Вернуться к обычному виду
Книга памяти Тверская область

вакансии Весьегонского района

Обобщенный банк данных содержит информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период.

перейти на сайт министерства

Перейти на сайт газеты"Весьегонская Жизнь"

Подать идею для развития и улучшения жизни района



перейти на сайт

Поиск родственников и составление своей родословной

перейти на страницу проекта "Сохраним Мологу для потомков"



Перейти на сайт ассоциации



перейти на сайт

Золотые звезды Калиненцев

"БОЛЬШОЕ ВИДИТСЯ НА РАССТОЯНИИ" дневники Бориса Андреевича Расцветаева. Часть 2

"БОЛЬШОЕ ВИДИТСЯ НА РАССТОЯНИИ" дневники Бориса Андреевича Расцветаева. Часть 2

« В середине октября 1992 года на Весьегонск налетела снежная буря. Бушевал ветер, деревья ломались под тяжестью снега. В одну из этих ночей умер Борис Андреевич Расцветаев. В его квартире не было денег, чтобы похоронить хозяина, - четыре дня лежало его тело, когда наконец директор винзавода дал какие-то деньги. За гробом Бориса Андреевича шло несколько человек, а на могилу положили единственный венок с надписью «От соседей»». Так предваряет биографические материалы, дневники Б.А. Расцветаева неугомонный, бескорыстный Марат Михайлович Верхоланцев, который купил, разобрал и перепечатал на машинке бумаги покойного.
Что стоит за этими страшными строками?
Кем был умерший? Как прожил он отмеренные ему 84 года?
ОТНОШЕНИЕ К работе
Уже в детстве Борис отличался от сверстников своей страстью к технике... На всю жизнь он пронёс любовь и благоговейное отношение к железной дороге и паровозам. Он «глотал» книги про паровозы и двигатели и мечтал оказаться возле этих замечательных машин и управлять ими. Он считал труд кочегара самым важным и потому к своим обязанностям кочегара относился с величайшим тщанием. Его поражало, как вообще можно работать без интереса.
Из воспоминаний Б.А. Расцветаева «О своей семье, о своём детстве»:
Цитата
Работая на Весьегонской электростанции в качестве кочегара, я в своём воображении, ищущем дорогой образ, буквально превратил её в какой-то невероятный железнодорожный комплекс. Перекладывая во дворе станции дрова, услышав, как звякнуло полено о полено, я вспоминал далёкий странный свисток пассажирского поезда на заре .(…) В 1925г. я устроился работать на речной пароход. На пароходе я занял своё место в кочегарке. Она уже больше напоминала мне паровозную будку, чем Весьегонская электростанция…Я был вполне удовлетворён. Здесь тоже паровой котёл и паровая машина. Я представлял себе ясно, как в этой машине работает 300 Борисов (40 лошадиных сил). Но всё же мечтал работать на паровозе.Железная дорога, параллельные рельсы, жёсткий ритм. Именно железная дорога направила меня бегать, бегать в любую погоду и при любых обстоятельствах.

5 сентября 1922г. Дежурил у котла и у насоса. Качал воду весь день (…) По обыкновению я не сразу ухожу, окончив работу, а часа полтора сижу, наблюдаю работу машины и прислушиваюсь к мерному стуку двигателя (…) Я очень люблю машину и технику.

10 сентября 1922г. … Вечером мне пришла в голову оригинальная мысль _ сделать на стенах кочегарки нечто вроде: нарисовать углём и кирпичом, заменяющим краску, какие-нибудь картины. И я живо принялся за дело … администрация ничего не имела против. Через 2-3 часа на одной из стен появилась грандиозная картина трагического содержания – трупы, сожжённые огнём адской кочегарки… Пришли в кочегарку рабочие, смотрели, удивлялись выдумке, смеялись.

Ещё раньше у меня был нарисован портрет самого сатаны, в железной шапке-клобуке, в броне. Я считал, что подобные рисунки или фрески на стенах будут развивать моё воображение и разнообразить довольно монотонные часы служебных обязанностей в кочегарке. Впоследствии я даже стал бояться своих рисунков, особенно когда поздно ночью электростанция кончала работу и кочегарка погружалась во мрак. Тогда неверные тени в свете коптилки начинали бродить по м стенам, и порою казалось, что трупы шевелятся.. Позже я стёр со стены страшную фреску; что касается адской морды – я её не боялся.

12-14 сентября 1922г. (..) Утром катал дрова на специальной тачке по доскам, проложенным со двора в кочегарку. Работа идёт очень споро, и она мне нравится. Я всегда воображал, что укладываю дрова не в кочегарку весьегонской электростанции, а на тендер паровоза. В мерных ударах приводного ремня узнавал постук вагонных колёс… Родные, близкие сердцу звуки. Я всегда мечтал работать на паровозе, ездить быстрее птицы и ветра (…) Ах, мечты, мечты! Осуществятся ли они когда-нибудь?

1922г.20 октября. (…) Я любовался топкой парового котла, в которой трещали и шипели свежие дрова. Пахло дымом, перегретой смазкой и перегретым паром. Я с удовольствием вдыхал эти запахи индустрии, наслаждался ими и сознавал, что наконец-то исполнилась моя мечта и я работаю около машин и котла. Я – индустриальный рабочий. А возвратившись часов в семь вечера домой, засел за свои вычисления математических таблиц, а затем занялся выполнением рисунков Железного Курьера в образе индейского атлета. .

19 января 1923г. Работа та же, что и вчера (возил дрова). Только работал по «японскому способу», т.е. быстро и плавно, как машина…

30 января 1936г. О прогулках на вокзал. Эти прогулки являются моей идеей фикс. И зимой, и летом, несмотря на стужу и непогоду, вдвоём с женой отправляемся на станцию Весьегонск. Любовь к железой дороге и ко всем её атрибутам, начиная с пристанционных построек и кончая вагонами и паровозами. Начиная с кудахтанья кур станционных служащих, кончая звонками и свистками …

14 сентября 1936г. (…) сегодня были на вокзале, смотрели, как кочегар набивает топку дровами.

Цитата
6 ноября 1967г. Что это? Победный рёв сатаны? Судорожный хохот? Нет. Ничто в мире не издаёт таких звуков. Они принадлежат паровозу, и только ему одному. И так жаль, что век паровозов кончается.
Впрочем, Борис Андреевич относился чрезвычайно ответственно к любой порученной ему (и не только порученной) работе..
Цитата
8-10 апреля 1930г. Три дня я уже болтаюсь в Весьегонске. Эти дни рисовал анонсы, афиши, заработал 5 рублей. Вывеску буду продолжать делать, надо ещё сделать световые лозунги к антипасхальной кампании. Мне уже пообещали кое-где места: 1-почтальоном, 2- секретарём в Осоавиахиме, 3-заведующим красным уголком в Москвотопе. Моё же бесповоротное решение – быть рабочим и художником-актёром. Какую бы нужду я ни испытывал, я не изменю своего решения. Надеюсь летом попасть работать по ремонту железной дороги. А затем кочегаром на паровоз.

29 ноября 1935г. Начал писать лозунг Сталина для райисполкома. Высокие красные буквы с фиолетовыми кантами.

30 ноября 1935г. С утра начал писать лозунг для маслопрома. Вышло очень красиво: медные призматические буквы на красном фоне.

7 сентября 1936г. (…) Собрался в педтехникум на свои первые уроки. На уроках пришлось больше говорить, программа мне ещё не выдана. Позанимался до трёх часов. Ученики хорошие, все великовозрастные, дисциплина хорошая. Но их нужно заинтересовать, а для этого самому прорабатывать каждый урок. Думаю, что дело пойдёт, потому что предмет хороший

После работы рисовал огромную афишу для спортклуба – маскарад, индейцы, негры, араб, моряк
и т.д..

24 октября 1966г. (О подготовке плакатов к празднику). Хочется, чтобы было красиво, пышно, нарядно, величественно. В воображении рисуются прекрасные образы надписей, шедевры, шрифт, где мощные буквы чередуются с лёгкими, изящными, где применена художественная композиция, цветовая гамма, тона и полутона, где наложен бронзовый рельеф, где краска наложена дважды. Бог мой, да ведь над одним плакатом можно просидеть 2-3 дня, а заказчик будет не в состоянии уплатить за него! И я страстно мечтаю и думаю – настанет ли когда-нибудь такой день, когда я со всей любовью к делу смогу создать эти плакаты, отдать всё своё искусство и понимание. А ведь есть же всё это где-то! Есть счастливцы, которые могут отдать всего себя любимому делу. Почему же я такой несчастливый?!


Цитата
Отношение к общественной работе

Цитата
6-10 февраля 1930г. Что писать в дневнике? Жить стало тяжело. Упадок духа полнейший. Всё неинтересно. Чем потчуют? На днях зачислили в бригаду по чистке соваппарата. Дело, совершенно меня не интересующее. Другие люди хладнокровно относятся к этому, а я чувствую себя не в своей тарелке. Что общего между ГОЛОДОМ К ИСКУССТВУ и общественно-деловой работой, к которой я не чувствую никакого призвания? А тут ещё приходится опасаться, что чуть немного не будешь хорош – вылетишь из союза и потеряешь место.

19 января 1974г. (…) Маруся привела своего брата Сашу, моего комсомольского однокашника (1924-26г.г.), он был секретарём Укомола после Морева, который принимал меня в ряды РКСМ в феврале 1924г. Саша принёс собой бутылочку «Волжского». Саша мне ровесник, но выглядит старше своих лет. Он расчувствовался, так же как и я, после выпитых стаканчиков. Вспомнили «те» времена, «тех» людей. Я спросил его между прочим, кто меня выдвинул из рядов комсомольцев в секретари комсомольской ячейки работников водного транспорта. Он признался: «Это я». После этого я признался, что секретарём был пассивным. Работа у меня шла от собрания к собранию, причём в протоколах, в графе «Постановили», неизменно записывалось: «Принять к сведению и благодарить докладчика». Ещё главной заботой было – аккуратный платёж членских взносов! За это мы боролись! Саша посмеялся…
Борис Андреевич был совершенно неспособен решать бытовые вопросы, но выстоять в порой отчаянной ситуации ему помогали многочисленные увлечения и горячее стремление выполнить намеченные жизненные цели.


НЕУДОВЛЕТВОРЁННОСТЬ СОБОЙ И ОКРУЖАЮЩЕЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬЮ, ЧУВСТВО ОДИНОЧЕСТВА

Цитата
11 сентября 1922г. Накатал утром дров и пошёл вместе со всеми в коммунальный отдел получать зарплату. Но там, как водится, опять пообещали: «Завтра». Ох уж это «завтра»! ,Это слово, кажется, стало самым употребительным в нашем обществе.

28 августа 1926г. (…) Теперь я начинаю понимать, что означает среда, в которой вращаешься и как это много значит. Меня она не удовлетворяет. Как это и предсказывали мне некоторые знакомые . Я нахожусь в среде беспечной, бесшабашной, чуть ли не шпановатой, которая не думает почти ни о чём, далека от мысли о самосовершенствовании, не имеет талантов к чему-либо. Это люди дня. День прожил – и слава богу. Выпивки, гулянки, девки, драки. Да разве мне всё это интересно7

6-10 февраля 1930г. Уже 3 дня, как я занимаюсь рисованием декораций в театре. Но всё это в одиночку, без товарищей, без друзей по вкусу. Нет у меня равных мне в интересах к искусству и спорту, и нет возможности заниматься физкультурой – нет помещения. Я совершенно одинок и изолирован, нахожусь как бы в нравственной тюрьме. Когда же всё это будет улажено и устроено?
24 апреля1931г. Жизнь стала совсем безобразной и неудобной. Или это, может быть, только здесь, в Весьегонске? Может быть, в других областях СССР жизнь веселей, хотя и напряжённей? Мне хотелось бы переселиться, например, в Одессу или Севастополь. К тому же, устроиться на интересную работу, жениться, большего и желать нельзя. Но теперь это так трудно вообще. Да ещё с моим характером. Надо надеяться на будущее, потому что настоящим жить невозможно.

1 июня – 15 июня 1931г. Вообще я по духу оказываюсь ярым спортсменом. Жаль, что товарищ у меня (Д.Соловьёв) не имеет собственного велосипеда. Да и стал бы он безумствовать, как я? Он человек умеренный, рассуждающий, но, удивительное дело, иногда наши мнения совершенно сходятся, а в другой раз мы совершенно чужды друг другу. Но общая, смежная сторона всё же существует – мы оба изнываем в весьегонской обстановке от бескультурья, мещанства и от отсутствия подходящего женского общества. Как мы проводим время? Очень скверно. Мы слоняемся в поисках чего-то целыми месяцами и ничего не находим. Мы всё время хнычем друг перед другом, несмотря на то что оба спортсмены; очевидно, и в здоровом теле бывает гнилостный дух. Да, или здесь оставаться и взорвать вокруг себя эту проклятую атмосферу, или удирать отсюда, спасая собственную шкуру – иначе полная гибель. Нас засасывает. Караул, погибаем!

5 августа 1931г. Во мне просыпается тяга к дальнейшему обучению и образованию. Быть может, это естественная реакция на окружающую меня обстановку бескультурья, дикости, невежества; среди этой обстановки я чувствую себя измызганным, оплёванным этой распроклятой полумещанской, полукрестьянской публикой.

14 января 1936г.(…) Ведь я всё-таки полезен для общества и государства. И я стал бы максимально полезен, если бы мне дали надлежащее развитие. Я художник отличный, но недоразвитый, писатель, хорошо умеющий выражать мысль, но не имею тренировки, музыкант-пианист, но неграмотный и не имеющий школы. Везде, во всём самоучка…

11 октября 1946г. Вот мне уже 43-ий год. Чёрт возьми, уже пятый десяток пошёл. Да ведь этак скоро и вся жизнь пройдёт. Во всяком случае, уже больше половины израсходовано жизненного срока. А что я сделал? Да, что сделал? Огромное множество всяких дел. Я собственно, считаю себя многоделовым человеком. Но всё это дела заурядные.
В детстве – несколько тысяч рисунков самого разнообразного характера – к сожалению, не сохранившихся. Учился в школе 9 лет (да 3 года домашней подготовки) – не блестяще. Но всё рисовал и рисовал везде: и на листочках, и в тетради, на классной доске и даже на партах! Неутомимый рисовальщик! Потом, в период ученья, занялся устройством бесчисленных пароходиков и механических моделей. Увы, ничего не сохранилось! Затем увлёкся составлением разных таблиц. Когда встал на свои ноги, несколько лет прошло в ломовой, черновой работе. Сколько было этого – поднять да бросить! Я сжёг в топке электростанции и парохода несколько тысяч сажен дров, совершив плаванье не менее, чем в сотню тысяч километров. Попутно с этим немало было поиграно на гармошках, на фисгармонии, прожонглировано, написаны сотни страниц всяких обрывков, сотни рисунков. Как заработок начерчены буквально сотни диаграмм, тысячи плакатов и вывесок. А несколько тысяч бросков копья вплоть до 1937года? Потом, с 30-го года, круглогодовая работа на халтуре… Океан халтуры! Киновские афиши – тысяч десять; красные плакаты, диаграммы, вывески, аншлаги и т.п. Ничего из этого не сохранилось! А математические головоломки. Боже мой! Можно было бы устлать моей продукцией площадь в несколько гектаров. А бег, ходьба? Тысячи километров сделал я. Наконец последний период: сотни сложных ковров, портреты и море непрекращающихся афиш, плакатов! Раз десять в год таскался в деревню за 45 километров… А огромная масса прочитанных книг. А брожение по лесам в качестве индейца… И всё-таки у меня ничего нет. 600 рисунков в альбоме не идут в счёт. Они слишком…выглядят. Полторы-две тысячи страниц тетрадного формата тоже ничего не представляют. Их надо основательно перерабатывать. Несколько больших настенных рисунков.

Да, поработано было немало. Но я ужасно разбросался, хочу объять необъятное, множество новых и старых идей приходят мне в голову, сочинения, к ним иллюстрации. Но старые уже не хочется перерабатывать. Я устал от них, и теперь они потеряли для меня всякий смысл.. А недоделанные мучат сознание своей незаконченностью. Сжечь, что ли, их, старые-то сочинения? Жалко! Что же у меня останется? Чем оправдывать прожитую жизнь? А и новые сочинения постигнет та же участь. Придёт время, и новые, написанные, но не обработанные, они поместятся на полке вместе со старыми… Вот и все. И весь бессмысленный смысл. Какая нелепость! Ну зачем, для чего голова моя полна всяких образов и картин? По-моему, это что-то бесполезнее, вредное! Бросить, не писать больше ничего? А скотская жизнь? Она ужасает меня. Может быть, лучше Нирвана? И это странно. Прямо тупик! Ад души! Хорошо было бы печатать свои сочинения. Но и тут удовлетворение сомнительно. Принесёт ли счастье печатание? Ведь бывали противные случаи. Мучительно размышляя, я иногда прихожу к выводу, что самое реальное сочинительство- это описание действительности, собственной и окружающей жизни. То же самое относится и к рисованию. Но нет. Меня не будет это удовлетворять. Во мне живёт какой-то злодейский дух - стремление к чему-то необычному, фантастическому (Лунная Башня, Лунная Магистраль, Луностат, Небесная Лестница, Всеобщая Поверхность, Музей Вселенной, Высшие Измерения). Чёрт возьми! Меня не удовлетворяет обычное, мне скучно. Если я стану описывать действительность, у меня получится плохо, бездушно. Последнее время у меня появилась мысль писать краткие образы. Это не будут художественные произведения, а скорее, краткие очерки. В них будет всё до лаконизма, всё пустое выброшено совсем. Так я скорее приду к цели – изложению своих идей и грёз…
12 ноября 1965г. Вот прошёл и праздник Октября. … Я написал 42 плаката. Если считать на один плакат два с половиной метра, то получится 105 метров.

Для меня праздник – особое явление. Празднуют те, кто победил, достиг намеченного или хотя бы поработал здорово и устал, и для него праздник – совершенно необходимый отдых. Я же никого и ничего не побеждал, я ничего не достиг особенного, потому что и планов таких себе не намечал, жил по принципу «сколько выйдет» или «если тяжело, скинь часть, сбавь ходу». Я не уставал, как устают другие. Следовательно, у меня нет поводов праздновать. Будучи оторван от какого-либо коллектива, я должен был поступать самостоятельно и разрешать все вопросы «про себя».

31декабря 1979г. Таня встала раньше меня, взялась варить суп. Пасмурно, тепло – ветер с юга. 10 часов. Ем. Таня разбирает лук. Гниёт, чёрт. Пишу дневник. В доме тихо. Сегодня канун. Никаких приготовлений не видно. Эти две, старые, наверно. Уйдут к своим. А мы с Таней остаёмся вдвоём. Вряд ли кто-нибудь (Ивановы, Лопаткины, Серафима) придёт. А мы сами вряд ли пойдём. Таня разочаровалась во всех. Нет, оказывается, друзей по духу. А у меня нет друзей по интересам. Вот и одиночество и того, и другого. И остаётся нам позвать к себе «Голубой огонёк».

Половина одиннадцатого. Ем, пишу эти строчки. Потом рисую леспромхоз. Вдруг приходят Шура с Лопаткиной. Зовут к себе…

11 декабря 1980г. Мороз с утра. Денег нет никаких. Таня жалуется, что не может бросить курить. Мне легче это сделать. Я не сижу всё время дома. Я много жую, у меня не свободен рот. А в дорогу я вообще не беру закуривать… Каждый день мечтаю: на лыжах бы съездить подальше, но нет лыжных ботинок. И компаньонов нет – ни молодых, ни старых. И укоры горькие слышу без конца. Сверстников нет: перемёрли, несчастные, от заслуженного покоя, чёрт их возьми. Всё равно по духу они мне и в молодости не были товарищами.

8 марта 1981г. Праздник, солнечно. Люди. Они идут мимо. Что я, затворник, им? И, собственно, чего они мне? Для меня компанию могут составить только «умные чудаки». (Художники - в моём плане –выдумщики; музицирующие, пишущие об оригинально поставленных задачах проблемах; и физкультурники-пешеходы, философы). А где все они? И, думая бесконечно обо всём, снова и снова приходишь к мысли, что лучший способ выразить себя – это рисование! Сама жизнь в течение десятков лет показала мне, что нарисованное доступнее для широких масс, да и для самого себя, чем написанное… Ведь в течение жизни я выставлялся уже 4 или 5 раз и ни разу «не печатался». В конце концов - картины, плакаты можно расклеивать прямо на заборах, а вот написанное не расклеишь. Оно слишком многословно… его ещё прочитать, т.е. – время издержать!
С А М О О Б Р А З О В А Н И Е
Из всех обстоятельств, формирующих человека, важнейшее - собственное сознательное отношение к собственной жизни, к собственным мыслям и планам, и прежде всего – к собственным действиям. Вся жизнь Бориса Андреевича – непрерывный труд самосовершенствования, самовоспитания
.Вот записи только за 1942год.


Цитата
10 января 1942г. Какие книги прочитаны за осень 1941г. по 10 января 1942г.Гоголь «Тарас Бульба», Салиас «Пугачёвцы», Диккенс «Давид Копперфилд», Флодати «Путешествие в Дагомею», Геммель «Под огненным дождём», Юнг «Маленький герцог Ричард Бесстрашный», . Генри «Лев Св.Марка», Ивич Л. «Приключение изобретений», Золя «Жерминаль», Тургенев «Записки охотника», «Детское счастье» (журнал за 1908г.), Джинс «Движение миров», Быропаев «Энергия и её превращение», Дж.Коллинз «Лётчик-испытатель», проф. Фёдоровский « В стране алмазов и золота», Джон Лэнгон «Внутри атолла».


21 января 1942г. Прочитал Толстого «Плоды просвещения», публицистические статьи Салтыкова-Щедрина. Потом ещё «Страну Муравию» Твардовского, она мне очень понравилась. Третьего дня с разрешения квартирной хозяйки, Н.С., ознакомился с её домашней библиотекой. Есть книжки по географии, химии, минералогии, медицине. Есть и беллетристика: Лесков, Данилевский, Жуковский, Толстой.

2 февраля. Мне понравились прочитанные рассказы А.Грина.

9 июня 1942г. Прочитал книги: Горького «Мать», Ромена Роллана «Клерамби» (переживания человека, Литература со свободной совестью во время войны 1914-1919), Писемского «Люди сороковых годов», «Суворов» (Из цикла ЖЗЛ). Гейне «Германия». Свифт «Путешествия Гулливера», В. Кудашёв «На поле Куликовом» (1941г. из колхозной жизни тракториста). Кальма «Чёрная Салли» (из жизни негритянки эпохи войны Севера и Юга), «1919 г.» - рассказы об обороне Петрограда, Н.Брыкин «Комиссар Марвич», Евстафьев «Рассказы», М.Слонимского «Приёмная Горького», Л.Успенского, Г.Караева «Дело В Копрском замке».

4 августа-18 октября 1942г.(…) Вот что я проштудировал последнее время:
Обломов (Гончаров), Рассказы (Горький), Петр 1 (А.Толстой), Раввины (Ракитников), Альманах 12-й год (ХХ), Степан Кольчугин (Вас.Гроссман), Кочуй счастливо (Е.Леваковская), Серебряные косяки (Саянская), Тихий Дон (Шолохов), Аскольдова могила (Загоскин), Кюхля (Тынянов), Противник обнаружен (Хадсон), Москва (Лопатин), Хозяин трёх гор (Ковалевский), Труженики моря (Гюго), От сохи к самолёту (М.Водопьянов), Колхида (Паустовский), Обратный путь (Серошевский), Калифорнийские каналы (Бреет Гарт), Плавание Жаннетты (Дж. Де-Лонгг), Последнее плавание Карлуки (Бартлет), Мольер, Магеллан (ЖЗЛ), Русь (Пан. Романов), Жизнь Пушкина (документы), 1000 и одна ночь (Распе), Да здравствует Лефланшер (Гершензон), Борьба за огонь (Рони-старший).

П Л А Н И Р О В А Н И Е

Чтобы реализовать свои многочисленные замыслы, Борис Андреевич постоянно проводит «ревизию» сделанного и планирует, планирует.
Цитата
29 июля 1926г. Сегодня я впервые приступил к исполнению своего намерения – претворить Авто-Конструкцию в действие. Что я называю Авто-Конструкцией? Это составная часть того Универсал- Конструкциона, идею которого я определил и наметил ещё в прошлом году. Авто-Конструкция - схема моей личной жизни, по возможности подробно разработанная. Кем я хотел бы быть, каких бы целей добивался, какими бы путями осуществлял свои мечты, – в Конструкции должно быть перечислено. Я думаю, что наличие энергии, которой я всё-таки располагаю, хватит на первое время для опытов над самим собой, дальнейшая же энергия явится во мне в процессе работы по самоусовершенствованию.

Физическая культура.1. Поддерживать телесную чистоту – каждый день. 2. Поддерживать жилищную чистоту – каждый день. 3. Подвергать себя действию водных, воздушных и солнечных ванн – каждый день. 4. Делать японскую гимнастику и массаж кожи – каждый день. 5. Ходить и работать легко одетым, спать на открытом воздухе...

Нравственная культура. 1.Воспитывать в себе человеколюбие, великодушие, способность к самопожертвованию и самоотречению. 3. Воспитывать в себе железную волю в труде в труде, энергию при исполнении всяких работ. 3. Воспитывать в себе бесстрашие и хладнокровие. 4. Воспитывать в себе весёлость, лёгкость и пр.

31 декабря 1935г. 1935 год закончен. В итоге можно сказать, что он ничего мне не принёс. И опять-таки виноват я сам, не могу систематизировать своих занятий. Страшно разбрасываюсь. Этого не должно быть. Нужно упорядочить жизнь. 1936-й год должен пройти под символом уплотнённой производственной работы и методических занятий предметами искусства и спорта, а также разумного отдыха в виде экскурсий в более или менее отдалённые местности.

11 декабря 1941года. Если раньше, с 1935 года, в качестве объектов культурно-умственного творчества я насчитывал: Рисование, Литературу, Музыку, конструирование моделей, Художественный спорт (жонглирование, балетные танцы, гимнастика) как самоцели, и образовательный туризм и секретариат как средство для укрепления здоровья и точного фиксирования прожитой жизни, для учёта и анализа в дальнейшем, то теперь, на рубеже 1942 года, я несколько видоизменяю эти объекты творческих устремлений. Я говорю теперь главным образом о рисовании и литературе. Это не значит, что я хочу совсем ликвидировать Музыку, и Художественный спорт, и Конструирование моделей, и образовательный туризм, и секретариат, но всё же я отвожу им теперь значительно меньше места и хочу им придавать значение, выходящее из рамок обычного дилетантства в часы досуга. Я уменьшаю количество времени на занятия этим предметам. Львиная доля времени остаётся за Литературой и Рисованием. Ведь невозможно, в конце концов, человеку, хотя бы и незаурядному, как бы расторопен и деятелен он ни был, охватывать все отрасли, которые его интересуют. Кое-что нужно оставить «за штатом».

Литература и рисование как два основных столпа или краеугольных камня моей жизни, которым я придаю смысл, ради которых стоит жить и интересоваться жизнью, ценить жизнь. Ибо есть ещё другая сторона жизни – материальная, живорастительная, досадная, но необходимая, к сожалению, так как она должна поддерживать физическую оболочку, заключающую в себе ценное – интеллект.

Я устанавливаю дл себя два основных вида литературной работы:

1. Дневники – мемуары – план.. Ежедневные коротенькие записи текущей жизни; пространные очерки-рассуждения о различных окружающих вещах и явлениях, планирование повседневной жизни и занятий культурными предметами, новые идеи, установки, темы, сюжеты. Особое место занимают записи о прочитанных книгах. Научные, технические и прочие данные – цифровые, текстуальные и прочие заносятся в специальную «справочную» тетрадь.

2. Литературные произведения (разбиваются на три главных категории).

1)Рассказы о самых простых вещах, без особенных приключений, без трагизма, романтизма, комедийности. Рассказы строятся на основе личных, натуральных наблюдений над окружающей вас жизнью, неприкрашенной, такая, какая она есть на самом деле, и в домах, и на улице, в городе, в селе. В поле, лесу, на реке, на фабрике, на транспорте и т.п. (…) Рассказы должны быть короткими и хорошо отработанными.

2)Рассказы-истории из действительной жизни, которые, может быть, и не происходили в действительности, но могли происходить, ничего фантастического, вполне весёлые, реальные, с приключениями, с романтическим и драматическим сюжетом. (…) место и время действия весьма разнообразные – от северного полюса до экватора, от старины и до наших дней. Размер рассказа не должен превышать 30-40 страниц.

3) Научно-фантастические и просто фантастические статьи и очерки, в которых вещи и события лишь отчасти правдоподобны, не имели места в действительности и не могли иметь и должны быть понимаемы условно-относитально. И просто фантастические произведения (тип сказок) строятся на основе исключительного вымысла – оригинального, угловатого, гипертрофического. В такие сочинения техника и наука могут входить, но могут и не входить (тип Эдгара По, Дефо, Марка Твена). Фантастические очерки при художественном сюжете и введении действующих лиц и соответствующих аксессуарах превращаются в волшебные сказки. Автор уносит читателя на другие планеты, в другие галактики и даже в другие вселенные. В области высших измерений. Размер статей и очерков от 40 до 50 страниц, но может быть и больше – до нескольких сотен страниц (фантастические повести, романы) Ориентировочно надо поставить себе задачу – делать по 1000 страниц белового текста в год, считая и предварительную черново-подготовительную работу.
.
Декабрь 1941года.
Отделы рисования. Устанавливаю для себя три основных вида рисования, а именно:

1. Зарисовки с натуры.
Рисование пером, карандашом, кистью (монохромно) и в красках мелких, крупных предметов. Рисование сложных и несложных групп (натюрмортов). Рисование обстановки комнат – с различных точек зрения. Рисование домов, групп построек тоже с различных точек зрения.
Рисование пейзажей на открытом воздухе: поле, кусты, роща, лес, река, озеро, холмы, горы. Рисование различных птиц и животных. Рисование человеческих фигур разных возрастов. Рисование человеческого лица.

2.Рисование с оригиналов.
Рисование пером и кистью с различных изображений: фотокарточек, художественных открыток, фотоснимков из газет и журналов.
Объёмная трактовка плоских, силуэтных изображений и наоборот – мультипликативная передача объёмных изображений – с увеличением или уменьшением размера оригинала.

3. Декоративное рисование
Рисование всевозможных надписей различным шрифтом.
Рисование всевозможных эмблем, геральдик, виньеток, монограмм, заставок, рисование всевозможных орнаментов, узоров, макетов, панно.

4.Тематическое рисование, иллюстрации к собственным сочинениям.
Рисунки составляют «литературный альбом».

5.Рисование специальное.
Весь объём рисунков подразделить на несколько отделов:
Вселенная. Галактика. Отдельные Солнца, небесные объекты. Планеты. Описание поверхности планет, планетография, флора, фауна, этнография. Наука. Архитектура. Транспорт. Промышленность, Сельское хозяйство. Жильё. Бытовые предметы. Одежда. Пища. Предметы роскоши. Работа. Отдых. Искусство. Спорт. Разное.
Формы оригинально-фантастические. Метафизика. Чистейший вымысел. Философия. Сказки. Волшебства. Магия.

6. Рисование математическое.
Чертежи, диаграммы, графики к математическим разработкам.

10мая 1977г. То курение на крыльце, собеседование с соседями. А всё пустое. Вот, по моему мнению, что надо сделать:
1. Рисовать по намеченной программе.
2.Писать ежедневную мелочь и по программе.
3. Музицировать в ограниченном плане.
4.Бегать неторопливо.
hiпuruh hiпuruhSY
30.03.2017 11:53:25
заказать продвижение интернет ресурса логин скайпа pokras77777