Вернуться к обычному виду


Перейти на сайт газеты"Весьегонская Жизнь"

вакансии Весьегонского района

Обобщенный банк данных содержит информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период.

перейти на сайт министерства

Поиск родственников и составление своей родословной

Перейти на сайт ассоциации

перейти на страницу проекта "Сохраним Мологу для потомков"





перейти на сайт

Книга памяти Тверская область

перейти на сайт

Золотые звезды Калиненцев

Подать идею для развития и улучшения жизни района

И снова о животных

И снова о животных

Как-то одна дама высказалась о моих заметках про животных: " Чем выжимать у людей слёзы, лучше предпринимать что-то самой". Насчёт " предпринимать что-то самой" молчу, а что касается публикации заметок, так пишу я для тех, кто, пустив животных в жизнь, потом подбрасывает их в подъезды домов, в организации, выставляет в коробках на проезжую часть дороги, чтоб раздавили машины, или завозит в лес. Руки у них чистые: они не лишили жизни новорожденных; и совесть их не гложет по поводу того, что обрекли животных на страдания, которые могут продолжаться мучительно долго.

Подлинная история, поведанная кошкой, попавшей в беду
Я пришла в себя от резкой боли и леденящего холода. Подняла голову, не понимая, где я. Темно. Лежу в грязи на обочине дороги. Как я здесь очутилась? Сколько здесь пролежала? Не могу вспомнить ни того, что со мной произошло, ни своей предыдущей жизни. На мне ошейник, поэтому, вероятно, у меня был хозяин. Возможно, он сейчас тревожится обо мне. А может быть, меня привезли из села и выбросили у автостанции. Я слышала прежде такие жуткие истории.

Пытаюсь встать и чувствую острую боль в правой лапе. Однако нужно как-то добраться до безопасного места. Вижу ноги проходящих мимо людей. Молю, чтоб нашёлся хотя бы один человек, способный откликнуться участием на моё горькое положение. Но, увы, на меня, едва передвигающуюся на трёх лапах, никто не обращает внимания. Иногда стону от боли.
Мой путь до «Дикси» отнял много времени. Добираюсь до площадки, где выставлены пустые коробки, поднимаюсь и забиваюсь в угол. Заслышав какие-либо шаги, пищу, чтоб обратить на себя внимание. Тщетно. Боль и холод не дают забыться. К тому же я чувствую и страшный голод. Сколько времени я не ела?

Наверное, прошла вечность, прежде чем я услышала звук открываемой двери. На площадке появился мужчина. Он, конечно, не заметил меня среди коробок, но я отчаянно закричала. Мужчина заинтересованно осмотрелся, увидел меня. Лицо его выразило сострадание. Исчезнув на несколько минут, человек вышел вновь и положил передо мной сардельку. Это всё, что он мог сделать для меня. Как ни голодна я была, но съесть смогла лишь половинку предложенного мне угощения, потому что мной овладело отчаяние – надежды на тёплый кров нет. Между тем не на шутку разыгрывалась метель. Целые облака сухих снежинок кружились возле горящих фонарей. Через какое-то время я услышала шаги: мимо площадки шла женщина. Я подала голос. Женщина приостановилась, потом пошла дальше, видимо, решив, что ослышалась. Я замяукала громче. Она вернулась; увидев меня, достала из сумки пакет корма, погладила меня и исчезла во мгле. Понимая, что, голодная, не переживу грядущую холодную ночь, силой заставляю себя есть.

Снова одна со своей бедой, с болью и холодом. Ветер крепчает. Метёт. Чувствую, что без движения просто замёрзну. Будь у меня здоровая лапа, я могла бы согреться бегом. Но сейчас я неуклюже скачу по площадке на трёх ногах. Надо что-то предпринимать! Метель не утихает. Всё исчезает в мутной мгле, сквозь которую летит колючий снег. Какое-то дикое веселье метели: снежный вихрь понимается от земли кверху, сталкивается с другим таким же вихрем, и они борются между собой, кувыркаются. Настоящее снежное безумие!

К автостанции подходит большой автобус. Спускаюсь с площадки и ковыляю в сторону вокзала. Вдруг мне поможет кто-нибудь из провожающих? Дрожу от холода и возбуждения. Сил нет. Я не проделала и половины пути, как автобус ушёл и немногочисленные провожающие исчезли в снежном водовороте. И тут мной овладевает безразличие. Зачем противиться судьбе и бороться за жизнь, если нет над головой крова, а значит, это просто продление мук? Сажусь там, где остановилась. Мороз обхватывает всю меня. Но постепенно боль тупеет, холод отступает, мне становится тепло, клонит в сон, и мысли начинают путаться. Кажется мне, что я лежу на коврике у ног хозяйки возле печки, в которой весело потрескивают дрова. Хозяйка иногда ласково гладит меня по спине. Всё! Я проваливаюсь в небытие.

Не знаю, сколько прошло времени, но, придя в себя, обнаруживаю, что лежу в небольшом подсобном помещении. Передо мной стоит миска с едой. Однако одновременно с возвращением в реальный мир вернулась и боль.

Как оказалось, рано утром, идя на работу, кассир автостанции увидела на своём пути снежную кочку, которая вдруг зашевелилась и издала какой-то звук. Это была я. Девушка вытащила меня из-под снега, принесла в помещение, отогрела и уложила спать. Это чудо!
Но ничего не надо загадывать наперёд, надо жить данной минутой. Через некоторое время я услышала разговор двух женщин. Я не очень разобрала слова, но поняла суть беседы: речь шла обо мне. Оставаться на ночь мне здесь нельзя.
Уж лучше бы я не просыпалась! Снова впереди снег и мороз!

А вечером пришло спасение. Не знаю, как узнала о моей беде женщина, которая пришла на автостанцию и посадила меня в сумку. Я отчаянно закричала. Незнакомка же на всём протяжении пути ласково приговаривала: «Потерпи, милая! Не волнуйся. Скоро будем дома». И, правда, меня помыли, накормили, устроили удобную постель. Завтра должен прийти врач.

Здесь хорошо, но мне всё же так хочется оказаться вновь в своём прежнем доме, в привычной обстановке, со своей прежней хозяйкой. Отзовись, я жду тебя.


В этой истории нет ни одного вымышленного эпизода: у кажого из них есть свидетель.Что же касается ощущения кошкой голода, холода и боли, то они естественны в данной ситуации и их легко представить. На сегодняшний день я знаю и многое из того, какие мучения пришлось пережить животному до описываемых событий. Как оказалось, и физическое состояние кошки куда плачевнее, чем преставлялось на первый взгляд. Сейчас она подлечена, у неё нашлись хозяева. Но такой счастливый финал бывает, увы, редко.