Вернуться к обычному виду
вакансии Весьегонского района

Перейти на сайт газеты"Весьегонская Жизнь"



перейти на сайт министерства



Обобщенный банк данных содержит информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период.

перейти на сайт

Золотые звезды Калиненцев

Поиск родственников и составление своей родословной

Подать идею для развития и улучшения жизни района

Книга памяти Тверская область

перейти на страницу проекта "Сохраним Мологу для потомков"

Перейти на сайт ассоциации



перейти на сайт

Цикл воспоминаний: Маргарита Владимировна Поленова (часть 3)

Цикл воспоминаний: Маргарита Владимировна Поленова (часть 3)

Старый Весьегонск канул в Лету. Горько видеть, как медленно умирают, уже не надеясь на помощь потомков, его символы – Казанская и Троицкая церкви. Со старым городом ушёл и его дух. Поэтому мне захотелось собрать воспоминания тех, кому к и за 90. Вы увидите – это особенные люди...

Из воспоминаний Маргариты Владимировны Поленовой

Я геоморфолог. Геоморфологов должны были назначить в Алахьюньскую, Амурскую или Бургузинскую золотоискательскую геологоразведку. Но начиналась японская война, путёвки не пришли. А мне подвернулась Нина Шацкая. Она преподавала политэкономию в техникуме Промбанка, а сейчас уезжала и предложила мне своё место: 4 группы 2-ой курс. По наивности я согласилась (в университете по политэкономии было «5»). Пошла к зав.кафедрой политэкономии в университете, Александру Порфирьевичу Харитонову. Он дал мне лекции высшей партийной школы- лекции именитых академиков - по всем темам. Я по ним и читала. Дело шло хорошо. Преподавала 45-ый, 46-ой г.г.

Боголюбский в 1946г. вернулся из лагерей (закончился срок). Мария Ивановна прислала мне приглашение. Мы встретились. Борис Николаевич рассказал, что вначале он работал на лесозаводе №4. Спасло его то, что он работал по медицине. После возвращения был в университете, встретил доцента Миртову и ещё кое-кого из старых знакомых. Работать Вишневскому предложили в провинции, в Йошкар-Олинском пединституте на кафедре географии. Я когда-то мечтала о научной работе. Какая профессура была в Казанском университете! Какие кадры! 2 академика Арбузова, отец и сын. Отец возглавлял казанский филиал Академии наук, сын – физмат. Вишневский предложил мне работать с ним ассистентом на кафедре в Йошкар-Оле и под его руководством работать над диссертацией. Меня, однако, одолевали сомнения. Я уже была в Йошкар-Оле и молча уехала.. Потом поехала во второй раз, Борис Николаевич снова предложил остаться. Но меня что-то остановило. Борис Николаевич не делал мне предложения о совместной жизни, но, когда мы на вокзале ждали прихода моего поезда, он обронил фразу: «Фамилию не меняйте. Я как на вулкане».

Я уехала. Нет, меня не пугала разница в 30 лет и его прошлое, тут что-то другое. Больше мы письмами не обменивались. Больше о нём до недавнего времени я ничего не слышала. Теперь я знаю причину ареста Вишневского. Вернувшись из Голландии, он написал книгу о тунгусах. Как антрополог, он должен был ехать на конференцию в США по древнему человеку. Наша страна в 30-е годы, железный занавес.…

Для поездки нужна была характеристика. Академик А.М.Деборин написал, что Вишневский «не может считаться преданным Советской власти человеком. В последующие месяцы он подвергался критике со стороны своих коллег «за пропаганду реакционных взглядов буржуазных учёных». Арестован 14 сентября 1937 года. Осуждён на 8 лет ИТО. Отбывал срок в Северо-Восточном лагере (Магадан, 2-ой леспромхоз). Был лишён диплома доктора географических наук (восстановлен в 1949г.). После отбытия срока был профессором в Йошкар-Олинском пединституте с 1946г., преподавал экономическую географию. В 1948-1949г.г. – профессором Борисоглебского учительского института. В 1950г. по болезни вышел на пенсию, жил в Кунгуре Пермской области. Реабилитирован в 1953г. Пытался восстановиться на работе в АН, но противодействовал директор Института этнографии АН Толстов С.П. Приняли вначале на должность доцента Пермского пединститута, потом там же профессором, затем работал в Пермском государственном университете профессором кафедры физической географии. С 1969г. до смерти заведовал кафедрой экономической географии в Черновицком университете на Украине. Он был автором более 150 научных трудов.

В 1947г. кроме политэкономии в техникуме Промбанка я вела географию в школе. Это была школа №15, женская, элитная. Находилась она в центре города, где жила интеллектуальная элит. Учились здесь в т.ч. и внучки профессоров, у которых училась в недалёком прошлом и я. В школе было 42 класса. Преподаватели в основном были пожилые, молодёжь не жаловали, но я прижилась. Как я попала в эту школу? Предложила мне эту работу руководитель практики, у которой я давала 2 года назад в этой школе 2 урока. Направление этой школы – только учёба и книга. Когда я вошла в школу, меня удивило, что в коридоре висит большая доска, на которой девочки прикрепляют отзывы о прочитанных ими книгах.

Проводились книжные конференции, но никаких увеселений: вечеров, ёлок – в школе не было. Девочки были очень развитые, слушали внимательно. Ни одного замечания за время работы я не сделала. В 1947г. Маргарита Андреевна Зайцева, учительница, преподававшая литературу, ушла в декрет и завуч школы Калинников позвонил в деканат университета, нет ли студента, который хотел бы подработать на время декрета Зайцевой. А декретный отпуск тогда был очень маленьким. И вот пришёл в школу Николай Александрович Чувыгин, молодой человек, удмуртский сельский мальчик, скромно одетый. Как потом он рассказывал, в 5 и 6 классах он не учился. Нужно было кормить семью, и Коля пас скот и занимался сам .Потом сдал экстерном экзамен за эти классы и пошёл в 7 класс. Был он очень эрудированным студентом. Все девчонки классов, где он работал, были в него влюблены.

Николай Алексеевич Чувыгин


У нас с ним были дружеские отношения, иногда мы вместе ходили в кино и театры. Тёплые отношения у нас сохранились и по сей день. Николай Алексеевич так любил театр, что посвятил ему жизнь. Он кроме Казанского университета окончил ГИТИС, создал театр в Кизнере, работал в нём режиссёром. У меня есть несколько его книг.
Хочется добавить несколько слов и о завуче Калинникове. Он был и человеком хорошим, и отличным завучем. Был строг и требовал, чтобы все предметы, например, и география были связаны с литературой: говоришь о Севастополе – как тут не вспомнить Л.Н.Толстого; о Молдавии – Пушкина; и т.д. Ведь школа была с литературным уклоном.

В 1947г. в техникуме со мной произошёл такой случай. Во время одного из перерывов ко мне подошла студентка Лена Миронихина (она училась на «2» и на «3», часто пропускала занятия) и протянула мне письмо: «От меня Вам». Дома я прочла его. Девочка писала, что она состоит в известной в то время банде «Чёрная кошка», так как «хочет славы». Она поделилась со мной, так как я ей, якобы, нравилась. Что мне делать? Чтоб спасти её (мало ли что с ней может случиться!) – надо рассказать; рассказать – значит «предать». Всё-таки я решила пойти к завучу Николаю Петровичу Пудовику. Отдала ему письмо, он прочитал его и никак не прореагировал.

А потом в один прекрасный день я прихожу в школу - и ко мне подходит мужчина лет 35-ти. Я решила, что по поводу Вишневского. Я в шоке, никакая. Он стал мне задавать вопросы, а я и сейчас не помню, какие. Не знаю, какое уж я на него произвела впечатление. Николай Петрович со мной ни слова. Иногда, когда я иду в школу, я встречаю этого мужчину и мы проходим, будто незнакомы, не здороваясь. В тот день, после встречи с этим человеком, мне плохо. Через некоторое время я иду в школу и в дверях техникума (а я жила в этом же помещении) встречаю знакомого незнакомца. «Вы куда?» - «На работу». - «Я с Вами». Шли, говорили, о чём – не помню. (Такая полная потеря памяти была у меня всего лишь два раза в жизни. Вот как велик был страх в ТЕ годы!) Довел он меня прямо до входа в школу. Как я вошла в школу, как давала урок – не знаю. Спрашивала только отличниц, потому что им, не слушая, можно было поставить отметку. А слушать ответы и задавать вопросы я была не в состоянии, только думала, что после уроков возле школы меня будет ждать «чёрный воронок». Девочки почувствовали, что со мной творится что-то неладное. Всё обошлось благополучно. Некоторое время Лена подошла ко мне и показала поцарапанную бритвой руку. На этом история закончилась. По поводу кого приходил этот таинственный человек (конечно, из органов), я так и не знаю.

В 1948г. двум учителям школы, в том числе и мне, дали бесплатные туристические путёвки по Военно- Грузинской дороге. Экскурсоводом на одном из отрезков маршрута был Михаил Иосифович Дерзибашев. По специальности он был бухгалтером, но ушёл в туризм и 32 года работал на Военно-Грузинской дороге, знал на ней каждый камень. При прощании он мне на открытке написал свой адрес: «Тбилиси, 4-е почтовое отделение. До востребования». Вначале Михаил Иосифович прислал письмо, потом стал присылать посылки с фруктами. Он приехал в Казань с предложением, но я не согласилась. Роман тянулся 5 лет. Он приезжал ещё, я ездила в Тбилиси. Он организовал поездку по Военно-Осетинской дороге, ездили в Боржом. Так о дальнейшей жизни и не договорились. Потом я всё же решилась на замужество. Не последнюю роль сыграл здесь и мой страх в связи с историей с Вишневским (над всеми тогда висела 58-я статья!). Думаю: уеду далеко от НКВД. Итак, в 1953г. я вышла замуж за Михаила Иосифовича Дерзибашева, человека, который был старше меня на 17 лет (он был с 1904г). Муж был интеллигент-армянин. Учился в русской гимназии. Его мать росла в Гори и родилась в один год со Сталиным. Но я её уже не застала. Отец – тбилисский армянин. Муж был страшно влюблён в литературу, говорил, что его воспитала русская литература и он сам.

Мой муж Михаил Иосифович Дерзибашев

Я 41 год прожила в Грузии, в Тбилиси. Как мне там жилось? Я пыталась неоднократно устроиться в школу, но, увы! Напрасно. В РОНО мне сказали, что на преподавательскую работу в школе большая очередь, и открыто спросили, есть ли у меня «спина» ни много, ни мало… в министерстве. У меня её, конечно, не было. Явного недоброжелательства по отношению к русским не чувствовалось, но где-то подспудно оно, как позже выяснилось, было. Материально жилось нам трудно: зарплата мужа была небольшой, я работала семейным учителем-воспитателем. В 1956г. у нас родился сын. Каждый год летом я ездила в Весьегонск, где жила старенькая мама. Она умерла в 1981г., муж – в 1983. Мы остались вдвоём с сыном.

Истекали 200 лет трактата, заключённого Чавчавадзе с Екатериной Второй, и Грузия задумалась об отделении от России. Жилось очень трудно: пенсия была небольшая, полки в магазинах пустые. Были введены купоны, но они были обесценены. Хлеб давали по карточкам. Не было ни света, ни тепла. Помню события 9 апреля 1993г, когда погибли 19 человек. Я возвратилась в Весьегонск в 1994., когда Грузия уже отошла и Гамсахурдия объявил, что Грузия для грузин. И тогда хлынул поток беженцев, в основном, на Северный Кавказ (Ставропольский, Краснодарский край), в Москву. Это была такая трагедия! Люди покидали всё нажитое, шикарные квартиры.

Знаю о тяжёлой ситуации в 90-е годы в Баку, Сумгаите. У нас в Тбилиси тоже были беженцы, в т.ч. наша соседка-
армянка. Её сестру выбросили с пятого этажа. Ей же с тремя сыновьями помог выбраться сосед-азербайджанец. Он вывез их из Баку на машине и спрятал на своей даче. До Тбилиси, где жила ещё одна её сестра, добирались ночами сами. Говорила, что после бакинской трагедии Гарри Каспаров продал свою бриллиантовую корону и перечислил деньги на помощь армянам. Эта женщина их тоже получила.

Мой сын Борис живёт в Грузии, у него российское гражданство.

Он приезжает ко мне каждый год, но переехать сюда не может: в Тбилиси у него семья. Живётся там нелегко. По специальности сын - радиотехник, но сейчас есть трудности с работой, так как многие заводы закрылись. Дух в Тбилиси уже не тот, что прежде. В своё время сын служил в группе советских войск в Германии. Внучка Тамара пробивалась в жизни сама. Она заочно окончила факультет русского языка и литературы Тбилисского университета. Потом поехала в Германию, чтобы получить сертификат европейского стандарта по немецкому языку, который она хорошо знала и который ей очень нравился. Окончила Ганноверский университет. Её специальность – ландшафтная архитектура. Её муж – швейцарец. Он тоже окончил Ганноверский университет, этот же факультет. Теперь они оба бакалавры и поступили в магистратуру.

одноклассники 1973.jpg



встреча одноклассников через 30 лет и 3 года слева направо Цыганов Владимир Образцова Зоя Соколова Галина Фролов Александр.jpg


Наш школьный выпуск очень дружный. Все мы горячо любим свой родной Весьегонск. Многие из нас не мыслили отпуска нигде, кроме родных мест. Многие по выходе на пенсию возвратились сюда. До 80 лет мы встречались постоянно. Потом наши ряды стали редеть и мы стали встречаться небольшими группами, стали объединять уже 2 выпуска. Ваня Майоров в 1988г. в честь 50-летия окончания нами школы заказал в Челябинске специальные медали для каждого из нас.

Для нас Весьегонск – рай, особенный город, который коренные весьегонцы очень любят. Но они уходят из жизни, а с ними уходит и дух старого города. Как писал М.М.Верхоланцев, «осталось только название».

Я с 1994г. живу в Весьегонске в одиночестве. Возраст берёт своё, по ночам не спится, возвращаюсь мыслями в прошлое. О плохом думать не хочется. У меня 2 любимые темы: Пушкин и декабристы. Декабристы особенно. Я часто говорю своим приятелям: «Сегодня иду «во глубину сибирских руд»». Декабристы – моя любимая тема. Я настолько вжилась в неё, что без этого уже не могу. Кстати, умерший последним декабрист Завалишин бывал в доме иркутского купца Баснина, – предка Верхоланцева М.М. –много сделавшего и для Иркутска, и для декабристов.

Люблю мемуарную литературу, мемориальные музеи. Мне очень нравится музыка Чайковского.