Вернуться к обычному виду


вакансии Весьегонского района

перейти на страницу проекта "Сохраним Мологу для потомков"



Книга памяти Тверская область

перейти на сайт министерства

Поиск родственников и составление своей родословной



Обобщенный банк данных содержит информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период.

перейти на сайт

Перейти на сайт газеты"Весьегонская Жизнь"

Золотые звезды Калиненцев

перейти на сайт

Подать идею для развития и улучшения жизни района

Перейти на сайт ассоциации

Блог неравнодушного человека

  • Архив

    «   Май 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30 31      

ЖЕСТОКОСТЬ - НОРМА ЖИЗНИ

Как-то меня упрекнули, что я, вместо того чтобы что-то делать самой для спасения страдающих животных, «давлю на жалость». Однако я пишу именно для тех, кто выбрасывает наскучивших животных на улицу, ставит коробки с малышами в подъезды домов и даже на проезжую часть дорог, завозит в лес. Я пытаюсь достучаться до сердец именно этих людей (если их можно назвать таким словом), но с каждым разом убеждаюсь, что попытки мои тщетны, что меня ждёт очередная неудача, ибо у этой категории двуногих нет сердца, его заменяет сгусток злобы.


Недавно я писала о Вадике, псе, которому не исполнилось ещё и двух лет, чьего голоса никто не слышал, играл с детьми, кто был сама доброта. После заметки в газете о нём два человека из района приезжали, чтоб взять собаку в свою семью, но, увы, не смогли усадить в машину.

Сегодня Вадика нет.
На следующее утро после неудачного отлова он пришёл к месту ночлега с огромной зияющей рубленой раной, которая оказалась несовместимой с жизнью.
У нас принят закон о наказании за жестокое обращение с животными. Но… не пойман – не вор. Да и кто будет этим заниматься?! Подумаешь – собака.
А выйти на след не составило бы труда, ибо вычислить того, кому «мешал» пёс, кто не скрывал своей ненависти к нему и, решив однажды избавиться от собаки, привёл своё решение в действие, легко. Итак, юридически убийца не будет наказан, совесть его не будет мучить, ибо её, совести, у этого недочеловека, нет. Распоясавшийся от безнаказанности, он способен совершить расправу и над собакой, которая жила в убежище вместе с Вадиком, ибо жестокость – норма его жизни.

А что общественность? А зоозащитники? Или «моя хата с краю» - это норма нашей жизни? Так ведь давно известно, что при молчаливом согласии равнодушных совершаются самые страшные преступления. Мы соучастники.

Тест на человечность


Современный американский писатель Чак Паланик утверждает: «Человечность определяется не по тому, как мы общаемся с людьми, а по тому, как ведём себя с животными». И правда, истинная доброта человека определяется по отношению к тому, кто не обладает никакой силой, кто отдан ему во власть: к животным.

Ещё в 12 веке Низами Гянджеви, КЛАССИК ПЕРСИДСКОЙ ПОЭЗИИ , в своих поэмах утверждал, что в природе нет ни одного существа, не имеющего права на жизнь.

Очевидно, многие наслышаны о том, что в городе остались без попечения 20 кошек, переживших перед тем стрессовую ситуацию. 20 красивых и обычных, породистых и беспородных, взрослых и малышей. 20 существ, чья жизнь полностью зависит от людей.
Какова реакция окружающих? Одни со злобой говорят, что кошек надо убить, другие – пусть умрут собственной смертью, т.е. от голода и холода. Люди, вы слышите, ЧТО говорите? ! Никогда не будет мира СРЕДИ ЛЮДЕЙ, чьи сердца получают удовольствие в убийстве ДРУГИХ ЖИВЫХ СУЩЕСТВ.

И ещё один момент. Вы терпели этих животных, молчали, когда была жива их хозяйка. Теперь же, когда их некому защитить, вы готовы показать свою «силу». Что же это за садистская склонность вымещать свою злобу на беспомощных, бессловесных существах?! Мало того, нашлись те, кто с негодованием обрушился на желающих помочь выжить кошкам. Они, видимо, забыли, что люди – тоже часть природы и что общаться нам в этом мире и друг с другом, и с прочими живыми существами (особенно с теми, кто полностью зависим от нас) надо по-человечески. Или причина в том, что не могут эти люди терпеть непохожих на них, не соответствующих их представлению о взаимоотношениях человека с «братьями меньшими»?

Кстати, парадокс: среди тех, кто откликнулся на призыв принять участие в судьбе кошек, оказались далеко не обеспеченные люди и те, к кому судьба оказалась не слишком благосклонна. Это подтверждение того, что «сытый голодного не разумеет»? Подтверждение правоты Джека Лондона: «Кость, БРОШЕННАЯ собаке, не есть милосердие; милосердие – это кость, ПОДЕЛЕННАЯ с собакой, когда ты голоден не меньше её»?

Я не призываю разобрать кошек по домам (хотя это было бы замечательно): ведь нельзя насильно заставить любить то, к чему не лежит душа. Я призываю лишь к человечности в решении вопроса о том, как поступить с оказавшимися в трагической ситуации животными.

P.S. В декабре 2017г. Госдума приняла поправки к ст.245 УК РФ, где теперь «за жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье», предусматривается наказание вплоть до лишения свободы на срок до трёх лет.

Ищу хозяина, которому подарю свою любовь

По моему глубокому убеждению, в основе нравственности лежит любовь и сострадание.

Увидев этого пса, вы не поверите, что лишь весной следующего года, года Собаки, ему будет только два года: настолько он крупный. Безусловно, он дворняга, как безусловно и то, что какой-то не слишком давний его предок был благородных кровей. Он не красавец, но симпатяга. Зато пёс умный и очень добр и к взрослым, и к детям. К тому же ведь наша привязанность, например, к людям не зависит от их внешних данных. Пёс бездомный, но не бродячий и не стайный.


Жизнь не заладилась как-то сразу. Сначала его совсем малышом выбросили в коробке посреди городского рынка. Какая-то молодая пара из сострадания взяла его: ведь все малыши бывают так симпатичны и так забавны! Но дальше всё пошло как-то не так. Умиление живой игрушкой по мере её взросления у людей прошло. Подросший щенок не обещал быть красавцем, и хозяевам захотелось иметь другую, «престижную» собаку. Так несчастный лишился крова и уже первую свою зиму спал на снегу и ел что придётся, пока не нашлись сердобольные люди и не стали его подкармливать. Но с жильём дело обстояло плохо. Друзья по несчастью, такие же бездомные, как и он, «подсказали», что найти укрытие от непогоды можно на территории бывшего леспромхоза: там сохранились полуразрушенные цеха. Укрытие от непогоды, но не от холода. И пёс предпочёл оставаться на снегу неподалёку от места, где его кормили, но в силу объективных причин не могли дать кров. Хорошо, что минувшая зима выдалась относительно тёплой.


Настало второе лето жизни, которое принесло ещё одну беду. Приходя к месту, где его обычно кормили, подкрепившись, пёс любил растянуться посреди дороги на песке. И вот однажды, умышленно или нет, по его лапе проехала легковая машина. Насколько сильна была травма, трудно сказать, но с тех пор, особенно с переменой погоды, лапа ноет и пёс прихрамывает.


Пришла осень. Говорят, беда не приходит одна. Так и здесь. Неравнодушные люди соорудили какое-никакое убежище, где можно коротать ночи и укрываться в непогоду. Но, как известно, в стаде всегда найдётся паршивая овца. Под предлогом, что ему мешает лай (хотя в округе во многих дворах есть собаки, в том числе и пустобрехи, постоянно лающие по поводу и без него, а этот не подаёт и голоса), один из соседей потребовал убрать пса, который не причиняет никому неудобства и не представляет опасности. Просто, как говорят, «не глянулся». Ну, что же, он человек и может показать свою власть над бессловесным животным с судьбой, исковерканной по воле таких же, как этот, бездушных людей. Жди теперь от этого любителя тишины какой-нибудь пакости. Пословица: предупреждён – значит, уже вооружён – успокаивает мало.


Возможно, найдётся кто-то желающий сделать в год Собаки подарок – подарить право на жизнь, на кров и кусок хлеба, на радость общения со своим хозяином – пусть не ослепительному красавцу, но очень доброму, ласковому псу, ещё не утратившему доверия к людям? Поверьте, он отблагодарит вас за этот подарок любовью и преданностью, на которую способны те, к кому мы поворачиваемся лицом. Проявите сострадание, сделайте доброе дело – и, увидите, вам за ваше добро воздастся сторицей.


Что же касается беспородистости, так, помните, у Э.Асадова:
Ведь может быть тело дворняги,
А сердце чистейшей породы.

Памяти Маргариты Владимировны Поленовой

«Старый Весьегонск канул в Лету. Горько видеть, как медленно умирают, уже не надеясь на помощь потомков, его символы – Казанская и Троицкая церкви. Со старым городом ушёл и его дух. Поэтому мне захотелось собрать воспоминания тех, кому к и за 90. Вы увидите – это особенные люди... Живущим ныне ничего не говорят имена этих людей, но за историей их жизни просматривается история страны. Ведь они живые свидетели всего и хорошего, и плохого, что происходило в нашей многострадальной стране в эти 9 десятков лет. А мы должны знать свою историю, иначе у нас нет шансов двигаться в своём развитии дальше.» - Так предваряла я задуманный когда-то мною цикл воспоминаний о « последних из могикан» Весьегонска.
Ушла из жизни одна из старейших (а пожалуй, и самая старейшая) жительница нашего города – Поленова Маргарита Владимировна. В ноябре ей исполнилось 96.

Маргарита Владимировна– совершенно необыкновенный человек. Это представитель НАСТОЯЩЕЙ СТАРОЙ интеллигенции: высокоэрудированная, интеллигентная, тактичная, доброжелательная, жизнелюбивая. Эта женщина – коренная весьегонка, представительница большой ветви Поленовых. Она свидетельница становления и развития нашего советского государства на протяжении почти столетия. Отец её, Поленов Владимир Ильич, был членом первого Исполкома Весьегонского уездного совета крестьянских и солдатских депутатов, 24 года – депутатом горсовета. Сама Маргарита Владимировна окончила весьегонскую школу, Казанский университет, получила специальность геоморфолога, работала в Казани и Тбилиси, но каждый год приезжала в родной Весьегонск. После распада РСФСР и заявления Гамсахурдии, что Грузия только для грузин, вернулась на родину.
Нужно отметить, что это поколение весьегонцев особенно трепетно относилось к своему городу. Маргарита Владимировна говорила: «Наш школьный выпуск очень дружный. Все мы горячо любим свой родной Весьегонск. Многие из нас не мыслили отпуска нигде, кроме родных мест. Многие по выходе на пенсию возвратились сюда. До 80 лет мы встречались постоянно. Потом наши ряды стали редеть и мы стали встречаться небольшими группами, стали объединять уже 2 выпуска. Ваня Майоров в 1988г. в честь 50-летия окончания нами школы заказал в Челябинске специальные медали для каждого из нас… Для нас Весьегонск – рай, особенный город, который коренные весьегонцы очень любят. Но они уходят из жизни, а с ними уходит и дух старого города. Как писал М.М.Верхоланцев, «осталось только название».
Почему же судьба даровала этой женщине такую долгую жизнь? Секрет кроется в интеллигентности Маргариты Владимировны.( Интеллигентность не нужно путать с образованностью. Первое понятие куда шире и духовнее второго, причём образованность не обязательно является одним из компонентов интеллигентности.) Кажется, академик Лихачёв сказал, что интеллигентность является обязательным условием для того, чтоб жить долго, потому что интеллигентность – в духовном здоровье, а здоровье необходимо, чтобы жить долго и физически, и умственно.

Это в полной мере относится к Маргарите Владимировне.
Была она необычайно доброжелательным человеком!
Умела понять других и никогда ни на кого не обижалась. Ни разу я не слышала из уст этой женщины хоть сколько-нибудь осуждающего слова в адрес других.
Прожив, как и большинство её ровесников, в целом нелёгкую жизнь, Маргарита Владимировна никогда не роптала.

Её мало интересовали материальные блага. Она никому не завидовала, её устраивал более чем скромный быт. Чем питалась её душа? КУЛЬТУРОЙ. «Люблю мемуарную литературу, мемориальные музеи. Мне очень нравится музыка Чайковского». Уже в преклонном возрасте Маргарита Владимировна читала по памяти стихи классиков 19 века, поэтов «серебряного века». Была она великим оптимистом. Вот что говорила о себе в 93: « Я с 1994г. живу в Весьегонске в одиночестве. Возраст берёт своё, по ночам не спится, возвращаюсь мыслями в прошлое. О плохом думать не хочется. У меня 2 любимые темы: Пушкин и декабристы. Декабристы особенно. Я часто говорю своим приятелям: «Сегодня иду «во глубину сибирских руд»». Декабристы – моя любимая тема. Я настолько вжилась в неё, что без этого уже не могу. Кстати, умерший последним декабрист Завалишин бывал в доме иркутского купца Баснина, – предка Верхоланцева М.М. –много сделавшего и для Иркутска, и для декабристов.» Позже, сломав шейку бедра, Маргарита Владимировна всё равно не упала духом.

«Мне 96…Мой сегодняшний дом – комната в доме ветеранов, жизненное пространство – кровать, к которой я прикована. Мои глаза почти не видят, и я не могу читать. Что остаётся мне? Воспоминания. Как говорил Рихтер, «Воспоминания – это единственный рай, из которого мы не можем быть изгнаны». И чем быстрее несёт меня вперёд Река Времени, тем чётче (стоит закрыть глаза) встаёт передо мной мой Весьегонск, мой родной, поглощённый морем город»
.

У Маргариты Владимировны была необыкновенная, потрясающая память. Вспоминая какие-либо события давно минувших дней, она всегда называла их точную дату.

И ещё. Была эта женщина необычайно скромна, всегда находилась в тени. Никогда не старалась привлечь к себе внимания, хотя поделиться ей, при её богатейшем интеллектуальном багаже, было чем. А те, кто моложе, всё спешат, у них всё « руки не доходят». Ох, как права народная мудрость: «Что имеем, не храним, потерявши, плачем».

И снова о животных

Как-то одна дама высказалась о моих заметках про животных: " Чем выжимать у людей слёзы, лучше предпринимать что-то самой". Насчёт " предпринимать что-то самой" молчу, а что касается публикации заметок, так пишу я для тех, кто, пустив животных в жизнь, потом подбрасывает их в подъезды домов, в организации, выставляет в коробках на проезжую часть дороги, чтоб раздавили машины, или завозит в лес. Руки у них чистые: они не лишили жизни новорожденных; и совесть их не гложет по поводу того, что обрекли животных на страдания, которые могут продолжаться мучительно долго.

Подлинная история, поведанная кошкой, попавшей в беду
Я пришла в себя от резкой боли и леденящего холода. Подняла голову, не понимая, где я. Темно. Лежу в грязи на обочине дороги. Как я здесь очутилась? Сколько здесь пролежала? Не могу вспомнить ни того, что со мной произошло, ни своей предыдущей жизни. На мне ошейник, поэтому, вероятно, у меня был хозяин. Возможно, он сейчас тревожится обо мне. А может быть, меня привезли из села и выбросили у автостанции. Я слышала прежде такие жуткие истории.

Пытаюсь встать и чувствую острую боль в правой лапе. Однако нужно как-то добраться до безопасного места. Вижу ноги проходящих мимо людей. Молю, чтоб нашёлся хотя бы один человек, способный откликнуться участием на моё горькое положение. Но, увы, на меня, едва передвигающуюся на трёх лапах, никто не обращает внимания. Иногда стону от боли.
Мой путь до «Дикси» отнял много времени. Добираюсь до площадки, где выставлены пустые коробки, поднимаюсь и забиваюсь в угол. Заслышав какие-либо шаги, пищу, чтоб обратить на себя внимание. Тщетно. Боль и холод не дают забыться. К тому же я чувствую и страшный голод. Сколько времени я не ела?

Наверное, прошла вечность, прежде чем я услышала звук открываемой двери. На площадке появился мужчина. Он, конечно, не заметил меня среди коробок, но я отчаянно закричала. Мужчина заинтересованно осмотрелся, увидел меня. Лицо его выразило сострадание. Исчезнув на несколько минут, человек вышел вновь и положил передо мной сардельку. Это всё, что он мог сделать для меня. Как ни голодна я была, но съесть смогла лишь половинку предложенного мне угощения, потому что мной овладело отчаяние – надежды на тёплый кров нет. Между тем не на шутку разыгрывалась метель. Целые облака сухих снежинок кружились возле горящих фонарей. Через какое-то время я услышала шаги: мимо площадки шла женщина. Я подала голос. Женщина приостановилась, потом пошла дальше, видимо, решив, что ослышалась. Я замяукала громче. Она вернулась; увидев меня, достала из сумки пакет корма, погладила меня и исчезла во мгле. Понимая, что, голодная, не переживу грядущую холодную ночь, силой заставляю себя есть.

Снова одна со своей бедой, с болью и холодом. Ветер крепчает. Метёт. Чувствую, что без движения просто замёрзну. Будь у меня здоровая лапа, я могла бы согреться бегом. Но сейчас я неуклюже скачу по площадке на трёх ногах. Надо что-то предпринимать! Метель не утихает. Всё исчезает в мутной мгле, сквозь которую летит колючий снег. Какое-то дикое веселье метели: снежный вихрь понимается от земли кверху, сталкивается с другим таким же вихрем, и они борются между собой, кувыркаются. Настоящее снежное безумие!

К автостанции подходит большой автобус. Спускаюсь с площадки и ковыляю в сторону вокзала. Вдруг мне поможет кто-нибудь из провожающих? Дрожу от холода и возбуждения. Сил нет. Я не проделала и половины пути, как автобус ушёл и немногочисленные провожающие исчезли в снежном водовороте. И тут мной овладевает безразличие. Зачем противиться судьбе и бороться за жизнь, если нет над головой крова, а значит, это просто продление мук? Сажусь там, где остановилась. Мороз обхватывает всю меня. Но постепенно боль тупеет, холод отступает, мне становится тепло, клонит в сон, и мысли начинают путаться. Кажется мне, что я лежу на коврике у ног хозяйки возле печки, в которой весело потрескивают дрова. Хозяйка иногда ласково гладит меня по спине. Всё! Я проваливаюсь в небытие.

Не знаю, сколько прошло времени, но, придя в себя, обнаруживаю, что лежу в небольшом подсобном помещении. Передо мной стоит миска с едой. Однако одновременно с возвращением в реальный мир вернулась и боль.

Как оказалось, рано утром, идя на работу, кассир автостанции увидела на своём пути снежную кочку, которая вдруг зашевелилась и издала какой-то звук. Это была я. Девушка вытащила меня из-под снега, принесла в помещение, отогрела и уложила спать. Это чудо!
Но ничего не надо загадывать наперёд, надо жить данной минутой. Через некоторое время я услышала разговор двух женщин. Я не очень разобрала слова, но поняла суть беседы: речь шла обо мне. Оставаться на ночь мне здесь нельзя.
Уж лучше бы я не просыпалась! Снова впереди снег и мороз!

А вечером пришло спасение. Не знаю, как узнала о моей беде женщина, которая пришла на автостанцию и посадила меня в сумку. Я отчаянно закричала. Незнакомка же на всём протяжении пути ласково приговаривала: «Потерпи, милая! Не волнуйся. Скоро будем дома». И, правда, меня помыли, накормили, устроили удобную постель. Завтра должен прийти врач.

Здесь хорошо, но мне всё же так хочется оказаться вновь в своём прежнем доме, в привычной обстановке, со своей прежней хозяйкой. Отзовись, я жду тебя.


В этой истории нет ни одного вымышленного эпизода: у кажого из них есть свидетель.Что же касается ощущения кошкой голода, холода и боли, то они естественны в данной ситуации и их легко представить. На сегодняшний день я знаю и многое из того, какие мучения пришлось пережить животному до описываемых событий. Как оказалось, и физическое состояние кошки куда плачевнее, чем преставлялось на первый взгляд. Сейчас она подлечена, у неё нашлись хозяева. Но такой счастливый финал бывает, увы, редко.

КАМЕНЬ

ПАМЯТИ МОНАХИНЬ ТРОИЦЕ – ПЯТНИЦКОГО МОНАСТЫРЯ, положившим начало поселению КАМЕНЬ.

Захотев «паломниками» быть,
Камень мы решили посетить.
Был у нас идейный вдохновитель,
В день похода – наш руководитель.

Позабыв, как видно, о дороге,
Покидав в котомку только снедь
И сказав себе: « Ну что же, с Богом»,-
Сапоги кой-кто забыл надеть.


Автобус был, конечно, другом:
С ним мы пеший сократили путь.
Далее тропа ведёт по лугу,
Сыро, аж за кустик не шагнуть.

Наконец мы добрались до леса.
Он порою чист, порою глух,
Из ветвей над головой завеса,
Птичье пенье не тревожит слух.

Ну, а леший, думаю, в волнении:
«Люди нарушают мой покой!
Ведь идут в отличном настроении…
Что им надобно в глуши такой?!»

Гид ведёт людей без остановки:
Что ей эта узкая тропа!
В этом деле у неё сноровка –
В пятый раз в сезон ведёт, наверняка.

На развилке видим указатель:
Видно, раньше кто-то здесь плутал,
И потом какой-нибудь старатель
Путь на Камень стрелкой указал.

А тропинка то по суху вьётся,
То сочится влагою порой.
Гид тихонько про себя смеётся –
Растянулся экскурсантов строй.

Вот достигли края поселенья…
И опять (уже в который раз)
Начала Даниловна с волненьем
О монастыре и тех, кто жил, рассказ.

«Как смогли 140 инокинь-монахинь
Семиглавый храм здесь возвести?
Трудностей испили полной чашей,
С божьим именем сумели всё снести.

Жизнь кипела в мастерских и в поле.
Содержали множество коров,
И иной им не хотелось доли:
Был и храм, и труд, и хлеб, и кров.

Шили золотом иконы и лепили кирпичи.
Монастырское начальство не лежало на печи:
Одинаковые кельи, одинаковый обед –
Настоятель иль монашка – никаких различий нет.

Но конец его уж близко,
Новой власти слышен шёпот,
Призрак коммунизма рыскал
На Камню, а не в Европе.

В одночасье всё переменилось –
Власть решила: храму не бывать!
Не пристало верить в божью милость,
На себя лишь надо уповать!

Монастырь закрыли, позже распустили,
А монашек-то куда ж девать?
Чтоб советской власти не вредили,
Порешили их арестовать.

А потом коммуну здесь создали…
Всё, что монастырь имел,
Коммунары быстро промотали,
И остались сами не у дел.

А в войну свезли сюда детишек,
Потерявших и родных, и дом.
Так на Камне стал соседом мишек
Косолапых – Каменский детдом.

Ну, а позже был здесь интернат
Для отсталых умственно ребят.
А потом, с 70-ых лет,
И следов жилья на Камне нет.»

Так закончила экскурсовод рассказ,
Чем повергла в изумленье нас.
Как же власти быстро так смогли
Плод труда людей стереть с лица Земли?

Мы к святому камню подошли,
Пять иль шесть свечей на нём зажгли,
В углублении увидели водицу,
Той водой умыли свои лица,
Далее, держась за ветки,
Мы к реке спустились Суховетке
И, водой наполнив котелки,
Выбрались на бережок реки.

Мы гуськом по «улице» идём,
Гид нам объясняет, где стоял чей дом.
В голову невольно приходило:
Неужели жизнь ключом здесь била?

К храму нас ведёт дорога…
Ах, простите ради Бога,
Говорила ведь, что ныне
Храма нет уже в помине.
Холм небольшой на месте том
Да табличка под кустом.

И погост мы посетили,
Поклонились тем, что жили
Здесь, на Камне… В ту пору
Ждали нас уже к костру.

Дело в том, что наш водитель
(он ухи большой любитель)
Вмиг костёр соорудил
И уху для нас сварил.

Дождик нас мочить пытался
То ли пять, то ли семь раз –
Чей-то плащ и чей-то зонтик
И костёр, и уху спас.

Ох, и вкусная ушица!
Не мешало б … причаститься…
К сожаленью, как на грех
Только сок с собой у всех.
Сок разлили по стаканам,
Оказалось: сок-то пьяный!

А еды на «самобранке»!
Винегрет в стеклянной банке,
Овощи из огорода –
Всё, что дарит нам природа.

Под колбаску и сырочек
Хорошо принять глоточек,
Помянуть и помолчать…
Что ж, пора и убирать.

Заливаем костровище,
Для зверей - остатки пищи:
То-то будут пировать!

Что же мы за супостаты?!
Никогда не будем мы богаты,
Коль святыни не умеем чтить
Да и память не хотим хранить.

ЗИМНЯЯ ТРЁХГОРКА

ТРЁХГОРКА ЗИМОЮ

Красива Трёхгорка осенней порою,
Но мне же милей она снежной зимою.


Вот, брови нахмуря, устав от метели,
Печальные ели в сугробы присели.
Сосна величаво на взгорье стоит.
Пенёчки пушистые шапки надели.
Кустарник серебряной нитью прошит.

От старости, видно, сломалась осина,
Теперь на земле ей придётся лежать,
Метель пожалела её и перину
Сумела бедняжке под бок подостлать.

А корни сосны на обрыве крутом
Одеты смешным маскарадным шутом.

У речки берёзы красы небывалой
Искрятся под солнцем в убранстве своём,
Под тяжестью снега их ветки устало
Склонились, и вмерзли сучки в водоём.

И мнится, как будто в торжественный сон
Волшебником добрым весь мир погружён,
Лишь слышен вдали, в очарованной чаще,
Свист жалобный-жалобный птички ледащей.

Да, лес зачарованный, кажется, спит,
Но, явно не видная, жизнь в нем кипит.
По следу «Бурана» на лыжах бегу
И всюду читаю следы на снегу.

Здесь заяц, себя очень хитрым считая,
Бежал от лисицы, забавно петляя.
Там парочка серых трусила след в след,
Знать, жертву искала себе на обед.

На старой сосне вижу множество ран –
Клыками нарезал их мощный кабан.
А здесь был недавно большой шишкопад:
Красавица-белка раскрыла свой клад.

А там, меж кустов пробираяся ловко,
На белом ковре расписалась полёвка.
Медвежьих следов не пришлось увидать:
Медведю в берлоге положено спать.

Глубокие ямы – прошёл здесь сохатый,
Огромный и гордый красавец рогатый.
А мне же пора возвращаться домой,
В душе унося первозданный покой.

НОВОГОДНЯЯ СКАЗКА


НОВОГОДНЯЯ СКАЗКА

На опушке украшена елка.
Знать, какой-то бедовый народ,
Нацепив мишуру на иголки,
Здесь надумал встречать Новый год.

Лунный свет заливает опушку,
Рядом лес величаво стоит.
Ветерок чуть шевелит игрушки.
На пригорке зайчонок сидит.
Шум и гам разбудили косого,
Из укрытья пришлось вылезать:
Никогда он не видел такого,
Ах, друзьям будет что рассказать!

Ну, а люди на стол накрывают,
Достают немудреную снедь,
По бокалам вино разливают:
Старый год проводить бы успеть!

Меж дерев показался сохатый,
Но нечаянно ветку задел –
И с красавицы-ели лохматой
Белым облачком снег полетел.

А в столице куранты забили:
Год 10-ый на Землю пришел.
Люди снова бутылку открыли,
Снова дым коромыслом пошел.

На опушке костер полыхает…
Молодой романтичный народ
Под гитару поет – распевает
И вкруг елки ведет хоровод.

И огня языки пляшут тоже.
Тени ПО снегу тоже скользят,
Лес на дивную сказку похожий,
Звезды НА небе ярко горят.

И у волка в душе потеплело,
Озлобленья на мир тает лед,
На людей глядя, сердце запело:
До чего же веселый народ!

Глядь – и рыжая здесь появилась,
Знать, в норе не смогла усидеть,
Всё увидев, весьма удивилась,
И самой захотелось запеть.

Свет костра так таинственно манит
Птах, что было притихли в ночи.
- Что нам ждать, когда утро настанет?!
Общий сбор, филин, громче кричи!

В эту ночь совершилося чудо:
Нет отныне врагов средь зверей,
Новый год они праздновать будут,
Научившись у добрых людей .

БЕРЛИН и... конец путешествия.

Распрощавшись с Парижем, выезжаем в Берлин, от которого нас отделяет 950 км. После насыщенного экскурсионного дня в предместьях Парижа и самом Париже, после не совсем комфортно проведенной ночи в автобусе нам предстояла обзорная автобусно-пешеходная экскурсия по Берлину.
. Шел дождь, было довольно ветрено, к тому же я умудрилась где-то простыть (предполагаю, что после душа в гостинице, где нам не пришло в голову включить батареи): насморк, кашель и ломота в суставах. Берлин не порадовал.
Дома строгие, улицы прямые, широкие, во всем немецкий Орднунг.
. Отличие Берлина от других столиц – большое количество деревьев, зелени. Помимо деревьев на улицах здесь, в центре города, есть гигантская зеленая зона – Тиргартен, занимающий площадь в 207га. Он впервые упоминается в исторических документах начала 16в. Мы проехали по Александерплац, вдоль старейшего в Европе берлинского зоопарка, по Музейному острову, по главной улице столицы – Унтер-ден-Линден, остановились у символа Берлина – Бранденбургских ворот, видели и фрагмент печально известной Берлинской стены.
Кстати, были мы в Берлине накануне торжеств по случаю падения Берлинской стены. И вот, когда мы проходили мимо решетки одного из городских садов, увидели такую картину: на решетке было повешено много больших портретов тех, кто пал жертвами этой стены: мужчины, женщины, пожилые и молодые люди, даже дети – те, кто пытался пролезть в Западный Берлин через колючую проволоку (когда стены еще как таковой не было), переплыть через Шпрее и, наконец, перелезть через пресловутую стену. Портретов было много, под каждым из них большой текст и…свеча. В конце этого скорбного ряда возле решетки на скамье сидел пожилой мужчина и включал какую-то музыку, которая мне представилась фашистским маршем. Шел дождь, а мужчина не покидал своего поста, и перед ним на столе стояла огромная зажженная свеча. Может быть, это и не производило бы какого-то неприятного впечатления (ведь можно понять трагедию этих людей, в которой виноваты наши солдаты: это они стреляли в тех, кто пытался пересечь границу), но начинался этот мартиролог портретом молодого человека, одетого в форму, напоминающую форму наци.
А на площади перед зданием Рейстага есть мемориал жертвам фашизма: на ребре стоит около 90 плоских гранитных плит, на которых написано имя погибшего, даты жизни и смерти, принадлежность к партии (коммунистическая, социал-демократическая или польская «Свобода»), и лагерь, где этот человек принял мученическую смерть.


На одной из площадей города есть памятник жертвам, замученным в концлагерях. Это куполообразное здание, посреди которого изможденная женщина держит на руках своего скелетоподобного взрослого сына. В центре купола, над головой матери, большое отверстие. В дождливую погоду (а это было как раз и в день нашего посещения) сквозь это отверстие вода попадает на скульптуру, которая «плачет».

Потом мы отправились на Плац дер Републик, которая находится перед зданием Рейхстага.
.До 1938г. здесь находилась Колонна победы. В октябре 1990г. здесь проходили торжества по случаю объединения Германии. Слева несколько современных зданий интересной архитектуры. Они строгие и в то же время нарядные. Это ведомство федерального канцлера и здание для комитетов Бундестага. Очень интересный факт, свидетельствующий о демократичности работы Бундестага, работающего в здании Рейхстага.. Желающие присутствовать на пленарных заседаниях и на информационных докладах могут прийти на специальную трибуну для посетителей и высказывать свое мнение. Свежий информационный материал о деятельности Бундестага можно найти на уровне трибун для посетителей или запросить по телефону или электронной почте.
.
Простояв часа полтора в очереди, мы поднялись на куполообразную смотровую площадку Рейхстага, который находится в центре парламентского квартала. Отсюда открывается уникальный вид на весь Берлин.
Привлекает внимание высотное здание клиники Харите, которое было построено в 18 веке как больница для заболевших чумой. 25-этажное здание Международного торгового центра напоминает гигантский экран телевизора. Очень хорошо виден купол Берлинского собора – бывшей придворной и дворцовой церкви. Неподалеку от этого собора - Сант – Хедвигский собор 18 века, который сегодня является епископской церковью Берлинского епископата.

Необычайно красива берлинская телебашня. Это самое высокое здание в столице – 368м. Оно находится неподалеку от Александерплац, где у нас было место встречи. На высоте 207м расположено вращающееся кафе. Вечером башня
вообще потрясающа: она вся какая-то легкая, воздушная, светится серебром изнутри.
Вечером мы встречаемся на Александерплац, садимся в свой дом-автобус и едем в Польшу. Нам предстоит проехать 160км.
Преодолев часть пути, заходим на заправочной станции в очень уютный придорожный трактир,где в очередной раз восхищаемся хлебосольством поляков, и едем дальше, в отель. Он очень интересный, одноэтажный, низкий, с множеством ответвлений и, как оказалось, очень уютный.
Проснувшись утром, мы увидели, что за ночь выпал легкий снежок. После последнего обильного «шведского стола» транзит по территории Польши (около 700км). Возвращаемся мы другим путем. Здесь местность лесистая, но лес опять поражает своей ухоженностью. В пути случилась неприятная неожиданность6 где-то далеко впереди случилась авария, образовалась пробка, и мы потеряли около 5-ти часов. Это событие повлекло за собой другое: мы опоздали на пограничную электричку и проезжали через границу на автобусе. Железнодорожный контроль совсем недалеко от таможни, но на границе мы простояли (хотя никакой очереди не было) примерно 1,2 часа. Таможенники знали, что наш поезд уходит через 1час, через 40, 20, 5минут и пропустили нас ровно во время отправления поезда. Как нам рассказал потом милиционер на вокзале в Бресте, все знали, что целый вагон уходит пустым (билеты были у нас на руках). А мы в это время метались по ночному Бресту, так как водитель-поляк не знал города. И лишь потом автобус остановили за превышение скорости гаишники и сопроводили нас до вокзала. Но, увы! Поезд ушел, он был скорым, и первая остановка должна была быть через 5 часов, т.е. на автобусе да еще с таким водителем нам было бы его не догнать. Все стали искать удобный для себя вариант, как, каким путем выбраться из Бреста (в группе были люди из разных уголков страны). Тем, кто был согласен выехать на Москву пассажирским, выходящим через 4 часа и находящимся в пути на 8 часов дольше, зачли 30% стоимости потерянного билета, и мы, заплатив по 600 руб., успокоились. Собственно, для нас с моей компаньонкой этот вариант оказался даже лучшим. Уехав на скором, мы приехали бы в Москву в 8 вечера. Автобус на Весьегонск уже ушел бы, прямого поезда в тот день не было, и нам пришлось бы или ждать на вокзале следующего дня или ехать ночной электричкой в Тверь и там опять же на вокзале мучиться до утреннего автобуса.

Теперь же все получилось гладко. Утром мы прибыли на Белорусский вокзал, там же купили билет на автобус, и бесплатное маршрутное такси доставило нас к аэровокзалу, где мы и пересели в автобус «Москва – Весьегонск». Примерно через 3 часа пути автобус остановился, пассажиры-мужчины вышли из него, выстроились в ряд, повернулись к нам спиной и… Мы теперь окончательно осознали: мы дома! Мы в России!


Подведя итог, хочу сказать еще раз: мы никогда не будем жить, как ОНИ, потому что мы другие люди. Пример тому – наш русский гид. Принимающие стороны сделали все, чтоб нам было комфортно, уютно, четко соблюдались все условия. Наш гид (прожженная, судя по всему, женщина, тертый калач) в поездке решала свои вопросы, мы для нее были лишь сопутствующим звеном. Она постоянно, доставив нас к какому- то объекту, исчезала, бегала по магазинам, теряла туристов, не дожидаясь их на переходах, учила нас ( ! ) подделывать билеты в метро, из-за нее (из-за незнания ею режима работы музеев: в выходные вход бесплатный) кто-то потерял деньги, купив заранее билеты на осмотр дополнительных объектов. Из-за нее мы не посмотрели хоть как-нибудь Лувр, потому что в выходной он работал до 6 вечера, а не до 9, как обычно, она же этого не знала и кинула нас до 10 вечера. И, наконец, мы все решили, что задержка на таможне и отбытие пустого вагона - это сговор с таможенниками ( она строго-настрого запретила нам выходить из автобуса и вообще вступать в разговоры с таможенниками) и ж.д.( добыча пополам!)

СТАРИННЫЕ ЗАМКИ

На третий день пребывания в Париже мы поделились на 3 группы: кто-то захотел самостоятельно побродить по Парижу, часть поехала на целый день в Диснейленд, а третьи – на русское кладбище Сан Женевье де Буа, в замки Фонтенбло и Фуке. Мы были как раз в третьей группе.

Высадив диснейлендовцев, едем мимо ухоженного Булонского леса. Кладбище не слишком велико по размерам.
Правая сторона – современные захоронения, левая, которая нас и интересовала, - старая. Никаких оград нет, мраморные надгробные плиты в ряду все одинаковых размеров. На некоторых из них мраморные цветы, книги. Букеты живых цветов приносить сюда не принято, если только в горшках. Кладбищенскими цветами считаются хризантемы разного цвета. Обращает на себя внимание уголок, где все плиты и кресты белого цвета, ни на одной из могил нет ни единого цветочка. Это белая гвардия, те, кого отвергла родина и кого постаралась вычеркнуть из памяти. Они любили Россию не меньше тех, кто остался и построил ее таковой, какая она есть сегодня! Стоит конусовидный памятник казакам, Врангелю и Деникину. Были на могилах Бунина, Галича и Мережковского. Из всего кладбища выделяется необычностью оформления лишь могила Нуриева: надгробие покрыто сверху инкрустированным ковром. Впечатление такое, что он натуральный, и хочется отряхнуть пыль с немного запачкавшихся кистей. Оформление очень дорогое, но Нуриев мог позволить себе такое . Есть на кладбище и несколько могил с проваливающимися плитами и покосившимися крестами, но в целом оно все же ухожено.
.
Затем мы поехали в замок Фонтенбло. Собственно, он напоминает Версаль. Ограда,. ворота, широкая аллея, ведущая к подковообразной лестнице, где вход в П-образный дворец.
В течение восьми столетий этот замок был излюбленной обителью разных монархов. Это отразилось и в его архитектуре. Первые упоминания об этом замке восходят к первой половине 12 века. С тех пор уцелела только часть квадратной башни, ее называют башней Святого Людовика. Неподалеку от этой башни в 13 веке Святой Людовик основал монастырь ордена тринитариев. В 16 веке на средневековых фундаментах Франциск 1 начинает строить новые здания. Он же возвел Золотые ворота в традициях итальянской архитектуры. Его сын, Генрих Второй, построил Бальный зал. На месте монастыря построили большой двор Белой лошади. Особенно много сделано во дворце во время правления Генриха Четвертого, который очень увлекался строительством. Чтоб придать дворцу правильную форму, он расширил его, пристроил новый Служебный двор, вольеру и начал строительство Большого канала. Людовик 14 построил Большую беседку на пруду. Во время Революции замок почти не пострадал, если не считать, что из него пропала мебель. Роскошные залы, узнать предназначение которых помогает аудиогид при нажатии на нем цифры 6 и рассматривать подолгу которые нет времени, ибо оговорен час поездки к следующему объекту. Обежали Китайский музей, Колонный зал, Галерею оленей, Часовню Святой Троицы, Музей Наполеона 1(видели его спальные покои, трон, на котором он восседал.
Папские апартаменты, апартаменты мадам Ментенон и Бальный зал. С трех сторон дворец окружают сады: Сад Дианы, Английский сад (он напоминает Версальский: те же каскады прудов, канал), Зимний сад. В пруду на центральной аллее Английского сада плавают лебеди, а в пруду, примыкающем к одному из крыльев здания, - карпы. И тех. и других можно кормить, они охотно подплывают к доброжелательному гостю. Особенно красивы фонтан королевы и фонтан Наполеона 1.

После Фонтенбло – замок Фуке. (К сожалению, он у меня не запечатлен, т.к. фотоаппарат уже не работал.) К нему едешь по длинной платановой аллее. (Платан – это вообще символичное дерево именно Франции, он встречается повсюду.) Замок построен Фуке, одним из министров какого-то из королей. Он и построен подобно Версалю и Фонтенбло, только меньших размеров. Дворец поражает роскошью, комнат очень много, но они небольшие. Между прочим, всюду потайные двери, ведущие в мизерные комнатки. Очевидно, в замке всегда плелись какие-то интриги, и сидящий в каморке должен был их подслушивать, чтоб в случае чего быть живым свидетелем. Вокруг замка глубокий, заполненный водой ров, через него к замку переброшен мост. В пруду водятся монстры – карпы. Если не увидишь их, то и не поверишь, что они могут быть таких гигантских размеров. Сразу за дворцом начинается сад – копия Версальского сада. Очевидно, чтоб потешить собственное тщеславие, Фуке один из фонтанов приказал сделать в виде короны. Недоброжелатели Фуке донесли королю, что тот, возводя свой замок, запустил руку в королевскую казну, и король приказал арестовать министра, заточив его в тюрьму на 17 лет.

Сейчас замок принадлежит частному лицу. Его купил в качестве свадебного подарка своей дочери то ли итальянский, то ли еще какой чужеземный миллионер. Новые владельцы не только поддерживают порядок в замке, но и сделали кое-какие новшества. Например, они «переплюнули» в смысле технологии музей восковых фигур. В одной из комнат замка мы видим 5 «восковых» (будем так по привычке называть их) вельмож, четверо из которых стоят кто в пол-оборота, кто спиной к посетителям. А один стоит лицом. До чего же все они неотличимы от живых людей! В руках этот пятый держит лист бумаги. Взглянув на слушателей, он начинает вслух читать, причем движение губ синхронно произносимым словам. Читающий время от времени поднимает глаза на слушателей, смотрит то на одного, то на другого, мигает, вновь опускает глаза и продолжает чтение. Иногда брови его шевелятся, между бровями появляется складка, он не может скрыть торжествующей ухмылки, на лице появляется румянец. Кажется, что это живой, настоящий человек надел старинную одежду и играет роль. Но, оказывается, в углу напротив спрятана камера, которая и «оживляет» главного героя. Здесь посетители стоят подолгу, открыв от изумления рты. В следующей комнате за столом сидит писарь. Вот он протягивает руку, берет перо и, взглянув на вас, начинает что-то писать. Поднимет голову, задумывается и пишет вновь. А потом вдруг… растает в воздухе. Через некоторое время все повторяется. Говорят, что это голографический эффект. В третьей, темной комнате-камере с низким сырым потолком, на котором, кажется, висят и вот-вот упадут капли влаги, на соломе сидит старый, изможденный заключенный, закованный в цепи (Фуке). А на стене время от времени проступают написанные кровью слова по-французски, потом исчезают. В этот момент я была в комнате одна и, что означают эти слова, не знаю. И есть еще одна комната, где проходит бал. Четыре пары стоят в различных танцевальных позах, а в глубине зала кавалеры меняют дам, совершают какие-то па и вновь меняют дам, делая перед ними реверансы. Пары то приближаются к нам, то удаляются, танцуют по кругу. Это как эффект стереокино.
Во дворце есть винтовая лестница, ведущая на смотровую площадку, с которой хорошо просматривается вся территория замка. Есть костюмерная, где можно надеть любой костюм той эпохи.
На месте бывших конюшен новые владельцы создали большой музей карет с римской колесницы до последних времен
. На территории замка есть также современный магазин сувениров.

Возвращаясь из замков, мы на некоторое время останавливаемся в Диснейленде, чтоб забрать оставленных там утром наших туристов. Вечереет. Время у нас еще есть, и мы отправляемся осмотреть территорию. Здесь можно не идти: бегущая дорожка сама несет тебя к аттракционам, на которые мы, естественно, опоздали. Это на самом деле целая красивая страна, где есть все для полноценного отдыха весь день.

Мы возвращаемся в вечерний Париж, впечатлений много, мы устали, но программа дня еще не выполнена. Зато сегодня нас раньше обычного у Гранд Опера встречает автобус. Идет дождь. Мы едем мимо Триумфальной арки, мимо Дворца инвалидов (бывший госпиталь для наполеоновских солдат – ветеранов, ныне частично музей), по Монмартру, который из-за дождя мы не можем видеть в его действительной красе.
(В теплые погожие дни и вечера здесь рисуют художники, устраиваются представления, ходят костюмированные люди, веселятся.)
Распрощавшись с Парижем, выезжаем в Берлин, от которого нас отделяет 950 км

И СНОВА ПАРИЖ

Слава Богу, что, позавтракав, мы начинаем экскурсионный день на автобусе. Едем в Версальский дворец. В сам дворец мы не ходили, он очень большой, в форме буквы «П» с распахнутыми в стороны крыльями.. Чтоб его обойти, что-то внимательно рассматривая, нужен, наверное, не один день. Мы были только в саду. Он очень напоминает наш Петергофский парк. (Вернее, наш создан по образцу версальского). Большой по размеру, с множеством аллей, террас, каскадом водоемов, огромным количеством разных фонтанов.
. Правда, начался ноябрь, многие скульптуры были уже укрыты на зиму, а из множества фонтанов включался каждый день только какой-нибудь один. Очень оригинальны орнаменты из зеленых насаждений и деревья, постриженные в виде различных фигур. Для этого очень хорошо подошла туя.

Через два часа мы встретились в условленном месте и на автобусе вновь вернулись в Париж. Здесь у Гранд Опера часть людей отправились в «свободное плаванье». Это были те, кто хотел совершить какие-то покупки и кто заказал национальный обед (с лягушками и устрицами) в ресторане. А мы пошли в «колыбель» Парижа – на остров Сите, где расположен Дворец Правосудия (там служил комиссар Мегрэ). Неподалеку, за Зимним садом, на площади лежит огромная каменная голова и, приложив ухо к земле, слушает Сердце Парижа.
. Дошли до современного, построенного в стиле авангард здания библиотеки. Оно производит впечатление еще не достроенного, так как все коммуникации (в т.ч. и эскалатор) вынесены за пределы помещения, и кажется, что все здание опутано строительными лесами.
Рядом находится искусственный пруд с «фонтанами Стравинского». Стравинский написал музыку к балетам «Жар-птица» и «Петрушка», которые сразу же вошли в репертуар дягилевской труппы, и вскоре их премьеры состоялись в Берлине, Лондоне и других городах Европы. Благодарные парижане решили необычным образом увековечить память композитора: фонтаны имеют форму скрипичного ключа, Петрушки и других героев обоих балетов.
.
Потом, полубесчувственные, мы добрались наконец до Нотрдам де Пари (Собор Парижской Богоматери). Собор огромный, чтоб сфотографировать его, нужно было бы отходить на очень большое расстояние. Он необычайно красив и снаружи, и изнутри. Поставили свечки «За здравие», только попросить себе здоровья я забыла. Посидели на скамейке, осмотреть огромный собор не было сил. Когда вышли на улицу, постояли на «звезде желания». И опять я попросила здоровья только своим близким.

Будто бы получив запас сил в Соборе, пошли в Лувр (кажется, туда-то мы и ехали на метро). Разве этот гигант возможно за день просто пройти, нигде даже не останавливаясь?! Мы были предоставлены сами себе и поэтому неслись по стрелкам – указателям прямо к залу, где выставлена за стеклом на стене «Джоконда». Хотя фотографировать ее нельзя, все всё равно фотографировали. Я почему-то представляла ее больших размеров.

Из Лувра вскоре нас всех попросили удалиться, потому что в этот день он закрывался в 6 вечера, о чем гид опять же нас не предупредила. Побрели к Гранд Опера, откуда в 21 час нас должен был забрать автобус. Две наши девушки отправились в знаменитое кабаре «Мулен Руж», а две другие во всемирно известное кабаре «Лидо», расположенное на Елисейских полях. Поздно вечером после представления специальная машина привезет их в отель. (Билеты в кабаре можно было купить заранее, при приобретении путевки.) У нас же времени было достаточно, по дороге мы заходили в магазинчики и кафе. Начался дождь. Долго стояли на ступенях Гранд Опера, потому что гид с автобусом явилась около 22-х.

ПАРИЖ

В Париж мы прибыли в 10 утра. И опять впереди весь день на ногах. Этот день был, пожалуй, самым тяжелым, потому во второй половине странствий по Парижу информация воспринималась с трудом и многие здания, запечатленные на фотографиях, уже не говорят мне ничего, кроме того, что это Париж.
Парижем нужно наслаждаться отдохнувшим!

Архитектура исторической части города отличается наличием на всех жилых зданиях разнообразных по форме опоясывающих узких кованых балконов. На втором этаже он сплошной, на третьем – периодически маленькие балкончики, 4-ый сплошной. На них растут цветы, а на опоясывающем балконе перед крышей – даже декоративный кустарник.
Мы были на Западе в то время, когда цветы практически уже отцвели, доцветали розы, но всюду были выставлены горшки с цветущими хризантемами разного цвета или составлены цветочные композиции из каких-то еще осенних цветов.
Все три дня путешествия по Парижу и его предместьям местом нашей встречи было здание Гранд Опера, куда утром нас доставлял автобус и откуда забирал вечером,т.е. все наши прогулки были пешеходными. (А между тем по городу ходят двухэтажные экскурсионные автобусы, но нашим туром они не предусматривались. .Только единожды мы воспользовались парижским метро. Вагончики в нем уже наших и сидения расположены не вдоль вагонов, как у нас, а поперек).

В Гранд Опера танцевали Дягилев и Нуриев, а плафон зрительного зала расписал Марк Шагал. Неподалеку от Гранд Опера - главное здание Галери Лафайет – столицы моды и европейского лидера товаров люкс .Оно имеет форму трапеции, и «лицевая» его сторона украшена прямо-таки какой-то восточной вязью (белым кружевом) от верха до самой земли. Вообще-то Лафайет – это комплекс магазинов, соединенных между собой. Главный – Лафайет купол – почти полностью принадлежит женщинам и детям, Лафайет для мужчин (три этажа и один подземный целиком отданы мужской моде), Лафайет дом (5 этажей – все для дома).
Едва мы ступили на землю Парижа, первым делом нас повели в музей парфюмерии Фрагонард, где можно было купить косметику по фабричной цене, без торговой наценки.. Там же можно было разделить комплект – набор из нескольких духов - на несколько человек, и это получалось дешевле, чем в розницу.

Благоухающие после дегустации парфюма, желающие (мы в том числе) пошли в музей восковых фигур Гревен. Он чрезвычайно большой, в нем много тематических залов, нам же было отпущено лишь 1,5 часа времени. Началось посещение с 7-минутного шоу в зеркальном зале. Свет выключили, загремела музыка, появилась подсветка, создалась иллюзия, что ты находишься в каком-то лесу, где шевелятся разные чудовища, потом попадаешь в какой-то восточный шатер с шейхом, с танцующими смуглыми красавцами и красавицами. После шоу начался свободный осмотр самого музея. Когда-то в Ленинграде в Петропавловской крепости я видела восковые фигуры. Но там и было видно, что они не живые. Тут же кажется, что перед тобой настоящие, живые люди.. Очевидно, это какой-то пластик: в разных местах тела различная фактура и цвет «кожи», и кажется даже, что у кого-то выступил пот.
К сожалению, тот, кто меня фотографировал, как и я, не имел опыта обращения с аппаратом в местах с разной освещенностью и в разное время суток , поэтому фотографии мои с различными персонажами (в т.ч. с Путиным
и Обамой) получились некачественными.

После музея восковых фигур мы поднялись на обзорную башню Монпарнас (высота 56-этажного дома), откуда открывается вид на весь Париж, на все его достопримечательности. На высоту 196м мы поднялись на лифте за 38 секунд. Только заложило уши. Можно было подняться на 59 этаж, где находится открытая терраса.
После Монпарнаса совершили прогулку по Сене. Корабль похож на огромную самоходную баржу, только крытую прозрачной пластиковой крышей. Народа было очень много, все сидели. Строго одетый гид афроамериканского происхождения на французском языке рассказывал о достопримечательностях, мимо которых мы проплывали. А каждому из нас дали при входе на корабль аудиогида, трубку, где каждый нажимал соответствующую цифру и слушал рассказ на родном языке. Вообще радиогидов с готовой записью экскурсии мы получали при посещении обзорной башни Монпарнас, дворца Фонтенбло и в Берлине при подъеме на обзорную башню Рейхстага. Эта прогулка нам понравилась меньше, чем по Влтаве: здесь было очень людно, совсем не уютно, казенно. Да и пластик был не слишком прозрачен, т.е. видно было далеко не все.

Отдохнув (посидев) на корабле, пошли на Эйфелеву башню. Был уже вечер. Недавно башню как раз украсили к приближающемуся Рождеству, и она периодически меняла свой цвет. Конечно, она впечатляюща!
Входили по выданным нам билетам, никакой охраны, никакого досмотра. На лифте поднялись на смотровую площадку. Вид на вечерний Париж.…
С нами ли это происходит?!
Спустившись с башни, бредем к Гранд Опера. Впечатлений масса, но и ног под собой после ночного переезда и дневного вояжа не чувствуем. К тому же даже к вечеру температура была плюс 21 градус, а ведь мы, уходя на целый день, на себе (с собой) имели теплые вещи. Довольно долго ехали в отель, находящийся в пригороде Парижа. Помылись в душе – и в кровать! Тут уж не до обмена впечатлениями и не до записей, хотя, как понимаю теперь, схематичные наброски все-таки надо было делать.

ЗЛАТА ПРАГА

После завтрака в отеле в 8-30 мы уже выехали в Чехию. Проведя ночь в постели, по великолепной трассе 160 км до Праги мы преодолели легко, Но там нам предстояло весь день быть на ногах.


В Чехии много зданий с островерхими крышами, шпилями..
Туристическая Прага делится на З части: Малая сторона, Старо место (Старый город) и Ново место (Новый город).Но и Старый город, и Новый город – в нынешнем понимании давние исторические памятники.
Так они называются относительно очередности их древней застройки. В Малой стороне находятся Градчаны. С этого места начала строиться нынешняя столица. Со своего основания в 9-ом веке Градчаны развиваются уже более 11 веков. Первоначально – это место пребывания чешских князей и королей, с 1918 г. Старый королевский дворец - резиденция президента республики.
.
С юго-западной стороны от дворца расположена площадь, которая является отличной смотровой площадкой, с которой видна раскинувшаяся внизу Прага.
Вид изумительный!
Вниз ведет узкая извилистая лестница, насчитывающая 208 ступеней, Она выходит на такую же узкую извилистую улочку.
Для Праги вообще характерны такие улицы. Иногда кажется, что вот-вот улица закончится, а она вдруг резко, порой под углом в 90 градусов, поворачивает. И так может быть несколько раз на всем протяжении. (А вот в Париже улицы расходятся лучами от какого-либо центра.) В Малой стороне находится монастырь ордена премонстранцев, основанный в 1140 г.
На его территории располагается Страговская картинная галерея, Страговская библиотека и костел Вознесения Девы Марии. Лоретанская площадь является паломническим местом с копией Святой хижины и костелом Рождества Христова. Говорят, что в костеле хранится Лоретанское сокровище с известной бриллиантовой дарохранительницей, украшенной 6 222 алмазами. В башне установлен звонковый механизм.


Малая сторона и Старый город соединяются Карловым мостом через реку Влтаву. (Кажется, в Праге 17 мостов).
. Он основан Карлом 1У в 14-ом веке. Мост по обеим сторонам укреплен башнями ( Малостранские и Старогородская предмостные башни). На самом мосту много статуй и скульптурных групп, которые относятся к 18-му веку. Неподалеку от моста находится Староместская площадь, а на ней – необыкновенной красоты ратуша, основанная в начале 14-го в.
На ее башне расположены куранты начала 15-го в., в верхней части которых каждый целый час с 9-00 до 21-00 появляются 12 фигур апостолов. В нижней помещен календарный круг со знаками зодиака. На этой же площади находится Храм Богоматери перед тыном. Это одна из самых значительных готических построек с барочным интерьером. Внутри находится надгробие какого-то известного астронома, кажется, Браге.
Неподалеку от площади находится еще одна интересная постройка – Пороховые ворота, готическое здание 15-го века. За воротами площадь Республики. На ней замечательная постройка начала 20 в., богатая внешними и внутренними украшениями в стиле модерн. Это монументальный зал имени Сметаны, где проводится международный музыкальный фестиваль «Пражская весна» и другие концерты. Если двигаться на север от Ратуши по направлению к одному из мостов через Влтаву, на пути встретится старейшая сохранившаяся синагога в центральной Европе в стиле ранней готики. Относится к 13 в. Вблизи старое еврейское кладбище с готическими, ренессансными и барочными надгробиями

.
Интересной была вечерняя прогулка на кораблике по Влтаве.
Возле причала плавали многочисленные белые лебеди и утки, которые, говорят, вот уже две зимы не улетают на юг и живут «подаянием». Жалко их: тут кто из них смел, тот и съел. И не круглый же год на реке туристы. Очевидно, птиц подкармливают и сердобольные жители Праги. Хотя, возможно, там есть и какое-нибудь общество по защите животных. Нигде за границей мы не видели ни одной бездомной собаки или кошки. Зато, когда возвращались домой, на вокзале в Бресте увидели худого голодного пса с оборванным ухом, а едва вышли из поезда в Москве, тут же, у вагонов на платформе, сразу двух.
Итак, о кораблике. Он маленький, уютный, с застекленным залом и открытой палубой. При входе на кораблик нас встречал элегантно одетый молодой человек с подносом, на котором стояли стопочки с фирменным бальзамом. Поскольку приближался вечер и было уже довольно прохладно, мы все сели в зале за столики вдоль окон. Гид, чех Серж, на
отличном русском рассказывал нам о тех достопримечательностях, мимо которых мы проплывали. Кораблик
наш прошел и через шлюз. Перед входом в него стояло много фигурок желтых пингвинов.


А в это время мы наслаждались блюдами «шведского стола», находящегося в углу, где холодные закуски (а салатов было 8 разновидностей) стояли в холодильнике, а первые и вторые блюда – на подогреве.. Первых было 3 вида (не знаю, какие), а на второе куры гриль, куриные и говяжьи котлеты, эскалоп, шницель, поджарка, гуляш, печень. В кувшинах разные соки, в вазах яблоки и апельсины. а на полочке хлеб и пирожные разных видов. Можно было подходить сколько хочешь раз. Только вино и пиво, если захочешь, нужно покупать, все остальное в любом количестве бесплатно.
На обратном пути Серж включил записи русских песен, пел сам и туристы вместе с ним, потом танцевали.


После прогулки на кораблике была пешеходная экскурсия по таинственным местам Праги, которая немного разочаровала. Мы думали, что пойдем по мрачным подземельям, где нам будут встречаться тени, раздаваться таинственные звуки. Ходили мы с фонарем по слабо освещенным узким улочкам туда, где стоят памятники различным героям фольклора.И гид рассказывала нам историю каждого героя. Это было бы интересно детям.

Большинство жителей Чехии, кроме родного чешского языка, частично (а очень многие в совершенстве) владеют английским или немецким языками. В отелях, магазинах, кафе и в исторических местах можно договориться по-английски, немецки и даже по-французски. Но только перед посещением Праги нас предупредили, чтоб мы особенно тщательно следили за своими сумками и кошельками, потому что воры почему-то любят этот город и специально приезжают сюда, чтобы поживиться.
Вечером автобус встречал нас на том же месте, где мы утром оставили его. Нам предстоял 1000-километровый ночной переезд во Францию

ВАРШАВА и далее

От Бреста до Варшавы каких-нибудь 200км
.
В Варшаве мы осмотрели только Королевский замок с величественной крепостнойстеной и глубоким рвом. Весь Старый город во время войны был уничтожен и воссоздан заново, причем подобраны такие материалы, чтоб создавалась видимость старины.
На площади за пределами дворца стоит колонна - подобие нашего Александрийского столпа (вернее, наш столп на Дворцовой площади в Питере является подобием). Колонна в Варшаве была сделана, но поднять ее не смогли, и она долгое время просто валялась на площади. Когда Петр 1 был в Варшаве, он изъявил желание перевезти колонну в Петербург. Король дал согласие. Но варшавяне встали на защиту колонны. Тогда Петр1 установил в Питере свою колонну, и даже более высокую. По занимаемой площади весь Старый город в Варшаве небольшой, и его можно обойти за довольно короткое время.
После Варшавы мы проделали около 500 км до отеля, который находился недалеко от границы Чехии – в горах Кудова Здруй. Тут стоит рассказать об отелях, где мы останавливались.
Они было 2-го,3-го и даже премьер - класса, но в смысле удобств только для ночлега были одинаковы, только разве в премьер-классе не было отдельного шкафа для одежды, в комнате стояла лишь стойка с плечиками. А так во всех - прихожая и комната с двумя кроватями, телевизор (можно смотреть и русский канал), телефон, два столика, настенные лампы возле кроватей, туалет и обязательно настоящая душевая кабина. А большие удобства нам были и не нужны, т.к. мы приезжали в отель в 11 -12 часов ночи, мылись, ложились спать и рано уезжали. Третий класс отличался от остальных наличием балкона. Это было как раз на границе с Чехией, и вид на горы, покрытые лесом, был великолепный. Никаких дежурных на этажах нет, но в холле стоят автоматы, где можно купить бутылки с водой и соками, печенье, конфеты и еще какую-либо пищу в упаковке. Не обратила внимания, как обстоят дела с отоплением в гостинице в Париже (там даже под вечер на улице был плюс 21 градус), а в Польше центрального отопления нет и в номерах стоят электрические батареи, позволяющие проживающим регулировать температуру. Любопытная деталь, касающаяся дверных ключей. Это пластиковые карточки, вставляющиеся в ручку двери. Вставил – дверь открылась, запер изнутри – и никто дверь снаружи уже не откроет. Ключ можно потерять, взять на память. После того как ты покинул номер навсегда, пробивается новая карточка с другим рисунком.
Возле первой нашей гостиницы росли роскошные зеленые деревья, названия которых мы не узнали
ии
Утром нас ждал богатейший «шведский стол». Мы уже обедали на первой заправочной станции в Польше (где была гостиница из нескольких одноэтажных бревенчатых домиков, крытых камышом, с деревянными беседками, деревянными фигурами, качелями, лужайками, водоемчиком и фонтанами) и отметили, что у поляков огромные порции. Здесь же все блюда были выставлены на стеллажах, столах, и можно было брать что угодно в любом количестве и подходить сколько хочешь раз. Некоторые наглели и брали продукты в маленьких расфасовках и с собой (масло, сыр, мед, творог, кофе - порошок, сахар, джем и прочее). Два раза у нас также был завтрак со «шведским столом» во Франции, в отеле в предместье Парижа, там тоже было все разнообразно и богато, хотя, пожалуй, поскуднее, чем в Польше. Зато по сравнению с ними завтрак в Германии был скудноват: салат, масло, сыр, колбаса, ветчина, булочка, кофе, молоко и яблоко. Все это лежало у каждого на тарелке, только чай, кофе и молоко можно было пить в неограниченном количестве.

В ЛЕСУ РОДИЛАСЬ ЁЛОЧКА


В Л Е С У Р О Д И Л А С Ь Ё Л О Ч К А …

Пушистая ёлка стоит у окна,
На грустные мысли наводит она:
Какою б роскошной могла она быть,
Когда бы в лесу ей позволили жить!

Но ёлку срубили ребёнку в угоду…
Вот так же и всю загубили природу.
И ради наживы, карман чтоб набить,
Решили сосняк весь под корень спилить.
Осина с берёзой пошли под пилу…-
Рассудок людской погрузился во мглу.

- Плевать, хоть пожар, хоть потоп после нас,
Природы царём быть желаю сейчас!

Опомнись, не поздно пока, человек!
Ты сам на Земле сокращаешь свой век,
Природа пока что лишь гневно глядит,
Но позже потомкам твоим отомстит.

Сигналы и ныне она подаёт:
То сели, то бури, цунами пошлёт,
Внезапно прольётся аж дождь изо льда,
Иль целые страны смывает вода

И дело, конечно, не только в лесах,
Царит беспорядок и в прочих делах;
Изрыта, загажена наша Планета –
Цинично прогрессом считается это.

АМОРАЛЬНАЯ МОРАЛЬ

А М О Р А ЛЬ Н А Я М О Р А Л Ь, а для иных - РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ

Хоть человек – творения Создателя венец,
Меж тем, однако, он СУДЬБЫ СВОЕЙ творец.
Кто виноват, что на обочине ты оказался?
Знать, в жизни сам не очень расстарался.

Да, время Гоголя и Салтыкова на дворе –
Так приспособься жить в такой поре.
Коль жизнь вокруг себя не можешь изменить –
То нрав, характер свой сумей переменить.

Да, ум и честь сегодня не в почёте,
Другие качества должны теперь работать

И ценен, кто умеет пыль пустить в глаза.

Что человека создал труд – глупец сказал.
Коль мог украсть, но не украл – дурак
И сам себе наипервейший враг.
Хватай всё то, что плохо где лежит –
Мол, благоденствие само к тебе бежит.

Собакой верною гляди начальнику в глаза,
Не прекословь, кричи всё время «за».
Умей смолчать и проглотить обиду,
Что не согласен, не показывай и виду.

Чрез друга своего сумей перешагнуть,
При этом даже глазом не моргнуть.

Пороги обивай, прикинься сиротой,
О тяготах своих житейских ной,
Чтоб то, которое другому полагалось,
Всенепременно бы тебе досталось.
И локтем оттолкни того, кто впереди,
К заветной цели напролом иди.

Ведь скромный человек – сегодня всем помеха,
По нынешней морали, он «на человечестве прореха».
Ты на обочине – тогда сумей понять:
С кривою рожею смешно на зеркало пенять!

ЦЕРКОВЬ ВВЕДЕНЬЯ

Ц Е Р К О В Ь В В Е Д Е Н Ь Я

Среди долины ровныя,
Заросшея травой,
Стоит церквушка скромная
С поникшею главой.

Давно, во «время смутное»,
В Батеевском краю
Отдали люди лучшие
В сраженье жизнь свою.

Поляки надвигалися
На Устюжну ордой,
Но ртищевцы поднялися
И приняли здесь бой.

Стояла стужа лютая,
И стыла в жилах кровь…
Поляков планы спутала
К земле родной любовь,
Что русичами двигала:
«Уж лучше умереть
От польского от пугала,
Но сраму не иметь!»

Неверных были тысячи
Но русских не сломать:
Сочли семь сотен ратников
За честь здесь жизнь отдать .

Поляки остановлены…
Насколько знаю я,
Героев в честь построена
Здесь церковь Введенья.

Теперь она заброшена,
И к ней потерян след,
И время запорошило
Следы былых побед.

Беспамятство губительно!
Пора бы твёрдо знать:
О предках непростительно
Потомкам забывать!.


КАЗАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

Жестокая память жестокого века –
На взгорье безглавая церковь стоит;
В безбожное время лихим человеком
Был колокол сброшен и тут же разбит.

Когда-то Весьёгонск она украшала
Затейливой кладкой кирпичной своей
И голосом звучным к себе приглашала
На службу всех добрых и грешных людей.

Голгофу свою принимает спокойно:
За веру, известно, не ново страдать.
По чести ж, она лучшей доли достойна –
Ей должно б живой на века здесь стоять.

Святые на стенах молебен свершают
О городе, что здесь под воду ушел,
В положенный час горожан поминают,
Приют под водой кто в могилах обрёл.

Стоит на холме молчаливым укором
С пустыми глазницами вместо окон,
Приезжим останки не радуют взора,
И всё же кой-кто отдаёт им поклон.

Стоит рядом с церковью крест покаянный…
Но каяться – просто к кресту подходить?
Нет, надобно делом своим постоянно
Стремиться хоть как-то вину искупить.


Пока же неслышно тот храм умирает,
И час его смерти уже недалёк,
С ним память о городе Старом растает,
Как тает костра, что погашен, дымок.

ДАРИТЕ ЦВЕТЫ

Вы дарите цветы - ведь они очищают от скверны.
Г.Соловьева

Я очень люблю, когда дарят цветы,
Дарителя помыслы если чисты.

Ах, если б цветы очищали от скверны,
Без бед и печалей мы жили б, наверно.

Ах, если б от скверны цветы очищали,
Мы б нравов паденья не отмечали.

Велосипед не надо ныне долго гнать,
Чтобы в густой траве букет цветов нарвать:
В течение года в киоске всегда
Букет приобресть не составит труда.

Но дарят цветы и для глаз отведенья,
Не от симпатии иль восхищенья.

И дарят цветы даже просто из лести
Подлизы, подонки и люди без чести.

И дарят цветы, чтобы цели добиться,
Победой своею потом насладиться.

Ведь дарят цветы, чтоб загладить вину
И подлость опять совершить не одну.

Их дарят порой, коль не могут решить,
Что можно кому-то еще подарить.

Я очень люблю, когда дарят цветы,
Дарителя помыслы если чисты.

М Е Т Е Л И Ц А




Стою на лыжне, а метелица кружит,
И ветер-задира мне песню поет,
Ей-богу, для счастья так мало мне нужно:
Простор белоснежный, бескрайний зовет.

Ах, как же порой мы бываем беспечны,
И только с годами мы вдруг сознаем,
Что годы – мгновенья и жизнь быстротечна,
И так ли, как нужно, на свете живем?

Не смотрим на звезды, не видим букашек,
И взгляд равнодушно по лесу скользит;
Работа и быт – в повседневности нашей,
А жизнь, как водица меж пальцев, бежит.

А вьюга шальная мой след заметает,
Дорогу назад невозможно найти.
Вот так и в житейских невзгодах бывает,
Что люди теряют друг друга в пути.

И всё повторится, метель будет злиться,
Кого-то другого потянет лыжня,
Сквозь стужу и ветер он сможет пробиться,
И будет он счастлив… увы, без меня.


П Р И З Ы В Н И К А М

(От лица первоклассника)

Уверен, средь мальчишек не один
Люблю смотреть «Армейский магазин»:
Хочу про службу в армии всё знать;
Мечтаю вертолётом управлять,
И океан в подлодке бороздить,
И бронетранспортёр хочу водить,
И с парашютом прыгать с высоты,
Со всею техникой мечтаю быть «на ты».

Все навыки нужны не для войны,
А чтобы охранять покой родной страны,
Чтоб небо было вечно голубым,
Не застилал его чтоб чёрный дым,
Не плакали чтоб дети без отцов,
Чтоб не было калек, а также вдов;
Хочу, чтобы спокойно спать могли
Все матери во всех концах Земли.

Призывники в волнении сейчас:
«Из города Твери куда направят нас –
Может быть, в учебку, может быть, в стройбат,
Может, в Мурманск, может, в Волгоград?
Как нас встретят? Как дела пойдут?
Всех ли нас невесты подождут?»

Я говорю вам, новобранцы: «В добрый путь!
Служите верно, а не как-нибудь!
Не посрамите чести рода своего –
Дороже чести нет на свете ничего!
Завидую немного вам, друзья,…
Но очень скоро подрасту и я.»

Детям войны посвящается

(



Уходят дети тех, кто защищал страну
В кровавую четырёхлетнюю войну.
Уходят дети тех, кто пал на поле боя
Идущих вслед за ним прикрыв собою.

Уходят дети павших-победивших,
Мир от коричневой чумы собою заслонивших.
Уходят дети тех, чьи имена порой забыты
И чьи тела плитой надгробной не закрыты.

(Считаю: не окончена война,
Покуда победившая страна
Последнего бойца не схоронила
И всех имён погибших не установила.)

Уходят те, чьи матери тайком рыдали,
Мужей своих своих, не веря похоронкам, ждали.
Уходят те, что детских игр не знали:
Они в тылу ковать победу помогали –
Ведь с малых лет им выпало на долю
Трудиться у станка или работать в поле.

Уходят пережившие послевоенный голод
И изб полуразрушенных могильный холод.
Уходят те, кто не жалея сил,
Страну свою из пепла возродил.

Уходят дети – ныне старики,
Несомые теченьем Времени Реки.

СЕГОДНЯШНИЙ ПОДРОСТОК - ветеранам

Не нравится мне слово «старики»,
Куда гуманней «пожилые люди»,
Промчатся годы – и желанью вопреки
Мы, молодые, пожилыми будем.

Мне больно, пожилым когда,
Их не заметив, мест не уступают,
И стыдно, если слышу иногда,
Их громко за медлительность ругают.

У многих детство на войну пришлось,
Над ними было грозовое небо.
В ту пору так им тяжело жилось –
Мечтали о простом кусочке хлеба.

Известно всем, что всю-то жизнь потом
Не знали отдыха натруженные руки:
Рарушенный войной отстраивали общий дом,
Чтоб были счастливы в нём дети их и внуки.

Мы благодарны им за наших пап и мам:
Им подарили жизнь они когда-то;
Сегодня с гордостью похвастаемся вам,
Что мы любовью дедушек и бабушек богаты.

Живите долго, дорогие люди,
И пусть здоровье не подводит вас.;
Делитесь опытом – он нам полезен будет,
А коль обидели – за то простите нас.

Кому-то кажется, что мы не очень хороши,
Но всё ж вам обещаю, пожилые люди,
Что не по долгу, по велению души
К вам каждый миг внимательны мы будем.

Заметки о зарубежье

Общее впечатление – я побывала в другом мире. У меня даже нет огорчения по поводу того, что мы живем иначе. Это как взрослый читает сказку и не переносит из нее чудеса даже в мечтах в свою реальную жизнь, зная, что чудес не бывает. Своими социалистическими идеями мы не только ввергли свой народ и страну в нищету и дикость, но и мешали строить нормальную жизнь друзьям всего социалистического лагеря. Бывшая союзная республика Белоруссия только сейчас, избрав собственный путь и пренебрегая нашими советами, стала подниматься с колен. Бывшие социалистические Польша и Восточная Германия тоже живут хуже своих западных соседей, но, конечно, несравненно лучше, чем мы.

После таможни в брестской электричке пересели в автобус, в котором, собственно, и совершили весь тур. Западные дороги ровные, как скатерть. Движения не замечаешь вообще. Пробок нет, потому что всюду многочисленные развязки. Дороги многополосные. Между встречными полосами двойные бордюры, промежуток часто засажен подстриженным цветущим кустарником.
Все дороги на всем протяжении освещены. На дорожном покрытии нет никаких заплат. Что уж это за состав, не знаю, но ничего общего с нашим асфальтом он не имеет. Чистота всюду необыкновенная, нигде не валяется ни единой бумажки, не видно сломленных и валяющихся деревьев. Нет кюветов. От дороги до начинающихся полей расстояние не более метра - двух, трава аккуратно выкошена. Вдоль трассы и на стоянках разнообразной формы урны для мусора. В такой идеальной чистоте даже рука не поднимется что-то выбросить мимо ящика. Но вообще нас предупреждали, что за такое дело за границей штрафуют. И, уж если речь зашла о транспорте, то нелишне вспомнить, как ведут себя пешеходы на улицах западных городов. Если на переходах горит на светофорах красный свет, а ни с одной стороны нет вблизи ни одной машины, люди все равно стоят и ждут, когда для них загорится зеленый свет. Но, если случилось, что человек не успел перейти во время зеленого света улицу, то все машины остановятся и пропустят его. В городах, особенно в Париже, у тротуаров стоит очень много, целые кварталы, велосипедов и скутеров. Их можно взять напрокат, причем первые полчаса – бесплатно.

Известно, что иностранцев у нас, кроме общей угрозы для жизни, пугают дороги и места общего пользования. С последним, как оказалось, у них вообще обстоит блестяще. Между прочим, самые дорогие туалеты именно у нас в Москве – 20 руб., в Бресте -:6. В Париже бесплатные все туалеты вообще, в других странах есть и платные, и бесплатные, но на трассе, на заправках, в кафе - бесплатные всегда. Уже по мере приближения к туалету чувствуешь запах салона красоты. Поскольку асфальт там чистый (его моют), то грязи на кафеле в туалете тоже нет. Вот и получается, что в первую очередь мы приходим в восторг не от архитектурных и исторических памятников (их мы все же видели по телевизору), а от быта, который нам в диковинку.

Конечно, запад живет лучше нас потому, что там люди работают. На всем протяжении нашего путешествия нам не встретилось ни единого клочка необработанной земли. В Польше крестьянские 2-х, реже 3-этажные дома из камня или кирпича подходят вплотную к шоссе. Поселения чаще небольшие, типа хутора: 5 – 7 домов. Вокруг каждого дома вдоль ограды насаждения невысокой пирамидальной туи. От калитки к дому ведет дорожка, с обеих сторон обсаженная декоративным кустарником, чаще розой. За домом – хозяйственный двор из плит для скота и сельхозинвентаря. Иногда возле дома стоит минитрактор, небольшой грузовик и еще какая-нибудь техника. И нигде нет ни сора, ни брошенных досок или битого кирпича. Поляки очень набожны, поэтому во многих дворах на постаменте стоит изображение Божьей Матери, часто под пластиковым колпаком, и возле него горит лампадка. Иногда вместо Божьей Матери стоит большой крест. Вечером мы проезжали мимо небольшого кладбища, на каждой могиле которого горел огонек. Говорят, что в выходные и праздничные дни улицы деревень и городов в Польше пустеют: 80% населения идут в церковь. Поляки очень гостеприимны. Обеденные порции на Западе вообще большие, но в Польше бифштекс или котлета свисают с тарелки, которая и так-то объемнее нашей тарелки под второе; она больше напоминает блюдо под пирог. (А во Франции второе вообще кладут в большие квадратные пластмассовые подносы.) Мясо мягкое, сочное, без добавок. Кстати, нигде за границей мы не видели продуктов «Ролтон», «Галина Бланка» и т.п., все это изготовляется на экспорт, для нас, свой народ травить консервантами они не хотят. Да, запад не курит вообще. За эти дни мы не видели ни одного курящего. Между прочим, на улицах их городов нет засилья рекламы, как у нас.
Поля в Польше начинаются тоже прямо от шоссе, на них или еще что-то растет вроде салата, или они уже перепаханы. Нигде ни кочки, ни бугорка. В Чехии много фруктовых садов, больших, аккуратных. Кажется, что старых деревьев нет. Каждое молодое дерево привязано к колышку. Во Франции тоже много фруктовых садов, но там еще очень много и виноградников. Каждая лоза подстрижена и тоже привязана к колышку. Франция – производитель большого количества разнообразных виноградных вин. Сухое вино там очень дешево: от 0,5 евро за 0,5л. Зато бутылочка воды «Бон аква» такой же емкости стоит 2 евро.

Та часть Германии, по которой мы ехали, лесистая. Но леса подобны паркам: ни сухостоя, ни валежника, ни зарослей. В самом Берлине тоже довольно много зеленых массивов. А как немцы ухаживают за деревьями в городах! Вот мы заковали деревья на тротуарах в асфальт и ждем, чтоб они радовали нас своей красотой и очищали воздух. И мучаются, бедные, в этом панцире от недостатка влаги. А у них, например, на Унтер дер Линде к каждому дереву под асфальтом подведены 2 шланга: один для воды, другой для подкормки.

На Западе живут хорошо, потому что, видимо, для них не является спорным, что первично: бытие или сознание? Все взаимосвязано: как сознание определяет бытие, так и бытие определяет сознание. Они много работают, чтоб комфортно жить, а живя комфортно, охотно работают, чтоб жить лучше, чтоб обеспечить достойную жизнь детям, а себе – достойную старость. Кстати, о достойной старости. В Германии средняя пенсия 2 000 евро. Моя - 109 евро, т.е. в 18,3 раза меньше. Кроме того, там существуют так называемые «морщинистые туры», т.е., при желании, пенсионер может ежегодно бесплатно отправиться в какой-нибудь тур. Пожилой датчанин, который стоял с нами в очереди на смотровую площадку Рейхстага, сказал дважды, что они живут очень хорошо и что они знают, как трудно живем мы. Он объездил практически весь мир и на вопрос, был ли в России, почти с испугом ответил, что не был и не хочет, потому что там мафиози.
Я уже говорила, что они работают хорошо, чтоб обеспечить достойную жизнь детям. Вообще-то это касается только детства и отрочества. Даже многие дети уже подрабатывают, а когда окончат школу, уходят в самостоятельную жизнь, которую обеспечивают себе сами. На Западе не принято приходить с визитом без приглашения. Приходят только по договоренности. Это касается и визитов детей. Стол при этом или не накрывается вообще, или лишь скромное чаепитие. Исключение – праздники, но все детали тоже обговариваются заранее. Внуками тоже не загружают дедушек и бабушек – ищут выход сами.
Если говорить об уровне жизни на Западе, то, конечно, не обойти вопрос питания. Мы не были в больших продовольственных и промтоварных магазинах, только в универсальных магазинчиках на автозаправках, которые автоматически гостеприимно распахивают свои двери, и сувенирных магазинах. Но зато были в местах общественного питания. Цены на обеды в кафе во всех странах примерно одинаковы. Например, на улицах перед кафе всюду выставлены меню, где обед из трех блюд (второе – мясное) и выпечки, колеблется от 10 до 12 евро. Конечно, если перевести на наши рубли, то это будет 440 или 528 рублей. Но качество блюд там такое, что так не накормят на эту сумму ни в одном из наших ресторанов. Там буквально все «дышит»! (Зато, когда мы на обратном пути зашли в привокзальный буфет в Бресте, сразу бросились в глаза загнувшиеся краешки колбасы и сыра на бутербродах.) А объем такой, что все блюда одному человеку не съесть. Мы потом брали один комплект на двоих, и нам давали дополнительно тарелки, а если еще оставалось что-то от второго, то под него бесплатно давали пластмассовый контейнер, чтоб взять с собой. Опять же, дороговато для нас. Если же эту сумму соотнести с пенсией западного человека, то это для него то же, что для меня 24 или 28.8 рубля. Я на эти деньги могу купить буханку дешевого хлеба. Там нет огромных ресторанов (они не страдают, в отличие от нас, гигантоманией), зато кафе и ресторанчики буквально на каждом шагу.

В частности, в Париже все первые этажи жилых зданий застеклены до земли и в них чередуются кафе, магазинчик, ресторанчик, кафе и т.д. Часть кафе вынесена на улицу, где небольшие столики под навесом стоят в один или два ряда и в холодное время года. В Праге, например, откуда-то дует теплом, на столах стоят полусферы со свечками, между столиками узкие цилиндрические плафоны, в которых имитация бушующего пламени. Тепло и уютно. Можно взять чашечку кофе и сидеть с ней целый вечер. Никто не подойдет и не скажет: « Все выпила?! Тогда освобождай место».
Если сидишь внутри кафе, то через стекло можно наблюдать жизнь города и вовремя увидеть того, кого ожидаешь. При мне, когда я сидела около часа в кафе, пришла молодая женщина, взяла чашечку кофе, разложила на столике деловые бумаги и стала работать. Пришел молодой человек, раскрыл ноутбук и стал что-то сосредоточенно искать.

Одеты все чрезвычайно просто, нет той вычурности, что бросается в глаза в наших городах.
Если ты делаешь покупку больше определенной суммы (кажется, в разных магазинах она разная, например, в парфюмерии 40 евро), то тебе дают специальный чек, при пересечении границы на таможне делают в нем отметку, и в течение года дома тебе через банк вернут 12% от стоимости товара. Это называется «такс фри».
Люди необычайно доброжелательны, улыбчивы, готовы помочь.
Случилось так, что при переходе улицы в Париже мы втроем отстали от группы, которая садилась на большой теплоход, чтоб плыть по Сене. Наш русский(!) гид, как обычно, бросила группу, доведя ее до теплохода , и ушла по своим делам с нашими билетами, не озаботившись, почему же у нее остались лишние билеты. Теплоход был большой, по открытому лабиринту шли на посадку несколько групп, и мы все время видели наших товарищей. Они посоветовали нам пройти с другой группой, но это нам не удалось. Французские блюстители порядка вывели нас за пределы, как ни заступалась за нас наша группа. Стоим мы на причале с поникшими головами, и подходит к нам молодая француженка, которая немного говорит по-английски. Спрашивает, что случилось. Объясняем, как можем. Она в недоумении, что наш гид и не с группой, и нас не ждет. Побежала на контроль, что-то там объяснила и, радостная, посадила нас на теплоход. А наш гид и после возвращения группы на пирс не поинтересовалась, где и как мы провели время, когда наши билеты остались у нее в руках!

Самая демократичная из всех стран – Франция. В ней много иностранцев, в том числе темнокожих, азиатов и русских, которых мы встречали на работе в магазинчиках и кафе. А вот в Германии мы вообще не видели ни одного темнокожего, и только там нас ощупывали при подъеме на Рейхстаг. В Париже и на Эйфелеву башню, и на обзорную башню Монпарнас мы проходили свободно. Мне кажется, что даже лица немцев несколько высокомерны, хотя на вопросы они тоже отвечали вежливо, объясняли, куда
Архитектура старой части всех городов (а мы посещали только старые части, потому что новые застройки часто похожи, да и вообще. это же не архитектурные памятники) отличаются друг от друга. Единственное общее – все улицы и площади старой части городов брусчатые. Брусчатка положена где-то прямо, где-то в шахматном порядке, а то и веерообразно.

Р А З Д У М Ь Я

О С Е Н Н Е Е
Седеет голова, и ум скудеет,
И ветер осени немолчно веет,
Предупреждая: « На носу зима!»
Что будет дальше - знаешь ты сама!

Нам, юным, говорили: «Не спешите!
Успеете! Зачем бежите?»
Промчатся годы – станет вам понятно:
Прошедшего не воротить обратно».

Но только жить мы торопились очень,
Своих коней мы гнали что есть мочи,
И истину твердили нам напрасно:
«Остановись мгновенье, ты прекрасно»
.
И что же? Оглянуться не успели –
Кометой наши годы пролетели,
Их не вернуть… Как обрести уменье
Хотя б теперь остановить мгновенье?

И .если прежде годы не считали,
Теперь мгновеньем дорожить мы стали.

Успеть бы красотою мира насладиться,
Водой целебною из родника напиться,
Покаяться пред тем, кого обидел,
Простить того, тебя кто ненавидел,
Ошибки, по возможности, исправить,
Хоть маленький, но добрый след оставить.

Но только как мгновенья растянуть?!
Ведь не успеешь глазом ты моргнуть –
Их след простыл… а ты у той черты,
Возле которой гибнут все мечты.

П О К А Я Н Н О Е
На склоне уходящих лет
Всё чаще вспоминаю тех, кого уж нет.
Всех тех, что в суете недолюбил,
Кому цветов при жизни не дарил.

Кого когда-то невзначай обидел
Иль за пустяк какой-то ненавидел,
На чьё признание насмешкою ответил,
Чьего вниманья вовсе не заметил.

Иль не помог тому, кому бы смог,
Кого-то не пустил на свой порог.
Кого посмел, как жить ему, учить,
Кого не смог при жизни навестить.

Своих грехов мне самому не счесть…
И, значит, надо наперёд учесть:
Поскольку время не воротишь вспять,
Не смей, о чём жалеешь, повторять.
============================================================­========

МУЗЕЙ РАКА

Вещают, что мышка, хотя и мала,
Но князя от смерти от верной спасла.
И в городе Мышкин есть мыши музей,
Единственный он на планете на всей

- Неужто наш рак бесполезнее мыши?
Живет до сих пор он, однако, без крыши, -
Однажды Зелову идея пронзила.
Создать музей рака Светлана решила.

Досадно, право, но со словом «рак»
Рифмуют обычно другое – «дурак».
Опять же Крылов констатировать рад,
Что в трио телегу Рак тащит назад.

Да, мышь симпатична, мягка, как игрушка,
Блестят ее глазки, торчат её ушки.
А рак неуклюжий, с большими клешнями…
Да, впрочем, чего там?! Любуйтеся сами!

И в сказках норушка отзывчива очень,
На помощь придёт и средь дня, и средь ночи:
Хвостишком сумеет яичко разбить
И репку поможет из грядки тащить.


Известен всем случай, что с Грекою был,
Когда рак за руку его ухватил.

Но мышка лишь кошке для пищи желанна,
А рак даже людям – небесная манна.
И мышек на свете живут миллионы –
Для жизни же рака большие препоны:
Чтоб жил и плодился наш символ нормально,
Должна быть водичка чиста идеально.

Ах, вот в чем идея! Людская среда,
Как воды для рака, должна быть чиста,
Чтоб не было в ней ни корысти, ни зла,
Любовь чтоб друг к другу законом была.

У Светы слова не расходятся с делом.
И вот уже к людям с подходом умелым
Она обратилась, идею озвуча…
В созданье музея помог также случай:
В Веси господин Ключарёв оказался,
И Свете помочь он с энергией взялся –
Напряг он своих и друзей, и родных
И понавёз Свете раков таких,
Что диву даёшься, какие творенья –
Аж дух замирает от восхищенья.

Но если статистике следовать строго,
То у музея дарителей много.


Каким плодовитым наш рак оказался!
Он численно вырос, в масштабах раздался.
Своих и туристов он радует глаз.
На этом о нём завершаю рассказ.

Пусть впредь пополняется рачий музей!
Единственный он на планете на всей.

УХОДЯТ ТЕ...

Уходят те, кто нас любил,
И те, которых мы любили,
И те, кто просто рядом жил
И с кем не очень мы дружили.

Всему на свете свой черёд,
Мы сознаём отлично сами,
Что не узнаем наперед,
Когда и что случится с нами.

И все ж хотелось бы порой
Взглянуть хотя бы на минутку,
Какую может жизнь с тобой
Сыграть назавтра злую шутку.

Хотя… судьбу предотвратить
Ни ты, ни я, увы, не сможем,
И будем мы на свете жить
Тот срок, судьбою что положен.

ИЗ ИСТОРИИ НАЗВАНИЯ НЕКОТОРЫХ СЁЛ

П Р О З О Р О В О

Прозорово – старинное село.
Название твоё отколь произошло?
«Прозор» – откуда видно, как на блюде,
А может быть, «прозорцы» - прозорливы люди?

Жестоким, страшным был ХХ век:
Порою был обязан человек
Отречься от своих корней –
От дедов, от отцов, от матерей.

Кто вышел из крестьян, тем повезло,
И, в основном, их миновало зло.
Но, боже упаси, коль князь бывал в роду:
Его потомки на земле – в аду.
И человек гордиться мог не славой рода,
А выращенной свинскою породой.
Прозоровские свинки хороши –
Выводят свинари их от души.

Не умоляю прозорчан заслуг….
Однако, чтобы гордости расширить круг,
В историю я предлагаю заглянуть
И вспомнить важное для ныне что-нибудь.
Напомню, что беспамятство губительно,
Пора сегодня всем нам твёрдо знать:
Потомкам совершенно непростительно
Историю и предков забывать.

Не от фамилии князей село название ведёт,
А получается – совсем наоборот.
Род Прозоровских – известнейший род-
Своё начало он от Рюрика ведёт.
Князей Прозоровских шесть с лишним десятков
Отдали России всю жизнь без остатка.
Здесь стольники, судьи и воеводы.
С наградами многи вернулись с походов:
Сраженья с Мамаем, Литвою и шведом
С участием их завершались победой.
Варвара – девица из этого рода –
Суворова жёнка, любимца народа.

Чужие слова вам сейчас я прочту,
В рассказе своём подвести чтоб черту.
«Мы никогда друг друга не любили,
В своих сердцах привета не носили,
Случайных встреч и взоров не ценили
И разошлись, как ночью корабли…»
Потомка Прозоровских музыка романса,
Как, впрочем, и слова принадлежат ему.
Он автор многих задушевных стансов –
И при Советской власти потому
Был трижды арестован как враждебный элемент,
Не уловивший правильно момент.
Суд титул княжеский ему не мог простить
И потому решил «в расход пустить»
Военврача и рыцаря романсов-
«врага» и автора «враждебных» стансов.

Вот так печально завершился род,
Но память пусть о нём в названии села живёт.

Б Р Е Й Т О В О

О Брейтово, старинное село,
Название твоё отколь произошло?
Хоть брей того, хоть этого ты брей –
Названье не становится ясней.
Хотя есть версия:
«Брей того!» - кричали
Татары – после Ситской битвы отбирали
Тех местных жителей, чья богатырска стать
Им подходила, чтоб пополнить рать.
Но краеведы убеждённо говорят:
Селенье Бритых вотчиной являлось пять веков назад.

Хозяином села когда-то граф Шувалов был,
И Павел Первый, возвращаясь из Казани, посетил.
Потомки не забыли до сих пор:
Здесь был когда-то «семеренный двор»,
Хамовники столовые изделия свои
Издревле «на дворец» в Московию везли.
Конечно, сведенье для всех не ново,
Что с этим краем связан Мусин-Пушкин, первооткрыватель «Слова».
Быть может, кого-то сражу наповал:
По слухам, здесь Лермонтов даже бывал.

Известен битвою на Сити этот край,
Когда на лагерь Юрия напал вдруг Бурундай.
Река от крови красною в день мартовский была,
А тут ещё Батыева тьма рати подошла.
Сражались храбро русичи и не жалели сил,
Но враг, превосходящий силою, однако, победил.
Князь Юрий был убит и обезглавлен был,
И голову Батый в подарок получил.
Здесь на Княгинином холме источник бьёт,
Сказание о нём нас в глубь веков ведёт.
Известна об источнике нам версия такая,
Что, князя Василько на битву провожая,
Здесь, на холме, княгиня Марья с ним прощалась
И позже здесь горючими слезами обливалась.
Узнав, что Василько пленён был и убит,
Здесь, на холме, слезами Марьи мужа труп обмыт.
И слёзы женщины так были горячи,
Что землю жгли и из неё ключи
Забили вдруг и начали сбегать
В ручей, который стали все Прощёным звать.

По версии другой, здесь монастырь стоял,
Но при осаде татарвою вдруг пропал:
Ушёл под землю, чтобы враг не полонил;
На этом месте ключ живой забил.

Потомки хлебнули достаточно горя,
Когда создавали здесь ложе для моря.
Плотину близ Рыбинска как возвели-
Две трети посёлка под воду ушли.
Всегда, как «Прощанье с Матёрой» читаю,
Про эту трагедию я вспоминаю,
Про кладбища предков, что волны размыли,
Про храмы, что в злобе разрушены были,
Про тех, кто, лишившись родного гнезда,
Был отчие вынужден бросить края,
Про тех, кто на собственном даже горбу
Тащил в отведённое место избу.
Как феникс из пепла. посёлок восстал,
И даже удобней, чем прежде, он стал.
Часовня «Аз есмь и никто же на вы»-
Свеча покаянна; склоните главы
В знак скорби о всех о погибших святынях,
А храмы у вас возрождаются ныне.

О Брейтово! Гордясь историей соей,
Ты славу преумножь, расти и хорошей!

К О Й

О Кой! Старинное торговое село!
Кому назвать тебя так в голову пришло?
Но, по легенде . выражение «на кой»
Крепчайшей нитью связано с тобой.
Народная этимология названия села
Аж в век 13-ый потомков привела:
Один из темников Батыя – Кой - имел здесь ставку.
Но, впрочем, краевед имеет право на поправку.


Зато доподлинно известно, что село
Известность ярмарками (коих 5 в году бывало) обрело:
Из Новгорода, Устюжны, Череповца, Твери
Обозы с рыбой, птицей, свиньями, мукой и дёгтем шли.
Ну, а базары были всяк воскресный день,
И в Кое торговали всем и все, кому не лень.


Здесь Лета перемен в структуру планировки не внесла:
Вот площадь с церковью, как 300 лет назад была,
Ограда с башнями, часовня и врата-
Как прежде бы сказали: «Лепота-а-а!»


Не место красит человека. А наоборот –
Какой родился здесь известный всей Руси народ!
Лишь стоит одного назвать – Куницын –
Как в тот же миг у всех светлеют лица.
И сразу вспоминается и Дельвиг, Кюхельбекер, Горчаков,
И знаменитый автор всем известных слов:
«Куницыну дань сердца и вина,
Им чистая лампада возжена».
Профессор из 12-ти предметов цикл читал,
Поскольку, несомненно, справедливо полагал:
Наука лишь тогда имеет совершенный вид,
Когда любой предмет в ней, как звено в цепи, стоит.


Помещик Мелецкий известен всем тоже,
Пономарёвых забыть нам негоже,
Священник Ильинский – он Виктор-отец –
Служения делу для всех образец.


О Кой! Верни себе былую славу,
Расти и хорошей, и в ту оправу,
Что создана всей жизнью предков-
Хороших койских мужиков –
Портрет свой новый вставь
И, двигаясь вперёд, коль было что не так,
Исправь.

Литературное ассорти

ЛИТЕРАТУРНОЕ АССОРТИ ПО СЛУЧАЮ ПРЕЗЕНТАЦИИ
КРАЕВЕДЧЕСКОГО АЛЬМАНАХА «ВЕСЬЕГОНСК», ВЫПУСК 3.
(СОЗДАТЕЛЯМ АЛЬМАНАХА ПОСВЯЩАЕТСЯ)

Немудрых мудрецов не перечислить.
Они торгуют пищей для ума,
Чужие, пережёванные мысли
Суют в свои трактаты и тома.
Мирза-Шафи, 19в.

Не скрою: плагиаторов я знаю,
Скажу по совести, что я их презираю.
Однако же сама я заглянула в глубь веков
И вдруг… украла у маститых много фраз и слов.
Поскольку же себя я уважаю,
В отличие от плагиаторов имён я не скрываю:
Здесь и «Задонщина», и Прокопович, и Крылов,
И Дмитриев, и Пушкин, и Есенин – златослов.

О Весьегонск! Александр Львович Ключарев –многоименитый достохвальный муж, каковой в тебе могл явитися, а о явльшемся все окрест удивились! Никогда довольно и по достоинству еговозглаголити не можем. Кратким ли словом объимем бесчисленные его славы? Се твой, Весьегонск, Соломон, приемший от господа смысл и мудрость многу зело. И не довольно ли о сем свидетельствуют честныя образы житейского обхождения и благоприятных обычаев и нравов правила, но и внешний вид и деяния. Кои видим и удивляемся, Его попечение – пишемый альманах, аще мнози пятяща, ползуща, стояща, поюща раки.

(По Феофану Прокоповичу,17в.)

Сей достохвальный муж глаголил людям, зело любящим край свой: «Снидемся, братия и друзи и сынова русскии, составим слово к слову, возвеселим землю Весьегонскую и воздадим ей славу.»
(По «Задонщине», 14в.)
В этом мире есть за что сражаться
Со времен минувших и доныне,
Есть за что душе твоей держаться…
Есть национальные святыни.
Есть чему восторженно дивиться,
С добрыми соседями делиться,
Зная, что живешь ты не в пустыне…
Есть национальные святыни –
К ним любовь щемящая не стынет.
(Римма Казакова,20в.)

Плывут миры, уходят в никуда
Дорогою, что, словно мир, седа.
Спешите, что возможно, записать,
Эпоху чтоб забвенью не предать.
(По Мирзе-Шафи, 19в.)

И пусть ваш труд громаду лет прорвет
И явится потомкам непреложно, зримо,
Как в наши дни вошел водопровод,
Сработанный еще рабами Рима.»
(По В. Маяковскому,20в.)

Такая пламенная речь нашла признанье
И вызвала вначале робкое желанье –
Желание писать.
… нам надобно блаженство:
С желанием на свет мы рождены.
На что же ум и чувства нам даны?
Уметь желать – вот счастья совершенство.
(По И.А.Крылову,18в.)

И тот, кто взялся за перо, вмиг для себя решил:
«Пора писать! Как я доселе жил?!
Притворства в творчестве казать я не хочу:
Поется мне – пою: невесело – молчу».
(По И.Дмитриеву,18в.)

. Но единица – вздор, единица – ноль,.
Голос единицы тоньше писка.
Кто его услышит? – Разве жена,
И то, если не на базаре, а близко.
(По В.Маяковскому, 20в.)

Творцов, однако, набралось довольно много,
Для творчества же широка дорога;
Тот сразу сел за стол, другой в архив помчался –
И творческий процесс начался.
Всяк о труде своём хлопочет,
Взахлеб по-своему лопочет
Про общее житьё-бытьё,
Понять и быть понятым хочет,
И сохранить во все свое.
И вышел альманах, сперва один, потом второй,
И весьегонец – главный в них герой.
Лепили, строили, строгали,
Всем напряженьем окликали
И нарекали всем трудом.
В нём – наше ныне, наши дали.
Он – наша родина, наш дом.
Какая сладкая работа!
Как у врача, как у пилота,
Как взмах крыла, как тяжесть с плеч,
От лап житейского болота
Сей труд помог нас уберечь.
(По Р.Казаковой.)

И слышим Александра Львовича признанье:
«Еще одно, последнее, изданье,
Где многих напечатают сказанья.
Исполнен долг, завещанный от бога
Мне грешному
Помощником сим авторам господь меня поставил,
Чтоб каждый, кто хотел, свой край родной восславил.
Пусть ведают потомки православных
Земли родной минувшую судьбу.
(По А.С.Пушкину,19в.)

Статьи всех авторов, бесспорно, хороши,
Поскольку рождены движеньями ума, души».
(По Мирзе-Шафи.)

Из авторов, однако, кто-то прошептал,
(Но некто это всё же услыхал):
«Что за диковинка? Уж сколько лет прошло,
Как мы, напрягши ум, наморщивши чело,
Со всеусердием статьи всё пишем, пишем,
А ни себе, ни им похвал нигде не слышим».
(По И.Дмитриеву.)

О мелкотемье кто-то зло сказал,
Но вспомните, как мудрый написал:
«Будь милосерден к тем, кто норовят
Тебя обидеть словом или взглядом,
Как та гора: когда её долбят,
Она молчит и дарит людям клады».
(По Мирзе-Шафи.)

Пусть темы и «мелки», на чей-то взгляд,
Но, вместе взятые, - огромной мощности заряд;
Из капли океан родится,
И всяк его богатством может насладиться.

Друзья мои! Не стоит унывать!
И хочется сказать вам на прощанье:
«Лицом к лицу лица не увидать,
Большое видится на расстоянье».
(По С.Есенину,20в.)

Промчатся годы – и уже другой Зелов
Найдёт в архиве сердца нашего творенье,
И в адрес наш он скажет много добрых слов,
Но мы их не услышим, к сожаленью…

Те ж, кто из ложной гордости, из ложного стыда
Лишил себя живящего труда-
Труда писательства,
Тот, думается мне,
Себя от счастья творчества оставил в стороне.
(По И.Северянину,20в.)


Сей компиляцией смогла ль вас убедить,
Что слово есть связующая нить
Ушедших поколений и веков минувших
С днем нынешним и днем грядущим?




**************************************************

Часть 14 Т А Л Л И Н

В 11:30 прибыли в Таллин.
Бывшая наша союзная республика встретила нас почти враждебно: мы целых 3 часа проходили паспортный контроль в страшной давке; один из мужчин потерял сознание. Все были страшно недовольны, потому что в 6 часов надо было уже быть на пароме, и для осмотра города оставалось не так уж много времени. Нас успокоили, что надо вернуться пораньше, все будут подходить постепенно, и такого ажиотажа не будет.

Итак, Таллин. В 11в. он назывался Колыванью. С 13в. город передавался из рук в руки, пока хитростью в 18в его не занял Пётр1, перекрыв реку (тем самым лишив город питьевой воды). По указу Петра – 1 здесь начали строить военный порт. В 19веке Таллин и Петербург соединила железная дорога.
В Таллине три герба. Малый: красный щит с серебряным крестом. Большой: золотой щит с тремя синими скачущими львами. Полный герб: золотой щит с тремя синими скачущими львами в золотых коронах; сверху женщина в красном одеянии и золотой короне.
Выходим из терминала. Огромный якорь напротив терминала. Неподалёку самая престижная в городе гостиница.
Идём в исторический центр – окружённый крепостной стеной почти полностью сохранившийся средневековый Старый город. Он делится на Верхний и Нижний город. В Нижнем городе жили купцы, торговцы и ремесленники, в Верхнем – рыцари, правители, дворянство и духовенство. По поводу возникновения Верхнего города существует несколько легенд. Первая: Давным-давно умер Великий король эстов, Калев. Его похоронили на том месте, где теперь находится Верхний город. Неутешная вдова короля решила возвести на могиле мужа холм. День и ночь носила она огромные камни - устала, и огромный камень выпал из её рук. Так возник холм Тоомпеа. По другой легенде, сын и дочь датского короля полюбили друг друга. Естественно, это было запретной любовью. Виновницей посчитали девушку. Разгневанный отец посадил дочь на корабль без штурвала и пустил корабль в открытое море. После долгих странствий корабль прибило к высокому холму, где молодая женщина приказала построить дворец, вокруг которого потом возник город. Третья легенда гласит, что однажды датский король отправился на охоту и встретил красавицу-косулю. У него не поднялась рука убить животное, и он приказал взять косулю живьём. Однако гордая косуля не далась в руки и, измученная длительной погоней, бросилась с обрыва вниз. На этом месте король, восхищённый мужеством грациозного животного, приказал возвести город.


Нижний город окружён крепостной стеной, длина которой раньше была 4км, сейчас сохранилась только половина. Раньше здесь было 40 башен, сохранилось 18.
В противоположных концах Старого города находятся две башни, соединённые улицей. По легенде, в городе жили двое влюблённых: Герман, сын крестьянина, и Маргарита, дочь рыбака. Они часто гуляли вечерами по городу. Но на них было проклятие колдуна – гулять молодые люди могли только до полуночи. Однажды влюблённые заболтались и не заметили, как наступила полночь. Они пришли в себя, лишь когда стали бить часы. Девушка и юноша бросились в разные стороны, но не успели добежать до дома. Внезапно стройный молодой человек превратился в высокую башню «Длинный Герман», а девушка – в низкую и широкую, «Толстая Маргарита».
И уж если зашла речь о башнях, то стоит упомянуть про знаменитую Артиллерийскую башню. Толщина её стен – 4 м. Войска Ивана Грозного пробили ядрами эту стену. При реставрации несколько ядер вмуровали в эту стену.


Итак, перед входом в Старый город – крепость с башней Толстой Маргариты. Толщина крепостных стен 6м. Идём по улице Пикк. Все улицы в Старом городе брусчатые. На этой улице Пикк сохранились дома 13 – 15 в.в. Особенность улицы: она достаточно узкая. Лестничные площадки в домах тоже узкие. В результате товары и крупные предметы быта поднимали через окна – под крышей находятся и до сих пор крюки, через которые перебрасывались верёвки, и вещи вносили через окна.
Вот дом «Три сестры»: дом с тремя рядом расположенными крышами. Отец-купец построил его своим трём дочерям, но размеры домов (их ширина) получились различными: самый красивый дом был у старшей дочери, поуже и попроще – у средней, а у младшей – даже без дверей. Это привело к ссоре между сёстрами. Сейчас в доме находится пятизвёздночная гостиница.
А вот дом с интересной фигурой человека с моноклем наверху, возле крыши. Жена одного купца заметила, что, когда она сидит возле окна, на неё часто засматривается мужчина с моноклем. Она пожаловалась мужу, и тот нашёл необычный способ решения проблемы. Он заказал статую человека с моноклем. Теперь, подняв голову вверх, нескромный мужчина должен был увидеть своё зеркальное отражение и устыдиться.
Церковь Святого Олафа (13в.), единственная сохранившаяся в готическом стиле. Это самое высокое сооружение в средневековой Европе. Высота шпиля прежде была 160м. Однако такой шпиль притягивал молнии, в результате чего случались пожары. Теперь высота шпиля – 124м. По поводу названия церкви тоже существуют легенды. В город редко заходили корабли. Как развивать город? Решили построить такую высокую церковь, чтоб она была видна издали и служила маяком. Но где взять для строительства мастера? Однажды на улице города увидели высокого, крепкого сложения незнакомого мужчину. Тот оказался строителем и согласился возвести церковь, но за очень высокую цену – 10 бочек золота. Долго торговались власти. Тогда мужчина предложил странное условие: он построит церковь бесплатно, если горожане угадают его имя. Условие было принято. Работа закипела. Церковь строилась не по дням, а по часам. Приближался день расплаты. Жаль было расставаться с таким количеством золота Строительство подходило к концу, а узнать имени так и не удавалось. Шпионы лишь выведали место жительства строителя. И вот, когда таинственный незнакомец был на работе, мальчик – «разведчик» прокрался в его дом и услышал, как его жена, укачивая младенца, пела колыбельную, где были слова: «Скоро папа Олаф придёт и много денег принесёт». Когда мастер монтировал крест на высоте 159м, снизу несколько голосов крикнули: «Олаф, крест наклонился влево!» Строитель упал, но не разбился, а окаменел. Изо рта его выползла змея, а на груди появилась жаба (таким он и лежит по сей день у основания церкви). Решили, что это знак: святую церковь построили с помощью дьявола. Сегодня церковь принадлежит лютеранам. 500 высоких ступеней ведут на смотровую площадку здания, откуда хорошо виден город. По другой версии, церковь названа в честь норвежского короля Олава-2, принёсшего в страну христианство и причисленного за это к лику святых.
Строить дома выше шпиля Святого Олафа запрещено законом.


Посольство Российской федерации расположено тоже на улице Пикк. В этом красивом доме последовательно было СС, потом КГБ.
Дом «Союза черноголовых». Он некогда принадлежал Маврикию, который был мавром. «Союз» было основан в 14в. В него входили только богачи, непременно имеющие корабль и связи в торговле (должны были входить в Ганзейский союз), к тому же – неженатые. В этот союз до определённого времени входил и Пётр 1. Если члены этого союза женились, то переходили в члены Большой гильдии и автоматически становились членами магистрата.

Между жилыми домами возле городской стены зажата церковь Святителя Николая Чудотворца (Никольская церковь). Николай Чудотворец считается покровителем мореплавателей. Князь Ярослав Мудрый в 14 в. захватил Ливонскую землю и построил в Колывани торговый дом (несколько зданий) для заезжих новгородских купцов. В центре поставили церковь. Какое-то время она использовалась как богадельня (дом временного пребывания больных бомжей, которых держали здесь до тех пор, пока он не был в состоянии съедать две булочки). В 16 веке здесь размещался военный госпиталь. Алтарь в этой церкви смотрит не на восток, как обычно. На фасаде церкви – деревянные часы 17в.
Дальше начинался Город рыцарей и шла ул. Длинной ноги. (Есть ещё и улица Короткой ноги.) Город рыцарей отделяли от Города купцов и ремесленников (Нижнего города) надвратные башни со стеной вражды и ненависти. В 9ч. вечера надвратные решётки опускались.
Итак, Верхний город. В самом центре холма Тоомпеа возвышается видный из любой точки города пятиглавый христианский храм – церковь Александра Невского, построенная в 1900г в честь небесного покровителя царя Александра-3 – святого князя Александра Невского. Прежде на этом месте был ров, но часть стены разобрали и засыпали ров камнями. Церковь поставлена в честь спасения Александра 3 и его семьи в железнодорожной катастрофе. (Когда царская семья возвращалась из Крыма в Санкт-Петербург, поезд на полном ходу сошёл с рельсов. Из 15 вагонов уцелело лишь 5. Александр-3 на плечах держал рухнувший потолок вагона-ресторана, пока его жена и дети выбирались наружу.) Деньги на строительство собирали по всей России. Вначале купола храма были позолоченные. В 1918г. церковь хотели снести как символ ненавистной Российской империи. Хотя храм отстояли, но золото сняли и купили на него две подводные лодки. Было время, когда храм хотели перестроить в планетарий. Но его отстоял начинавший здесь свою карьеру будущий патриарх всея Руси Алексий-2. Теперь Россия платит за храм арендную плату.
Напротив собора находится Дом правительства.
Неподалёку от собора Александра Невского находится Домский собор (церковь св. Марии). Это старейшая церковь Таллина (1240г.). В 16в. её передали лютеранам, и сегодня это главная лютеранская церковь города. В ней 107 дворянских гербов. Здесь в 13-19в.в. была большая усыпальница для именитых людей. В том числе здесь похоронен известный мореплаватель Крузенштерн. Перед входом надгробная плита дворянина Отто Туве. Это таллиннский Дон Жуан, обожавший вино, пиры и соблазнивший очень многих женщин. Перед смертью он раскаялся и взмолился: «Похороните меня в этой церкви у самого порога, пусть каждый посетитель топчет мой прах, вытирает об меня ноги, и тогда, возможно, я получу прощение». Так и сделали. А потом стали поговаривать, что, может быть, у Отто Туве был другой замысел: и после смерти он будет разглядывать под юбками топчущие его женские ножки.
Что касается религии в Эстонии, то 16% - лютеранская вера, 14% -православная. Но в основном эстонцы – атеисты. В стране всего 3 праздника: День независимости, Рождество и День Ивана Купалы. Работающие в эти дни получают двойную плату.
Улица Пьяного рыцаря очень узкая. Почему пьяного? Рыцарю разрешалось пить, но не до потери человеческого облика. Если же он напивался, то проводил ночь здесь, до вытрезвления (подобно нашим вытрезвителям). Ещё эту улицу называют Кровавой. Она такая узкая, что две дамы в кринолинах разойтись не могли, но и не желали уступить друг другу дорогу. Тогда их рыцари дрались до крови. Поскольку крови было много, был издан указ: дорогу уступает та, что моложе. Но речь о возрасте – это оскорбление. Как следствие – крови стало проливаться ещё больше.
Интересен Биржевой переулок: он вымощен бетонными плитами, надписи на которых рассказывают о важных датах в жизни страны.
Смотровая площадка Верхнего города. Вид с площадки на Таллин.
Внешняя сторона крепости. В стене отверстия – это средневековый туалет (в отверстия выливали испражнения). Должно быть, хорошо чувствовали себя в этот момент проходящие мимо стены! Эти же отверстия – и бойницы.
Под стеной – уютный Сад датского короля.


От улицы Короткой ноги начинается спуск в Нижний город, но с другой стороны, не с той, где мы заходили. Здесь второй выход в нижний город. Запоры были со стороны нижнего города. С площадки Сада датского короля великолепный вид на восточную часть города.

Ратушная площадь. Это самая главная площадь Нижнего города. Она была и остаётся главной торговой площадью.
Ратуша была построена в 14в. Здание украшает шпиль с флюгером «Старый Томас».Воин со знаменем поворачивается в ту сторону, откуда может появиться враг. Флюгер - символ Таллина. Томас был единственным сыном вдовы-рыбачки. Среди ровесников он был лучшим стрелком из лука. Однажды он, подстрекаемый ребятишками, выстрелил удачно в раскрашенного деревянного попугая, выставляемого в качестве цели для проведения ежегодных соревнований лучников. Мальчишку взяли в городскую стражу. Позднее он стал храбрым воином и совершил в сражениях много подвигов.
На стенах Ратуши 2 водослива 17в. в виде драконьих голов. Сегодня появился и третий дракон, обозначающий вход в ресторан. В нём всё стилизовано под 15 век. Обслуживают посетителей люди в средневековых одеждах. Горят свечи. Нет ни ложек, ни вилок. Первое пьют прямо из горшков, второе едят руками, огурцы сами посетители вылавливают руками из бочек.
На здании Ратуши есть металлический ошейник и кольца для рук и ног. Это позорный столб, куда ставили за мошенничество, грубость, сплетни, неуплату долгов. В подвалах Ратуши был винный погреб и продовольственные склады, на первом этаже – торговый зал и камера пыток. На втором этаже – зал заседаний и большой зал, где устраивались пиры. Теперь в этом здании музей и один из филиалов нынешней ратуши.

На Ратушной площади расположена одна из старейших (ей 600 лет), но и ныне действующая аптека. В ней старинная атмосфера. Здесь впервые был изобретён марципан. Мальчик на побегушках был чем-то обижен хозяином. Тогда он в конце рабочего дня спрятался и оказался запертым в помещении. Чтоб отомстить хозяину, он смешал различные сладкие компоненты. Наутро хозяин обнаружил на провизорском столе какую-то смесь, лизнул – понравилось; попробовал ещё раз – вкусно. Прошло время – никакого отрицательного эффекта. Хулиган был награждён подзатыльником, а потом отблагодарён. Так появился марципан. В аптеке есть музей, в котором представлено старинное медицинское оборудование и различные старинные зелья: порошок из летучих мышей, зелье из змей и прочее.
Посреди площади в брусчатку вмонтирован плоский круглый камень – это нулевой километр Таллина.
А нам пора спешить в наш плавучий дом.

Часть 13 СНОВА Ш В Е Ц И Я

У П С А Л А И С Е Г Т У Н А

Швеция – королевство уже с 11 в., когда она освободилась от викингов, часть которых приняла христианство. С 16 века основная религия в стране – лютеранство. Сейчас церковь отделена от государства. Сегодня у власти королевская династия Бернадотов ( в 2010г. праздновалось 200-летие её нахождения у власти). Это десятая королевская династия. До того была династия Васа (в переводе – «много колосьев»), собравшая Швецию из многих стран, как сноп. Сегодня на престоле Карл Юхан Бернадот 7-й по счёту, а всего 73-ий король. Король не имеет никакой юридической власти, у него только представительская функция. Судьбу страны решают 340 депутатов. Швеция – это коммуна. Такое у них административное деление. Со времён Петра 1 страна участия в войнах не принимала. Но в годы Великой Отечественной войны вся её промышленность работала на всю Европу.

Сегодняшняя Швеция – благополучная страна, в ней лучшая социальная защищённость населения. Хорошо развито мелкое и среднее предпринимательство. Крупные компании принадлежат в основном другим государствам, которые во время кризиса перепродавали свои компании, что не очень хорошо сказалось на развитии страны. Одна треть населения страны – приезжие. Сегодня в Швеции строительный бум.
Шведы очень увлекаются спортом, в том числе водным, лыжным, конным. Даже в небольших селениях есть всё для развития спорта
Стокгольм называется королевой озёр. В Стокгольме 26 районов, это самый большой город Швеции. В центре города хрустальная скульптура, вокруг фонтаны. Королевская обсерватория – круглое здание на холме.
Библиотеки скоро здесь будут работать круглосуточно.
Серое здание в виде буквы Т – одна из самых высоких гостиниц Стокгольма.
Стокгольм входит в первую десятку городов по организации различных международных встреч. 70% населения Швеции проживает в крупных городах. На северном кладбище Стокгольма похоронена Софья Ковалевская, А. Нобиле, Цельсий
В Швеции очень неровный, радующий глаз ландшафт. В стране находится третье в Европе по величине озеро Меларан, длина которого 103 км. На нём 6 000 островов. На берегах озера 5 городов.
Поскольку в Стокгольм мы приехали рано, то у нас было свободное время до 16 часов. В Стокгольме мы уже бывали, к тому же ходить после полубессонной ночи было тяжело, за 40 евро мы (почти вся группа) купили поездку с местным гидом в древние столицы Швеции -г.Упсала и Сегтуна.
Мы едем по сельской местности. Вся земля аккуратно распахана и засеяна. Сельское хозяйство в Швеции фермерское и находится на дотации государства.
. Повсюду работают ветряные мельницы, и то тут то там идёт расчистка участков от камней под пашню или строительство. Основной цвет построек – традиционно исторически красный. Поскольку большая часть суши – горные породы, то, естественно, здесь много руд. Наверх, в гору, руду тянули быки. Когда быки отработают свой век – их режут и используют мясо на колбасу, кожу – на ремни, а кровь мешали с краской. В результате получался очень стойкий красный цвет, который не нужно было обновлять 20лет. Именно в Швеции впервые началось производство кирпича.
Видим вдали лес, растущий на скалах . Деревьям на камнях расти очень трудно. Во время сильных ветров деревья часто падают, их постоянно убирают. В лесах много дичи: лисы, волки, зайцы, ежи. Много грибов и ягод.
Упсала, древняя столица Швеции (до 16 века), – город 13 столетия .
Легенды гласят, что Атлантида – это Скандинавия, а Упсала- её центр. Самое высокое место города - гора, на которой расположен королевский замок. Первоначально город находился в 5 км от нынешнего. Это место, древний центр викингов, теперь называют Старой Упсалой. Первые постройки здесь относились к 5 веку. 5-7в.в. – это времена викингов. Викинги были язычниками, пиратами, хорошими мореплавателями. У них были суровые нравы. Например, новорожденное дитя в любое время года выносили на улицу и обливали водой. Так определяли его жизнестойкость, Женщин воспитывали так, что она должна принять смерть со смертью мужа. Чтобы попасть после смерти в алхалу (рай), нужно было обязательно умереть в бою.
В старой Упсале более 500 «затихающих» (т.е. постепенно уменьшающихся) курганов. В каждом из них захоронение 1 викинга. С викингом хоронили всё, что он любил при жизни: лошадь, собаку, жену, любимые вещи. Круглое деревянное здание – музей раскопок.


В Старой Упсале сохранилась церковь 12 в. Как показали раскопки, раньше она была вдвое больше. В12 веке на месте капища, богато украшенного золотом и серебром, где стояли скульптуры богов (в т.ч. Одина), была построена эта церковь, сохранившаяся и по сей день. Здесь разместилась резиденция епископа. Остальные святилища были разрушены. Вообще Старая Упсала много раз сгорала. По мере роста поселения, по мере развития ремёсел решено было перенести столицу в новое место, туда, где теперь находится Упсала.
Сегодня Упсала – старинный исторический, культурный, научный центр и один из современных центров внедрения новейших биотехнологий, архитектурная резиденция, город студентов, город садов и парков. Это религиозная столица страны, здесь резиденция главы церкви.


Упсала – студенческий город. 40 000 молодых людей учатся только в университете. Много студенческих общежитий. Здесь академический городок, крупный медицинский центр. В Упсале находится один из старейших и известнейших европейских университетов (15в.). Король Густав вложил в его развитие все свои личные средства (!!!). Здесь учились и королевские особы. Отсюда вышли несколько Нобелевских лауреатов. В университете работали К. Линней и Цельсий. В городе именем Линнея названа площадь, улица, сад. На площади перед университетом, к которому ведут 100 ступеней, расположена стела. А вот представительское здание университета. При входе в него слова: «Думать свободно – хорошо, думать правильно – лучше». Перед ним статуя – символ учёности, внизу, у подножия статуи женская фигура – Муза. По периметру университетской площади расположено 9 рунических камней. Перед зданием университета стоит королю Густаву Адольфу. В центральном здании университета находится самый большой на время строительства лекционный зал в Европе, вмещающий 1800 слушателей. На втором этаже расположен «салон канцлера», где ректор университета принимает высоких гостей. Во внутреннем дворике устроен японский садик. Здесь лежат и несколько рунических камней.

.
На высоком холме находится Королевский замок 16 в. Строительство его начато по велению уже известного нам короля Густава Васа. Это один из самых сохранившихся замков Швеции. Замок служил не только для жилья, но играл оборонительную роль. Между двумя бастионами расположены жилые помещения и парадные залы. Во дворе замка охраняющие его пушки. С холма открывается великолепный вид на город и Ботанический сад, в котором произрастает почти 11000 растений.

На другом холме, на берегу реки, возвышается готический Кафедральный собор 13в.. с круглыми башнями. Это самый крупный, самый высокий собор в Скандинавии. Его высота равна его длине. Сооружение собора началось тогда, когда в городе были всего 800 жителей. Стены собора покрыты росписью. В нём самое большое в Швеции витражное окно. В этом соборе до 18в. короновались многие короли. В нём захоронен король Густав Васа с обеими жёнами, Эрик Святой, Карл Линней. Рядом с собором находится памятник одному из королей. Напротив собора находится колокол Бунили (назван в честь жены одного из королей Васа), который звонит и сегодня в 6 утра и 9 вечера, напоминая, что нельзя неосторожно растапливать печи и оставлять их без присмотра.,– королевская библиотека.
Неподалёку видно здание с необычной крышей с глобусом. Это Густавианум. Здесь в экспонатах представлена история науки, хранятся записи Коперника, некоторые из вещей Линнея, коллекция старинных телескопов Цельсия. где в числе прочего находился анатомический театр. Здесь студенты университета могли наблюдать работу анатомов по препарированию умерших.


Между университетом и замком жёлтый дом, хорошо просматриваемый сверху. Это здание самой крупной в Скандинавии университетской библиотеки. В ней более 5млн. источников информации, в том числе серебряная Библия 5века, привезённая из Польши
В городе развито пивоварение, виноделие и производство медицинских препаратов.
На каждую семью в Упсале приходится три автомашины, но 30% жителей предпочитают ездить на велосипедах.
Почти сразу после возвращения из старых столиц едем на причал, где вскоре начинается посадка на паром St. Peter Line «ANASTASIE.»Вечером отлично поужинали в буфете (так почему-то здесь называют огромную столовую). В связи с простудой в душе не мылись и легли спать.
.
Сегтуна – старейший город страны и самая древняя её столица. Город расположен на берегу оз. Меларен, которое связано проливом с Балтийским морем. Т.е у города выгодное географическое положение. Территория возле озера во времена викингов была густо заселена. Сегтуна основан в 10 веке. Вначале здесь была епископская резиденция, но вскоре епископ перенёс её в Упсалу.Здесь в 10 веке впервые в Швеции были отчеканены серебряные монеты.
Чтобы закрыть вход вражеским судам в оз. Меларен, в 13 веке строят укрепление, ставшее потом Стокгольмом.
Здесь, в Сегтуне, родилась Ингергерд, ставшая женой князя Ярослава Мудрого ( в крещении – Анна Новгородская). Наверное, как нигде в другом месте, мы переносимся через века назад. Сегодня в старой, туристической части города нет строительства, и посетители оказываются в 17 веке. Городская грунтовая пешеходная улочка – старейшая в Швеции, она сохранила своё направление и размеры. В 11 веке вдоль неё было более 100 домов. Сегодня здесь сувенирные лавочки, кафе и кондитерские. Многие из них внутри стилизованы под старину. Вот красный деревянный домик с флагом Швеции, прикреплённым над дверями. Внутри домик тоже стилизован. Это самое престижное в городе кафе. С улицы возле дверей меню – всё очень дорого. Хозяйка сама встречает посетителей у входа. От главной улицы многие мощёные булыжником улицы спускаются вниз, на берег озера.
Самое старое здание города – церковь Святой Марии, в готическом стиле, с кирпичной кладкой. Церковь, в которой в 13в. был мужской монастырь, - единственная сохранившаяся и действующая по сей день. При её строительстве впервые в Швеции использовали технику обжига кирпмча. При её строительстве впервые в Швеции использовали технику обжига кирпича. Роспись относится в основном к 13 – 14 в.в. Внутри интерьер более чем скромный. Захоронения находятся в подвале, а наверху в полу лишь плиты, напоминающие, кто под ними лежит внизу.
Рядом с церковью маленькое ухоженное кладбище. Странно, но оно не производит тягостного впечатления, всё какое-то уютное и радостное. На некоторых могильных крестах подвески, которые звенят при малейшем дуновении ветерка. Все аллеи на кладбище и вокруг церкви посыпаны гравием. На кладбище есть небольшая часовня, над дверями которой год постройки – 1754.
Неподалёку руины – бывший монастырь Святого Улафа, старейшая каменная церковь Швеции (11-12 в.в.) Серая полуразрушенная стена и одна башня – всё, что сохранилось от монастыря. После пожара в 17в. его не стали восстанавливать. В стене замурован рунический камень. Видно, что стены крепости были очень толстые – пятиметровые (!!!) . Монастырь был одновременно и крепостью в случае нападения врага. Центральная башня годится для обороны от врага. Здесь можно было скрываться длительное время в период осады. Здесь же содержался и скот. По легенде, бронзовые ворота Софийского собора в Великом Новгороде были вывезены из этого монастыря как трофей.
На земляной площади самая маленькая в Швеции (а, может, и не только в Швеции) деревянная ратуша 18в. Говорят, что на следующий день после её открытия в Сегтуне был пожар, в результате которого сгорело много домов, но ратуша уцелела.
Она на сегодняшний день не действует, но за 800 крон можно заказать торжественную регистрацию брака. Мы видим окошечко, которое никогда не запиралось. Протянув внутрь руку, под окошком можно было найти ключ от ратуши. Подгулявший муж, боящийся расправы, которую может учинить над ним жена, мог переночевать в помещении ратуши.
На скале просматривается деревянная церковь, построенная для русских купцов.
На холме мы видим деревянную часовую башню, но не поднимаемся к ней.
А это квартал Дракона. Дракон – имя человека, врача. Он первым изготовил фотографии города.
В городе 10 рунических камней, а в окрестностях, говорят, их больше, чем в любой другой местности, - около 150. Почти все стоят на своих прежних местах.
Берег озера очень красив. На берегу есть скульптура «Первая лодка». Она изображает маленького морехода с парусной лодочкой в руках, а за его спиной настоящая большая лодка.
Улочки новой части городка узенькие, чистые, асфальтированы. Дома одноэтажные.
Поскольку никакой промышленности в городе нет, но он круглый год посещаем туристами, то здесь много магазинчиков и маленьких гостиниц и 70% населения занято в сфере услуг.
. Сегодня в Сегтуне есть медицинский центр, реабилитационный центр, центр для пожилых людей.
Страницы: 1 | 2 | След.