была начальная школа. И директор, и учитель – в одном лице (Фёдор…). Мама входит – идет урок, ребятишки сидят за партами, а учителя не видно. Вдруг с печи раздается голос, задающий детям очередное задание. Оказывается, прихватил бедолагу радикулит, а лучшего спасения, чем горячие кирпичи, от радикулита нет. Между прочим, был Ф. не худшим учителем.
Позже для РОНО купили лошадь, тулуп и одни валенки и инспектора по очереди зимой выезжали «на объект» в этой "спецодежде».
В условиях такой работы виделись мы с мамой очень мало. За все годы моей учебы она в моей школе, кажется, не была ни разу. Но и оснований для посещения школы не было.


За время моей учебы в школе сменились несколько директоров. Все, кроме последнего, Евдокии Дмитриевны Родионовой, нас, учеников, как бы вовсе и не касались: они были хозяйственниками и начальниками для учителей. При последней же в школе установился жесточайший (наверно, теперь его бы назвали террором) порядок. В школу мы все ходили в форме (кстати, я считаю это хорошим тоном): коричневое платье с белым воротничком, черный фартук, в косах (с распущенными волосами ходить было нельзя!) черная или коричневая лента, на ногах чулки в резинку и скромные туфли без каблука. Праздничная (в дни красного календаря) одежда отличалась только белым фартуком и белыми лентами в косах.
Впрочем, было четыре школьных праздника, на трех из которых форма одежды была относительно свободной: Новый год, вечер встречи с выпускниками и выпускной бал. Четвертый школьный вечер проводился в день Пасхи. Начинался он поздно, продолжался за полночь, чтоб ученики, не дай Бог, не пошли в церковь. Обычно это был какой-нибудь тематический вечер. Здесь «вольностей» в одежде не позволялось.
Интересно, что Новогодний вечер тоже устраивался в такое время, что бой курантов мы слышали в школе. Естественно, с нами были и учителя, точнее, лишь классные руководители и кто-то из учителей – мужчин. Это было их обязанностью, хотя дома у всех были семьи. На новогодний бал (он был отдельно для средних и старших классов) обычно все приходили в карнавальных костюмах. Я шила каждый год новые. Как правило, они были из марли, которая была копеечной и свободно продавалась. Марля красилась, крахмалилась, на нее наклеивались при необходимости аппликации. Кем я только не была: звездочетом, плодородием, шахматной королевой, разбойницей и др. Костюмы эти хранились, и ими пользовалась вся семья и знакомые. Новогодние маскарады бывали в городском Доме культуры, где теперь комбинат питания, и в клубе винзавода. Туда пускали только в карнавальных костюмах, а ходили туда и люди взрослые. Я помню, как в один год, когда я, будучи студенткой, приехала на Новый год домой, мы ходили в Дом культуры небольшой семейной компанией: мамины тётя и дядя (им обоим было за 60!) в украинских костюмах, моя мама в костюме плодородия, студент Женя Малышев, окончивший нашу школу на год раньше меня, в костюме шахматной королевы и я в костюме разбойницы. Все были в полумасках и, получив призы, ушли неузнанными. В 10-м классе к школьному карнавалу нас готовила Татьяна Михайловна. Перетерская, которая в школе в это время уже не работала. Вечер был тематический – «Сказки Пушкина». Мы готовили немые картины к сказкам Александра Сергеевича: должны были на несколько минут застыть неподвижно на сцене. Почти месяц по вечерам мы ходили к Татьяне Михайловне домой и очень тщательно готовили костюмы, чтоб все было, как настоящее. У Володи Андреева (он был царь Гвидон), у Тамары Сизовой (царь Додон) и у меня (шамаханская царица) была обувь (соответственно- сапоги и туфли) с загнутыми носами: шили специальные чехлы из ткани. Под марлей моего «богатого» тюрбана была подложена фольга. На мое платье была пожертвована, кажется, тети Валина германская комбинация с кружевами, а сверху из ее же крепдешиновой розовой блузки надевалась короткая кофточка, расписанная по трафарету золотыми красками. Все пушкинские герои были из нашего класса, и костюмы произвели фурор.

Вечер встречи с выпускниками приурочивался к студенческим каникулам (конец января – начало февраля) и был только для будущих выпускников 10-х классов и студентов вузов и техникумов, которых всегда приезжало и приходило очень много. Они рассказывали о своих учебных заведениях, о правилах поступления, о своих будущих профессиях, а те, кто уже закончил учебу (таких на вечер приходило немного), – о своей работе. Так что в моей жизни этот вечер был только раз. Марат Михайлович, рассказывая об истории СШ № 1 и духе, царившем в ней, конечно, без умысла несколько исказил факт моего конфликта с директрисой. Ни о какой завивке волос на голове полностью и речи идти не могло. Единственное, что мы могли себе позволить, это маленький невинный завиток возле уха, который «изготовлялся» таким способом: сверху над стеклом горящей керосиновой лампы подносилась школьная ручка, вернее, та ее металлическая часть, куда вдевалось перо, и нагревалась; потом на нагретую ручку наматывалась тонкая прядка волос. Иногда, если ручка перегревалась, пахло палеными волосами. Провинность же моя на этом вечере заключалась в том, что я пришла в капроновых чулках и туфлях на «школьном» каблучке (которые где-то по большому блату достала мамина подруга М.А.Тяпкова) и весь вечер со мной танцевал курсант Ленинградского военного училища Слава Назаров. Я была в скромном синем платье. Танцевали тогда вальс, танго и фокстрот; никаких вычурных модных танцев не было и в помине. На следующий день в коридоре директор встретила меня такими словами: « Петрова, зайдите на следующей перемене в кабинет к Евдокии Дмитриевне» (она всегда называла себя в третьем лице). Я продрожала весь урок перед этим свиданием. В кабинете была посажена за стол напротив. Беседа началась так: «Петрова, почему Вы не смотрите мне в глаза? (А я сидела, уставившись в стол, так как боялась ее, как лягушка удава.). Не смотрят в глаза собеседнику только люди с нечистой совестью». И потом началась «пропесочка»: с военными вообще нельзя иметь дела, так как они очень ветреные люди и могут искалечить всю жизнь, а я должна думать о будущем. Для этого надо хорошо учиться, выбрать нужное направление и опять учиться, учиться и учиться. И так далее. Кстати, экзекуция была устроена не только мне, но и Вале Баранниковой, которая на вечере танцевала тоже с курсантом, Юрой Ушаковым. Это посещение кабинета не было для меня единственным. В 9-м классе я была старостой класса, а в 10-м – комсоргом. Старостой класса был «избран» (назначен) сын приехавшего в Весьегонск генерала в отставке Громова - Володя Громов, который был старше нас (а меня тем более, так как я была моложе всех в классе): в связи с частыми переездами семьи он вынужден был иногда сидеть в одном классе по 2 года. Из-под ворота рубашки у него всегда выглядывала тельняшка. Что-то мы с ним повздорили, и я переделала слова пушкинской эпиграммы: «Полуморяк, полудурак, полуневежда, полуподлец, но есть надежда, что будет полным наконец». А он отнес эту эпиграмму директрисе. Мне попало, она почему-то решила, что это месть за то, что я лишилась должности старосты. Видимо, она ошибочно посчитала, что «партийная» должность ниже государственной, хотя в то время в государстве нашем было наоборот. (Думаю, вряд ли в школе был ученик, с которым бы Евдокия Дмитриевна не составила хоть единственной беседы за годы его учёбы.)
И снова о порядке в школе. На переменах ученики должны были выходить из класса, дежурный открывал все форточки и проветривал класс, мыл тряпку, которой стирали с доски мел. Ученики (часто с учебниками в руках) ходили по коридору. Движение было двусторонним. Нарушителей "прорабатывали" на школьной линейке, выставляя их перед строем.Конечно, бывали и единичные случаи хулиганства. Не знаю, как бы отреагировала сегодня администрация школы, если бы на стул учителя подложили кнопки или в чернильницу-непроливашку на уроке химии положили кусочек хлористого калия.


Панический страх перед директрисой я сохранила на всю последующую жизнь. Когда я сама пришла работать учителем в свою школу № 1, Евдокия Дмитриевна работала воспитателем интерната. У меня было тогда 4 четвёртых класса: три по 43 ученика и один – 24: в нем были сельские ребята, которые в основном жили в интернате. Поскольку работа любого учителя (или воспитателя) оценивалась по результатам учебы, Е.Д. выжимала все и из учеников, и из учителей, работавших с этими детьми. Например, время от времени она спрашивала у меня, почему у такого-то или такой-то стоит «тройка». Вероятно, я недостаточно объективно проверяла знания. «Ведь мы вчера очень хорошо выучили этот материал, я сама проверяла. У нее должна быть «четверка», - заканчивала она жестко. И я покорно выполняла ее волю.

Продолжая тему школьных вечеров, могу сказать о выпускном бале лишь, что на мне было сшитое в КБО белое штапельное платье с кокеткой из гипюра. Оно было великолепно! И уж коль речь зашла о красоте выпускного платья, стоит вспомнить о том, как мы одевались вообще. Конечно, в скудном гардеробе преобладали ситцевые и сатиновые наряды. Готовые платья покупались чрезвычайно редко. Помню лишь, как в 8 классе нам с Эллой Цветковой, с которой я была неразлучной подругой, купили одинаковые ситцевые синие с белыми цветами платья. Воротники были большие, белые. Мы надевали эти платья одновременно и, гордые, шли по городу. Нам казалось, что мы очень нарядные и все любуются нами. Наверно, через год я с разрешения мамы подарила это платье Ане Румянцевой, с которой в то время была тоже очень дружна и семья которой жила в ужасающей бедности, и Аня всегда с завистью смотрела на этот мой наряд. Она была очень-очень счастлива. И лишь через много лет от нашей общей знакомой я узнала, что Аня так и не смогла мне простить «унижения» - этого подарка. Вообще же платья мне шила мама, а если «понаряднее», то Елизавета Устимовна Лапенкова, что жила на Тверской через 2 дома от Башаровых. Обувь того времени: летом – сандалии и парусиновые белые тапочки с синей каемочкой, на ремешке (их нужно было чистить зубным порошком), весной и осенью – ботинки и резиновые сапоги, а зимой – валенки. Когда я, наверное, училась в 9 классе, в моду вошли румынки. Это были обычные ботинки со шнурками или с пряжкой, но на толстой подошве. Как нам хотелось иметь этот крик моды! Первыми они появились у моей подруги Эллы Цветковой (её мама жила где-то в городе, а Элла жила в Весьегонске у тёти, главного винодела винзавода). В то же лето мама привезла мне румынки из Ярославля, где была на сессии. Чуть позже они появились и у Вали Бажминой. Мы были самые модные и вышли летом, не по сезону (ждать до осени не было сил) гулять по каменке (тогда в городе асфальта не было, а середина ул. Карла Маркса была вымощена булыжником).
Вот так мы жили.
План насаждений возле школы и в сквере возле кинотеатра составлял Борис Андреевич Расцветаев, который вёл тогда черчение и рисование. Тут стоит сделать некоторое отступление, чтоб сказать об этом учителе несколько слов. Был он мягкотелым человеком, дисциплины на уроках не было никакой. Однако проявлял твердость при постановке оценок за чертежи, выполненные на уроке и за домашнее задание, на выполнение которого иногда уходил весь выходной (а он был только один).Черчение для многих было просто мукой: технические чертежи деталей выполнялись в трех проекциях вначале карандашом, потом, после проверки, на другом листе рейсфедером черной тушью. Никаких подчисток не допускалось. Зато все мы умели (лично мне это потом на каждой работе пригождалось) владеть печатным пером, а те, кто поступил в технические вузы, не знали проблем с техническими чертежами.
Деревья возле самой школы (ныне вырубленные),возле разгромленного ныне кинотеатра "Родина"и березы в нынешнем парке Степанова посажены учениками.

Примерно в то же время в городе появился первый автобус, наверно, «ПАЗ», с длинным «носом» и одной дверью. До недавнего времени такие автобусы еще доживали свой век в некоторых колхозах, но умерли колхозы, а с ними и автобусы. Сейчас их уже не видно. За проезд вначале платили по 4 копейки за каждую остановку, потом стали брать эти 4 копейки за весь маршрут.
Учили нас тогда в школе более основательно, чем ныне, спрашивали строго. Тогдашняя «тройка» равна нынешней если не «пятерке», то твердой «четверке». Безжалостно оставляли на второй год. В 9 и 10 класс шли только самые сильные ученики, троечники имели не более 2-3 «троек». Большинство окончивших школу поступали в институты при большом в том время конкурсе (5 – 9 человек на место).


По причине не слишком хорошего здоровья я в старших классах была освобождена от физкультуры и в какое-то лето меня освободили и от летней поездки в колхоз. Практику я должна была отработать на пришкольном участке. У нас биологию вела Анна Павловна Корнева, учившаяся в свое время в аспирантуре, знающая, но дисциплиной не владевшая. Одевалась она очень небрежно, и за глаза все поколения учеников звали ее Анной Палной Затрапезной. Однажды во время практики она дала мне задание – развести водой фекалий и подкормить помидоры (плантация их была в школьном дворе, где позже построили школьные мастерские). Я постеснялась спросить, что такое фекалий, долго искала в кладовой удобрение с таким названием – не нашла и задание не выполнила. Ох и взбучка была мне на следующий день!
Между прочим, в школе был очень большой сельскохозяйственный участок, росло там много овощей, ягодных кустарников. Обеспечивали не только школьную столовую, интернат, но даже и продавали.

Итак, каждое лето сразу после завершения занятий (вернее, экзаменов, которые мы сдавали по окончании каждого класса) нас отправляли на учебную практику в колхоз. Летом это была прополка моркови, брюквы, турнепса. Осенью же, в сентябре, почти на целый месяц нас посылали на уборку картофеля и теребление льна. Жили мы там все это время безвыездно. Расселяли иногда в конторе, а иногда по домам колхозников по 5-7 человек. Если жили в конторе или клубе, то кормили нас в столовой, если у кого-то дома, то хозяйке выдавали на нас продукты. Варили супы непременно с большим количеством мяса (специально для нас забивали корову или телят), тушили картошку (тоже с мясом), а молоко приносили с фермы – пей-не хочу! Мы, конечно, тогда не думали об экономическом состоянии колхозов, но, видимо, оно было неплохим, если хозяйствам было выгодно содержать такую армию работников, как мы. (А ведь, наверно, прав был Марат Михайлович, говоривший, что это неправомерное использование детского труда. Очевидно, это традиция со времен Великой Отечественной войны, когда была необходимость каторжной работы всего населения тыла, независимо от возраста. Мы тогда как-то об этом не думали, нам в колхозе было весело.)
Поля были засеяны и засажены все, картофель отправляли даже за границу, в частности, на Кубу; лен тоже убирался и сдавался весь. Это уже позже, когда я сама работала, нас тоже направляли в колхоз на уборку льна. Работа эта была высокооплачиваемая, работники РК КПСС, райисполкома, налоговой и других элитных учреждений на лен рвались, "отталкивая» других. Лен теребили льнотеребилкой и обмолачивали, расстилали для просушки, поднимали, вязали снопы, ставили в суслоны, а потом… сжигали. Сколько государственных денег улетало с этим дымом! Впрочем, разве только на льне?!

Была кампания по мелиорации.… В Весьегонске была создана целая организация, которая стала градообразующим предприятием: вырос целый поселок мелиораторов со своей сферой социальных услуг, позже получивший в народе название «Ляпиха» (интересно, какова этимология этого названия?) Там было свое, особое, как и на ДОК-15, снабжение, и иногда жителям города удавалось окольными путями приобрести в этих спецмагазинах колбасу или масло. Конечно, у руководителей района и города таких проблем не было. Мелиораторщики вырубали кустарник, закладывали специальные дренажные трубы в землю. (Потом еще долгие годы на обочинах дорог валялись и целые трубы – излишки, и их осколки.) Однако не все эти поля потом запахивались и засевались, а в никулинской стороне вообще было достаточно много сухих необрабатываемых земель. Так денежки зарывали в землю! На валах, куда сгребались выкорчеванные кусты, потом стала обильно расти малина.
Интересна и история с «потемкинскими деревнями». (Хотя, как показало время, термин «потемкинские деревни» не имеет права быть; имя Потемкина, много сделавшего для России, в том числе и построившего на самом деле и города, и села, было опорочено в советской историографии). Их по району построили достаточно много. В деревнях возводили по несколько двухэтажных кирпичных домов. Но жильцы, вначале ринувшиеся в эти «городские» квартиры, быстро поняли, что для сельского жителя с его домашним хозяйством жилища эти непригодны, и быстро покинули их. В д. Б.Овсяниково были построены дома в двух уровнях на одну семью: внизу кухня, туалет, автономная котельная, хозяйственное помещение, наверху – гостиная и спальня. Возле каждого дома – хозяйственная постройка для скота. Однако и в этих домах люди задержались чуть дольше, чем в многоквартирных двухэтажках. А неподалеку от д. Михалево вообще был построен целый поселок из двухэтажных коммунальных домов и даже школа – думали привлечь в уже угасающие хозяйства свежую рабочую силу из городов. Не тут-то было!

Пора возвращаться в наше школьно-колхозное детство.
Работая осенью в колхозах, спали мы или на сеновалах (когда было тепло) или в избе на полу. С местной молодежью не общались, т.е. в клуб не ходили (руководители, очевидно, опасались конфликтов), собирались со своими. Наш одноклассник Витя Цветов отлично играл на баяне, а мы слушали, пели, иногда танцевали, играли в «почту». Я не помню, чтоб у нас были карты, наверно, за этим строго следил наш руководитель. Вина не было точно, но почти все пытались курить – чтоб, « как все, я тоже не хуже». Мальчишки при нас никогда не сквернословили.


То ли после 7-го, то ли после 8-го класса я как «хорошистка» и активистка была направлена в лагерь пионерско-комсомольского актива в Отмечи, где-то под Осташковом.
Поскольку все ребята там были старше меня по возрасту, вся бурная жизнь, вечерняя и ночная (а она была, потому что кто-то тайно вылезал в окошко и тайно возвращался тем же путем назад), проходила мимо меня. Я помню только линейки, костры, купанье в реке и походы.
Дважды за время учебы в школе была на экскурсиях, организованных профсоюзом для детей учителей. Одна из них – на озеро Селигер. Были мы там 2 дня, осматривали Осташков, ездили к истоку Волги. Ночевали в школе на полу, обедали в столовой. Во второй раз, уже в 10-м классе, на весенних каникулах мы опять же по профсоюзной линии ездили в Ленинград. Руководителем группы был работавший тогда в РОНО Василий Николаевич Котин. Поезда тогда шли переполненные, хоть и ходили каждый день. Ночью мы лежали на третьих полках под потолком по два человека. А в Ленинграде тоже жили в школе и спали на сдвинутых ученических столах. Тогда такой обмен (хотя обменом это не было: ленинградцы же к нам не приезжали) был обычным явлением. Мы ходили по городу, были в Эрмитаже и еще каких-то музеях, ездили в Петродворец. Впечатлений у нас, глухих провинциалов, была тьма!


Когда я уже училась в 10кл., больница в связи с моим неважным здоровьем выделила мне путевку в санаторий «Геленджик» на Черном море. Путёвка была бесплатной. Санаторий был детский, т.е. для детей до 14 лет включительно, а мне было уже 15 лет. Выход был найден: сохранилось свидетельство о рождении моей младшей сестренки Тани с 1942 года. На ее имя были оформлены все документы, и целый месяц я была Таней. Это была уже вторая моя самостоятельная поездка (первая – из Златоуста). В Москве я на метро добралась до Казанского вокзала, отстояла гигантскую очередь в кассу (тогда сквозных билетов еще не было) и благополучно через двое суток добралась до места назначения. Был октябрь, у нас дома было холодно, но и там особой жары тоже не было. В первые дни еще удалось немного покупаться, а потом погода испортилась: часто шли дожди, ветер дул с моря. Наши корпуса были на берегу, территория обнесена металлической оградой, связи с окружающим миром никакой. Вообще, если сравнивать тогдашние условия проживания и всю жизнь в санатории с нынешней -это небо и земля: тогда жизнь была спартанской.


Из событий общественной жизни, приходящихся на пору моего школьного детства, вспоминаются выборы и смерть Сталина. Помню выборы в Миндюкине. Это был не показушный, а настоящий праздник. Все нарядные, весёлые из разных деревень тянулись к Миндюкину на избирательный участок, чтоб проголосовать в числе первых. Участок открывался в 6 часов, но люди приходили даже раньше. Работал буфет: кипели самовары, на столе выложены конфеты-подушечки, сухари. А на улице звучат гармони, люди поют частушки, пляшут. Всеобщее ликование! Как всё верили в скорое прекрасное будущее, и завтрашний тяжёлый труд, и скудный быт не пугали – всё можно преодолеть ради счастливого завтра!

Смерть Сталина…Мы все, учителя и ученики, узнав о болезни вождя, на каждой перемене выбегали из школы (большой громкоговоритель висел на кинотеатре), чтоб прослушать очередное сообщение о его состоянии. Как мы все горевали в тот мартовский серый день, день его смерти! Это сейчас все мы знаем, что кровь сопровождала этого человека всю жизнь: теракты с целью добывания денег для подготовки к революции, репрессии на всем протяжении жизни и реки крови в день похорон. Впрочем, всё не так однозначно и не так просто.


Цикл воспоминаний: Маргарита Владимировна Поленова (часть 3)

Старый Весьегонск канул в Лету. Горько видеть, как медленно умирают, уже не надеясь на помощь потомков, его символы – Казанская и Троицкая церкви. Со старым городом ушёл и его дух. Поэтому мне захотелось собрать воспоминания тех, кому к и за 90. Вы увидите – это особенные люди...

Из воспоминаний Маргариты Владимировны Поленовой

Я геоморфолог. Геоморфологов должны были назначить в Алахьюньскую, Амурскую или Бургузинскую золотоискательскую геологоразведку. Но начиналась японская война, путёвки не пришли. А мне подвернулась Нина Шацкая. Она преподавала политэкономию в техникуме Промбанка, а сейчас уезжала и предложила мне своё место: 4 группы 2-ой курс. По наивности я согласилась (в университете по политэкономии было «5»). Пошла к зав.кафедрой политэкономии в университете, Александру Порфирьевичу Харитонову. Он дал мне лекции высшей партийной школы- лекции именитых академиков - по всем темам. Я по ним и читала. Дело шло хорошо. Преподавала 45-ый, 46-ой г.г.

Боголюбский в 1946г. вернулся из лагерей (закончился срок). Мария Ивановна прислала мне приглашение. Мы встретились. Борис Николаевич рассказал, что вначале он работал на лесозаводе №4. Спасло его то, что он работал по медицине. После возвращения был в университете, встретил доцента Миртову и ещё кое-кого из старых знакомых. Работать Вишневскому предложили в провинции, в Йошкар-Олинском пединституте на кафедре географии. Я когда-то мечтала о научной работе. Какая профессура была в Казанском университете! Какие кадры! 2 академика Арбузова, отец и сын. Отец возглавлял казанский филиал Академии наук, сын – физмат. Вишневский предложил мне работать с ним ассистентом на кафедре в Йошкар-Оле и под его руководством работать над диссертацией. Меня, однако, одолевали сомнения. Я уже была в Йошкар-Оле и молча уехала.. Потом поехала во второй раз, Борис Николаевич снова предложил остаться. Но меня что-то остановило. Борис Николаевич не делал мне предложения о совместной жизни, но, когда мы на вокзале ждали прихода моего поезда, он обронил фразу: «Фамилию не меняйте. Я как на вулкане».

Я уехала. Нет, меня не пугала разница в 30 лет и его прошлое, тут что-то другое. Больше мы письмами не обменивались. Больше о нём до недавнего времени я ничего не слышала. Теперь я знаю причину ареста Вишневского. Вернувшись из Голландии, он написал книгу о тунгусах. Как антрополог, он должен был ехать на конференцию в США по древнему человеку. Наша страна в 30-е годы, железный занавес.…

Для поездки нужна была характеристика. Академик А.М.Деборин написал, что Вишневский «не может считаться преданным Советской власти человеком. В последующие месяцы он подвергался критике со стороны своих коллег «за пропаганду реакционных взглядов буржуазных учёных». Арестован 14 сентября 1937 года. Осуждён на 8 лет ИТО. Отбывал срок в Северо-Восточном лагере (Магадан, 2-ой леспромхоз). Был лишён диплома доктора географических наук (восстановлен в 1949г.). После отбытия срока был профессором в Йошкар-Олинском пединституте с 1946г., преподавал экономическую географию. В 1948-1949г.г. – профессором Борисоглебского учительского института. В 1950г. по болезни вышел на пенсию, жил в Кунгуре Пермской области. Реабилитирован в 1953г. Пытался восстановиться на работе в АН, но противодействовал директор Института этнографии АН Толстов С.П. Приняли вначале на должность доцента Пермского пединститута, потом там же профессором, затем работал в Пермском государственном университете профессором кафедры физической географии. С 1969г. до смерти заведовал кафедрой экономической географии в Черновицком университете на Украине. Он был автором более 150 научных трудов.

В 1947г. кроме политэкономии в техникуме Промбанка я вела географию в школе. Это была школа №15, женская, элитная. Находилась она в центре города, где жила интеллектуальная элит. Учились здесь в т.ч. и внучки профессоров, у которых училась в недалёком прошлом и я. В школе было 42 класса. Преподаватели в основном были пожилые, молодёжь не жаловали, но я прижилась. Как я попала в эту школу? Предложила мне эту работу руководитель практики, у которой я давала 2 года назад в этой школе 2 урока. Направление этой школы – только учёба и книга. Когда я вошла в школу, меня удивило, что в коридоре висит большая доска, на которой девочки прикрепляют отзывы о прочитанных ими книгах.

Проводились книжные конференции, но никаких увеселений: вечеров, ёлок – в школе не было. Девочки были очень развитые, слушали внимательно. Ни одного замечания за время работы я не сделала. В 1947г. Маргарита Андреевна Зайцева, учительница, преподававшая литературу, ушла в декрет и завуч школы Калинников позвонил в деканат университета, нет ли студента, который хотел бы подработать на время декрета Зайцевой. А декретный отпуск тогда был очень маленьким. И вот пришёл в школу Николай Александрович Чувыгин, молодой человек, удмуртский сельский мальчик, скромно одетый. Как потом он рассказывал, в 5 и 6 классах он не учился. Нужно было кормить семью, и Коля пас скот и занимался сам .Потом сдал экстерном экзамен за эти классы и пошёл в 7 класс. Был он очень эрудированным студентом. Все девчонки классов, где он работал, были в него влюблены.

Николай Алексеевич Чувыгин


У нас с ним были дружеские отношения, иногда мы вместе ходили в кино и театры. Тёплые отношения у нас сохранились и по сей день. Николай Алексеевич так любил театр, что посвятил ему жизнь. Он кроме Казанского университета окончил ГИТИС, создал театр в Кизнере, работал в нём режиссёром. У меня есть несколько его книг.
Хочется добавить несколько слов и о завуче Калинникове. Он был и человеком хорошим, и отличным завучем. Был строг и требовал, чтобы все предметы, например, и география были связаны с литературой: говоришь о Севастополе – как тут не вспомнить Л.Н.Толстого; о Молдавии – Пушкина; и т.д. Ведь школа была с литературным уклоном.

В 1947г. в техникуме со мной произошёл такой случай. Во время одного из перерывов ко мне подошла студентка Лена Миронихина (она училась на «2» и на «3», часто пропускала занятия) и протянула мне письмо: «От меня Вам». Дома я прочла его. Девочка писала, что она состоит в известной в то время банде «Чёрная кошка», так как «хочет славы». Она поделилась со мной, так как я ей, якобы, нравилась. Что мне делать? Чтоб спасти её (мало ли что с ней может случиться!) – надо рассказать; рассказать – значит «предать». Всё-таки я решила пойти к завучу Николаю Петровичу Пудовику. Отдала ему письмо, он прочитал его и никак не прореагировал.

А потом в один прекрасный день я прихожу в школу - и ко мне подходит мужчина лет 35-ти. Я решила, что по поводу Вишневского. Я в шоке, никакая. Он стал мне задавать вопросы, а я и сейчас не помню, какие. Не знаю, какое уж я на него произвела впечатление. Николай Петрович со мной ни слова. Иногда, когда я иду в школу, я встречаю этого мужчину и мы проходим, будто незнакомы, не здороваясь. В тот день, после встречи с этим человеком, мне плохо. Через некоторое время я иду в школу и в дверях техникума (а я жила в этом же помещении) встречаю знакомого незнакомца. «Вы куда?» - «На работу». - «Я с Вами». Шли, говорили, о чём – не помню. (Такая полная потеря памяти была у меня всего лишь два раза в жизни. Вот как велик был страх в ТЕ годы!) Довел он меня прямо до входа в школу. Как я вошла в школу, как давала урок – не знаю. Спрашивала только отличниц, потому что им, не слушая, можно было поставить отметку. А слушать ответы и задавать вопросы я была не в состоянии, только думала, что после уроков возле школы меня будет ждать «чёрный воронок». Девочки почувствовали, что со мной творится что-то неладное. Всё обошлось благополучно. Некоторое время Лена подошла ко мне и показала поцарапанную бритвой руку. На этом история закончилась. По поводу кого приходил этот таинственный человек (конечно, из органов), я так и не знаю.

В 1948г. двум учителям школы, в том числе и мне, дали бесплатные туристические путёвки по Военно- Грузинской дороге. Экскурсоводом на одном из отрезков маршрута был Михаил Иосифович Дерзибашев. По специальности он был бухгалтером, но ушёл в туризм и 32 года работал на Военно-Грузинской дороге, знал на ней каждый камень. При прощании он мне на открытке написал свой адрес: «Тбилиси, 4-е почтовое отделение. До востребования». Вначале Михаил Иосифович прислал письмо, потом стал присылать посылки с фруктами. Он приехал в Казань с предложением, но я не согласилась. Роман тянулся 5 лет. Он приезжал ещё, я ездила в Тбилиси. Он организовал поездку по Военно-Осетинской дороге, ездили в Боржом. Так о дальнейшей жизни и не договорились. Потом я всё же решилась на замужество. Не последнюю роль сыграл здесь и мой страх в связи с историей с Вишневским (над всеми тогда висела 58-я статья!). Думаю: уеду далеко от НКВД. Итак, в 1953г. я вышла замуж за Михаила Иосифовича Дерзибашева, человека, который был старше меня на 17 лет (он был с 1904г). Муж был интеллигент-армянин. Учился в русской гимназии. Его мать росла в Гори и родилась в один год со Сталиным. Но я её уже не застала. Отец – тбилисский армянин. Муж был страшно влюблён в литературу, говорил, что его воспитала русская литература и он сам.

Мой муж Михаил Иосифович Дерзибашев

Я 41 год прожила в Грузии, в Тбилиси. Как мне там жилось? Я пыталась неоднократно устроиться в школу, но, увы! Напрасно. В РОНО мне сказали, что на преподавательскую работу в школе большая очередь, и открыто спросили, есть ли у меня «спина» ни много, ни мало… в министерстве. У меня её, конечно, не было. Явного недоброжелательства по отношению к русским не чувствовалось, но где-то подспудно оно, как позже выяснилось, было. Материально жилось нам трудно: зарплата мужа была небольшой, я работала семейным учителем-воспитателем. В 1956г. у нас родился сын. Каждый год летом я ездила в Весьегонск, где жила старенькая мама. Она умерла в 1981г., муж – в 1983. Мы остались вдвоём с сыном.

Истекали 200 лет трактата, заключённого Чавчавадзе с Екатериной Второй, и Грузия задумалась об отделении от России. Жилось очень трудно: пенсия была небольшая, полки в магазинах пустые. Были введены купоны, но они были обесценены. Хлеб давали по карточкам. Не было ни света, ни тепла. Помню события 9 апреля 1993г, когда погибли 19 человек. Я возвратилась в Весьегонск в 1994., когда Грузия уже отошла и Гамсахурдия объявил, что Грузия для грузин. И тогда хлынул поток беженцев, в основном, на Северный Кавказ (Ставропольский, Краснодарский край), в Москву. Это была такая трагедия! Люди покидали всё нажитое, шикарные квартиры.

Знаю о тяжёлой ситуации в 90-е годы в Баку, Сумгаите. У нас в Тбилиси тоже были беженцы, в т.ч. наша соседка-
армянка. Её сестру выбросили с пятого этажа. Ей же с тремя сыновьями помог выбраться сосед-азербайджанец. Он вывез их из Баку на машине и спрятал на своей даче. До Тбилиси, где жила ещё одна её сестра, добирались ночами сами. Говорила, что после бакинской трагедии Гарри Каспаров продал свою бриллиантовую корону и перечислил деньги на помощь армянам. Эта женщина их тоже получила.

Мой сын Борис живёт в Грузии, у него российское гражданство.

Он приезжает ко мне каждый год, но переехать сюда не может: в Тбилиси у него семья. Живётся там нелегко. По специальности сын - радиотехник, но сейчас есть трудности с работой, так как многие заводы закрылись. Дух в Тбилиси уже не тот, что прежде. В своё время сын служил в группе советских войск в Германии. Внучка Тамара пробивалась в жизни сама. Она заочно окончила факультет русского языка и литературы Тбилисского университета. Потом поехала в Германию, чтобы получить сертификат европейского стандарта по немецкому языку, который она хорошо знала и который ей очень нравился. Окончила Ганноверский университет. Её специальность – ландшафтная архитектура. Её муж – швейцарец. Он тоже окончил Ганноверский университет, этот же факультет. Теперь они оба бакалавры и поступили в магистратуру.

одноклассники 1973.jpg



встреча одноклассников через 30 лет и 3 года слева направо Цыганов Владимир Образцова Зоя Соколова Галина Фролов Александр.jpg


Наш школьный выпуск очень дружный. Все мы горячо любим свой родной Весьегонск. Многие из нас не мыслили отпуска нигде, кроме родных мест. Многие по выходе на пенсию возвратились сюда. До 80 лет мы встречались постоянно. Потом наши ряды стали редеть и мы стали встречаться небольшими группами, стали объединять уже 2 выпуска. Ваня Майоров в 1988г. в честь 50-летия окончания нами школы заказал в Челябинске специальные медали для каждого из нас.

Для нас Весьегонск – рай, особенный город, который коренные весьегонцы очень любят. Но они уходят из жизни, а с ними уходит и дух старого города. Как писал М.М.Верхоланцев, «осталось только название».

Я с 1994г. живу в Весьегонске в одиночестве. Возраст берёт своё, по ночам не спится, возвращаюсь мыслями в прошлое. О плохом думать не хочется. У меня 2 любимые темы: Пушкин и декабристы. Декабристы особенно. Я часто говорю своим приятелям: «Сегодня иду «во глубину сибирских руд»». Декабристы – моя любимая тема. Я настолько вжилась в неё, что без этого уже не могу. Кстати, умерший последним декабрист Завалишин бывал в доме иркутского купца Баснина, – предка Верхоланцева М.М. –много сделавшего и для Иркутска, и для декабристов.

Люблю мемуарную литературу, мемориальные музеи. Мне очень нравится музыка Чайковского.

Цикл воспоминаний: Маргарита Владимировна Поленова (часть 2)

Старый Весьегонск канул в Лету. Горько видеть, как медленно умирают, уже не надеясь на помощь потомков, его символы – Казанская и Троицкая церкви. Со старым городом ушёл и его дух. Поэтому мне захотелось собрать воспоминания тех, кому к и за 90. Вы увидите – это особенные люди...

Из воспоминаний Маргариты Владимировны Поленовой

Я родилась здесь, в Весьегонске, 16 октября 1921г.

Я с младшей сестрёнкой Тамарой.
На нас пальто, сшитые папой.

Чем запомнились мне годы учёбы в школе? Вообще школьные годы незабываемые. Наша школа – это что-то необыкновенное. Необыкновенными были и наши учителя. Первая учительница - Елизавета Андреевна Степанова. Она была и замечательным человеком, и отличным учителем: закладывала прочный фундамент знаний. В конце каждого учебного года проводила экскурсии. Например, помню, мы ездили в Пашковскую коммуну (это был период коллективизации).

Вначале мы ехали до Кесьмы на поезде, потом шли до Пашкова по шпалам. Пришли в дом, где, видимо, была контора. Это был бывший дом барона Штейнгеля. Там мы ночевали. В коммуне нас накормили. Однако мне помнится, что в целом там было всё как-то не ухожено. Коммуна быстро распалась: едоков было больше, чем рабочих рук. Вторая наша поездка – на пароходе в Ламь, где мы тоже ночевали и нас нещадно кусали комары. Часто мы ездили на пароме за реку. Какая красота была в заречье! Заливные луга, разнотравье, дикий лук! Все 4 года мы учились в школе «под каланчой». Здание было хорошее; просторные, светлые классы. В 5-ый класс нас перевели в другую школу. Там уже были и ученики из приходской школы, и нас всех перемешали.

Учителя здесь были с большим педагогическим и жизненным опытом: Ф.В. Степухин, К.К.Смоленский, З.Н.Ефремова, П.Г.Князев, И.С.Ажиппо, В.И.Михайловская. Это были учителя-бессеребреники: школа и мы, ученики, были для них всем. Помню, был у нас мальчик из деревни, Федя Пугачёв. Был он очень способный. Окончил 10 классов, а поступать в институт не на что. Зинаида Николаевна кинулась к Михайловской: «Верочка, Федя – прекрасный математик. Давай скинемся, чтоб он поступил». Так и сделали. Вообще, все учителя были очень заинтересованы в нашей судьбе, хотели, чтоб мы были знающими людьми и реализовали свои знания в жизни.

Я опять о Зинаиде Николаевне Ефремовой. Она была добрейшим человеком и блестящим математиком. Её ученики всегда успешно поступали в вузы. Тогда была мода на технические вузы, а там везде нужна математика. Зинаида Николаевна обращалась к тем, кто ехал поступать: «Когда будете сдавать экзамен, все задачки с экзамена мне перепишите». (Тогда же не было специальных сборников вузовских задач.) Ей привозили эти задачки, и она давала ученикам задание из школьного учебника плюс две вузовские задачи. Результат?

Галя Соколова в школе - сильный математик. Поступает в Институт гражданского воздушного флота. А там уже учатся наши мальчики, в т.ч. Гога Петров. Галя идёт на экзамен, а Гога переживает у дверей: «Только не садись к Петрову – заваливает». Но разве есть выбор, да разве и узнаешь, кто именно Петров?! И Галя попала именно к Петрову. Он дал ей сложнейшую задачу на срез. Галя вмиг её решила и подаёт листок с решением Петрову. Тот посмотрел и удивился: «Моментально и не традиционным, а совсем другим способом». Показал другим преподавателям: «Как она решила! Конечно, «5»!» Галя быстро вышла из аудитории. Гога тут как тут у дверей: «Двойка?» – «Нет, «5».» И всё же в институт Галю не приняли: вмешалась мандатная комиссия. Нина, сестра Гали, недавно вышла замуж за партийного деятеля Петракова. Он был хорош собой и нравился многим женщинам. И вот одна его «воздыхательница» написала на Петракова донос. Этого было достаточно, чтоб его арестовали. А Нина так больше и не вышла замуж.

Другие мои одноклассники. Я училась с Зоей Образцовой, мы дружили с ней всю жизнь. Её воспитание отличалось от нашего. В старом городе радом стояли три дома Образцовых, все члены семей их были людьми образованными. У Марии Владимировны Образцовой жили на квартире Смоленские. Константин Константинович Образцов - юрист, окончил Сорбонну, любил естественные науки, в т.ч. астрономию. Зоя часто бывала в этом доме, и Константин Константинович оказал очень большое влияние на неё. Кстати, Константин Константинович вёл в школе астрономию. Он ввёл у нас впервые лекционный метод обучения.

В 7 классе. Я средняя в нижнем ряду.

Мы слушали его лекции, но кроме Зои их никто не записывал. А Константин Константинович решил поставить нам четвертные отметки по нашим лекциям. У нас пусто. Мы все кинулись списывать к Зое. Естественно, записи у всех оказались одинаковыми. Константин Константинович констатировал: « Тут я обнаружил целое созвездие плеяд». Но отметки нам всё же поставил. Иногда в хорошую погоду мы собирались вечером и проводили урок, глядя на звёздное небо. Знания нам давали очень прочные. Например, когда я заканчивала институт, перед госэкзаменами нам сказали, что надо сдать заместителю ректора университета доктору наук Дюкову зачёт по астрономии, который читал этот курс на физмате. Нам же лекций не читали. Мы все договорились (а нас осталось 11 человек из ста поступивших: 5 геоморфологов и 6 климатологов), что откажемся сдавать. И вот меня первой вызывают на зачёт. Мне попался вопрос, который я, как оказалось, хорошо помнила из школьного курса. И я сдала. Товарищи потом дружно осуждали меня, что я готовилась к зачёту и скрыла от них это. Между прочим, при поступлении в университет и преподаватель по географии, и преподаватель по математике интересовались, какую школу я окончила, и очень удивились, что такие знания давали в глубинке.

А Зоя Образцова окончила геологический факультет Ленинградского университета и 40 лет преподавала в нём. Кандидат геолого-минералогических наук, профессор, автор многих научных работ.

Все мальчики нашего выпуска прошли фронт.
Миша Агеев (1919г.р.) Ему было 12 лет, когда умер его отец. Семья жила трудно, но собрали какие-то копейки, и Миша поехал в Военно-медицинскую академию. Поступил, а деньги кончились. Он сидит и плачет. Мимо него проходит преподаватель академии:
- Что плачешь? Не поступил?
- Поступил.
- ?
- Голодный.
Тот достал из кармана и протянул 25 рублей:
- Вот, иди покушай.

Миша занимался очень серьёзно. Между прочим, вместе с Мишей поступили из этого школьного выпуска в Военно-медицинскую академию ещё трое ребят: Круглов, Костыгов и Кудрявцев. Все четверо окончили академию в 1943г. А в это время - известная всем Курская дуга. Костыгов попал как раз туда. Вообще, все эти ребята сразу оказались на фронте, и, к счастью, все вернулись с войны. Миша награждён медалями «За взятие Будапешта» и «За взятие Вены». В Вене он и закончил войну. С Мишей Агеевым нас связывают и родственные отношения. Моя младшая сестра Тамара окончила медицинский институт и в 1947г. вышла замуж за Мишу. Жили они в Кировограде.

Но счастье оказалось недолгим. 10 июня 1948г в госпиталь, где работал Михаил, пришли товарищи из НКВД. Итог - статья 58 пункт 10. Стояли трое: Миша, зубной врач Коган и кто-то третий. Миша рассказал какой-то анекдот. Предполагают, что донёс именно этот третий. Мишу посадили на 8 лет, но вернулся он на год раньше, в 1955г. (Сталин уже умер, Мишу реабилитировали.) Переквалифицировался на хирурга-уролога, работал в областной больнице, блестяще оперировал. Каждый отпуск Миша проводил только в Весьегонске. Его жена Тамара 38 лет работала на станции переливания крови областным врачом-гематологом. Их сын Серёжа – профессор, кандидат наук - читал лекции в Херсонском технологическом институте.

Коля Костыгов. Был полковником медицинской службы. После войны работал на Сахалине, потом в Германии, Калининграде и Новосибирске. Умер в 46 лет.

Кудрявцев. После фронта работал военврачом на Украине (Александрия).

Круглов – после фронта в 1945-46г.г. работал хирургом в Весьегонске, потом уехал в Сумы, работал терапевтом во ВТЭКе. У него было четверо детей. Умер в 1980г.

Женя Савин (1921 г.р.) Окончил Лесной институт, доктор сельскохозяйственных наук, профессор. Живёт в Красноярске. Работал в Институте леса Сибирского филиала АН СССР. Провёл 18 экспедиций по изучению лесов Монголии. Он самый уважаемый человек в Монголии, имеет звание Почётного гражданина Монголии. Его приглашают в Монголию на все праздники.

Володя Цыганов. Окончил Фармацевтический институт, доктор биологических наук, 17 лет был зам.директора Института антибиотиков в Ленинграде, читал лекции в Фармацевтическом институте. Каждое лето приезжал или в Весьегонск, или в Любегощи (его жена Люся Спирова из Любегощей). С фронта он прислал письмо своей однокласснице Зое Образцовой:

Ты взяла мой адрес у мамаши,
Может, чиркнешь что-то иногда
Про дела девические ваши
И про жизнь медвежьего родного уголка?

Шутишь ли, назад четыре года
Виделись с тобой последний раз,
Школяров весёлая порода
И с большими окнами высокий класс.

Жалко книжек в переплётах тонких:
Где-нибудь валяются в пыли
Иль лежат среди вещей крамольных,
Если в магазин их не снесли.

Где сейчас Кириллова, Степухин?
Перед ними классы, как всегда?
Многих ли сложила жизнь в постели,
Усыпив на долгие года?

Где тот сад, весёлая гармошка?
Кажется, срубили на дрова…
И где некогда была дорожка –
Разрослася буйная трава.

Жалко мне, не скрою, это время,
Жалко парты с чёрным в вензелях;
Навалилось тягостное бремя,
И несу его на собственных плечах

Напиши – не будешь без ответа:
На письмо уж как-нибудь решусь;
Буду жив – дождёшься и ответа,
Я солдатской жизнью поделюсь.


Трудно себе представить, как в условиях войны родилось такое тёплое, лирическое стихотворение. Володя вообще был тёплый, хороший человек. Мы встретились с ним в 1946г. в Весьегонске и провели вместе 10 дней: ходили по лесам, на реку. Когда я вернулась в Казань, мы переписывались. В 1947г. мы вновь встретились во время отпуска в Весьегонске. А в 1948г. я поехала на Военно-Грузинскую дорогу. Володя просил написать мне свои впечатления. А у меня от обилия впечатлений закружилась голова – и Володе я не написала. Уже позже он подарил мне самодельный альбом с фотографиями и надписью: «В делах личных я сжёг всё, чему поклонялся; поклонился тому, что сжигал». Я долго вспоминала, какому литературному герою принадлежат эти слова. Позже нашла: Лаврецкому из «Дворянского гнезда». Потом мы долго не встречались с Володей.

У жены Володи, Люси Спировой, трудная судьба. Училась она великолепно, на одни пятёрки, и должна была получить Похвальную грамоту (она приравнивалась к золотой медали, которых тогда не было). И тут прибывает в школу человек из НКВД: дочь репрессированного человека (а отец Люси был репрессирован) не может быть отличницей! Скрепя сердце учительница по географии была вынуждена поставить Люсе «4».На этом неприятности не закончились: Люсю не приняли по той же причине в мединститут (как и Катю Башарову). Обе они окончили Герценовский пединститут. Позже Люсе всё же удалось осуществить свою мечту: она стала врачом. Вначале она работала в Ленинграде, потом судьба распорядилась так, что ей пришлось уехать в Любегощи. Здесь она полностью отдала себя работе в больнице, даже редко бывала дома, который ветшал, разваливался. Люся умерла в 1991г. в одиночестве. Володя, как и она, тоже похоронен в Любегощах. Такова была его воля: «30 лет, хоть и трудных, но вместе».

Коля Матаруев. Очень застенчивый, скромный, ничего о своих заслугах не рассказывал. Но в 1945г. был участником Парада Победы на Красной площади, а это о чём-то говорит! После войны окончил Ярославский медицинский институт, всё время работал в Вологде, блестяще делал операции на щитовидной железе. Заслуженный хирург Российской Федерации. Умер в 1998г.

Серёжа Сальников. Окончил Московский университет, картограф. Участвовал во многих картографических экспедициях. Жил в Москве. Уже умер.

Миша Румянцев – поступил в железнодорожный институт, но сразу взяли в армию, служил на румынской границе. Сражался в партизанском отряде в Тверской области, кажется, был командиром отряда.

Со школьными друзьями. Слева направо: Миша Смирнов, Леня Родионов, Люся Жилкина, Люда Ревенкова и я.

Как отдыхала тогда молодёжь в Весьегонске?
Пьянства, конечно, не было. Центром нашей жизни была школа, где была хорошая самодеятельность, проводились вечера. И с нами всегда были учителя. Какие это были бессеребренники! Вот как, например, как мы готовились к пушкинскому юбилею в 1937 году. Ко дню рождения поэта готовился большой концерт. В программе «Спящая царевна», «Сцена в корчме» (из «Бориса Годунова»). «Письмо Татьяны» и другие постановки. Но как быть с костюмами? Жили-то бедно. Галя Раменская играла Марию в «Бахчисарайском фонтане» и была одета в красивый фланелевый халат моей мамы, который обычно висел в шкафу и мама надевала его, когда к нам приходили гости. Миша Агеев играл в «Цыганах» Алеко, а я Земфиру. Думаю, у меня не было никакого актёрского таланта, но для роли подходили мои тёмные волосы (все девочки в нашем классе были светловолосые). Костюма цыганки для меня нет, сшить его не из чего. Наконец как-то нашли красный лоскут, из железных банок вырезали «монеты», нашили их на подол и сделали монисто. Как нам удавалось ставить такие серьёзные вещи!

Весьегонск тогда был городом ссыльных – жён репрессированных, интеллигентных людей: Урбанович, Верхоланцева, Котляровская, Тарасюк. Все школьные постановки осуществляла Котляровская. В городе был Народный дом – исключительно красивое деревянное здание, срубленное мороцкими (а они считались большими мастерами) плотниками. Это было зрелищное заведение. Когда входишь в него – потрясающее впечатление: громадный зал, роскошная самодельная люстра. А сцена! Открывается занавес – сцену обрамляли нарисованные на полотне берёзы. Кажется, что ты попадаешь в берёзовую рощу. В глубине сцены, на задней стенке тоже какой-то пейзаж. В Народном доме проходили собрания, ставили спектакли городские театральные труппы, показывали немое кино. Я там впервые смотрела фильм «Поэт и царь». Школьники в Народном доме выступали редко, они обычно ставили общепринятые тогда физкультурные пирамиды. Иногда на улице тоже устраивались какие-то политические сценки (ставили их, конечно, взрослые).
В 1939г. окончила школу. Институт выбирала, как во сне. И выбрала Казанский университет: там учился Ленин! Мы были воспитаны в таком духе.

Казанский университет

В 17 лет я одна поехала в Казань, где у меня не было ни одной знакомой души. В 2 часа ночи я сошла с поезда «Москва-Новосибирск», дождалась рассвета и побрела по городу: может, набреду на университет. Мой муж потом, когда я рассказывала ему об этом, удивлялся: «Как тебя могли отпустить одну?!» А мы тогда были другими, чем нынешняя молодёжь. Мы были взрослее. Ехали далеко от дома без страха. Почему-то наши мальчишки выпусков 1937-1940 г.г. после окончания школы ехали в Новосибирский институт военных инженеров. В школе я любила географию и решила поступать на геофак. Мой учитель географии, Фёдор Васильевич Степухин, от кого-то узнал об этом и предложил мне летом позаниматься по географии.

Фёдор Васильевич Степухин

Я, конечно, обрадовалась. Сейчас это кажется странным, но мы встречались … на кладбище возле могилы его жены, Марии Михайловны Морошкиной. На прощанье Фёдор Васильевич сказал мне: «Как сдадите экзамен, напишите мне, что спрашивали». Я сдала экзамен на «5» и тотчас написала. Начались занятия – тоже написала, полностью отчиталась, кто и какие лекции нам читает. Фёдор Васильевич письмо получил и сразу написал ответ (датированный 8 сентября 1939г.) на оригинальной японской бумаге. Письмо хранится в музее. Оно о весьегонских новостях, и в нём, в том числе, написано: «О переносе города ничего не слышно». Фёдор Васильевич прислал мне свою фотографию, а в письме написал: « Взгляните на мою фотографию лет через 25 и вспомните свой молодость, былое и молодые думы».

Казанский университет.…В вестибюле стояла огромная фигура Ленина. В актовом зале висели портреты Лобачевского, Зинина (учителя Альфреда Нобеля), Бутлерова, Аксакова, Панаева, Толстого… Была Ленинская комната - помещение, где учился Ленин на юридическом факультете. Обычно она была закрыта, там лишь сдавали госэкзамен по основам марксизма-ленинизма. Перед университетом в сквере тоже стоял бюст Ленина, каким он был в студенческие годы. Как-то одна из моих школьных подруг произнесла обидную фразу, что я окончила третьеразрядный университет.

Третьеразрядный?! Он был одним из существовавших тогда пяти университетов ( Ленинградский, Московский, Харьковский, Казанский, Томский). А каков был преподавательский состав! Два академика Арбузова: отец – Александр Ерминингельдович, сын – Борис Александрович – зав. кафедрой органической химии, Березин И.Н. ,Григорович В.И., Мейер Э.А. Дубяго А.Д, Чеботарёв, профессор Парфентьев, профессор Персидский. Персидский был таким увлечённым преподавателем, что во время лекции писал, писал формулы на доске и, если доска заканчивалась, продолжал писать на стене. Он порой покрикивал на студентов. Но как они его любили!

В стенах университета учились, работали, сделали научные открытия и стали создателями научных школ
Завойский Е.К. –лауреат то ли Сталинской, то ли Государственной премии, открыл электронный парамагнитный резонанс.
Адамюк – основоположник отечественной офтальмологии.
Бутлеров А.А.- основоположник современной органической химии.
Вишневский – изобрёл метод местного обезболивания – «местная анестезия по методу ползучего инфильтрата».
Бехтерев В.М. – основоположник отечественной экспериментальной психологии.
Зинин Н.Н. – положил начало мировой промышленности синтетических красителей.
Четаев Н.Г. – создал школу теории устойчивости.
Клаус К.К. – открыл 57-ой элемент Периодической системы Менделеева – рутений.
Лобачевский Н.А. – создал новую (Неевклидову) геометрию.
Самойлов А.Ф. – снял первую в России электрокардиограмму.
Симонов И.В.- астроном-наблюдатель, участвовавший в экспедиции Беллинсгаузена, открывшей Антарктиду. Открыл более 30-ти островов, один из которых назван его именем.
Этот список можно продолжить. И такой университет можно назвать третьеразрядным?!

У нас был гимн университета. Вот часть его:

Эти стены, окна и колонны,
Этих коридоров полутьма -
Здесь наук обрывистые склоны
Штурмовали светочи ума.
Лобачевский поднимал отсюда
Молнии нежданных теорем.
Над стеклом химической посуды
Бутлеров склонялся и горел.


У меня после второго курса был перерыв в учёбе в университете: началась война. Отец был на трудфронте. Всех не призванных на фронт мужчин (а папе было за 50) отправили на трудфронт, на строительство оборонительных сооружений. Мама осталась одна. Я возвратилась в Весьегонск. Было голодно, и всё же весьегонцы пережили войну легче, чем другие. Не было хлеба, но был кормилец-лес. Была рыба. Были огороды (в старом городе – а город затопили не сразу – земля была великолепная, чернозёмы). Я работала в детском доме. Его открыли 1 июня 1942г. Бедных детишек-дошкольников привозили из детприёмников Калининской области.

Мы, девочки -студентки, приехавшие из неработавших институтов домой, были воспитателями. Бедные дети! Бывало, режешь хлеб на кусочки, а всем хочется именно горбушку. Грибы, ягоды, рыба – это было у жителей, а детдомовским детям, конечно, было недоступно. Было голодно, и хотелось хлеба. А дети были чудные. В 1942г. с очередной группой детей приехал Коля Орехов. Родители его погибли, никаких документов не было. Врачебная комиссия установила. Что ему 6 лет, и он попал в старшую группу. Сразу по прибытии детей отправляли в баню (они были грязные, вшивые). Вошёл в мыльное отделение с шапкой на голове и не хотел её снимать. Когда шапку всё же сняли – под ней была сплошная короста. Я как-то прикипела душой к этому мальчику и попросила разрешения у директора детдома Анны Дмитриевны Глаголевой брать Колю домой.

У нас всё-таки была корова, была картошка. Коля стал приходить к нам, мои родители его хорошо приняли. Потом я предложила родителям усыновить этого мальчика, и они согласились. Папа собрал все нужные документы, пошел к заведующей РОНО Петровой, и она на просьбу сказала только: «Не делайте этого. Не советую». На этом дело с усыновлением закончилось, но Коля продолжал к нам приходить до школьного возраста. Когда ребятишки достигали школьного возраста, их переводили за 28 км в школьный детский дом на Камень, где они жили в зданиях бывшего монастыря. Увезли туда и Колю. Несколько раз я ходила его навещать. 28 километров, пешком, в т.ч. последние километры мрачным еловым лесом. Почему-то не было страшно. Ночевала там в келье. С Камня Коля попал в Бежецк. Изредка писал. Последнюю свою фотографию прислал в 1953г, он тогда служил в группе советских войск в Германии. Затем след Коли затерялся.

Ещё несколько слов о войне. На трудфронт кроме мужчин отправляли и девочек-выпускниц сразу после 10 класса, считай, прямо с выпускного бала. Их направили на рытьё окопов в Осташков. Немцы забрасывали окопы листовками: «Бабы, не ройте ямки. Не пойдут здесь наши танки». Девочек обещали вывезти через месяц. Однако, как водится, об обещании забыли. Домой они ( в т.ч. и моя младшая сестра Тамара), голодные, грязные, завшивевшие, добирались, кто как может, Собирали милостыню. Вернулись никакие. З сентября 1943 (?)г. на Весьегонск единственный раз за всю войну ночью было сброшено большое количество листовок. НКВД потребовало срочно собрать листовки и каждому , не читая, сдать в НКВД.

Сдавали, но, конечно, тайно читали. Белая плотная бумага, сложенная вдвое. На передней странице изображение типа черепа, в очертании которого угадывался Сталин. Это изображение наискось перечёркнуто широкой полосой, на которой лесенкой написано: « С - смерть С - Сталина С - спасёт Р - Россию». Внутри листка заголовок «Жертвы сталинских репрессий». Ниже рисунок: ров, стоят смертники, идёт расстрел. Под рисунком ещё фотография: крестьянин без ноги стоит с плугом на пашне.

В войну через Весьегонск шла дорога на Ленинград, день и ночь шли машины: везли всё, что нужно фронту. И вот группа мальчишек наловчилась с помощью крюков, которые бросали в кузов, стаскивать кое-какие вещи в расчёте добыть что-то поесть. Их поймали, судили и отправили в тюрьму.

Когда в 1943г. я возвратилась на учёбу в Казань, там тоже было голодновато. Как мы учились? Тетрадок не было. Покупали таблицы и на них писали. Холодно, голодно. Миска и ложка всегда в портфеле. Прибегаем на перемене в орсовскую столовую. Там самообслуживание. Протягиваем свою миску, в ней лежит талончик. Первое и второе давали вместе, в одну миску: какой-нибудь суп из крапивы или капусты, туда же – кашу или вермишель. А хлеба уже нет: съеден. Наш преподаватель тоже голодный. Когда мы бежим в столовую, просит принести его пайку. Ест тут же. Несмотря на голод и холод, учёба была поставлена по-настоящему, спрашивали с нас строго, без поблажек.

И мы стремились к знаниям. Тогда в Казань были эвакуированы многие, в т.ч. столичные институты. Был Ленинградский Институт Арктики, Московский филиал Академии наук, Свердловский филиал. Действовал университет выходного дня, продавались абонементы. И мы, холодные, голодные, на свои скудные гроши покупали их и в 10 часов утра шли слушать лекции известных профессоров. Например, академик Толстой читал лекции по античной литературе, профессор Курбатов - по теме «Петербург-Петроград-Ленинград». Мы, студенты, были провинциалы, были бедно одеты. Господи, как мы были одеты! Но никогда никому не завидовали. 15 декабря 1947г. в Казани отменили хлебные карточки и одновременно открыли продуктовые магазины, где можно было купить что-то вкусненькое. Но все хотели хлеба. Брали мы по две буханки и всё ели, ели. Слышу, как-то в очереди женщина сзади меня говорит: «Вот сейчас приду, насушу сухарей и напьюсь чаю».

В годы учёбы в университете в 1944г. со мной произошёл такой случай. Я студентка 3 курса.
.


Май. Моя подруга Люба, у которой я жила, работала в университете лаборанткой на кафедре физической географии. И вот однажды мы идём вместе домой и она говорит: «Профессору Николаю Васильевичу Воробьёву (основная его работа в пединституте, а у нас он читал историю и географию) давно пришла открытка, а старшая лаборантка Людмила Ивановна ему почему-то не отдаёт. Письмо лежит на столе в лаборатории». На следующий день мы смотрим самодельную открытку из обёрточной бумаги. Я читаю написанное мелким красивым почерком: «Дружище Никола! Ты, наверное, считаешь меня погибшим в расцвете лет, а я, как видишь, жив и пишу тебе».

Это было письмо от Бориса Николаевича Вишневского, антропролога, археолога, географа, этнографа, доктора геграфических наук. В 1921-23г.г. преподавал в Казанском университете, потом работал в Ленинградском университете, в Институте восточных языков им. Янукидзе (Янукидзе - первый из расстрелянных сподвижников Сталина), был учёным хранителем музея антропологии и этнографии АН СССР. Профессор Ленинградского университета. В 1935г. защитил докторскую диссертацию. Вишневский был в Голландии на Всемирном конгрессе антропологов, где познакомился с Дюбуа. По возвращении из Голландии написал книгу «Антропология народов Севера». Уже держал в руках сигнальный экземпляр, но … пришли «гости» - и всё пропало.

8 лет Колымы, поражение в правах, лишили всех званий. Дома оставались жена и дочь. В 44-м Вишневский был в пересыльном лагере в Мариинске, до окончания срока ему оставалось два года. Так вот, в письме к Воробьёву он пишет, что ни с кем из бывших друзей и знакомых связи не имеет, скучает по изданиям журнала «Природа» (его редактировал академик Берг). Я прочитала письмо, и мне стало очень жаль этого человека. На другой день, выкупив свою пайку хлеба (500г), продала её на колхозном рынке и пошла в книжный магазин. А там, на моё счастье, кто-то сдал пачку прочитанных журналов «Природа». Я их купила, дотащила до главпочтамта, где мне их запаковали в две посылки, подписала адрес Боголюбского и свой обратный – «до востребования». Написала также и письмо о том, как я узнала о его желании. Я тогда не думала, какие страшные последствия могут быть из-за отношений с репрессированным человеком. Ни о чём не думала!

Через некоторое время получаю письмо, в котором Вишневский пишет, что лагерь взорвался от удивления: от кого это? что это? Мы с Любой в ответ: «Прочитав письмо, решили сделать приятное человеку, оторванному в настоящее время от науки». После он написал письмо с просьбой найти дочку. Дал адрес тёщи в Казани. А родственники жены – профессура Казанского университета, Гагаевы. Я пошла по указанному адресу, представилась. Меня тепло приняли. Екатерина Ивановна (тёща Боголюбского) рассказала, что его жена и дочь были эвакуирован. Доехав до Тюмени, жена умерла. Ира (дочка) в данный момент живёт в Зеленодольске, работает бухгалтером. Мы с Екатериной Ивановной поехали к Ире, переночевали у неё. Но Ира была какая-то убитая, молчаливая, ни разу не улыбнулась, совсем не разговаривала. С Екатериной Ивановной мы встречались и позже. А Борис Николаевич так и продолжает писать письма. В одном: «Хотелось бы подержать в руках мои книги, изданные Казанским университетом». Одна из них, «Физиография», нашлась у доцента Александра Владимировича Ступишина (он читал нам геоморфологию). Я отправила её Борису Николаевичу.

В 1945г. я окончила университет. Дали свободный диплом.

Цикл воспоминаний: Маргарита Владимировна Поленова (часть 1)

Старый Весьегонск канул в Лету. Горько видеть, как медленно умирают, уже не надеясь на помощь потомков, его символы – Казанская и Троицкая церкви. Со старым городом ушёл и его дух. Поэтому мне захотелось собрать воспоминания тех, кому к и за 90. Вы увидите – это особенные люди.
Живущим ныне ничего не говорят имена этих людей, но за историей их жизни просматривается история страны. Ведь они живые свидетели всего и хорошего, и плохого, что происходило в нашей многострадальной стране в эти 9 десятков лет. А мы должны знать свою историю, иначе у нас нет шансов двигаться в своём развитии дальше.
Начать мне хочется с воспоминаний Маргариты Владимировны Поленовой, возможно, потому, что она хорошо знала мою маму, а всех старогородцев - знакомых нашей семьи - я ощущаю близкими людьми. Сама же Маргарита Владимировна – совершенно необыкновенный человек. Это представитель НАСТОЯЩЕЙ СТАРОЙ интеллигенции: высокоэрудированная, интеллигентная, тактичная, доброжелательная, жизнелюбивая. И, конечно, поражает её редкостная, уникальная память, которая встречается, я думаю, у единиц. Эта женщина в свои 93 года помнит не только имена и фамилии людей, но и точные даты происходивших событий.
.
Маргарита Владимировна Поленова 1948 год

Из воспоминаний Маргариты Владимировны Поленовой

Родилась я в Весьегонске 16 октября 1921г. Мать – Корнева Мария Андреевна, отец – Поленов Владимир Ильич.
Мама была из очень бедной семьи. Отец – бурлак. На лето уходил тянуть баржи на Волгу. Оставит дома пятеро детей, денег не присылает. За всё лето пришлёт одно письмо, где каждому ребёнку по имени и ОТЧЕСТВУ - поклон. Умер он рано. Мать работала прачкой в семье Роговских. Младших детей (Мишу и Таню) пришлось отдать в детский дом. Старшая сестра, Клавдия, была очень способная, училась хорошо, училась в гимназии; её учёбу, кажется, оплачивал купец Солодовников (его именем называлась и гимназия). Выпустилась Клавдия из гимназии учительницей, работала где-то в замоложье и оплачивала учёбу Марии, моей матери.
Мой будущий папа, Владимир Поленов, приехал из Питера в отпуск и в городском саду познакомился с Клавдией, которая в это время тоже приехала на каникулы. Они подружились, им было интересно вместе. Шла первая мировая война, и Клавдия на время отпуска хотела поработать сестрой милосердия в каком-нибудь госпитале. Она уехала, не попрощавшись с Владимиром, а лишь оставила записку, в которой писала, чтоб он пока поухаживал за её сестрой Марией. Так неожиданно завязался роман. Клавдия, узнав об измене, домой не вернулась, больше в Весьегонске её никто не видел. Писем она не писала, с матерью отношений не поддерживала. Умерла она, как узнали позже, в Краснодаре.

Мама была домохозяйкой.

Папа в 9 лет и 3 месяца был отвезён бабушкой в Питер в мальчики к штучному портному Тараканову (его профиль – смокинги, сюртуки, фраки), где обучался 6 лет.
Дел было много: кроме учёбы выполнял разные поручения (был на побегушках), нянчил хозяйских детей. Позднее вспоминал, чтоуставал так, что иной раз так на верстаке и засыпал. В 15 ЛЕТ ЗАКОНЧИЛ УЧЁБУ И СТАЛ САМОСТОЯТЕЛЬНО РАБОТАТЬ ПО НАЙМУ. Учился отец всего один год, но был абсолютно грамотным – дорос сам. У него были ораторские способности. Он всегда выступал на демонстрациях. И без бумажки. В Питере прожил 20 лет. Там же проходил военную службу. Служил в одной части с Г.Т. Степановым, в конвойной команде. Там ещё до революции, в мае 1917г., вступил в большевистскую партию. Был очень активным её членом. После армии присылал денежки бабушке. Она их складывала «в чулок», копила. Папа просил бабушку приглядывать ему невесту, т.к. на питерской барышне не хотел жениться, хотел жениться только на весьегонской. В Питере перед свадьбой сам сшил себе пальто из чёрного английского драпа, с красивыми пуговицами, с каракулевым воротником-шалью, а здесь даже купил дом за 1350 рублей серебром (вот этот, в котором я сейчас живу). Сохранилась купчая. Вообще документов в семье было много, но позже к маме приходили разные люди и бумаги растащили. Сохранились, в основном, служебные документы папы. Сохранился мой аттестат, подписанный Августой Георгиевной Томфордс- Ефремовой. Она приехала гувернанткой к купцу Ефремову. После смерти жены тот женился на ней.

Из автобиографии, написанной отцом в 1937г. и заверенной зав. Райфо Мартыновым (отец в это время работал в Райфо инспектором бюджета Весьегонского района), известно, что папа был направлен на демократизацию 9-ой армии Румынии (это человек с одноклассным образованием!) С дороги слал домой открытки из Винницы, Жмеринки. Говорил, что ездил с Тухачевским. В автобиографии пишет, что с заданием партии справился. Когда вернулся – революция уже победила. И тогда партийцев стали направлять с мандатом на установление Советской власти. В мандате было написано: «Сдать власть!» Папа, конечно, выбрал Весьегонск.
.

Он выступал на большом собрании в Народном доме и агитировал за Советскую власть. По воспоминаниям мамы, тут такое поднялось! Мама (они к этому времени уже были женаты) думала – убьют! Она тайком вывела папу из Народного дома.

Уже из Весьегонска в 1919г. папа был отправлен на колчаковский фронт в районе Пугачёва и Бугуруслана.


Мама провожает папу на фронт

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


24 года отец был депутатом Горсовета. Он страшно любил Весьегонск, жил им и старался всё делать для этого города. К нему домой, как к депутату,приходили люди со своими проблемами. С заявлениями.


По вопросу об отношении к религии не скажу ничего. В доме у нас этот вопрос никогда не поднимался. Мама училась в гимназии, и по Закону Божьему у неё было «5». Росла она в бедной семье, и, чтоб заработать на тетради, они с подружкой пели в церковном хоре. Возможно, в душе мама была верующей, но о религии в доме никогда не говорили, это было табу. Дома на стене в раме висел громадный портрет Ленина. В углу стояла этажерка, а на ней - подаренная кем-то папе в Питере скульптура Ленина – копия с работы Манизера. И эта вещь стояла до смерти отца, потом мать передала её в музей. Однажды папа принёс домой огромную раму, которая даже не входила в простенок между окнами. «Ну и зачем она?» - «Я туда помещу «Конгресс Коминтерна». Потом из этой рамы сделали рамку под мой портрет. Я всегда мечтала о своём портрете. Когда-то в войну я просила написать мой портрет художника Патрышева, но он затребовал за работу полпуда хлеба.. В Казани всё же моё желание удовлетворила художница-самоучка Трофимова Вера Ивановна, это её четвёртая работа. Плата за него - моя зарплата за педпрактику.



Книг папа не читал, но вернётся с работы - и сразу за газету. Особенно любил подвальные статьи Карла Радека. Прочтёт, придёт на кухню: «Ой, мамочка! Был бы я Карлом Радеком!»


Между прочим, в то время хозяева каждого дома должны были иметь красный флаг (нет красной материи – покрась белую в красный цвет) и вывешивать его в праздничные дни.

Слухи о переносе города бродили давно. Однако ещё в сентябре 1939г. обстановка в городе была довольно спокойной. Но, когда в начале октября папа по какому-то вопросу зашёл в Горсовет, Иван Николаевич Морохов (председатель Горсовета) сказал: « Владимир Ильич, пришла директива Волгостроя о начале переселения. Вот пишу повестки. А люди отказываются переезжать: октябрь, холод, темно. Ехать на зиму. Куда ехать? А заготовки! Сено сложено. Коровы. Картошка в подвалах. Владимир Ильич, начните переселение. Вы начнёте – за Вами поедут. Вы человек уважаемый. Место я себе уже облюбовал, но отдам Вам».

Пришёл папа домой – мама в слёзы: «Нет, нет, нет, не поеду! Где будем жить? Куда всё это денем? Полон подвал картошки. Капуста нарублена». Папа начал маме доказывать: «Давай обсудим. Мы первые. Тут и место близкое, и рабочие руки сейчас сразу найдём. Волгострой начнёт перечислять деньги на перенос дома – 10 тысяч. (Мы их получили.) Потом будут задержки, потом будет труднее найти и жилплощадь, где приткнуться». Решились на перенос. С чего начать? Своих денег не было ни копейки. Папа говорит: «Я возьму своё пальто и поеду в Москву». (Он, по-моему, в нём только один раз был, когда фотографировался.) Поехал в Москву, отнёс пальто в комиссионку. Увидев роскошное папино пальто, комиссионщик буквально обалдел. «Откуда такое пальто?» - «Сам сшил». – «Любую цену назначайте (папа назвал 1200 рублей) – пальто в продажу не пойдёт». И тут же выложил 1200.
родители 1926

.
С этого пальто и 1200 рублей началось переселение Весьегонска.
А наш дом был красавец. У бывшего хозяина всё было обустроено. В «Записках Сиверцева» написано, что этот дом принадлежал Дионисию (какому-то церковнослужителю). А в купчей – что приобретён дом у крестьянина Голубкова, который, видимо, в своё время купил его у Дионисия. В доме кухня, соединённая с ней спальня, зал. Большая русская печка. Большой обеденный стол.

Большая кладовка, из неё позже была сделана комната бабушке, но пожить в ней бабушке не пришлось: умерла. Ещё была пристройка – задняя комната. В ней в 20-е годы жили квартиранты – 4 мальчишки 1913г.р. из деревень. После седьмого класса они приезжали сюда в 8-ой класс. Помню, уроков никогда не учили, играли всё время на балалайке. Только один (Вася Саблер) занимался. В их комнате была печка. Утром они выставляли 4 чугунка. Мама истопит печь и сварит им еду. Бывало, прибегут из школы: «Мария Андреевна, сейчас будем печь оладьи». Муку привозили из деревни. Потом жить стало тяжелее (начались годы коллективизации), и мука была уже гороховая. При доме была баня, громадный сарай с тремя отделениями: для коровы, поросёнка и третье отделение – ледник. Холодильников тогда не было. По зиме на лошадях с Мологи привозили глыбы льда и набивали доверху. Продукты в леднике хранились, пока не растает лёд. Наверху сарая был сеновал, там мы спали до сенокоса и после. Был колодец. Единственный недостаток – низкое место (были на участке 2 пруда, канава за баней и 2 канавы возле дома). Грядок было очень мало. Клубника, сколько папа ни сажал, не росла: замокали корешки. Яблони тоже не росли. Зато всё было засажено смородиной. Она росла хорошо.

Итак, о переносе города. Во время переселения наша семья жила у Петровых. Они тоже подлежали переносу, но ещё не уезжали. Хозяйка – Мария Кузьминична. В семье 7 детей. Беднота! Жили только лесом и огородом. Мария Кузьминична, бывало, говорила: «К нашему дому бревно не прибьёт, всё палку да щепку!»

Когда 17 января 1939г. я, будучи студенткой, приехала в Весьегонск, дом уже был перенесён. Плотники сказали отцу, что для того, чтоб он стоял долго, его надо опрыскать коньяком. Папа купил бутылку коньяка и совершил этот ритуал. Мы перенесли дом на более высокое обжитое место в старом же городе. Денег на перенос дома хватило. Если хозяева хотели что-то перестраивать, это уже за свой счёт. Баню мы не перенесли: на неё, видимо, денег не было. Здесь, где мы теперь живём, была улица Спасская (теперь Вагжанова). До 1916г. здесь ещё было пустое место. Там, где сейчас «третий номер», в 1916г. некий Вересков построил двухэтажный дом с магазином. Наша улица доходила вниз до реки. Следующая улица – Манежная (позже - Красного Спорта, теперь - Тихонова), затем - Новая. Нынешняя улица Карла Маркса называлась Бежецкой. Город заканчивался винзаводом. Его владельцы – Ефремов, Иришкин и ещё несколько человек. В годы НЭПа Иришкин построил роскошный дом. Потом его конфисковали.

Папа был прав: то, что мы были первыми при переносе дома, значительно облегчило дело. Тем же, кто переносился позже (особенно в годы войны, когда рабочей силы – мужчин - уже не было и крепких лошадей тоже), пришлось очень трудно. Не обошлось без трагедий. Например, Титков Дмитрий Васильевич купил какую-то лошадёнку, стал на подъёме подпирать плечом воз с брёвнами и умер тут же, на Соколовой горе.

Отношения в семье. Папа с мамой жили душа в душу: долгое время называли друг друга так: « роднулька» - «Вовик», позже «мамочка» - «папочка». В доме никогда не было произнесено ни одного грубого слова. Скажу честно: такого мужчины во всех смыслах в жизни я больше не встречала. И говорю я так вовсе не потому, что это был мой отец.

В 20-е годы на ул. Троицкой (ныне Софьи Перовской) была больница. Земским врачом был Абрам Исаакович Немировский, интеллигентный, представительный человек. Он окончил медицинский факультет Харьковского университета, работал вначале в Любегощах, потом переехал в Весьегонск. Жил на квартире у купца Павла Петровича Глинского, владельца магазина «Фарфор, Фаянс». Здесь он женился, купил двухэтажный дом. Умер в 1937г. Вместо него в Любегощи из медицинского института прибыл молодой красивый врач Ирошников, который позже тоже переехал сюда.
Больница была деревянная, но построенная капитально. Был стационар, хорошее родильное отделение, отдельно – заразный барак. Амбулатория была на ул. Белозерской, ближе к собору. Во время пожара она сгорела, и кабинеты разных специалистов раскидали по купеческим домам.

Итак, перенос города. Много было споров о месте переноса: между деревнями Живни и Бараново, в Кесьму, в Телятино и т.д. (Кстати, брат моего папы первым продал свой дом какому-то москвичу и построил дом в Баранове - предполагаемом месте переноса города. А город-то туда и не стали переносить!) Хотели сменить и название города – Ждановск. (Когда район перенесли в Кесьму, отец очень много писал относительно того, чтоб вернуть Весьегонску статус города. Это произошло лишь в 1953г.) Строительство города было спланировано вдоль реки в направлении Бараново-Живни. Здесь были самойловские колхозные поля. Вокзал стоял в сторонке. Просёлочная песчаная дорога шла до вокзала примерно 3 километра. Вокруг сосенки. Ходили по обочине тропками. Мостили дорогу уже позже. Тот, у кого была лошадка, ездил до вокзала на ней. У Ерофеева Ивана Ивановича была лошадь, и он всегда ездил к приходу поезда и по пути подхватывал пассажиров. Вокзал в первоначальном виде сохранился до того, как сгорел, а обещание построить новый так до сих пор и не исполнилось
.
Мост через Мологу на Суду строили в 1918г. Здесь были инженеры (в т.ч. Павел Будничук, который женился на красавице Лёле Немировской, дочери врача; у них родился сын Олег). На Бараново была прямая дорога, шли пешком через лес .Я в Баранове бывала часто ,ночевала, ведь там у меня был родственник. Конечно, был и уважительный повод: в Баранове жила моя первая школьная любовь - Лёня Родионов.

Позже он окончил авиационный институт, работал в Подлипках с Королёвым и даже, кажется, участвовал в запуске на орбиту. Гагарина
В Горке была прекрасная сосновая роща, которая существовала ещё в 41-ом году.

"БОЛЬШОЕ ВИДИТСЯ НА РАССТОЯНИИ" дневники Бориса Андреевича Расцветаева. Часть 5

« В середине октября 1992 года на Весьегонск налетела снежная буря. Бушевал ветер, деревья ломались под тяжестью снега. В одну из этих ночей умер Борис Андреевич Расцветаев. В его квартире не было денег, чтобы похоронить хозяина, - четыре дня лежало его тело, когда наконец директор винзавода дал какие-то деньги. За гробом Бориса Андреевича шло несколько человек, а на могилу положили единственный венок с надписью «От соседей»». Так предваряет биографические материалы, дневники Б.А. Расцветаева неугомонный, бескорыстный Марат Михайлович Верхоланцев, который купил, разобрал и перепечатал на машинке бумаги покойного.
Что стоит за этими страшными строками?
Кем был умерший? Как прожил он отмеренные ему 84 года?
13 июля 1942г. Сегодня пошли сенокосить: тёща, жена и я. Тесть пошёл по делам в Чурилово, где контора лесничества. Мы долго шли по лесу, по вырубкам, болотам километра 4. Пришли на место. Надо шевелить сено – а я не умею. Кое-как поворошил, а тут нашла туча с дождём, надо быстро копнать. После этого мы с женой отправились за грибами. Плутали по полям и лесам. Но грибов попадается сравнительно мало. Совместно с Марией мы набрали полный кошель из лыка, висевший у меня через плечо. Уж и надоел же мне этот кошель! Страшно неудобно носить его, и я изругался. Мария «расстроилась» из-за этого. Мария говорила, что мать, придя домой, будет сегодня печь олашки. Я предполагал, что вечером будут ужинать, как обычно, и велел Марии набрать лебеды, чтобы увеличить объём ужина. Она приготовила травы. Мать пришла, действительно принялась печь и варить. Но… ужинали только молоком и олашками. А грибы не тронули… Мне пришлось просить, чтобы сварили мне лебеду. Так как в деревне это дело новое, мне пришлось послушать насмешки. Всё-таки я поел на сон грядущий и лебеды с грибами, и хлеба с олашками и молоком.
4 августа – 18 октября 1942г. (…)Топливо. У нас установилась определённая система: мы топим свою лежанку почти беспрерывно. С утра до ночи .(…)Труба открыта весь день, и о нагревании печей не может быть речи. В качестве дров мы употребляем щепки и стружки, оставшиеся в достаточном количестве от плотников. Кроме щепок я собирал в лесу разный хлам, валежник в мешок. Раз как-то сходил за два километра за хорошими щепками на старой вырубке, принёс в больших мешках. Потом не стал ходить так далеко, стал посещать Чухарный лес. Этот лес нас и кормит, и отопляет. В лесу достраивали какие-то домики-землянки. Там валялось много всяких обрезков, я не осмелился взять их. Только один раз мне «подали» обрезки досок, и мы топили ими пополам с разным хламом. А потом я придумал ещё один вид топлива – сосновую кору. Она очень легко отдирается от пней. Но кора горит плохо, тлеет, хотя жару даёт достаточно. Наш котёл давно уже обгорел, и мы боимся, как бы он совсем не развалился. Тогда варить будет не в чем. И пролезает-то он в топку с трудом, надо по-особому повернуть его. Кора разгорается не сразу, надо долго раздувать огонь до одурения. Особенно после дождей, когда топливо намокнет. А наши основные дрова – кубометр с четвертью – всё ещё валяются у Комлевых. Я перетащил несколько брёвнышек. Но вот беда – класть дрова некуда. Нет сарайки. Дрова мокнут на дожде, да и растащить их могут. Относительно кладовой у нас тоже неблагополучно: на нашу долю не досталось каморки. Всё разобрали другие квартиранты. Особенно чувствуется отсутствие кладовки в вопросе хранения капустных листьев. У нас скопляются в комнате целые груды листьев, и они портились, причём мы успевали их съесть. Листья я подбирал в Андриановской Расчистке. Потом кое-кто давал (З.П., Ф.П. и другие).
Я много теперь читаю, и всё исключительно за обедом. Просиживаю иногда 3-4 часа. И каждый день собираюсь что-нибудь написать, но никак не соберусь. А дни между тем становятся всё короче и короче. У нас нет керосина, мы не можем позволить себе роскошь жечь лампу с горелкой, довольствуемся лампадочкой, да и то норовим зажигать её позже, а гасить рано. Я стараюсь использовать свет топящейся печи, но это плохое освещение. В лучшем случае при нём можно только читать, а писать или тем более что-либо рисовать – нечего и думать.
10 октября 1966г.. Холодно по – зимнему. Таня решила больше не ходить за клюквой. Я принялся делать к старому велосипеду приспособление для возки дров из леса. (…) В4 часа поехал пешком с велосипедом в лес, на Плаху. Нарубил сухостоя, заложил в стремена, вывез на просеку (…)
11 октября 1966г. Холодно, пасмурно. Отправился опять в лес за брошенными вчера на дороге дровами в Привёз домой дрова, принялся рубить на короткие палки, укладывать. Опять ночь! Не закончив, повечерял.
Март 1967г. (…) В последний день марта мы повезли в Москву клюкву. Она сочилась. Мы договорились заранее с проводником. Принялись размещать коробки в самых невозможных местах: на полках, на потолок над тамбуром и т.д. 17 мест! За подобную услугу проводники взяли по рублю с места – 17 рублей. В Москве мы наняли двух носильщиков с тележками и решили везти сразу на Бутырский рынок. Начали торговать. Труд этот был нудным. Но им занималась Танечка, а я подносил, распаковывал, выносил пустые коробки на свалку.(…)
20 января 1969г. часов в 11 пошёл в Горсовет, захватив с собой бумагу, которую мы получили ещё полтора года назад в ответ на наше заявление об улучшении жилищных условий. (…) Но оказалось, что нас вообще не включили в список людей, которым требуется улучшение. Как мне объяснили с вежливенькой улыбкой, эта наша бумажка из Горсовета есть пустая, ни к чему не обязывающая отписка.
Лето 1972г .(…) В первой половине сентября в наш комиссионный магазин завезли картошку. Отпускали по 10кг в одни руки, до ночи продолжалась торговля, суматоха. И мы с Таней участвовали в ней. Шесть или семь раз подходили, получая каждый раз по 20 кг (…)
. 7 декабря 1979г. Мы живём на временной квартире, в которую домоуправление вселило нас в феврале этого года. Наш основной дом №9 по улице Степановой ремонтируют. Работы ведутся нарочито по-черепашьи. Как поведала нам в частной беседе руководительница домоуправления Жанна Васильевна, на плечах предприятия 140 домов разного калибра, в которых до 700 комнат, где 1200 жильцов Недостаточно материалов, рабочих и т.д.
Несмотря на то что обстоятельства были жестоки к Борису Андреевичу, он всю жизнь оставался самим собой, а это большая роскошь. И этому надо учиться у этого нестандартного человека.

М Е Ч Т А Т Е ЛЬ Н О С Т Ь

Может быть, именно мечтательность, умение уйти от серой действительности в мир грёз помогало Борису Андреевичу выживать порой в невыносимых обстоятельствах.
Кто-то из великих сказал: «Это мечтатели вращают планету» .Да, порой эти люди кажутся обывателям нелепыми, смешными именно потому, что непохожи на них самих. Но сколько в этих людях света и тепла, как похожи они своей непосредственностью на больших детей.
6 мая – 6 июня – 6 августа 1930г. Однажды мы выехали на лодке днём при сильном ветре, дующем сверху. Пока мы поднимались, впереди встала огромная зловещая туча. Когда мы поднялись вверх по реке, по нашим соображениям, достаточно, вдруг налетел шквал и чуть нас не утопил. Мы успели развернуть парус и стали уходить от волн. Картина была эффектная. Мы уже потом вспомнили, что можно было бы устроить киносъёмку с нас. Великолепная шлюпка с красным парусом, парни в одних трусах, как настоящие японские рыбаки, или мавританские корсары, или, наконец, самоанцы, маорийцы.
3 апреля 1931г. По обыкновению день прошёл в мелочных заботах о кино. Но в 5 часов вечера я отправился на лыжах. Вечер был солнечный, весёлый. Я взял курс на южный мыс «Стенджерсона», с южного мыса пошёл на юг, на одинокие сосны «Кастэлламаре» (итальянские), оттуда пошёл на деревушку «Грегорио Сантуччи» (Глинское). Солнце купалось в бурных облаках. Потом я пробрался через лес на холм «Гронмейер» (Пленишник). Оттуда спустился к «уступам-контрфорсам», переехал через реку «Саскачаван» (Мологу). Передо мной лежало два пути: один кратчайший – через Дели, другой - через железнодорожный вокзал «Норджестон» (Весьегонск). Я выбрал этот интересный маршрут и поехал через деревню «Дурварт» (Живни).
30 марта 1931г. Ну вот. Теперь есть о чём записать в дневник. Сегодня утром, часов в 8, я выехал на лыжах. Думал, покатаюсь немного, но вышло иначе. По прямому направлению (наст был очень твёрдый, хотя и волнистый) я доехал до горы «Буремо» (Мышья), взобрался на неё, воображая, что я в Альпах или Норвегии, пересёк лес и удалился километров на 10 к юго-востоку, пересекая долины и мелкие леса, железнодорожную насыпь (с насыпи свалился и сломал палку), наконец углубился в большой и дремучий лес, совершенно мне незнакомый. Там я видел заячьи, волчьи и медвежьи следы. Мне стало немного жутко, хотя был светлый день…
18 января 1936г… Я хочу написать об одной вещи, которая давно меня занимает. Мне представляется берег моря, ласковый ветер. Шуршание о песчаную отмель волны. Лазурное небо. Весёлое солнце. Чайки-птицы и чайки-яхты. На горизонте уходящий вдаль большой пароход. На берегах сады и дворцы. Как бы из пространства льётся музыка. Могучие аккорды, полные красоты и любви к жизни. На отмель выходят двое – мужчина и женщина, оба молодые, прекрасные. Это люди будущего. Они изящны, стройны, сильны и грациозны в своих движениях. Самое прекрасное из прекрасных в мире – человек – налицо. На берегу моря сошлись вместе Радиант и Андромеда. Они одарены искусствами. Живопись, ваяние, танцы, поэзия – всё им знакомо.
ФИЛОСОФСКИ Е Р А З М Ы Ш Л Е Н И Я
Нередки в записях Бориса Андреевича философские рассуждения.
12 августа 1926г. (…) Мать проводила меня до пристани и посидела там. Мы толковали с ней о наболевших для меня вопросах: об учёбе, профессии в жизни и т.п. О, сколько их у меня! И вопросы все какие-то серьёзные, начиная от устройства Вселенной. Все они меня волнуют, требуют немедленного разрешения! Ну, а кто же мне в состоянии ответить, например, на вопрос: «Для чего мы живём?» Какой смысл?
Почему Вселенная устроена так, а не иначе? Мать, видимо, страдает за меня и не в состоянии мне помочь…
18 апреля 1931г.(…) я хочу жить, а не только работать, для меня дороже жизнь, а не работа. Для чего люди работают? Для радости жизни. Мешает жить масса мелочных, будничных забот, из-за которых мы не видим ни солнца, ни природы.
14 января 1942г. Ночами не спится – всё думаю о смысле жизни, о задачах литературы и рисования. Думаю и передумываю и так и этак.
14 февраля 1942г.… Между чтением Жуковского листаю научную литературу «Дикий каучук» Лукницкого. Приводятся примеры зверской эксплуатации туземцев в Южной Америке и Африке белыми колонизаторами. Эти факты прямо потрясают сознание, и думаешь: неужели всё это правда? Неужели нельзя обойтись без этих жестокостей? Неужели нет другого выхода, кроме истребления цветных людей? Да и белые люди… Разве не истребляются теперь белые люди в пламени бессмысленной, безумной войны? Что за страшный, противоречивый мир – подлунная? Когда он провалится, этот грешный, заражённый материк, сквозь земную кору и потонет в первозданной лаве?
(…)Главное - недостаток питания мозга… Интересно, как вывёртываются они? Как устраиваются? Чем питаются? Или в самом деле сидят по два дня не евши? И сколько сейчас подготавливаются кандидатов на тот свет? Или я ошибаюсь? Или у меня голова не в порядке? Может быть, ничего неестественного в этом положении нет? Так и должно быть? Не жрать, не курить? Ну, вот так-таки сидеть без всякого, как набитый объегоренный дурак? Может быть, нужно, нужно быть сознательным и испытывать всяческие лишения? Есть долг гражданина, в сравнении с которым еда – тьфу! Неважное дело. Можно и без еды… Что там еда? Долг прежде всего. Долг… Нажрался спекулированного хлеба со шпиком, Нажрался свиных щей … и к бабе.
Интересно только, почему голод касается одних, а других не касается? Да будь вы трижды прокляты, и вы, и система, допускающая ваше существование… Почему же всё так случилось? Потому что одни делают хлеб, а другие его нет делают… Занимаясь там всем прочим… А жрать хотят все одинаково. В тяжёлые времена всем становится ясно, что самое главное для человека – всё-таки хлеб. А там уж всё остальное – мебель, телефоны, театры разные. А отчего происходят эти тяжёлые времена? В конце концов, есть начальная, основная причина. Эта основная причина далеко. Далеко… Но хватит об этом.
31 мая 1965 года. Сколько дней я живу на свете? 30 971 день. Далеко ли в глубь тянется нить моей родословной? Из какого народа вышли мои предки? Сколько жило и сейчас живёт людей, моих сверстников? С точки зрения многих людей, такие вопросы кажутся праздными (человеку нечего делать?) Но на самом деле обо всём этом стоит подумать.
13 июня 1965г. Сегодняшний день – самый насущный в жизни отдельного человека, самый новый, а завтрашний, 14 июня, - он уже не будет новым, и тот, 14 июня, уступит новому. Точнее сказать, у нас нет прошлого, настоящего, будущего. Одно что-то целое. Путь времени…
Да и времени нет. Есть только развитие. На пустырях возникают селения, города, преобразуется лицо земли, общество, культура. Достигнув апогея, исчерпав запас энергии, вложенного самой судьбой, вступает в эпоху отрицательного развития – стремится к упадку, к разложению, в конце концов на месте остаётся руина, пустырь. Но это не означает конец всему. Развитие продолжается и приобретает положительный знак. Отдельные элементы, когда-то составляющее целое, входят по законам ассоциации в состав нового развивающегося. И это случается не только с такими колоссальными понятиями, как государство, планеты, галактики, но даже с отдельным человеком.
30 ноября 1974г. Проснулся, поднялся. Закурил, выпил холодного чая. И вдруг Таня задала мне вопрос, можно сказать, научного свойства: куда мы движемся? Куда нас несёт? Пришлось мне отвечать тоже по-научному. В общих чертах: устройство галактик, систем. Явление приливов и т.п.
5 мая 1977г.(…) Беспокоящие, тревожные вопросы: что такое «мы», откуда мы и куда идём? Механизм нас куда-то движет, но нам совершенно неизвестно – куда. Зачем? К какой цели? Это нас беспокоит, потому что в нас есть человеческая любознательность, совершенно здравая потребность узнать неизвестное. И вдруг в это неудовлетворённое, больное, беспокойное со всего маху врывается совсем дикое, страшное. Что это, наказание что ли за преступление какое-то? Уж не за то ли, что мы мало ценили мирную жизнь? Так вот на тебе – ответ на вопрос, на тебе – разрешение всех загадок.

[JUSTIFY]

ОБЩЕНИЕ
В двадцатые-тридцатые годы Борис Андреевич – комсомолец. Он принимает активное участие в культурной жизни города: в праздниках, маскарадах, вечерах, спортивных соревнованиях. У него много знакомых по спортклубу, Народному дому, кинотеатру. Его приглашают на «среды» к Патрушеву, где бывают П.Г.Князев, Б.М.Беляцкий. Он общается с Давиденко, Николаем Сальниковым. Есть у Бориса Андреевича любимый друг – Морохов. Однако особое место в его жизни занимает хирург И.А.Костромов .В последние годы жизни Борис Андреевич будет страшно одинок.



22 февраля 1936г. (Об одном лице).
Я уже давно знаком с И.А.Костромовым, врачом Весьегонской больницы. Он хирург, имеет хорошее образование, знает немецкий язык. Он моложе меня на год, но я чувствую, насколько он далёк от меня по положению в обществе. Что ж поделаешь? Он сразу стал учиться дальше и достиг высот в медицине. Врач, доктор, печатающий свои труды в научных журналах. Он хороший человек. Выходец из крестьян, он прост в общении, интеллигентен. Он давно искал знакомства со мною, нелюдимом. Наконец я подвинулся к нему сам. Началось с общих интересов. Он – художник, я – Художник… Он пишет масляными красками. Не занимается такими мелочами, как я. Специальность его – портреты и…Зато плохи пейзажи. Затем Иван Афанасьевич музицирует, приобрёл баян. Но он ещё не освоился с этим инструментом и попросил меня заходить к нему почаще – показывать, что я сам знаю. Наконец, Костромов – большой любитель механики. Знаю это ещё с того времени, когда он ходил к моему отцу репетироваться по общеобразовательным предметам. Нынче летом мы совершали прогулки по городу, дискутируя о различных паровых механизмах, которые можно было бы применить в качестве двигателя к лодке. Теперь он думает, как бы установить паровую машину на аэросани. У него такие же мечтания, какие были у нас с Мороховым в 1927 -1929…
Лето 1971г. Когда приехал мой друг Костромов, у меня появилось общество. Я к нему – преимущественно вечером. А темы разные, но обычно технические – о колёсах лодки. Но иногда темы – музыкальные, литературно-художественные. Иногда возникает обсуждение личных вопросов и разговор переходит на интимные темы. Наконец Костромов занялся подготовкой к своей «навигации». Сделал новые колёса для своей лодки. С собой он привёз поковки, новые гребные валы. Но меня постигло разочарование. Он повёл меня в свой сарайчик, где его лодка. Показал мне новый вал, и я остановился, «поражённый досадой». Опять то же! Ничего нового. Я объяснял ему устройство кривошипов на валу. И вот на тебе! Мне всё это кажется непонятным, хотя мой друг пытался что-то объяснить. Но, тем не менее, в один из прекрасных дней я пришёл к нему, а затем вместе мы пошли ближе к «морю», на самую северную улицу города. Там у Родзевича хранились и колёса, и валы, и руль с вёслами, и разборная каюта. Снаряжение это перенесли на лодку, что стояла не «мёртвом якоре», метрах в десяти от берега. Поехали на вёслах к одному островку, который у нас считался монтажной верфью. Дело в том, что мой друг стремится замаскировать свои действия, чтобы не приняли их за странное чудачество: набрасывает брезент на колёса. Пока везём их, укрывает их в лодке. И вот двое пожилых дядей, вернее, дедуси в трусиках, стоят по колено в воде и неторопливо делают что-то…
Мы делаем эволюции, циркуляции. Удивительно! Красиво! Оригинально!
Потом всё в обратном порядке. Мы в доме друга, усталые, довольные и разочарованные! Расстаёмся до завтра. Если позволят обстоятельства, мы завтра продолжим испытания новых колёс!
23 июля 1974г. Утро великолепное. Мы все поели и собрались к лодке Никулина, что в пароходной заводи за мостом. Тут прибегает Мария Костромова. Мы посвятили её в наши планы. Она обрадовалась и сказала, что они с Иваном Афанасьевичем и с Таней Немировской тоже поплывут на лодке. Мы же прихватили ещё и Танечку Руман, пошли к лодке. Молодой парень, зять Никулина, вынес вёсла и проводил нас к лодке. Мы уселись и поплыли. Под мост, мимо парохода, потом на простор речной волны. Разделись догола, загораем, благоденствуем. Грёб больше я, они мало умеют. Руля нет, нос рыскает. Вот мы увидели «их». Они пристали к Соборному острову. Произошло рандеву экипажей. У собора задержались мало. Купаться здесь было неудобно: кусты, водоросли, тина, ржавое железо, битый кирпич и стекло. Взяли курс на Кирики. Там высадились, выгрузили довольствие. Выгрузили также нашего марине генерала. Разостлали на прелестной лужайке богатую скатерть Костромовых. Усадили и его самого на почётное место. Но особенного на скатерти ничего не было: хлеб, огурцы, помидоры, яйца, печенье. Не было и никакого вина. Но пока мы поели, раздались раскаты грома. Гроза приближалась. Ни у кого не было ни зонтов, ни плёнок. Все пошли в кусты, а Ивана Афанасьевича усадили на пень. Он так и просидел всё время не шевелясь. Через час дождь перестал, гроза удалилась. Мы развели костёр, сушили одежду. И до того нам понравилось, что уже вслух высказали пожелание – остаться здесь даже на ночь! Но уже мы отказались, сели в лодки и поехали. Я причалил вместе с костромовской, гнать её через всё побережье в такую погоду я не решился…
28 ноября 1974г .(…) Прихожу домой. Таня рассказывает, что встретила двоюродных братьев Шункиных – Алексея и Владимира – Никодимовича и Ефремовича на собственном «Москвиче». Они обещали придти через час, но час прошёл, а их всё нет. Таня послала меня к Ефрему Шункину. Там я застал его племянника Владимира. Повёл его к нам, а там уже Алексей Ефремович… Вот тут и началось что называется. Таня выставила бутылку «Экстры» и закуску. Они оказались очень оживлёнными людьми. Сын Никодима разговаривал со мной на все разные научные темы и о горнолыжном спорте. Он работает в Москве, в Институте лёгких сплавов. Образованный. Восхищался моим здоровьем в 70 лет. Другой, Ефремов сын, разговаривал больше с дамами. Я показал им свои картины. Играл на фисгармонии и на хромке. Пустились в пляс. Заглянула Волкова, Женя, Ольга. Гости «подурачились» даже в известных рамках с Галей, потом увлекли и старшую. Часу в 12-ом ушли. Мы едва улеглись спать. Разгулялись, и отдыхать неохота!
29 июня 1975г. в 10 часов пришёл в сад… Там собираются выпускники Единой Трудовой школы начала двадцатых годов. Толя Заплатин представил мен. Меня сразу вспомнили, и я вспомнил давно забытые имена Лида Фурдман, Вера Кустова, Катя Попова, Маруся Эрина и др. Лена и Шура Сальниковы тоже были. Все прошли в класс и сели. Говорились приветственные речи, рассказывались биографии. К 4 часам пошли в ресторан. Там ели, пили, я играл им на гармошке.
30 июня 1975г. Часов в 10 наша компания села на теплоход МО-45, мы отправились в поездку до Борка, нас 35 человек. Я наигрывал на гармошке. В Борке Л.Н.Куражковский повёл нас по лесу, показывая медвежьи «заявки» на стволах сосен. Потом остановились на поляне. Выпили по стаканчику. Предложили и деду. Я играл на гармошке. После обеда В.Н.Котин проводил экскурсию по музею.
1июля1975г. Продолжение знаменательной встречи «50-летия» - выпускники 1925 года. Сегодня очень полный день. В первой половине ездили на нанятом автобусе по городу, на кладбище, потом на Глубокое, везде фотографировались. Было холодновато, загорать и купаться не решились. После опять в ресторан. Затем опять сели на теплоход и поехали вверх до Моденского. Я с любопытством смотрел на близкие друг к другу берега Мологи. 7 лет прошло с тех пор, как я был здесь в качестве кочегара на своём «Судостроителе». Вот и Моденское. Бывший монастырь на крутом высоком берегу. Вышли, погуляли. Сосны – двести лет. (…)
Сегодня 25 февраля 1976г.
Придётся вкратце описать то, что было.
Была ещё встреча выпускников 1955года. Явились старые учителя: Седов, Котина, я был третьим. Уже нет Степухина, Ушакова, Титкова Смургис и других… Меня посадили в президиум, возглавляемый теперешней директоршей А.В.Кузнецовой. Говорили ученики, говорили учителя, говорил и я. После собрания пошли в ресторан. Ну, выпили больше, чем те…
На другой день – выезд за город. Там устроили знатный пикник. Играли в волейбол, и я принимал активное участие. Играл на гармошке. Вообще, в этой компании, на 30 лет младше, я чувствую себя веселее. Мне-то понятно, почему так. Другим – невдомёк.
(?) июля 1976г. В один из последних дней июля мы нанесли визит Костромову. Нам была предложена для просмотра «История искусства» Гнедича, старинное издание К.Ф. Маркса, 2 толстых тома. Книги были переполнены иллюстрациями. По-настоящему, эти два тома следовало бы штудировать не менее 2-х недель, а мы просмотрели их за час! Потом нас угощали чаем. Иван Афанасьевич говорил совсем мало… Ему трудно говорить. Кстати, уж заодно скажу несколько слов о нём. После отъезда Веры я бывал ещё несколько раз у них. К великому своему огорчению, я окончательно убедился, что Костромов ушёл от меня… Тот Костромов, которого я знал в течение 40 лет, дружески расположенный ко мне, внимательный, участливый, серьёзный, положительный. Эрудит во многих областях, порой забавный анекдотист, интересный рассказчик. Оригинальный выдумщик. Экспериментатор в части создания оригинальных яхточек… Но он не ушёл сам, его несла болезнь. Его, как волной, смыло с берега. И вот тут же, за этим столом, сидит в кресле «этот» Костромов. Он или не он?
Его малоподвижность – ещё ничего, а вот молчание… За десятки лет я привык, что он лидер в наших встречах, всё говорит и говорит. Ещё три года назад он мог предпринимать прогулки на лодке со своим колесом… Оживление вносит его жена. Она стоически переносит свалившееся на неё несчастье, улыбается, шутит. Она любезна, мила.
Костромов. Причина его несчастья заключается в нём самом. Зачем он довёл себя до такого состояния? Бог ему судья.
8 ноября 1979г. Праздник. Никто не заглядывает. Все ищут, где праздник с вином! А у нас этого нет и в идее. В час дня пошёл за пирогами с капустой в «Голубой Дунай», но их там не оказалось. Сел на автобус, поехал через весь город к Рыбозаводу. Зашёл в магазин – ничего особенного. В столовую заглянул – нет пирогов. Обратно пешком. Таня куда-то собирается. И мне велит. Пошли к кому-то в гости. И сам не знаю, к кому. Таня несёт сумку, а что в ней – про это я знаю! Бутылка «Агдама», баночка ставриды, кусок сыра. Уже когда свернули с канавы на дорогу к аэродрому, догадался, к кому мы направляемся… Ага, к Михаилу Ивановичу, смотрителю аэропорта. Ну, пришли, посидели. Хозяин принёс откуда-то с холода самодельного, кислушки. Он, его супруга, ещё какие-то два парня – один с охоты, пришёл с собакой, про которую дали нелестный отзыв – чересчур деловита, попусту не треплется, а прямо за штаны. Посидели часа два. Молодые ушли, Михаил Иванович захмелел, а его жена рассказывала всё о себе, и Таня много говорила на тему морали и честности.
27 марта 1980г. Вчера в 8 часов вечера вдруг зашёл М.М.Верхоланцев, принёс с собой кинопроектор и плёнки собственной съёмки. Я устроил импровизированный экран. Он включил в розетку аппарат и показал цветной фильм о своих учениках на экскурсии на Реню и Мологу. Конечно нам, впервые видевшим эту штуковину, было интересно. А сам он довольно небрежен и, во всяком случае, не обнаруживает телячьего восторга перед своим имуществом. «Кто будет смотреть мои фильмы?» Если так рассуждать, то можно отрицать всё: кто будет читать мои рассказы? Кто будет смотреть мои картины, рисунки, поделки? Хоть ничего не делай!
А разве обязательно всё делать для кого-то? Вот вопрос!

ОКРУЖАЮЩАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Все записи Бориса Андреевича - записи о себе, о своей жизни, но за всем этим просматривается и жизнь города, и жизнь страны.
Из записок Б.А.Расцветаева «О своей семье, о своём детстве»:
Из Коя в 1911г. мой отец переселился в город Весьегонск. Новая обстановка, новые впечатления, новый уклад жизни. Как я ни был мал, всё же ощущал разницу между оставленным Коем и вновь обретённым Весьегонском. Сначала появилось чувство тоски и одиночества. Там нас окружали постоянно полтораста живых человеческих душ. Школа-интернат была похожа на единую пчелиную семью под одной крышей, .и тонус жизни там был всегда повышенный, жизнерадостный, деятельный. А здесь мы очутились в квартире-особняке, занимавшей целый дом. В доме тишина. Удручающая тишина! Чувство заброшенности, покинутости остро переживалось матерью и, естественно, передавалось мне. Вероятно, и отец ощущал это, хотя он находился в несколько лучшем положении: проводил большую часть времени в училище.
Сам по себе город не представлял ничего радостного. Если в Кое мы ещё слышали железнодорожные гудки, то здесь, на расстоянии 75 вёрст от ближайшего рельсового пути, об этом не могло быть и речи. Не знаю, до какой степени духовной боли доходило наше огорчение по этому поводу. Вот какие странные люди были мы с матерью!
Зато здесь был другой вид транспорта – пароходы. К сожалению, он действовал только 5-6 месяцев в году. Да и скорость передвижения была небольшая. Всё равно на пароходе можно было за два дня попасть в любимую Тверь!
14 июля 1922г. Первая половина дня прошла у меня в хлопотах по оформлению различных документов, правда, безрезультатных. То учреждение заперто, то заведующий уехал – подписать некому, то недостаёт ещё одной справки.
7 ноября 1922г. Сегодня праздник. На улицах флаги, плакаты, портреты… Часов в 11 дня я с мамой отправился на парад. Говорили речи около Уисплкома, прошли по Ярославской улице. У электростанции снова речи о завоеваниях Советской власти на экономической почве. Затем демонстрация нашим кварталом прошла на Гостинодворскую и на Мологу, а оттуда к Укому. Там была произнесена последняя речь, после чего войска отправились по квартирам, а публика по своим домам.
30 января 1936г. Особенно хороши прогулки на железнодорожный вокзал летом. Выходим из дома часов в пять вечера, когда солнце стоит над колокольней бывшей церкви. Проходим город, пригородные улицы, винный завод, идём по сторонам широкой песчаной дороги, полем, перелесками. Слева – деревни. Вот уклон к Живням, мостик через речей Чухарный и прямая дорога, сделанная в 1928 году к вокзалу. Последние поля, рожь. И вот заготовительно-перевалочная база. Наконец вокзал – скромное, простое деревянное здание, в прошлом году капитально отремонтированное, обшитое тёсом и выкрашенное охрой. Внутри помещение оштукатуренное. Платформа посыпана крупным песком. На кронштейне подвешен медный колокол, тут же спиртовой термометр. Пониже почтовый ящик моей окраски и трафарета. Мария покупает в буфете печенья и пряников. Я сажусь на скамейку у ограды, за которой разбиты клумбы, и закуриваю папиросы. Вместе с женой мы созерцаем станционную жизнь, дожидаемся вечернего поезда из Москвы. Смотрим, открыт ли семафор на западе, там, в лучах вечернего солнца. Скоро из-за поворота показывается облачко пара. Оно быстро приближается, слышен свисток. Поезд подходит к станции лихо, по-стахановски подкатывает. Из вагонов лезет разношёрстная публика. Тут и городские, и деревенские, отпускники из центра, и сезонники, пилоставы. Поезд состоит из 8-9 вагонов
31 января 1936г. О спортклубе.
Что же он из себя представляет? Довольно просторное помещение в бывшей церкви. Сводный каменный потолок, на котором когда-то были фрески, но теперь они замазаны мелом. Неуютные высокие окна с решётками. Холодный крашеный пол. На балке висят римские кольца, трапеция, гайдроп. На этих снарядах никто и никогда не упражняется, потому что не умеют, да и охоты нет. В углу стоит разбитое пианино. Сбоку брусья, в другом углу турник. Наконец, спортивный конь. Чем там занимаются? Пока был штатный инструктор, проводились более или менее регулярные занятия. Существовали группы – мужская и женская. Занимался с одной Михайлов, с женской – Иванова. С отъездом Михайлова дело стало постепенно разваливаться. Работала только женская группа Ивановой, но и та со временем распалась. Ходить на занятия перестали, да и дрова вышли все. Холод проник в помещение! Раньше, бывало, идёшь в кино – смотришь, светятся ли окна в спортклубе. Светятся, там слышны голоса, возня, топот, мелькают тени. А в последние дни мертво. Уже целый месяц нет регулярной работы. Для меня лично это неприятно. Впрочем, и прежде было невесело. В помещении собачий холод. Масса посторонних в пальто и шапках, глазеющих на девушек в трусиках. Грубые приёмы молодых парней, старающихся показать силу. Ломание на снарядах, в пальто, шапках…
18 августа 1936г. О лесных пожарах.
Нынешняя жара дала вредные результаты. Помимо засухи развились лесные пожары. Сначала, пока размер этого стихийного бедствия не был значительным, никто не беспокоился. Затем, когда с каждым днём солнце становилось всё жарче, а дым всё удушливее, начали бить тревогу. Горсовет организовал тушение пожаров, возникающих то там, то тут. Объявили по радио: всё трудоспособное население города мобилизуется
Не помню точно: 3-го или 4-го августа, когда я делал красивую рекламу на картину «Цирк», поднялся сухой, горячий ветер…. Небо сделалось жутким, жёлтым. Краски на моей картине вдруг изменились. Над городом нёсся зловещий ураган лесного дыма и тучи пыли. Страшное явление продолжалось полчаса. Вслед за этим по радио заговорил тревожный голос, призывавший население центральной части города к семи часам вечера прибыть к горсовету с лопатами и топорами. Мы с Марией решили подчиниться гражданским обязанностям и, захватив заступы, пришли в Горсовет, зарегистрировались. Часа через полтора подъехало несколько грузовиков. На один из них в числе прочих мы и сели. Ехало нас человек 25. Славная дорожка. Уже вечер. Тепло. Авто мчится на Пленницу. Людям весело. Один, душа коллектива, поёт. Остальные шутят, смеются. Шофёр за Пленницей свернул по какой-то боковой дорожке и завёз в трущобу. Стали обсуждать: где пожар? Кругом ничего не видно. Стали бродить и опять пришли на Пленницу, к посту. Лесник дал нам направление. Наконец начали работу в глухом, захламлённом лесу. Копали канавы. Корни. Лопатой плохо работать. Темно. Но оригинально необычайно, пожар тушить приходилось не часто. Последний раз в 1932 году. Я работал без рубахи… утром мы вышли к посту, сели в авто, вернулись быстро.
На другой день в 7 часов опять пошли добровольцами. Доехали опять на грузовике… В этот раз работа была горячая, расширяли канаву, разбрасывали песок. Огонь медленно надвигался. Тушением руководил тов. Нечаев. Я занялся ломанием сухостоя. Интересное дело. Подул ветер. Дышать стало трудно. Мария чуть было не попала под срубаемое дерево, едва успев выскользнуть. Стал накрапывать мелкий дождь, но скоро прекратился. Вернулись мы часа в два ночи. На третий день тоже поехали. Нас поставили дежурить. Мы с Марией в глухом лесу, около канавы, разведя костёр, провели всю ночь. Пели песни. Под утро разошёлся дождь и всем развязал руки. Под дождём шли пешком 8 километров. Я был в одной майке.
С тех пор пожары прекратились, хотя ещё несколько дней был дым. Говорят, горит торф. После того было опять сухо. Опасались, что разгорится опять. Но пошли дожди. И всё прекратилось.
15 сентября 1936г. День прошёл в обычных работах над плакатами и лозунгами. Но вечер ознаменовался совершенно новым событием в моей жизни. Я впервые увидел дирижабль. Он пролетел над городом на высоте 500-600 метров. Курс – на восток. Длина его, по-моему, метров полтораста. Он отливается белым металлом. На борту написано - «СССР -88». Все, кто находился на улице, останавливались, задрав вверх голову. Ребятишки визжали от восторга. Дирижабль, как грозное чудовище, медленно проплыл над нашей улицей и стал удаляться по направлению к Рыбинску.
Сентябрь 1936г. О звуковых кинопередвижках.
Наше Весьегонское начальство, межрайонное управление кинофикации обогатилось двумя автомобилями –электростанциями для показа по району звуковых фильмов. Полуторки «ГАЗ» имеют фургон, в кузове – двигатель внутреннего сгорания, приводящий в движение динамо-машину. Звуковая аппаратура помещается в массивных металлических чемоданах. При передвижках – механик В.Г.Гаврилов.
Октябрь 1936г. Есть у нас в городе некий М. Косиков. Это интересный в своём роде человек. Впервые я увидел его в 1934г., но тогда мы были мало знакомы. Затем он заинтересовался мной. В 1935-1936г.г. он постоянно бывал в спортклубе, где я тоже постоянный посетитель. Он очень разговорчив, любезен, кланяется мне и моей жене с другой стороны улицы. Он инициатор всякого молодёжного начинания, настоящий комсомольский активист. С весны 1936г. он затеял интересное дело: оснастил и вооружил хороший ялик, я написал на бортах «Комсомолец». Он предлагал в первую хорошую погоду (6 июня) спустить шлюпку на воду и пригласить меня со своей фисгармонией. Затея хорошая, но ничего из этого не вышло. Погода не клеилась, и новые неотложные дела отвлекли Косикова в другую сторону. В течение лета он неоднократно вспоминал об этом несостоявшемся мероприятии с сожалением. Затем к 1 сентября ( Международный Юношеский день – МЮД) он придумал другую штуку: на автомобиль поставить мою фисгармонию, и я должен буду играть марши на демонстрациях. И эта затея не получилась. Погода выдалась 1 сентября собачья. Наконец, 23 сентября устраивался в спортклубе маскарад. К этому бал-маскараду Косиков решил соорудить громадный (до 4-х метров в длину) броненосец. Внутри его поставили фисгармонию, и я буду играть «Песнь кочегара». Стали строить, затем А.Богданов в припадке ярости изломал диковинное сооружение и бросил в печку. Но маскарад и без броненосц

"БОЛЬШОЕ ВИДИТСЯ НА РАССТОЯНИИ" дневники Бориса Андреевича Расцветаева. Часть 4

« В середине октября 1992 года на Весьегонск налетела снежная буря. Бушевал ветер, деревья ломались под тяжестью снега. В одну из этих ночей умер Борис Андреевич Расцветаев. В его квартире не было денег, чтобы похоронить хозяина, - четыре дня лежало его тело, когда наконец директор винзавода дал какие-то деньги. За гробом Бориса Андреевича шло несколько человек, а на могилу положили единственный венок с надписью «От соседей»». Так предваряет биографические материалы, дневники Б.А. Расцветаева неугомонный, бескорыстный Марат Михайлович Верхоланцев, который купил, разобрал и перепечатал на машинке бумаги покойного.
Что стоит за этими страшными строками?
Кем был умерший? Как прожил он отмеренные ему 84 года?
ЖОНГЛИРОВАНИЕ

Цитата
2мая 1928г. Сегодня страшно трудный день. С раннего утра начал писать текст стенгазеты и с этим делом проканителился до 4-х часов дня. Затем побежал в «Водный транспорт» на вечер самодеятельности. Там выступил с жонглированием. Дав гастроли в одном месте, помчался в другое, в Нардом. Самое трудное – всё же газета. Но она сошла благополучно. Благополучно сошли и мои номера, даже лучше, чем в прошлый концерт. Усталые до отказа, мы закончили представление и пошли домой.
18 января 1930г. (…) В отношении жонглирования я установил твёрдую норму: 5 шариков, 4 кольца, 3 валька, 3 шпица, одна тарелка из фанерных слоёв и одна баланс-палочка. Цвет и раскраску я ещё не принял, но думаю, что лучше всего применить голубой, розовый и белый цвета плюс ко всему ставить жесть в ограниченном количестве в виде поясков и колец.
26 января 1930г. Встал, с утра пожонглировал, придумал новый номер – физкультурные упражнения с линейкой (палкой). Выходит очень интересно и гигиенично, особенно если это проделать плавно и красиво. Весь почти день занимался этим, затем прокатился на лыжах по городу. После обеда в сумерки тоже упражнялся с линейкой.
28 ноября 1935г. Я тренировался с кольцами, скакалками, шарами , а также вращал тарелки на кончике палки. Потом держал различные балансы.
4 декабря 1935г. Был в спортклубе. После закрытия его вернулся домой. Там Николай С. надевал противогаз и делал в нём разные упражнения. И я надел, разбирал пирамиду, жонглировал и даже написал половину ящика в маске. Хотел даже побежать по улице, но тут дорогу мне преградила супруга и скомандовала идти домой.
17 декабря 1935г. Сегодня ещё не пошли в деревню. Днём занимался разными пустяками. Вечером пошёл в спортклуб, там играл на пианино. Затем сходил домой за предметами для жонглирования. Увлёкся своей тренировкой. Увлеклись и другие, стали катать кольца по полу и два сломали. Инструктор Иванова, когда-то близко стоявшая к цирку, тоже начала жонглировать. Потом я отложил инструмент в сторону и принял участие в партнёрной акробатике: делал стойки на руках, кульбиты, пытался сделать сальто-мортале. Купцов упал с трапеции вниз головой и здорово ушибся. Играли на гармонии. (…)
Б Ы Т
Страстно желая гармонии, Борис Андреевич жил постоянно в атмосфере дисгармонии бытия.


О чём бы он ни писал, за всем просматривается неустроенность его быта на протяжении всей жизни


[QUOTE]
9 ноября 1922г. Продолжаю вести тот же образ жизни. Дежурил у котла я, а помощник подавал дрова. (…) Работаю не так бодро, как прежде. И немудрено. Деньги задерживают. Пайка нет, хлеба нет. Живи, как хочешь, но работать нужно. Вчера была пирушка на телефонной станции (конечно, с выпивкой), но я не пошёл из принципа, во-первых, сам не пью, во-вторых, что мне значит разовое угощенье, когда я целыми днями хожу с пустым желудком. Положение скверное. Что дальше будет, не знаю.
28 декабря 1922года. На электростанции принимал дрова, развёл небольшой пар. Потом мы сами делали цилиндровое масло из бараньего сала и нефти. На базаре было куплено около двух пудов этого сала. Машинист нарезал большие куски сала на мелкие и клал на противень. Вскоре в кочегарке распространился приятный запах жареного… Когда сало растопилось, общими усилиями громадный противень был вытащен из топки и перенесён в машинный зал. Все обступили противень и глядели жадно на ароматно пахнущую жидкость. «Эх, вот теперь бы чугун картошки да туда сальца бы влить!»- высказался один из рабочих. Кой-кто обмакнул в жидкое сало кусок хлеба и с аппетитом ел. Но машинист скоро испортил сало, влив туда целое ведро нефти: «Довольно вам, дьяволы голодные, около сала вертеться, ещё сожрёте всё, машине не достанется».
23 марта 1923г Мама продала пальто за 5 пудов хлеба. Денег ещё не дают.
27 марта 1923г. (…) Получил два фунта сахара в счёт жалованья. Мама понемногу достаёт денег, продавая вещи. 3 мая 1923г. Утром сходил в коммунальный отдел в надежде получить деньжат, но безрезультатно.
7 мая 1923г. Утром молол на мельнице один пуд ржи. Днём работал на станции по разборке машины. Ходил в Коммунальный отдел ругаться насчёт денег. Обещают за апрель не раньше 16 мая.1936г. 31 января
Мороз! Холод! Вот что на уме и на языке. Я еле встал. В комнате было только три градуса. Я пересилил себя, надел пальто и пошёл во двор за дровами. Потом я стал согреваться жонглированием. Согрелся, даже вспотел. Всё же я подсел к огню. После обеда время прошло непроизводительно – мешал холод. Наконец я взялся за «график». Рисовал восстание китайских крестьян. Вечером играл на фис., разговаривал со Смирновым. После ужина делал гимнастику в трусиках, нарочно балансируя на холоде
29 марта 1931г. Сегодня М.И Соловьёва купила нам два с половиной пуда муки за 30 руб. Думаю, теперь хлеба пока поесть досыта. Но чертовски дорого. Получил жалованье – 77 рублей, которых, впрочем, уже нет. Деньги – теперь самое летучее вещество.
14 января 1936г. Сегодня ничего особенного не сделал. Читал газеты, сидел у печи. Жонглировал. Составил новый план. После обеда доделывал вывеску для библиотеки. В это время принесли налог. Я не ожидал ничего подобного, сумма налога превзошла всякую фантазию. Пятьсот с лишком рублей, да ещё дополнительно за 1935год - 144 рубля. Этот налог я не в состоянии уплатить, тем более что перспектив на работу не имеется никаких. Это для меня разорение, платить не из чего. Придётся прекратить работу. А что будем делать, чем будем кормиться. Я, конечно, пошёл к Е.А., но там никакого успокоения не нашёл.
16 января 1936г. Сегодня рано утром мы отправились с Марией в деревню по неожиданному случаю. Жене сказали, что в райлесхозе купят тулуп за 500 рублей. А тулуп находится в деревне, решили пойти туда. Деньги нужны в уплату налога. Идём в Беняково. Дошли в сумерках. Отца Марии не было дома, вопрос о тулупе без него было не решить.
31 января 1936г. Мороз! Холод! Вот что на уме и на языке. Я еле встал. В комнате было только три градуса. Я пересилил себя, надел пальто и пошёл во двор за дровами. Потом я стал согреваться жонглированием. Согрелся, даже вспотел. Всё же подсел к огню. После обеда время прошло непроизводительно – мешал холод. Наконец я взялся за «график». Рисовал восстание китайских крестьян. Вечером играл на фис., Разговаривал со Смирновым. После ужина делал гимнастику в трусиках, нарочно балансируя на холоде.
7 февраля 1936г. Надо мной «каплет»; никак не могу решить, остаться здесь или ехать в Калинин. ( )Мать делает цветы. Иногда они продаются на вокзале. Мария вяжет кружева, но дело у неё продвигается очень медленно. Два метра за три недели, а всё это продадут за 13 рублей.
14 февраля. 1936г. В этом году в феврале завернули морозы, доходящие до 40 градусов. Их можно хорошо переносить, сидя в тёплом, натопленном помещении. Но у нас собачий холод. Изо рта идёт пар, шевельнуться в лишний раз не хочется – холодная одежда прилипает к телу. Работа моя неподвижного характера. Вот и начинаешь слога гонять, бегать из комнаты в комнату (…) Не раз у меня возникала мысль найти квартиру получше. Но мать относится к этой мысли отрицательно. Дескать, не найти, люди месяцами ищут квартиру и не находят…
19 марта 1936г .Мария продала матрас и купила воз дров
14 августа 1936г. (…) Мы дожили до ручки. Нет денег даже на хлеб. В этом месяце у меня не было работы ни по маслопрому, ни по редакции. Мамаше тоже мало заказывали делать цветов. Ещё хорошо, что Мария продала мех со старого пальто за 90 руб. Но мне жалко её вещей. Завтра она пойдёт на работу в горсовет в качестве курьера
4 января 1942г. Сегодня поднялся в половине девятого. Ещё темно, окна заморожены и завешаны. В соседней комнате горит крохотный огонёк керосиновой лампадки – дань строжайшей экономии наших суровых дней. Мать хлопочет по устройству нашего незамысловатого завтрака. Варит маленький горшок картошки на троих. Жена продолжает спать. Становится чуть посветлее – я одеваюсь (на холоде - в квартире плюс четыре) и иду на двор колоть убийственные пни. Они не колются в обыкновенном смысле слова, а щеплются на мелкие, неправильной формы, кусочки. Проходит 30-40 минут, с огорчением посматриваю на груду кусочков – слишком медленно она возрастает. Но подходит Мария и зовёт завтракать… Я делаю ещё несколько ударов по узловатому пню и ретируюсь… сажусь есть удивительное кушанье, которое можно назвать винегретом, вполне стандартным: несколько картофелин, размятых вилкой в тарелке, посыпанных двумя ложками «сухого кваса» (солодяные размолотые сухари). Затем туда ещё прибавлены 2-3 ложки варёной мелкой рыбы и, наконец, нащипаны кусочки чёрного хлеба… Незамысловато, правда, но вкусно с голодухи… Рад и этому. Едим. Мать читает за едой книжку. Я тоже. Мне кажется, совершенно необходимо читать во время еды. После завтрака подвигаю стол к печке (изразцовая стенка), ставлю на стол стул, а на стул кладу свою писанину; сам становлюсь спиной к печке и начинаю заниматься своими делами.
В последние дни я составил регламент занятий по литературе и рисованию.
Так проходит время до обеда. Обед приблизительно то же самое, что завтрак: суп из картошки с рыбой, сухим квасом и крошёным хлебом. Благодать! И за обедом читаю книгу (из библиотеки – «В стране алмазов и золота», проф. Федоровский,1934г.) Благодаря чтению и завтрак, и обед длятся долго – по часу и более. После обеда становится темно. Я начинаю разбираться в своих материалах, приноравливать их к новому порядку, который я решил завести.
В половине шестого отправился в кинотеатр на танцы. Я исполняю обязанности тапёра, получая по 10 рублей за вечер (три часа беспрерывной игры). В кинотеатре холодно, все в шубах, изо рта валит пар. Печи, как правило, не топятся – нет дров. Молодёжь танцует старые надоевшие танцы вроде тустепа, яблочка, краковяка, подэспани. Гораздо реже (после того как военные уехали) спрашивают танго и фокстрот. Я играю механически, как надоевшую обязанность. Настоящий тапёр, профессионал. А жена тем временем стреляет «табачку на закрутку» у военных… что делать – курить хочется – а табака в доме ни крошки. Но вот время приближается к девяти часам вечера. Администрация велит играть «выходной марш». Вечер кончается, все спешат домой, и в старый, и в новый посёлок. Мы топаем около двух километров до дома. Садимся ужинать, как и в завтрак, и в обед, с книгами… После ужина я решил пописать, несмотря на отвратительное освещение и холод (сижу в пальто). Сегодня ещё сносно. Но на улице 40 градусов, стены сырые, а печки в комнате нет.
. 7января 1942г…. Мария ходила на вокзал, говорили, что там продаются дешёвые сытные обеды в буфете, притом с хлебом, и отпускаются, якобы, на дом. Но всё это оказалось пустой выдумкой, Мария только понапрасну простояла три часа в очереди и вернулась ни с чем. Тогда она пошла в столовую инвалидов и получила три порции супа «с рыбой» (довольно жидкий суп) по 1 руб.10 коп. порция. За обедом проходит довольно много времени (за чтением книги)…
8 января 1942года.
Сегодняшний день прошёл, как вчерашний. Подрывает нашу жизнь необеспеченность продуктами. Сегодня кончается подсыпка в жидкий суп, завтра кончится роскошь – рыба, послезавтра – сама основа, на которой основывается наша жизнь – картошка.
Ужасно! Где уж тут отвлечённо мыслить, писать фантастические вещи.
12 января 1942г. … Заниматься чем-либо…мешает адский холод, микроскопический свет лампадки. И паразиты, развившиеся в одежде. Это уже не маленькие неприятности, а великое, большое несчастье. Таким образом, вечера у меня пропадают зря. Но мне необходимо их использовать во что бы то ни стало. Так же пропадают у меня и утренние часы… Мерзко всё это!
18 января 1942г. Последние дни я составил себе за правило – ежедневно привозить по два пня с улиц, где они валяются, выкорчеванные, прямо на дороге. Что ж! Всё же дрова бесплатные, только разделывать их уж очень трудно без соответствующих инструментов. Но что делать – приходится ломаться. Всё бы ничего, да вот только питание плохое. Всё время стоим на краю острой нужды. Вечно забота о картошке. Картошка теперь занимает основное почётное место на столе. Картошка с насыпанными кусочками хлеба – своего рода винегрет, конечно, без масла, без сала. Спасибо, что хоть соль есть.
Мария всё ходит целые дни, ищет картошки, этого золотого фонда нашей жизни. У всех она ещё лежит зарытая в ямах. Разрывать ещё рано. Что делать, не знаю. Голодать очень мучительно, особенно при моём нервно-психическом состоянии…Жуть берёт, отчаяние. Я впадаю в панику. И бежать от этой юдоли некуда. Я всё время думаю идти спасаться в деревню. Но что там будешь делать? Надо что-то работать; а что именно? Наверное, не картинки рисовать! Вот сегодня пошла Мария на базар, захватив с собой несколько небольших картин. Мы с мамой дали ей наказ – отдать картины за несколько ломтей хлеба – буквально большего не приходилось желать, спасибо было бы и за это. Но её постигла неудача. Никто не берёт картинок. «Куда их нам? – говорят. – Нам бы махорочки, винца… Уж если туда пошло, так лучше просто подать милостыньку, без всяких картинок!» Вот жуть! Неужели придётся идти просить? Но я робок, подавлен неудачами и заранее удручён неуспехом. Думаю, что… Не знаю, что и думать. Голова идёт кругом.
…Свинина на базаре стоит 100 рублей кило. Проклятая спекуляция! Ничего не может быть отвратительнее этого позорного явления! Наживательно-преступное действие! Когда же их обуздают? На деньги ничего не дают – давай, говорят, вещи, да притом хорошие, лучшие. Отдавай им за бесценок ценности… Вот, называется, прижать во время нужды! Воспользоваться случаем, «не зевать»! Да будь вы трижды прокляты! Уж если выйдет на моей дороге такой случай, что наживатель окажется в зависимости от меня, - отомщу, не прощу ни за что! Оставлю помирать, воды не подам!

На следующую зиму надо обязательно обеспечить себя картофелем, вообще, продовольствием, чтобы не испытывать голода. Завести огород, набрать грибов и ягод. Наловить рыбы, а то и лягушек в болоте. Я теперь готов посвятить всё время на хлебные занятия. Только как бы прожить это время, не помереть с голодухи. Вчера играл на танцах, сегодня тоже буду играть. За 10 рублей! Что есть 10 рублей? Картошка – 50-60 рублей, мука – 300. А всё же находятся, покупают, как ни в чём ни бывало! Вот и сегодня какая-то купила свинины на 1000 рублей. Конечно, это, может быть, сложились несколько покупателей, а её уполномочили… А может быть, и для себя лично! Откуда у них берутся такие бешеные деньги? Где они зарабатывают? Что это за новые господа, баре, которые ещё лопают свинину? Откуда такие средства? Конечно, воруют, грабят, растрачивают… Честным трудом, вроде моего корпения над афишами, такие деньги не нажить. Всё это слишком отвратительно, такой контраст невероятный в материальном обеспечении, звериная жадность. Чтоб их чёрт слопал! Чтоб им пришла собачья смерть на дороге! Когда, когда только? Больше не буду писать об этой жизни…
22-25 января 1942г. В один из этих дней, 22 января, мы с женой отправились в деревню, пешком, за продуктами. Мы, в особенности я, оделись очень тепло, я надел на себя абсолютно всё своё достояние – пиджаки, брюки. А погода была вначале довольно мягкая. Поэтому идти от города до Суково в зоне сплошных лесов – 20 километров - было хорошо, тепло, спокойно, даже жарковато. Но дальше Суково – открытая местность. Там поднялся проклятый норд-ост. Стали мёрзнуть уши, носы. Стало холодно и самому. Зябнут руки. Прошли Суково. Хочется есть. Для того чтобы сохранить взятые из города пайки, я велел Марии попросить в домах милостыню. Подали лишь в третьем или четвёртом доме картофельную лепёшку. В Поцепе зашли в дом «погреться». После небольших переговоров хозяйка дала нам несколько варёных картофелин – и я проглотил их вместе с кожурой. За Чамеровом, в Хахилево, в сумерках опять зашли к какой-то «троюродной» тётке. Она дала нам варёной картошки и хлеба. Мы наелись и уже бодрее пошли дальше. Паскино… прошли деревню при лунном свете. Село Никола-Высока, местность сильно холмистая. Потом Ильинское, Поповка, Дюдиково… Уже полная ночь. Широкий серп луны освещает дикую местность. Леса занесены снегом. Его нынче очень много. Однако усталость начинает чувствоваться. Ноги заплетаются. Наконец Беняково, родной дом.
В тот вечер мы на русской печке отдохнули, и у времянки погрелись, и горячего чаю попили, и поужинали. Затем прожили, ничего не делая, два дня. Мария сходила в соседнюю деревню и выменяла у родственников за круглый венский стол (что у мамы в комнате, в городской квартире) три меры картошки. К вечеру третьего дня пребывания мы стали собираться в обратный путь. Дядя, Зайков Ф.И., давший картошку за стол, отправился на лошади в город и положил мешок на подводу. Он вёз колхозную рожь сдавать государству. Выехали из Дюдиково часов около восьми вечера. Холод свыше 40 градусов. А меня ещё пробрал понос, пришлось на морозе останавливаться среди дороги. Пока исправлялся, подводы ушли далеко, и нагонять их пришлось бегом… Лошади идут страшно медленно, нудно. Но приходится идти вместе, не разлучаясь. Я оглядываюсь назад, не скопляются ли за спиной волки. Луна светит сквозь морозную дымку. Вот и Никола-Высока. Вот Паскино, Хахилево, Чамерово… Мороз донимает ужасно. Он забирается в рукава, охватывает пальцы в тёплых рукавицах… Медведково (16-17 км от Беняково). Здесь кормёжка лошадей и отдых в избе у раскалённой печи. Какое удовольствие – держать окоченевшие руки и коленки у огня. Перекусили немного хлебца, соснули часок – и в дорогу. Мороз усилился ещё. Проехали село Чистая Дуброва. Я иногда присаживался на подводу, но холод заставлял меня опять соскакивать. Уж лучше идти, чем ехать и мёрзнуть. В Суково хотели опять остановиться и погреться, но чайная уже не работала, тронулись дальше…Холодно, мерзко! Хлопаешь, машешь руками, ничего не помогает. Усталость, сонливость, боязнь окоченеть до смерти. Кое-как доплелись до Крешнева и там погрелись в одной избе у чудесной времянки. Близилось утро, рассвет… Вот и город. Зеленоватое утро… Доехали до дома. Картошка превратилась в деревянные шары. В квартире – на нуле. Мать раздражена и холодом, и отсутствием табаку, и голодом. Кое-как сварили суп. Но в этот день я ничего не мог делать от холода.
8 февраля 1942г. Я захворал. У меня началась сначала какая-то опухоль в области грудобрюшной преграды. Мне всё казалось, что я объелся чем-то, и живот мой вздулся, затрудняет дыхание. Потом опухоль распространилась на ноги, от поясницы до колен, потом и ниже, до ступней. Ноги надулись, как брёвна, ни согнуть, ни разогнуть. Ночь спал плохо – удушье. Грудобрюшная преграда даёт себя чувствовать. Вызвали Н.Ф.Кудрявцева. Он весьма долго выслушивал меня, задавал кой-какие вопросы. Прописал лекарства и велел сдать мочу на исследование. Играть в кино и на танцах пришлось отказаться. Врач прописал абсолютный покой и лежание в тепле – никаких усилий. Пни колоть нельзя. Пришлось договориться с Вас. Ник. о том, что во время моей болезни они будут давать для плиты свои дрова. Мари будет помогать пилить и колоть. Вот уже третий день так. А между тем продовольственное положение сгущается. Картошку съели. Остались кой-какие крохи. Сегодня на базаре -100 рублей! Кончилась мука для посыпки, кончились грибы. Ещё хуже, что столовая, в которой мы брали обеды, закрылась! Но что же в самом деле делать? Помирать никак не хочется.
24 марта 1942г. Мы предприняли поход в деревню. Дошли благополучно. Питались «подаянием» в деревнях. Но дают скупо, не в каждом доме: уж очень много развелось в последнее время «попрошаек». Это городские и деревенские жители, путешествующие в деревню с целью промена вещей на хлеб и картошку. И вот они попадаются нам по дороге (всё больше навстречу, в город) – эти саночники во множестве. Сколько их! Целые толпы! Везут преимущественно два мешочка – в одном мука или рожь, в другом картошка. И всего понемногу! Вещи отдают ценные, а получают безделицу. У всех угрюмый, обозлённый вид. Ну, надолго ли хватит этой картошки? А там опять нужно ехать, выменивать. Было бы только чего. Ведь вещей не бесконечное количество. Страшные времена!
Мы пришли к родителям Марии. У них тоже положение не блестящее: корова отелилась с месяц назад, а телёнок до сих пор расходует молоко. А накопления никакого не делается, ни творогу, ни сметаны. Сами родители сейчас постничают (вербная неделя) – находятся же ещё такие люди, а в силу этого приходится постничать и нам, гостям. Правда, за едой нам дали по стакану молока, но смотрели на нас как на величайших грешников. Но ведь простой хлеб, думал я, есть не грешно. Но сильно ошибся в отношении поста: теперь пост распространился, очевидно, и на хлеб (!!!) по вполне понятным причинам. Ну, а что картошка? И тут дали по малости. Поэтому мне приходилось делать то же, что и в городе – запивать картошку большими глотками воды.
Что я делал? Читал книжку, взятую из деревенской школы – « Детство» Горького. Сходили в Дюдиково насчёт промены маминого платья. Дают дёшево – 3 меры вместо просимых нами 10 мер.
В Дюдикове погостили у тёти Дуни (сестра моей матери). И там не особенно жирно: попили чай без сахара, но с огурцами и с хлебом. Хлеба не жалели… Ради нас хозяйка вытащила из печи три больших каравая. Так редко приходится сейчас это видеть. Потом ещё дали десятка полтора картофелин. Ах, эта картошка! Ведь она в большом почёте. От тёти Дуни пошли к Зайковым. Там только что сели обедать. Вежливости ради пригласили обедать и нас… Но я проклинаю свою врождённую застенчивость, которая сыграла со мной плохую шутку. Уж, казалось, времена нынче не такие, чтобы стесняться приглашением тебя к столу, а тут накося: «Спасибо, благодарю!» (может быть, сыт по горло). Ох, дурак, дурак! И когда я перестану быть им? Возможно, что после вторичного приглашения сесть за стол и пообедать я сделал бы это… но вторичного приглашения не последовало. Фёдор-то Иваныч, нельзя сказать, чтобы был щедрым человеком. Ни-ни, скупой родственник. Он муж Марииной родной тётки. А обед, очевидно, был обильный, зажиточный, из нескольких перемен. Я сидел как на иголках, страшно сожалея, что не согласился обедать. Потом старик-отец, Зайков И.С., согрел самовар, поставил маленькую вазочку домашнего печения с мёдом или что-то вроде повидло или варенья. На блюдце налил немного постного масла, а в тарелку положил несколько ломтей хлеба. И это всё! Что же, для сытого хозяйского брюха после прекрасного обеда этого вполне достаточно – так просто побаловаться чайком с печением-варением – от скуки, нехотя, ради поддержания беседы с гостями… А гости жрать хотят как волки. Ну, и сожрали мы всё, что было на столе, даже хлебные крошки я подобрал и блюдечко с маслом чуть ли не языком вылизал. Ха-ха-ха! Чай с печеньицем-с! Ох уж эти богатые родственники и бедные, нищие родственники. И ведь ничего с собой не дали! Жадные черти! У меня создалось тяжёлое, тоскливое чувство, я проклял и деревню, и всех. Решил больше не ходить по родственникам, не клянчить милости от их сытого брюха.
Кое-как прожили у родителей ещё день, а потом не рано, часов в 10 утра, отправились домой, везя за собой санки. На санках был положен мешок с кониной, данной отцом, голова, ноги, лёгкие, сердце, печень – замороженные, около 3-х пудов. Затем в особом мешочке немного печёного хлеба, вместе с непроданным платьем. И ещё маленький мешочек с полугнилым луком. Погода была ужаснейшая – сильный ветер и снежная позёмка, прямо в лоб, до ослепления очей. Дорогу переметало, пришлось перелезать через сугробы с тяжёлыми санками. И так 25-30 вёрст. Остальные 10-15 шли лесом, где спокойнее. В деревне Мария просила подаяния… Тошнёхонько.
… Домой пришли уже в 10-м часу. Мы вернулись 27-го.
А как моё писательство? За эти дни абсолютно ничего. Настроение паршивое, тревожное. Полон счастливых воспоминаний о годах изобилия… Мы все похудели от плохого питания, вечно ругаемся, мать на себя не похожа, изошла нервами, Жена угрюмо, подавленно молчит.. Я растерянно-угнетённо себя чувствую, снова начал отекать по причине, вероятно, больших гомеопатических разведений… Мечтаешь о гнилой картошке как о каком-то счастье, конские потроха ешь с наслаждением, а хлеб стал каким-то необычным лакомством. Хлебные безобразия дошли до предела. Очереди с двух часов ночи и до двенадцати ночи. Несколько таких дней потеряла Мария и возвращалась нередко с пустыми руками. Выдавали паёк мукой и даже рожью. В первом случае было известно, что пекарня не успевает печь хлеб и поэтому паёк выдают мукой (по 300 грамм), а во втором – не успевает молоть уже и мельница! Крешневская, водяная… Какое убожество! До чего мы всё-таки дошли! Ведь была же до революции отличная паровая мельница в городе. Зачем её нарушили? Регресс! Просто смех!
14 мая - 9 июня 1942г. за этот период не случилось ничего особенного. Зима давно уже кончилось, настало лето. Погода стоит всё время удивительно тёплая. Деревья и трава зеленеют. Было уже несколько гроз и дождей. От этого растительность удивительно прёт от земли. Люди разделывают огороды, используя каждый клочок земли. Нынче это особенно необходимо. Мы тоже добились места – недалеко от старого дома Сальниковых, на углу. Я вскопал заступом небольшую площадь, а мать посадила кой-какие семена и картошку – в ограниченном количестве. Вообще, семян мало, и они на вес золота. Люди отдают последнее, чтобы добить семян, но мы не можем найти. Мы совершенно непрактичные люди. Другие, посмотришь, тащат откуда-то навоз, удобряют свой участок, поливают, огораживают, что совершенно необходимо из-за скота, который выгоняют пасти в эти места. А я, истощенный недоеданием, ничего не могу делать, хотя и строил зимой великолепные планы относительно богатого культурного огорода. Нет сил – слабость. В лестницу на первый этаж поднимаюсь с напряжением. До кино дойти трудно. И всё время пошатывает, кружится голова. Мать ещё более ослабла. Мария тоже, она, вместо того чтобы что-нибудь делать (стирать, шить, чинить, копаться в огороде или даже поступить куда-нибудь на работу), лежит всё время на кровати. Я понимаю её состояние, это тоже результат недоедания. Где уж тут работать – сил нету. Мы последнее время сидим на крапиве, на «щах», если их так можно назвать. Это густое варево на чистой воде, без какой-нибудь заправки, кроме куска хлеба. Мария берёт в столовой суп – жидкая бедерьма с ничтожным количеством солонины из рубленых кишок. Это и является «заправкой». Частью из случайных подачек, частью из мизерных количеств в виде оплаты за изготовляемые мамашей букеты цветов картошки; у нас составляется особый фонд, не превышающий двух-трёх десятков картофелин. Эту картошку, как величайшую драгоценность, мы добавляем в крапиву. А крапива пропускается через мясорубку, но последние дни просто режется на маленькие кусочки. На днях Мария раздобыла луку – какая роскошь, какое лакомство! Ел.Арс. даёт нам частенько сыворотки – тоже питание, получше чистой воды. Мне приходится таскать её – надоедливое дело.
Мария опять погостила в деревне, на этот раз ужасно долго – целых десять дней, а главное, малопроизводительно. Привезла на пароходе только две трети меры картошки (плата за коврик в Дюдикове). По её словам выходит, что она работала, помогала матери, копала огород и сдирала лыко с брёвен (а за это, мол, отец отвалит целый воз всего – картошки и прочих благ). Не знаю, правда ли это. Мы ожидали большего
14 июня 1942г. Я отправился обратно в город один. Мария осталась поработать. Вышел в половине восьмого утра. На дорогу мне не дали ни хлеба, ни молока, не было их. Дали только прошлогодней брусники и несколько кусочков заплесневелой дуранды. Ягоды положили в разбитый до дна горшок. Туда же бросили и дуранду, и горшок был опущен на дно мешка. Я потрепал босиком и в деревнях стал просить кусочков. В Дюдикове хотел зайти к Зайковым, да оказалось заперто. Иван Степанович изволил «почивать». Богатые, сытые… В Поповке один парень в доме, куда я зашёл, привязался – покажи да покажи документы: почему я, здоровый мужчина, не работаю, а попрошайничаю – кто я такой? Чёрт его знает, пришлось показать паспорт. Ну, он удовлетворился и собственноручно отрезал мне большой ломоть хлеба. Иду дальше. В каждой деревне мне удавалось собирать порядочно кусочков. Где не было взрослых, я просил детей, они оказывались добрее, конечно, ребёнок менее думает о чёрном дне.(…)
Я предполагал застать там «дядю», Фёдора Ивановича Зайкова, но его там не оказалось. Всё равно я подступил к мастеру с просьбой дать мне «поджарков». Он запустил руку в кипящий и дымящийся бак, в котором механические лопатки размешивали какую-то массу. И дал мне горсть её. Эта масса - по вкусу дуранда, только сочнее, мягкая, разварная, но пресная… Я пошёл дальше и ел на ходу прямо из горсти. В чистой Дуброве опять зашёл на маслобойню и там съел две горсти… В миске у меня всё прибывало и прибывало кусочков, я их не трогал. За Суковом, в лесу, началась гроза, пошёл дождь, размочивший дорогу. Я шлёпал босиком. В Крешневе дождь перестал, погода прояснилась. Начало вечереть. В Крешневе выпросил последние три кусочка. А там – до дому! Прихожу на квартиру, а там записка на двери: «Ушла за хлебом». Но мама скоро пришла и принесла хлеба за два дня. А я ей показал свои результаты, которые были в мешке. То-то у нас радости и рассказов, что случилось за последние дни.
. 18 июня 1942г. Питаемся крапивой. Недавно я набрал полный мешок её, около 2-х пудов, но теперь она почернела, завяла и стала страшно невкусная. Подбавляем в неё сыворотки, хлеба, картошки, иногда клюквы. Пучит брюхо, а сытости нет. Новая беда – сил нет. Пошли грибы – колосовики, люди собирают, лакомятся, а мы не можем раскачаться, собираем только крапиву. Огород… Что в нём толку, когда он не огорожен. Ходит скот, лошади, да и люди. Правда, в последние дни горсовет огородил улицы, но забор постоянно ломают.
18-25 июня 1942г. Питаемся лебедой и конским щавелем. Всё время чувствуется слабость, головокружение, перед глазами всё прыгает. На деньги ничего не продаётся. Клюква исчезла. Нужно дожидаться новых ягод – черники. Гонобобеля. Я продолжаю быть музыкантом. Теперь идут немые фильмы, реже – танцы. Удивительно! Ещё находятся люди, которые желают вертеться и скакать! Видно, черти, питаются, не в пример нам, лучше! За грибами не хожу после нескольких бесполезных попыток. И мест не знаю, где они растут, и ноги не двигаются. Что будем делать зимой, когда подножного корма не станет? Прямо страшно думать! Запастись-то нужно. Ягод, грибов надо бы в таком количестве, чтобы осталось на зиму.
12 июля 1942г. Отправились в путь в 5 часов утра. В желудке пусто, голова кружится, на душе отвратительно. Небо покрыто облаками, туманно. Волочим ноги с напряжением. Кое-как добрались до Крешнева, где Мария стала заходить почти в каждый дом. Перед нами шёл нищий, который до известной степени попортил нам дело: он выпрашивал подаяние первым, а нам уже подавали не так охотно. Благодаря этим маленьким кусочкам хлеба, которые мы съели по выходу из Крешнева, мы почувствовали себя гораздо бодрее и пошли быстрее. Погода всё была ничего, сносная, но в Сукове (21 километр) пошёл дождь. На складе удалось выпросить большой кусок дуранды, и мы принялись жевать его с превеликим удовольствием. Около Чистой Дубровы есть маслобойня (льняная). Ещё дома Мария поведала, что мы поедим на маслобойне «поджарков». Но маслозавод оказался закрытым, и это дало мне повод сделать Марии замечание, зачем обещать, когда это обещание остаётся пустым звуком, часто даже не зависящим от нас обстоятельством. Пошли не солоно хлебавши дальше. Мария привела меня к родственнице (сестре мужа двоюродной тётки), где нас накормили обедом. Мясной суп с картошкой и тушёная картошка со свининой. Это обещание выполнилось, и я остался доволен. Но всё равно и на дальнейшем пути мы выпрашивали кусочки, ибо я старался наесться хоть один раз в два месяца. Так дошли до Дюдикова. Здесь Мария опять обещала, что у дяди Зайкова наедимся пирогов и ватрушек (сегодня Петровки). Правда, в деревнях оказался праздник (сидят по лавочкам и ничего не делают), но вместо обильной еды у Ивана Степановича –он еле-еле раскачался, пошёл в дом и угостил нас хлебом с молоком. Вот жадность-то! А у тётки Дуни – самим есть нечего, хлеба из колхоза дают лишь по 5 кило. Семья – семь человек. Муж Григорий Иванович злой от недоедания и бьёт жену. Одним словом, всё хорошо. Настроение сразу испортилось. Пошли до Бенякова, в 6 часов, после 13-часового пути, были на месте. Там нас первоначально напоили чаем, вернее, кипятком с молоком. Дали по печенине (откуда у них взялось печенье, уж не знаю). Потом ещё ужинали. Хлеб родители пекут из овсяной муки с дурандой.
[JUSTIFY] 13 июля 1942г. Сегодня пошли сенокосить: тёща, жена и я. Тесть пошёл по делам в Чурилово, где контора лесничества. Мы долго шли по лесу, по вырубкам, болотам километра 4. Пришли на место. Надо шевелить сено – а я не умею. Кое-как поворошил, а тут нашла туча с дождём, надо быстро копнать. После этого мы с женой отправились за грибами. Плутали по полям и лесам. Но грибов попадается сравнительно мало. Совместно с Марией мы набрали полный кошель из лыка, висевший у меня через плечо. Уж и надоел же мне этот кошель! Страшно неудобно носить его, и я изругался. Мария «расстроилась» из-за этого. Мария говорила, что мать, придя домой, будет сегодня печь олашки. Я предполагал, что вечером будут ужинать, как обычно, и велел Марии набрать лебеды, чтобы увеличить объём ужина. Она приготовила травы. Мать пришла, действительно принялась печь и варить. Но… ужинали только молоком и олашками. А грибы не тронули… Мне пришлось просить, чтобы сварили мне лебеду. Так как в деревне это дело новое, мне пришлось послушать насмешки. Всё-таки я поел на сон грядущий и лебеды с грибами, и хлеба с олашками и молоком.
[JUSTIFY] 4 августа – 18 октября 1942г. (…)Топливо. У нас установилась определённая система: мы топим свою лежанку почти беспрерывно. С утра до ночи .(…)Труба открыта весь день, и о нагревании печей не может быть речи. В качестве дров мы употребляем щепки и стружки, оставшиеся в достаточном количестве от плотников. Кроме щепок я собирал в лесу разный хлам, валежник в мешок. Раз как-то сходил за два километра за хорошими щепками на старой вырубке, принёс в больших мешках. Потом не стал ходить так далеко, стал посещать Чухарный лес. Этот лес нас и кормит, и отопляет. В лесу достраивали какие-то домики-землянки. Там валялось много всяких обрезков, я не осмелился взять их. Только один раз мне «подали» обрезки досок, и мы топили ими пополам с разным хламом. А потом я придумал ещё один вид топлива – сосновую кору. Она очень легко отдирается от пней. Но кора горит плохо, тлеет, хотя жару даёт достаточно. Наш котёл давно уже обгорел, и мы боимся, как бы он совсем не развалился. Тогда варить будет не в чем. И пролезает-то он в топку с трудом, надо по-особому повернуть его. Кора разгорается не сразу, надо долго раздувать огонь до одурения. Особенно после дождей, когда топливо намокнет. А наши основные дрова – кубометр с четвер

"БОЛЬШОЕ ВИДИТСЯ НА РАССТОЯНИИ" дневники Бориса Андреевича Расцветаева. Часть 3

« В середине октября 1992 года на Весьегонск налетела снежная буря. Бушевал ветер, деревья ломались под тяжестью снега. В одну из этих ночей умер Борис Андреевич Расцветаев. В его квартире не было денег, чтобы похоронить хозяина, - четыре дня лежало его тело, когда наконец директор винзавода дал какие-то деньги. За гробом Бориса Андреевича шло несколько человек, а на могилу положили единственный венок с надписью «От соседей»». Так предваряет биографические материалы, дневники Б.А. Расцветаева неугомонный, бескорыстный Марат Михайлович Верхоланцев, который купил, разобрал и перепечатал на машинке бумаги покойного.
Что стоит за этими страшными строками?
Кем был умерший? Как прожил он отмеренные ему 84 года?

Литературная деятельность

Будучи страстным книгочеем, Борис Андреевич овладел хорошим литературным слогом и, обладая пытливым умом и зорким глазом, мог бы стать большим писателем. Кстати, порой он неосознанно использует приём, типичный для А.Платонова, стремившегося подчеркнуть несуразности жизни - соединение словесных штампов с обычными словами: «Все живут каким-то бессмысленным смыслом».
Цитата
1931г.2-7 октября. Все эти дни я почти безраздельно занялся писанием сочинения «Агония ночного экспресса». До такой степени я увлёкся этим сочинением, что позабыл всё на свете. Сначала я разработал конспект, затем вчерне написал содержание.
Цитата
1941год
Инвентаризация сочинений (черновых набросков) к 1 января 1942г.
Путешествие на Серебряный шар (научно-фантастическая)
Наше путешествие в Пензу (воспоминания о девятнадцатом годе)
Воспоминания раннего детства (художественные наброски)
Железный Курьер (научно-технический)
Северский (роман об идеальном человеке)
Сиуксы (приключенческий роман)
Поездки на Сатурн (фантастический рассказ)
Воздушный корабль «Орегон» (фантастический рассказ)
Экспресс будущего (утопический очерк)
Утром в депо (железнодорожная новелла)
Над морем (утопическая новелла)
Завод ( стихотворение в прозе)
Старая Тихоокеанская (картины американской железной дороги)
Красная стрела (железнодорожная новелла)
Пленники чёрного коршуна (экзотическая повесть)
Кошмар (драматическая новелла)
Снежная могила (фантастическая повесть)
Большая нога (экзотически-героическая повесть)
Первый рейс на Луну (научно-фантастическая повесть)
На Миссури (приключенческая повесть)
Роковая стрела (рассказ)
Роковая ось (драматический рассказ)
Лопнувший рельс (рассказ)
Сон дежурного (рассказ)
Столкновение (рассказ)
Провал моста (рассказ)
Поклон скалы (рассказ)
Смерть сцепщика (драматический рассказ)
Могучие горизонты (оптимистическая новелла)
Бодрый ландшафт (оптимистическая новелла)
Поезд Жизни (аллегорическая повесть)
Универсал Конструкцион (опыт планирования жизни)
Моторные лыжи(рассказ о спортивной технике)
Мост (повесть)
Кочегар (повесть)
Жизнь коровы (драматический рассказ)
В огне (железнодорожная повесть)
Красная пасть (драматическая повесть)
Машинист Стенджерсон (повесть)
Железная дорога (серия мелких рассказов)
Лунная лестница (фантастическая повесть)
18 января 1942г. Я намеревался коллекционировать «миниатюры» для своих сочинений и отступил от своего намерения. (…) Я вернулся опять к прежним сочинениям, к их обработке. В первую очередь взялся за «Луностат». (…) Надо беречь свою оригинальную черту, свою фантастику (…), беречь свою святыню, своё сокровище, не бояться оторванности , одиночества. Работать и работать, упорно, много!
Только была бы картошка, поддерживающая деятельность ценного в человеке – мозга. Помимо писания хотелось бы заняться и рисованием тех оригинальных рисунков, которые намечены мною в плане. Ах, если бы у меня было сто рук, десять голов, а в сутках тысяча часов, ничем не сбиваемых, цельных… Но тут - жизнь треклятая! Забота о самых глупых вещах. Уж я-то и то головокружительно снизил свои требования к жизни до того, чтобы была возможность заниматься ценным. Я хожу во рвани, отказавшись от обладания хорошим костюмом (брюки «суконные» с подтяжками, галстук и т.п.), я питаюсь самым минимумом – картошкой. Хлебом, без жиров, без сладостей, без прихотей. Я живу в холоде, в неудобстве. Чего же ещё больше? И я должен использовать своё « освободившееся» время сторицей.
25 мая – 24 июня 1943г. Окончательно прихожу к убеждению, что мне необходимо писать. На самом деле: думаешь-думаешь, наблюдаешь-наблюдаешь, в конце концов читаешь-читаешь разные книги, и голова переполняется огромным умственным грузом. Вот мне уже 39 лет. Ещё один годик, и будет сорок, число круглое, замечательное. Нужно отметить это число чем-то солидным. Только впитывать в себя – это как-то бессмысленно. Нет, нужно что-то делать, раз работаешь головой. Дать целый ряд хороших умственных работ – сочинений. В этом и заключается цель моей жизни. Не знаю, как у других, а у меня – так.
Кроме того, нужно рисовать. Изображать наглядным путём мысль. Не обязательно писать и рисовать только то, что видишь собственными глазами. Можно изображать письменно или картиной и то, что сам не видишь, но о чём знаешь из книг или по картинам художников. Также я думаю, не будет большого греха, если использовать давно известные темы и переработки, но по-своему: например «Робинзон Крузо», «Принц и Нищий», «Хижина дяди Тома», «Таинственный остров».
В голове много идей и много отдельных картин, сцен. Нужно их как-то связать в складные сочинения. В отношении фантазирования нужно сказать: «Ври, да не завирайся». Много-много раз я пытался подработать какую-то программу для сочинений и рисунков, но теперь вижу, что это невозможно, это абсурд. Незачем это и делать. Ведь в конце концов, когда всё будет написано и нарисовано, можно будет сшить и разложить по порядку, как желательно. Допустим, что я проживу ещё 10 тысяч, 15 тысяч и т.д. дней, каждый день должен быть заполнен чем-то, каждый день должен дать что-то. Я буду записывать в дневник не только события текущей жизни, но и свои мысли и чувства.
Живопись
[JUSTIFY]
Цитата
27 января 1936г. У меня есть коллега – это Коля Сальников. Он тоже художник. Его произведения, главным образом, портреты. Но Коля и я – люди до некоторой степени разные. Вот он сейчас рисует портрет девушки с фотографической карточки. Он исполняет её стилем «мазюков» как будто масляной краской. Николай С. – живописец. Я – производственник, чертёжник. Самая моя настоящая линия – быть инженером или техником. Но и тут опять некоторое осложнение. Я люблю механику на фоне природы.
Февраль 1942г. (…) Мои заработки восстановились. Делал плакат на красной материи к празднику (около 5 метров). Ещё приходила одна особа, заказала сделать коврик на мешковине. А рисунок выбрала сама из почтовых открыток – «Свидание» (картина Пимоненко), договорились о плате за работу – продуктами. Заказчица взяла одну из моих картинок (пейзаж) и принесла за него ломоть хлеба и пять картофелин. Вот какие теперь цены за высокое художественное искусство! Обещала ещё дать работы, если понравится первая. Я раскинул мешковину на полу, прибил гвоздями, разметил при помощи координатной сетки. Одно только скверно: на незагрунтованное полотно уходит уйма краски (акварельной). А их мне приходится беречь, потому что неизвестно, когда мне удастся возобновить их запас. По-моему, гораздо выгоднее рисовать мелкие карточки – на толстой бумаге или на прочной материи. Расход красок меньше.
(…) Я сделал большой коврик «Свидание» и малую картинку на обратной стороне настольной клеёнки «Курорт Суук-Су». Получил за них примерно: два с половиной килограмма хлеба (кусочками), несколько десятков штук картофеля и несколько щепоток табака… и 10 рублей деньгами. Сестра заказчицы (беженка) тоже заказала мне нарисовать три коврика за деньги, продуктов у неё нет… Вчера я закончил первый коврик «Детская парочка».
Февраль 1968г. (…) пользуясь перерывом в поступлении заказных работ, начал рисовать картины «для себя». Нарисовал восемь картин: 1.Полуночный скорый. 2.Анучино. 3.Злата Прага. 4.Ривица. 5.Корино. 6.Спортсменки. 7.Март. 8.Пароход. Затем дорисовал «Бирманово». Я продолжал бы и дальше, но со второй половины февраля мы начали обрабатывать клюкву. Прокатали на столе, сортировали вручную.
22марта 1970г. Меня называют художником. Какое же в конце концов принять направление в своём творчестве на оставшийся отрезок сознательной жизни (учитывая свой солидный возраст -66лет), мною всё же не был сделан и ясный, исчерпывающий вывод, не дана конкретная программа. В то же время я сознаю, что могу справиться с этим вопросом один. Без посторонней помощи. Да, пожалуй, этой помощи мне неоткуда ждать, никто, наверно, не смог бы мне её оказать, потому что никто меня не понял бы, настолько своеобразны, необычны, «нестандартны» идеи, царящие в моей голове и требующие художественного претворения. Потому не могу разобраться, что очень уж много их.
1.Общетеоретическое и философское направление.
2.Теоретико-математическое направление.
3.Техническое направление.
4.Сатирически-курьёзное направление.
5. Эстетическое направление. Разработать образцы красивых внешне и внутренне людей (не обязательно будущего), одетых в архитектонически рациональные одежды и костюмы, обстановка света, целесообразности, совершенства и Разумного труда, символизирующих собою радость существования, его полную осознанность, осмысление, целенаправленность, свидетельствующего и утверждающего эру вечной молодости, долгожития и бессмертия. Пусть это будут вообще разумные существа, обитатели планет в прошлом – настоящем – будущем.
Но и теперь, через 50 лет, я не имею такого фантастического всё охватывающего плана, а только великое сожаление о потерянном времени. (…) Не будь этого ожидания (работа по НОТ), у меня были бы громадные собрания, коллекции всяческих картин. (…) Сколько я их пропустил, не поймал на бумагу.
9 февраля 1981г. (…) пришёл некто Н.Н.Никушин, отрекомедовался новым директором Дома
Культуры (он сын зубопротезиста Никушина). Н.Н. предложил мне участвовать в открывающейся художественной выставке. Я согласился. Мы пошли в ДК. Там он показал мне уже выставленные картины Угрюмова (масло). Вышивки, ткачество. Показал мне стену, где вывесят мои картины-графики, штук восемь-десять…
11февраля 1981г. В 11 часов пришёл Никушин. Я снял со стены в первой комнате все 8 своих картин: 1. Пароход. Молога 1915г. ,2.1-я часть леспромхоза, 3.2-я часть леспромхоза, 4.3-я часть леспромхоза с пристанью, 5.1-я часть Великого Рыбинского моря, 6.2-я часть Великого Рыбинского моря, 7.Лодочная флотилия в затоне, 8. Железная дорога, подход поезда к Весьегонску.
Свернул в трубки, и мы пошли в ДК. Там принялись развешивать. Он лепил за уголки пластилином, а я подавал ему.
16 февраля 1981г. (…) Пошёл в Дом культуры. Посмотрел в выставочный зал… Там ни моих картин, ни угрюмовских, ни вышивок… Исчезли. Вместо них на всех четырёх стенах калининского художника Клюшина гравюры в больших рамах за стеклом. И какая-то муть нарисована. Крупные гравюры - и тоже для меня неинтересные. Какие-то идольские рожи, рубленные из дерева. Линогравюры… Нет, мне взять нечего! Не люблю несовершенную работу, явную грубость… Зачем она? Никушин выдал мне диплом, тетрадку отзывов и контрамарку для Любы на «лилипутов». Я снёс рулон картин домой.

ЗАНЯТИЯ МУЗЫКОЙ


Цитата
29 апреля 1928г. С самого утра дожидаюсь пособия. Получил свои 11 рублей. Поработал на пароходе и в мастерской, подкрашивая надписи, а затем после обеда занялся стенной газетой «Привал» к 1 Мая и открытию навигации. Стиль я выбрал весьма удачный. Сочиняя газету, я в то же время играл на фисгармонии – музыка, как я выяснил, способствует развитию художественных способностей. Вечером опять музицировал в клубе.
6 января 1930г. Днём занимался жонглированием, после обеда торопился докончить стенную газету. С 7ч. вечера до 4-х утра играл на пианино под выступления гимнастических групп, в антрактах. На танцах играл на гармонии. Вернулся домой в 5 часов утра.
6 мая – 6 июня – 6 августа 1930г.
Эти три месяца я провёл довольно интересно. Во-первых, один парень с Новинки купил большую гармонь с 25 басами, сам не играл, а отдал её мне. И вот я её держал месяца полтора и порядочно насобачился играть на ней. Играл на ней целыми днями дома, а вечером выносил её в сад или в буфет в саду и там тоже играл. И приобрёл большую популярность. А до этого я пользовался различными гармошками разных хозяев и в силу этого не мог играть в совершенстве, но теперь гармония одна и дело обстоит лучше. Да, с этой гармонией связаны интересные воспоминания. Однажды мы с Мороховым, Давиденко и другими ребятами пошли на реку. Был жаркий день, и решили выкупаться. Ребята разделись и в одних трусах – в воду. Я же купаться не стал, а сидел в одних трусах и наигрывал вовсю – оригинально несколько!
Затем я помню прогулки на лодке с гармонией. В тихие тёплые вечера мы катались по реке с моим «полубаяном», и звуки неслись плавно над уснувшей рекой. Сделав рейс вверх-вниз, мы поздно вечером высаживались у пристани и шли в городской сад, и там я наигрывал до самой полночи, а то и дольше. Эх, была у меня гармония, а теперь её уже нет!
21-25 марта 1936г. И.А.Костромов ссудил патефон с просьбой, чтобы я переложил некоторые вещи на фисгармонию, а он затем спишет ноты и будет играть на баяне. Завожу бесконечно патефон, прислушиваюсь, переношу на фисгармонию: «Маленькая Манон» - танго; «Луиза» - фокстрот; «Японские фонарики» - интермеццо; «Марокко» - румба. Рисовал афиши к фильмам «Частная жизнь Павла Виноградова», «Лётчики». Работа прерывалась глупыми выходками Марии.

Сейчас сидим без денег.

1 марта 1975г. Сегодня, оказывается, открылся базар – продажа товаров по сниженным ценам. Таня купила мне отличные ботинки 47 размера. Но мои окаянные ноги с мозолями не позволяют нормально отнестись к приобретению. Всё тесным кажется. Как я буду ходить летом? В чём? Купила Таня несколько маек и рубашек по 50 и по 20 копеек. Плавки – пятачок! Большой, в два квадратных метра, отрез сукна за 3 рубля. Ещё Таня видела там баяны по 30 рублей. Чудеса! Я пошёл с ней в магазин уценённых вещей. Взял один баян, попробовал – не врёт ли? Все ли голоса в целости? Я несколько задумался. Ведь это моя 40-летняя мечта. У меня не было прежде столько денег. А баян стоил дорого. И вот не я к нему, баяну, прорвался через барьер вечной дороговизны, а он ко мне подошёл сам. Пришёл час и день… Купили, и я побежал домой, держа заманчивую покупку подмышкой. Придя домой, начал подбирать. Часа два тихонько пиликал.
1 апреля 1980г. (…) Пришёл Валера Иванов. Его намерение – увести меня в свой дом и заняться купленным аккордеоном, ещё осенью уценённым до 70 руб. Дорогу ужасно развезло, но мы прошли безбедно к его «чертям на куличках». Аккордеон очень красив. Я проверил звучание, испробовал на всех регистрах, просмотрел все 80 басов. Поиграл. И хозяин поиграл. Много болтали о музыке. Наконец Валера предложил мне поиграть, не заглядывая на клавиатуру. Я сначала усомнился, смогу ли это сделать. Попробовал, мобилизовался перед человеком и … заиграл, не глядя, марш «Старый товарищ». Потом польку-Янку, другую польку «Риориту», «Гимн великому городу», «Ивушку», « Вечер – дым костра». Ещё что-то. У меня словно крылья выросли за спиной. Могу! Значит, могу! Сделал для себя открытие на 76 году.
ЗАНЯТИЯ МАТЕМАТИКОЙ
Цитата
1923г..5 мая. Утром вычислял с логарифмами.
26 апреля 1928г. я не пошёл на пароход, а занялся с раннего утра черчением диаграмм. Первая – рост населения Весьегонска с 1783г. Вторая – расселение населения, тоже с 1783г. Диаграммы довольно интересные, необходимо изобразить фигуры отдельных сословий в костюмах соответствующей эпохи. И я справился с этой задачей

1941год. Математические разработки к 1 января 1942года
Ханойские башни
Нумерация, счёт, классификация.
Различные формы чисел в рядах.
Искусственные астрономические системы.
Разложение количеств по постам.
Бинарная прогрессия и логарифм 2.
Числовые иероглифы.
Сочетательно-фигурные композиции.
О таблицах сложения.
О факториале № 2-3…п!
Числовые и весовые гири.
Квадратный ряд.
Квадраты и кубы 1,2,3 …
Перестановка из перестановок.
Динамика элементов.
Прогрессии, скорые и медленные.
Новые меры и вес, время.
Нумераторы, комбинаторы.
Суммы цифр и числа цифр.Чисел.
Шестерни как геом. прогрессия.
Разложение Ханойской башни.
Универсальные фигуры.
Бодхаяна.
Числа линий разграфлённого квадрата. Числовые пирамиды.
Фигуры из квадратиков.
Расчёты лунной лестницы.
Разные вычисления.
Вычисление количества песчинок.
Вычисление капель воды.
Вычисление протонов.
Печатные машины.
В его таблице «Опыт расширения границ имён числительных» - числа, превышающие миллионы и миллиарды – числа в степени, равной самой себе. Он даёт им названия. Например, десять миллионов в десятимиллионной степени, равное десяти миллиардам, - громада, десять миллиардов в десятимиллиардной степени – колоссавр, число со ста миллиардами нулей - униколоссавр.
Занятия физкультурой
Цитата
Из записок Б.А.Расцветаева «О своей семье, о своём детстве» (1976г)
Из ранних воспоминаний о себе, по свидетельству моих родителей, следует, что я был весьма подвижен, непоседлив. Вот примеры. Найдя часовую пружину от будильника, я выдумал для себя подвижную игру. Растянув пружину в ленту, вдруг бросал прочь от себя – пружина свивалась и стремглав катилась по земле. Я бросался за ней. Играя в мяч, я проделывал то же самое, особенно если дорога шла под уклон, я уходил за мячом на значительное расстояние. Когда у меня появился лук, я гонялся за улетающей стрелой. А вот детские игры в мячик, в палочку - украдочку меня не привлекали. Я не хотел так играть, а стремился побежать туда, где видны те предметы, которые я раньше не знал: крыши, деревья, трубы, мостики.
24 июня 1922 г. было состязание на спорт плаце между весьегонскими и краснохолмскими спортсменами по футболу и лёгкой атлетике. Я тоже как любитель принял участие в состязаниях и выступил в качестве метателя диска и копья. Но, увы! Меня постигла полная неудача: дело в том, что день выдался довольно холодный и сырой, я же, не обладая достаточным опытом, щеголял в одной рубашке и сильно прозяб к моменту своего выступления, потеряв при этом значительную часть своей энергии. Полёт копья и диска, пущенных моей рукой, не отличался продолжительностью и красотой, как мне того хотелось.
Делаю опыты пешего хождения на большие расстояния, преследуя цель атлетической тренировки. Через час после неудачного моего выступления на спорт плаце я уже отправился в пробег на большое расстояние вниз по течению Мологи. Мой маршрут пролегал по живописным лесистым берегам. Дистанцию в 32 километра я прошёл в 4 часа 50 минут.
17 – 19 мая 1923г. Были тренировки на спорт плаце. Я ходил туда бросать копьё. Результаты получились удовлетворительные.
29 мая 1923г. День я провёл довольно скучно. Зато после обеда, часа в 4, я отправился за Пленницу тренироваться в ходьбе с наименьшей затратой сил. Туда и обратно вышло 18 вёрст, а время прошло 3ч.20 мин.
15 июня 1923г…. Работа. В пятом часу ушли домой до понедельника. Я же отправился на тренировку по маршруту Весьегонск – Живни – Весьегонск – Пленница - Весьегонск (всего 15км). Потом, одевшись поприличней (кожаные галифе и голубая сатиновая рубашка), пошёл на спорт плац. Там метал копьё.
5 мая 1930г. Сегодня поставил новый рекорд бега в сапогах и тяжёлой одежде – 20 километров в два часа.
24 декабря 1935г. Встал ещё при лампе. Стал рассматривать свои планы. Ничего-то я не сделал из той программы литературы и рисования, что было намечено мною с 25 ноября. Часов в 10 стал жонглировать, полагая этим заняться до 12-ти. Но незаметно время прошло до обеда. После обеда я поехал в противогазе на лыжах. Но противогаз мал для меня. Проехал два раза по главной улице. Затем вернулся домой, снял противогаз и решил ещё покататься. Со мной поехал Николой С. Мы отправились на реку, на луг, проехали до ручья, затем обратно напрямик в город. Два раза переехали реку.
29 января 1936 года. Воспоминания прошлого лета. Довольно оригинально проходили наши прогулки с Марией. К вечеру мы отправлялись на Мологу. Я захватывал копьё, Маня – стрелы. Мы идём к пристани, где всегда стоит какой-нибудь пароход и есть оживление. Затем проходим мимо «Мазута» - нефтесклада. Там я начинаю метать свою стрелу из «пращи» - прутик с верёвочкой и узелком на конце. Узелок закладывается в зарубку, сделанную в стреле, нитка натягивает стрелу, держит её за хвостовое перо. Затем лёгкий, но упругий взмах руки, и стрела летит весьма далеко. (…) Результаты получаются весьма различные: от 80 до 180 шагов.
11 августа 1936г. Я решил сегодня сделать пробег на стадионе на 100км. В 10 часов начал бегать стилем «полушаг-полубег». Сто кругов (36,5 км) закончил к 1час. 15мин. дня. Дальше я бегать не захотел – устали ноги. Дальше – в дороге нужно питание, например, сахар, а я его не захватил; да и то сомневаюсь, можно ли ограничиться одним сахаром.
17 августа 1936г. (…) В 2часа 45 мин. пришёл на стадион. Но погода изменилась, пошёл дождь. Но я, невзирая на это обстоятельство, начал свой пробег. Сделал 42 километра. Ноги сильно устали. Если бы поесть, я мог бы дать ещё 25 километров. В следующий раз обставлю пробег по-другому.
14 октября 1966г. Просыпаюсь. Встаю, подогреваю воду на керосинке. Умываюсь. И лицо, и шею, плечи, руки, грудь спину. Всё, всё, и бёдра, и зад, ноги до пяток. Баня в миниатюре. Потом растираюсь полотенцем и, наконец, просто ладонями всё тело. Когда-то у меня было заведено так делать ежедневно. Самочувствие после этого великолепное. Я в те дни достиг удивительных результатов. Закалился, даже мог проделывать такие опыты: в январе ездить на лыжах майке (-15) , а в начале марта на лыжах, выбрав глухую просеку, раздевался в одних плавках! Но теперь не то. А то можно бы возобновить. Тогда я чувствовал себя гордо. Конечно, все это надо делать умеючи. Да и вот парадокс. В начале марта на укрытой поляне – яркое солнце в голубых небесах и полный штиль. А в сентябре – мокрая грязная дорога. Мелкий дождь и свирепый ветер. Попробуй разденься!)
19 октября 1966г. Еда и её приготовление заняли всё время с 8 часов. (…) Потом, в 4 часа, решил пробежать до Глубокого. В старых и мятых тряпках, в коротких штанах и в синей безрукавке. Я сделал 15 километров, на что ушло только полтора часа. Уже давно я не имел таких результатов (10км в час!), вечером играл на аккордеоне, купленном Клавой для всей нашей семьи в уценённом магазине за 40 рублей ( первоначальная цена – 165 руб.).
. 6 ноября 1967г. Однажды в мае я отправился до Глубокого, но потом мне захотелось добежать до Григорева. Солнце поднималось всё выше, моя тень становилась короче, жара нагнеталась. А мне всё это нравилось, я чувствую себя удивительно счастливым! Медленно тянутся наши прекрасные хвойные леса… Острый запах смолы, птичий звон, сильный загадочный крик кукушки – и глубокий, зыбучий, горячий песок дороги. Но мне он не страшен, я бегу босиком. Чудесно! Мне легко, потому что на мне не более 300грамм, (…)Сделал я в этот день 62 километра. Устал здорово, но, придя домой, не лёг в кровать и даже не садился – и правильно сделал. Я строго выполнял принцип постепенности. Но всё же годы дают себя знать. В 1937 году я сделал 112 километров.
1970г. Спортивные успехи. Летом делал «выбеги» до 55км. Освоил новую дорогу на Шарицы, о которой прежде только слышал. Освоил велосипед без педалей, как «самокат». Но однажды этот «самокат» подвёл меня – дорога на Григорево была песчаная, и «самокат» только мешал мне.
Июль 1974г. Не думал, не планировал, не гадал, а вышло как здорово! Положил в чёрную сумку сухарей, кусочков сахара – и через старый город по большаку на свой Запад. Добежал до разъезда Любегощи – Григорево. (…) Вернулся тем же путём в город. 28 километров есть. Не чувствуя усталости, которая уже не располагала бы к дальнейшему бегу, купил 300 граммов сыра, ещё пополнил сумку конфетами. Пустился за Живни к Подлесному. Быстро двигался, обгоняю грибников . ягодников. Смотрят на меня со смешанными чувствами. Старый спортсмен, у которого так и не появилось подражателей за последние 40, 50, 60 лет! Допёр до Казармы и дальше до переезда на Подлесное. Обратно! Ещё 26 километров. Всё ещё нет предельной усталости. 54 километра. Зайдя домой, отметившись, взял рубль, решил пообедать в доковской столовой. Но она оказалась запертой. Тогда я прогнал себя до «Голубого Дуная». Но и он был закрыт. Но у меня уже 64 километра. Неужели я не сравняю счёт до 70-ти? Прошёл мимо дома, взял курс на семафор, вернулся обратно. Вот эти недостающие километры. Семьдесят есть!
Между тем, 29 июля Б.А. Расцветаеву исполнилось 70 лет!
Цитата
2 января 1975г. Взял лыжи и вышел с ними в лыжной футболке. (…) Проехал с ними к сельхозтехнике, потом до станции, потом к «Кулинарии», затем – по улицам города до «Третьего номера». Некоторые прохожие обращали на меня внимание, и я слышал: «И руки голые!» От станции – опять в старый город и, наконец, домой. Уже при электросвете варил суп. Сделал прорезной шаблон для плакатов. Засиделся до полвторого.
1976год. (…) Всё время я мечтаю о финских санках – не знаю, как их заиметь. Смастерить самому? Съездить в Москву? Писал Шункину – не отвечает. Может, взять в «Культмаге» несколько детских санок, соединить, сделать стульчик со спинкой?
18 мая 1977г. Бежал… Достиг Глубокого. Погода жаркая. Разделся до Купидона, сломал большую ветку, окунул её в воду и обхлопывал себя с ног до головы. Освежился, размассажировался. Пустился домой той же дорогой.
10 марта 1980г. Поехал на лыжах. Пересёк реку, сделал рейс в сторону Глинского. Оборудование никудышное. Лыжи с никчёмными ремнями, узкие. Подошва валенка шире, всё время съезжает с лыжи, ремни не держат. На площадке для детской ножки тотчас напрессовался бугорок льда, через 100 шагов нужно вставать и чистить. Вот так катание! Оделся по-варварски, в фуфайку… Никакого вида нет. Старая кляча пропахивает своими тракторными валенками дали снежных равнин. Это профанация лыжного спорта. Нужно приобрести совсем другую технику – лыжи с тёплыми ботинками и тёплую одежду...
22 июня 1980г. С утра ясно. Тепло, но с запада дует ветерок. Я, памятуя о своём сверхмарафонском пробеге 120 километров 22июня 1937г., решил сегодня целый день до вечера бегать до Глубокого и дальше. Побежал обычным путём за аэродром и на большак. Но меня остановила туча. Повернул домой. Есть 10 километров! Дома кой-чего поделал. Сбегал к нашим. Ещё 4 километра. Пошёл за молоком - сначала в Дельский, потом в первый номер. Но молоко уже всё. Часа через полтора снова пошёл берегом дл Шаражки, до Троицы, низом, под берегом. Открылся новый маршрут: воды в море убыло, и можно пройти по берегу до самой Большой горы. По дороге встало препятствие – канава, наполненная водой. Так и пришлось снова приближаться «к берегу», где огороды, капуста, ветпункт. Вышел на большак и завернул на просеку через Плаху на аэродром…
22 марта 1981г. (…)собрался на лыжах. Уж очень хорош денёк! Стадион, аэродром, Плаха, Пленница, Чухарная дорога, до площадки стоящегося асфальтового завода, канавой до стадиона, потом домой…
В последние годы жизни Борис Андреевич уже не мог бегать, но ходил на дальние расстояния, опираясь на велосипед. А последние полтора года он проводит в постели: отказали ноги .Теперь он двигался во времени в том единственном направлении, которое только и оставалось для него открытым.


М Е Ч Т А Т Е ЛЬ Н О С Т Ь

Может быть, именно мечтательность, умение уйти от серой действительности в мир грёз помогало Борису Андреевичу выживать порой в невыносимых обстоятельствах.
Кто-то из великих сказал: «Это мечтатели вращают планету» .Да, порой эти люди кажутся обывателям нелепыми, смешными именно потому, что непохожи на них самих. Но сколько в этих людях света и тепла, как похожи они своей непосредственностью на больших детей.
6 мая – 6 июня – 6 августа 1930г. Однажды мы выехали на лодке днём при сильном ветре, дующем сверху. Пока мы поднимались, впереди встала огромная зловещая туча. Когда мы поднялись вверх по реке, по нашим соображениям, достаточно, вдруг налетел шквал и чуть нас не утопил. Мы успели развернуть парус и стали уходить от волн. Картина была эффектная. Мы уже потом вспомнили, что можно было бы устроить киносъёмку с нас. Великолепная шлюпка с красным парусом, парни в одних трусах, как настоящие японские рыбаки, или мавританские корсары, или, наконец, самоанцы, маорийцы.
3 апреля 1931г. По обыкновению день прошёл в мелочных заботах о кино. Но в 5 часов вечера я отправился на лыжах. Вечер был солнечный, весёлый. Я взял курс на южный мыс «Стенджерсона», с южного мыса пошёл на юг, на одинокие сосны «Кастэлламаре» (итальянские), оттуда пошёл на деревушку «Грегорио Сантуччи» (Глинское). Солнце купалось в бурных облаках. Потом я пробрался через лес на холм «Гронмейер» (Пленишник). Оттуда спустился к «уступам-контрфорсам», переехал через реку «Саскачаван» (Мологу). Передо мной лежало два пути: один кратчайший – через Дели, другой - через железнодорожный вокзал «Норджестон» (Весьегонск). Я выбрал этот интересный маршрут и поехал через деревню «Дурварт» (Живни).
30 марта 1931г. Ну вот. Теперь есть о чём записать в дневник. Сегодня утром, часов в 8, я выехал на лыжах. Думал, покатаюсь немного, но вышло иначе. По прямому направлению (наст был очень твёрдый, хотя и волнистый) я доехал до