Вернуться к обычному виду


Перейти на сайт ассоциации

Перейти на сайт газеты"Весьегонская Жизнь"

перейти на страницу проекта "Сохраним Мологу для потомков"

Золотые звезды Калиненцев

вакансии Весьегонского района



перейти на сайт министерства

Подать идею для развития и улучшения жизни района

Книга памяти Тверская область

перейти на сайт

перейти на сайт

Обобщенный банк данных содержит информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период.



Поиск родственников и составление своей родословной

ИСТОРИЯ СТАРЫХ ПРЕДМЕТОВ

ИСТОРИЯ СТАРЫХ ПРЕДМЕТОВ

ЧУЛАНЫ
Рождённые в 21 веке встретят в этой заметке столько названий незнакомых им предметов, что невольно могут задаться вопросом, сколько же лет автору, не жил ли он в эпоху динозавров.. Да, друзья, сегодня всё вокруг меняется так стремительно, что на жизнь одного человека приходится такое колоссальное количество перемен, которого прежде хватило бы не на один век.

Итак, отправляемся в заочное путешествие.
Наш дом, перенесённый из подлежащего затоплению города, выглядел очень величественно. По рассказам родственников, был он построен из большого амбара, подаренного купцом Ефремовым деду, служившему некогда у купца приказчиком и весьма уважаемому хозяином за честность (за что и поплатился: в 1938г. был арестован как «враг народа» и через месяц расстрелян).

Однако вернёмся к дому.
По обе стороны холодного коридора, ведущего к двери в жилое помещение, располагались два больших бревенчатых чулана с дощатыми дверями, которые никогда не запирались. Из чуланов могли бы получиться отличные комнаты, но в силу обстоятельств дом до конца дней своих остался в том неизменном виде, в каком его спешно перенесли.

Единственным источником света в чулане слева было высокое окошко, выходящее во двор.
Справа у двери стоял огромный деревянный сундук, окованный железом, с рисунком из железных же пластин. Судя по петлям, на сундуке должен быть массивный замок, но я его никогда не видела. Хранились в сундуке вещи, которые периодически менялись. Помню лишь, что долгое время на дне лежали широкие, нарядные, ожидающие своей очереди новые тканые половики. Ещё там были мамины белые бурки и бывшие тогда модными чёрные плюшевые жакеты мамы и её сестры.

Возле правой стены стояла широкая кровать с панцирной сеткой и никелированными спинками, украшенными никелированными же шариками. Спали здесь в тёплое время года. Над кроватью летом натягивался марлевый полог. (Марля тогда была копеечная, и её в необходимом количестве мог позволить себе каждый.) Полог предохранял от полчищ назойливых комаров, которые не боятся никаких политических перемен, благополучно выживают в трудных для людей экономических условиях и никогда не утрачивают страстного желания отведать крови, в том числе человеческой.

Слева у двери, в углу, стоял высокий вместительный угловой шкаф, полированная дверь которого была украшена золотого цвета вензелями. Шкаф – тоже подарок Ефремова. В нём висели «выходные» пальто Почему-то я помню только мужские, драповые, с цигейковыми воротниками. На своих дядьях я эти пальто не припоминаю: видимо, уж очень берегли «до случая», а его так и не случилось. Внизу под пальто лежали друг на друге два старых чемодана. Видимо, с ними мама когда-то ездила на сессии в институт.

У стены, примыкающей к входной лестнице на крыльце, стоял огромный деревянный стол. На нём и на двух широких полках над ним – разных размеров кринки, кастрюли, бидоны, решёта и ожидающие осени, когда их спустят в подвал, банки с заготовками. Под столом стояли 4 кадки. В разное время в одной из них под гнётом была солёная рыба, в другой – квашеная капуста., в третьей – солёные огурцы, а в четвёртой (это. уже в 60-70-е годы, когда дядя Серёжа выращивал поросят)… - солёное мясо. Какое-то время после забоя в чулане висел запечённый в русской печи в тесте окорок, и от него, висящего, большим ножом отрезали аппетитные продолговатые куски.

Но для меня самым притягательным местом в этом чулане была выходящая во двор стена. Под окном стоял средних размеров грубый сундук , в котором хранилась сезонная обувь. А над окном, на очень широкой полке, лежали подшивки дореволюционного журнала «Нива» и огромных размеров книги в массивных обложках. Это были сборники сказок и рассказов о животных. Напечатаны они на плотной желтоватой бумаге. По краям каждого листа фигурная рамочка. В книгах очень много красочных иллюстраций размером во всю страницу, а перед каждой иллюстрацией был лист папиросной бумаги. Никогда и нигде, ни в одном букинистическом магазине ни до, ни после я не встречала оформленных таким образом книг. Но и наши в какой-то период куда-то бесследно исчезли. Сегодня я думаю, что это самая огорчительная из моих вещевых потерь.

Справа в углу возле полки висел большой круглый репродуктор-громкоговоритель. Радио начинало работать с исполнения «Гимна СССР» в 6 часов утра. Под репродуктором висел керосиновый фонарь «летучая мышь». Позже в этот чулан провели электрический свет.

В чулане справа тоже было небольшое окно, выходящее в огород. У левой стены в углу стоял огромный дощатый ларь с двумя отделениями, в которых в мешках и мешочках хранились запасы сахара, соли, муки, круп и зерна для куриц. На стене над ларём висели тазы, оцинкованное корыто и ванна. Возле наружной стены стояло несколько круглых плетёных из веток и драночных корзин. Справа в углу стоял очень оригинальный высокий . закруглённый ларь, сделанный из щепы Он не имел дверки. На трёх полках в нём лежал разный инструмент, стояли банки с белилами и красками. Над ларём от стены, выходящей в огород, вверх, на чердак, вела массивная лестница с широкими ступенями.

Сейчас я будто на машине времени перенеслась в далёкое прошлое, прикоснулась к каждому предмету, о котором писала.