Вернуться к обычному виду
перейти на сайт

Подать идею для развития и улучшения жизни района

перейти на сайт

перейти на страницу проекта "Сохраним Мологу для потомков"



перейти на сайт министерства

вакансии Весьегонского района

Золотые звезды Калиненцев

Поиск родственников и составление своей родословной

Перейти на сайт газеты"Весьегонская Жизнь"

Книга памяти Тверская область

Обобщенный банк данных содержит информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период.





Перейти на сайт ассоциации

"БОЛЬШОЕ ВИДИТСЯ НА РАССТОЯНИИ" дневники Бориса Андреевича Расцветаева. Часть 3

"БОЛЬШОЕ ВИДИТСЯ НА РАССТОЯНИИ" дневники Бориса Андреевича Расцветаева. Часть 3

« В середине октября 1992 года на Весьегонск налетела снежная буря. Бушевал ветер, деревья ломались под тяжестью снега. В одну из этих ночей умер Борис Андреевич Расцветаев. В его квартире не было денег, чтобы похоронить хозяина, - четыре дня лежало его тело, когда наконец директор винзавода дал какие-то деньги. За гробом Бориса Андреевича шло несколько человек, а на могилу положили единственный венок с надписью «От соседей»». Так предваряет биографические материалы, дневники Б.А. Расцветаева неугомонный, бескорыстный Марат Михайлович Верхоланцев, который купил, разобрал и перепечатал на машинке бумаги покойного.
Что стоит за этими страшными строками?
Кем был умерший? Как прожил он отмеренные ему 84 года?

Литературная деятельность

Будучи страстным книгочеем, Борис Андреевич овладел хорошим литературным слогом и, обладая пытливым умом и зорким глазом, мог бы стать большим писателем. Кстати, порой он неосознанно использует приём, типичный для А.Платонова, стремившегося подчеркнуть несуразности жизни - соединение словесных штампов с обычными словами: «Все живут каким-то бессмысленным смыслом».
Цитата
1931г.2-7 октября. Все эти дни я почти безраздельно занялся писанием сочинения «Агония ночного экспресса». До такой степени я увлёкся этим сочинением, что позабыл всё на свете. Сначала я разработал конспект, затем вчерне написал содержание.
Цитата
1941год
Инвентаризация сочинений (черновых набросков) к 1 января 1942г.
Путешествие на Серебряный шар (научно-фантастическая)
Наше путешествие в Пензу (воспоминания о девятнадцатом годе)
Воспоминания раннего детства (художественные наброски)
Железный Курьер (научно-технический)
Северский (роман об идеальном человеке)
Сиуксы (приключенческий роман)
Поездки на Сатурн (фантастический рассказ)
Воздушный корабль «Орегон» (фантастический рассказ)
Экспресс будущего (утопический очерк)
Утром в депо (железнодорожная новелла)
Над морем (утопическая новелла)
Завод ( стихотворение в прозе)
Старая Тихоокеанская (картины американской железной дороги)
Красная стрела (железнодорожная новелла)
Пленники чёрного коршуна (экзотическая повесть)
Кошмар (драматическая новелла)
Снежная могила (фантастическая повесть)
Большая нога (экзотически-героическая повесть)
Первый рейс на Луну (научно-фантастическая повесть)
На Миссури (приключенческая повесть)
Роковая стрела (рассказ)
Роковая ось (драматический рассказ)
Лопнувший рельс (рассказ)
Сон дежурного (рассказ)
Столкновение (рассказ)
Провал моста (рассказ)
Поклон скалы (рассказ)
Смерть сцепщика (драматический рассказ)
Могучие горизонты (оптимистическая новелла)
Бодрый ландшафт (оптимистическая новелла)
Поезд Жизни (аллегорическая повесть)
Универсал Конструкцион (опыт планирования жизни)
Моторные лыжи(рассказ о спортивной технике)
Мост (повесть)
Кочегар (повесть)
Жизнь коровы (драматический рассказ)
В огне (железнодорожная повесть)
Красная пасть (драматическая повесть)
Машинист Стенджерсон (повесть)
Железная дорога (серия мелких рассказов)
Лунная лестница (фантастическая повесть)
18 января 1942г. Я намеревался коллекционировать «миниатюры» для своих сочинений и отступил от своего намерения. (…) Я вернулся опять к прежним сочинениям, к их обработке. В первую очередь взялся за «Луностат». (…) Надо беречь свою оригинальную черту, свою фантастику (…), беречь свою святыню, своё сокровище, не бояться оторванности , одиночества. Работать и работать, упорно, много!
Только была бы картошка, поддерживающая деятельность ценного в человеке – мозга. Помимо писания хотелось бы заняться и рисованием тех оригинальных рисунков, которые намечены мною в плане. Ах, если бы у меня было сто рук, десять голов, а в сутках тысяча часов, ничем не сбиваемых, цельных… Но тут - жизнь треклятая! Забота о самых глупых вещах. Уж я-то и то головокружительно снизил свои требования к жизни до того, чтобы была возможность заниматься ценным. Я хожу во рвани, отказавшись от обладания хорошим костюмом (брюки «суконные» с подтяжками, галстук и т.п.), я питаюсь самым минимумом – картошкой. Хлебом, без жиров, без сладостей, без прихотей. Я живу в холоде, в неудобстве. Чего же ещё больше? И я должен использовать своё « освободившееся» время сторицей.
25 мая – 24 июня 1943г. Окончательно прихожу к убеждению, что мне необходимо писать. На самом деле: думаешь-думаешь, наблюдаешь-наблюдаешь, в конце концов читаешь-читаешь разные книги, и голова переполняется огромным умственным грузом. Вот мне уже 39 лет. Ещё один годик, и будет сорок, число круглое, замечательное. Нужно отметить это число чем-то солидным. Только впитывать в себя – это как-то бессмысленно. Нет, нужно что-то делать, раз работаешь головой. Дать целый ряд хороших умственных работ – сочинений. В этом и заключается цель моей жизни. Не знаю, как у других, а у меня – так.
Кроме того, нужно рисовать. Изображать наглядным путём мысль. Не обязательно писать и рисовать только то, что видишь собственными глазами. Можно изображать письменно или картиной и то, что сам не видишь, но о чём знаешь из книг или по картинам художников. Также я думаю, не будет большого греха, если использовать давно известные темы и переработки, но по-своему: например «Робинзон Крузо», «Принц и Нищий», «Хижина дяди Тома», «Таинственный остров».
В голове много идей и много отдельных картин, сцен. Нужно их как-то связать в складные сочинения. В отношении фантазирования нужно сказать: «Ври, да не завирайся». Много-много раз я пытался подработать какую-то программу для сочинений и рисунков, но теперь вижу, что это невозможно, это абсурд. Незачем это и делать. Ведь в конце концов, когда всё будет написано и нарисовано, можно будет сшить и разложить по порядку, как желательно. Допустим, что я проживу ещё 10 тысяч, 15 тысяч и т.д. дней, каждый день должен быть заполнен чем-то, каждый день должен дать что-то. Я буду записывать в дневник не только события текущей жизни, но и свои мысли и чувства.
Живопись
[JUSTIFY]
Цитата
27 января 1936г. У меня есть коллега – это Коля Сальников. Он тоже художник. Его произведения, главным образом, портреты. Но Коля и я – люди до некоторой степени разные. Вот он сейчас рисует портрет девушки с фотографической карточки. Он исполняет её стилем «мазюков» как будто масляной краской. Николай С. – живописец. Я – производственник, чертёжник. Самая моя настоящая линия – быть инженером или техником. Но и тут опять некоторое осложнение. Я люблю механику на фоне природы.
Февраль 1942г. (…) Мои заработки восстановились. Делал плакат на красной материи к празднику (около 5 метров). Ещё приходила одна особа, заказала сделать коврик на мешковине. А рисунок выбрала сама из почтовых открыток – «Свидание» (картина Пимоненко), договорились о плате за работу – продуктами. Заказчица взяла одну из моих картинок (пейзаж) и принесла за него ломоть хлеба и пять картофелин. Вот какие теперь цены за высокое художественное искусство! Обещала ещё дать работы, если понравится первая. Я раскинул мешковину на полу, прибил гвоздями, разметил при помощи координатной сетки. Одно только скверно: на незагрунтованное полотно уходит уйма краски (акварельной). А их мне приходится беречь, потому что неизвестно, когда мне удастся возобновить их запас. По-моему, гораздо выгоднее рисовать мелкие карточки – на толстой бумаге или на прочной материи. Расход красок меньше.
(…) Я сделал большой коврик «Свидание» и малую картинку на обратной стороне настольной клеёнки «Курорт Суук-Су». Получил за них примерно: два с половиной килограмма хлеба (кусочками), несколько десятков штук картофеля и несколько щепоток табака… и 10 рублей деньгами. Сестра заказчицы (беженка) тоже заказала мне нарисовать три коврика за деньги, продуктов у неё нет… Вчера я закончил первый коврик «Детская парочка».
Февраль 1968г. (…) пользуясь перерывом в поступлении заказных работ, начал рисовать картины «для себя». Нарисовал восемь картин: 1.Полуночный скорый. 2.Анучино. 3.Злата Прага. 4.Ривица. 5.Корино. 6.Спортсменки. 7.Март. 8.Пароход. Затем дорисовал «Бирманово». Я продолжал бы и дальше, но со второй половины февраля мы начали обрабатывать клюкву. Прокатали на столе, сортировали вручную.
22марта 1970г. Меня называют художником. Какое же в конце концов принять направление в своём творчестве на оставшийся отрезок сознательной жизни (учитывая свой солидный возраст -66лет), мною всё же не был сделан и ясный, исчерпывающий вывод, не дана конкретная программа. В то же время я сознаю, что могу справиться с этим вопросом один. Без посторонней помощи. Да, пожалуй, этой помощи мне неоткуда ждать, никто, наверно, не смог бы мне её оказать, потому что никто меня не понял бы, настолько своеобразны, необычны, «нестандартны» идеи, царящие в моей голове и требующие художественного претворения. Потому не могу разобраться, что очень уж много их.
1.Общетеоретическое и философское направление.
2.Теоретико-математическое направление.
3.Техническое направление.
4.Сатирически-курьёзное направление.
5. Эстетическое направление. Разработать образцы красивых внешне и внутренне людей (не обязательно будущего), одетых в архитектонически рациональные одежды и костюмы, обстановка света, целесообразности, совершенства и Разумного труда, символизирующих собою радость существования, его полную осознанность, осмысление, целенаправленность, свидетельствующего и утверждающего эру вечной молодости, долгожития и бессмертия. Пусть это будут вообще разумные существа, обитатели планет в прошлом – настоящем – будущем.
Но и теперь, через 50 лет, я не имею такого фантастического всё охватывающего плана, а только великое сожаление о потерянном времени. (…) Не будь этого ожидания (работа по НОТ), у меня были бы громадные собрания, коллекции всяческих картин. (…) Сколько я их пропустил, не поймал на бумагу.
9 февраля 1981г. (…) пришёл некто Н.Н.Никушин, отрекомедовался новым директором Дома
Культуры (он сын зубопротезиста Никушина). Н.Н. предложил мне участвовать в открывающейся художественной выставке. Я согласился. Мы пошли в ДК. Там он показал мне уже выставленные картины Угрюмова (масло). Вышивки, ткачество. Показал мне стену, где вывесят мои картины-графики, штук восемь-десять…
11февраля 1981г. В 11 часов пришёл Никушин. Я снял со стены в первой комнате все 8 своих картин: 1. Пароход. Молога 1915г. ,2.1-я часть леспромхоза, 3.2-я часть леспромхоза, 4.3-я часть леспромхоза с пристанью, 5.1-я часть Великого Рыбинского моря, 6.2-я часть Великого Рыбинского моря, 7.Лодочная флотилия в затоне, 8. Железная дорога, подход поезда к Весьегонску.
Свернул в трубки, и мы пошли в ДК. Там принялись развешивать. Он лепил за уголки пластилином, а я подавал ему.
16 февраля 1981г. (…) Пошёл в Дом культуры. Посмотрел в выставочный зал… Там ни моих картин, ни угрюмовских, ни вышивок… Исчезли. Вместо них на всех четырёх стенах калининского художника Клюшина гравюры в больших рамах за стеклом. И какая-то муть нарисована. Крупные гравюры - и тоже для меня неинтересные. Какие-то идольские рожи, рубленные из дерева. Линогравюры… Нет, мне взять нечего! Не люблю несовершенную работу, явную грубость… Зачем она? Никушин выдал мне диплом, тетрадку отзывов и контрамарку для Любы на «лилипутов». Я снёс рулон картин домой.

ЗАНЯТИЯ МУЗЫКОЙ


Цитата
29 апреля 1928г. С самого утра дожидаюсь пособия. Получил свои 11 рублей. Поработал на пароходе и в мастерской, подкрашивая надписи, а затем после обеда занялся стенной газетой «Привал» к 1 Мая и открытию навигации. Стиль я выбрал весьма удачный. Сочиняя газету, я в то же время играл на фисгармонии – музыка, как я выяснил, способствует развитию художественных способностей. Вечером опять музицировал в клубе.
6 января 1930г. Днём занимался жонглированием, после обеда торопился докончить стенную газету. С 7ч. вечера до 4-х утра играл на пианино под выступления гимнастических групп, в антрактах. На танцах играл на гармонии. Вернулся домой в 5 часов утра.
6 мая – 6 июня – 6 августа 1930г.
Эти три месяца я провёл довольно интересно. Во-первых, один парень с Новинки купил большую гармонь с 25 басами, сам не играл, а отдал её мне. И вот я её держал месяца полтора и порядочно насобачился играть на ней. Играл на ней целыми днями дома, а вечером выносил её в сад или в буфет в саду и там тоже играл. И приобрёл большую популярность. А до этого я пользовался различными гармошками разных хозяев и в силу этого не мог играть в совершенстве, но теперь гармония одна и дело обстоит лучше. Да, с этой гармонией связаны интересные воспоминания. Однажды мы с Мороховым, Давиденко и другими ребятами пошли на реку. Был жаркий день, и решили выкупаться. Ребята разделись и в одних трусах – в воду. Я же купаться не стал, а сидел в одних трусах и наигрывал вовсю – оригинально несколько!
Затем я помню прогулки на лодке с гармонией. В тихие тёплые вечера мы катались по реке с моим «полубаяном», и звуки неслись плавно над уснувшей рекой. Сделав рейс вверх-вниз, мы поздно вечером высаживались у пристани и шли в городской сад, и там я наигрывал до самой полночи, а то и дольше. Эх, была у меня гармония, а теперь её уже нет!
21-25 марта 1936г. И.А.Костромов ссудил патефон с просьбой, чтобы я переложил некоторые вещи на фисгармонию, а он затем спишет ноты и будет играть на баяне. Завожу бесконечно патефон, прислушиваюсь, переношу на фисгармонию: «Маленькая Манон» - танго; «Луиза» - фокстрот; «Японские фонарики» - интермеццо; «Марокко» - румба. Рисовал афиши к фильмам «Частная жизнь Павла Виноградова», «Лётчики». Работа прерывалась глупыми выходками Марии.

Сейчас сидим без денег.

1 марта 1975г. Сегодня, оказывается, открылся базар – продажа товаров по сниженным ценам. Таня купила мне отличные ботинки 47 размера. Но мои окаянные ноги с мозолями не позволяют нормально отнестись к приобретению. Всё тесным кажется. Как я буду ходить летом? В чём? Купила Таня несколько маек и рубашек по 50 и по 20 копеек. Плавки – пятачок! Большой, в два квадратных метра, отрез сукна за 3 рубля. Ещё Таня видела там баяны по 30 рублей. Чудеса! Я пошёл с ней в магазин уценённых вещей. Взял один баян, попробовал – не врёт ли? Все ли голоса в целости? Я несколько задумался. Ведь это моя 40-летняя мечта. У меня не было прежде столько денег. А баян стоил дорого. И вот не я к нему, баяну, прорвался через барьер вечной дороговизны, а он ко мне подошёл сам. Пришёл час и день… Купили, и я побежал домой, держа заманчивую покупку подмышкой. Придя домой, начал подбирать. Часа два тихонько пиликал.
1 апреля 1980г. (…) Пришёл Валера Иванов. Его намерение – увести меня в свой дом и заняться купленным аккордеоном, ещё осенью уценённым до 70 руб. Дорогу ужасно развезло, но мы прошли безбедно к его «чертям на куличках». Аккордеон очень красив. Я проверил звучание, испробовал на всех регистрах, просмотрел все 80 басов. Поиграл. И хозяин поиграл. Много болтали о музыке. Наконец Валера предложил мне поиграть, не заглядывая на клавиатуру. Я сначала усомнился, смогу ли это сделать. Попробовал, мобилизовался перед человеком и … заиграл, не глядя, марш «Старый товарищ». Потом польку-Янку, другую польку «Риориту», «Гимн великому городу», «Ивушку», « Вечер – дым костра». Ещё что-то. У меня словно крылья выросли за спиной. Могу! Значит, могу! Сделал для себя открытие на 76 году.
ЗАНЯТИЯ МАТЕМАТИКОЙ
Цитата
1923г..5 мая. Утром вычислял с логарифмами.
26 апреля 1928г. я не пошёл на пароход, а занялся с раннего утра черчением диаграмм. Первая – рост населения Весьегонска с 1783г. Вторая – расселение населения, тоже с 1783г. Диаграммы довольно интересные, необходимо изобразить фигуры отдельных сословий в костюмах соответствующей эпохи. И я справился с этой задачей

1941год. Математические разработки к 1 января 1942года
Ханойские башни
Нумерация, счёт, классификация.
Различные формы чисел в рядах.
Искусственные астрономические системы.
Разложение количеств по постам.
Бинарная прогрессия и логарифм 2.
Числовые иероглифы.
Сочетательно-фигурные композиции.
О таблицах сложения.
О факториале № 2-3…п!
Числовые и весовые гири.
Квадратный ряд.
Квадраты и кубы 1,2,3 …
Перестановка из перестановок.
Динамика элементов.
Прогрессии, скорые и медленные.
Новые меры и вес, время.
Нумераторы, комбинаторы.
Суммы цифр и числа цифр.Чисел.
Шестерни как геом. прогрессия.
Разложение Ханойской башни.
Универсальные фигуры.
Бодхаяна.
Числа линий разграфлённого квадрата. Числовые пирамиды.
Фигуры из квадратиков.
Расчёты лунной лестницы.
Разные вычисления.
Вычисление количества песчинок.
Вычисление капель воды.
Вычисление протонов.
Печатные машины.
В его таблице «Опыт расширения границ имён числительных» - числа, превышающие миллионы и миллиарды – числа в степени, равной самой себе. Он даёт им названия. Например, десять миллионов в десятимиллионной степени, равное десяти миллиардам, - громада, десять миллиардов в десятимиллиардной степени – колоссавр, число со ста миллиардами нулей - униколоссавр.
Занятия физкультурой
Цитата
Из записок Б.А.Расцветаева «О своей семье, о своём детстве» (1976г)
Из ранних воспоминаний о себе, по свидетельству моих родителей, следует, что я был весьма подвижен, непоседлив. Вот примеры. Найдя часовую пружину от будильника, я выдумал для себя подвижную игру. Растянув пружину в ленту, вдруг бросал прочь от себя – пружина свивалась и стремглав катилась по земле. Я бросался за ней. Играя в мяч, я проделывал то же самое, особенно если дорога шла под уклон, я уходил за мячом на значительное расстояние. Когда у меня появился лук, я гонялся за улетающей стрелой. А вот детские игры в мячик, в палочку - украдочку меня не привлекали. Я не хотел так играть, а стремился побежать туда, где видны те предметы, которые я раньше не знал: крыши, деревья, трубы, мостики.
24 июня 1922 г. было состязание на спорт плаце между весьегонскими и краснохолмскими спортсменами по футболу и лёгкой атлетике. Я тоже как любитель принял участие в состязаниях и выступил в качестве метателя диска и копья. Но, увы! Меня постигла полная неудача: дело в том, что день выдался довольно холодный и сырой, я же, не обладая достаточным опытом, щеголял в одной рубашке и сильно прозяб к моменту своего выступления, потеряв при этом значительную часть своей энергии. Полёт копья и диска, пущенных моей рукой, не отличался продолжительностью и красотой, как мне того хотелось.
Делаю опыты пешего хождения на большие расстояния, преследуя цель атлетической тренировки. Через час после неудачного моего выступления на спорт плаце я уже отправился в пробег на большое расстояние вниз по течению Мологи. Мой маршрут пролегал по живописным лесистым берегам. Дистанцию в 32 километра я прошёл в 4 часа 50 минут.
17 – 19 мая 1923г. Были тренировки на спорт плаце. Я ходил туда бросать копьё. Результаты получились удовлетворительные.
29 мая 1923г. День я провёл довольно скучно. Зато после обеда, часа в 4, я отправился за Пленницу тренироваться в ходьбе с наименьшей затратой сил. Туда и обратно вышло 18 вёрст, а время прошло 3ч.20 мин.
15 июня 1923г…. Работа. В пятом часу ушли домой до понедельника. Я же отправился на тренировку по маршруту Весьегонск – Живни – Весьегонск – Пленница - Весьегонск (всего 15км). Потом, одевшись поприличней (кожаные галифе и голубая сатиновая рубашка), пошёл на спорт плац. Там метал копьё.
5 мая 1930г. Сегодня поставил новый рекорд бега в сапогах и тяжёлой одежде – 20 километров в два часа.
24 декабря 1935г. Встал ещё при лампе. Стал рассматривать свои планы. Ничего-то я не сделал из той программы литературы и рисования, что было намечено мною с 25 ноября. Часов в 10 стал жонглировать, полагая этим заняться до 12-ти. Но незаметно время прошло до обеда. После обеда я поехал в противогазе на лыжах. Но противогаз мал для меня. Проехал два раза по главной улице. Затем вернулся домой, снял противогаз и решил ещё покататься. Со мной поехал Николой С. Мы отправились на реку, на луг, проехали до ручья, затем обратно напрямик в город. Два раза переехали реку.
29 января 1936 года. Воспоминания прошлого лета. Довольно оригинально проходили наши прогулки с Марией. К вечеру мы отправлялись на Мологу. Я захватывал копьё, Маня – стрелы. Мы идём к пристани, где всегда стоит какой-нибудь пароход и есть оживление. Затем проходим мимо «Мазута» - нефтесклада. Там я начинаю метать свою стрелу из «пращи» - прутик с верёвочкой и узелком на конце. Узелок закладывается в зарубку, сделанную в стреле, нитка натягивает стрелу, держит её за хвостовое перо. Затем лёгкий, но упругий взмах руки, и стрела летит весьма далеко. (…) Результаты получаются весьма различные: от 80 до 180 шагов.
11 августа 1936г. Я решил сегодня сделать пробег на стадионе на 100км. В 10 часов начал бегать стилем «полушаг-полубег». Сто кругов (36,5 км) закончил к 1час. 15мин. дня. Дальше я бегать не захотел – устали ноги. Дальше – в дороге нужно питание, например, сахар, а я его не захватил; да и то сомневаюсь, можно ли ограничиться одним сахаром.
17 августа 1936г. (…) В 2часа 45 мин. пришёл на стадион. Но погода изменилась, пошёл дождь. Но я, невзирая на это обстоятельство, начал свой пробег. Сделал 42 километра. Ноги сильно устали. Если бы поесть, я мог бы дать ещё 25 километров. В следующий раз обставлю пробег по-другому.
14 октября 1966г. Просыпаюсь. Встаю, подогреваю воду на керосинке. Умываюсь. И лицо, и шею, плечи, руки, грудь спину. Всё, всё, и бёдра, и зад, ноги до пяток. Баня в миниатюре. Потом растираюсь полотенцем и, наконец, просто ладонями всё тело. Когда-то у меня было заведено так делать ежедневно. Самочувствие после этого великолепное. Я в те дни достиг удивительных результатов. Закалился, даже мог проделывать такие опыты: в январе ездить на лыжах майке (-15) , а в начале марта на лыжах, выбрав глухую просеку, раздевался в одних плавках! Но теперь не то. А то можно бы возобновить. Тогда я чувствовал себя гордо. Конечно, все это надо делать умеючи. Да и вот парадокс. В начале марта на укрытой поляне – яркое солнце в голубых небесах и полный штиль. А в сентябре – мокрая грязная дорога. Мелкий дождь и свирепый ветер. Попробуй разденься!)
19 октября 1966г. Еда и её приготовление заняли всё время с 8 часов. (…) Потом, в 4 часа, решил пробежать до Глубокого. В старых и мятых тряпках, в коротких штанах и в синей безрукавке. Я сделал 15 километров, на что ушло только полтора часа. Уже давно я не имел таких результатов (10км в час!), вечером играл на аккордеоне, купленном Клавой для всей нашей семьи в уценённом магазине за 40 рублей ( первоначальная цена – 165 руб.).
. 6 ноября 1967г. Однажды в мае я отправился до Глубокого, но потом мне захотелось добежать до Григорева. Солнце поднималось всё выше, моя тень становилась короче, жара нагнеталась. А мне всё это нравилось, я чувствую себя удивительно счастливым! Медленно тянутся наши прекрасные хвойные леса… Острый запах смолы, птичий звон, сильный загадочный крик кукушки – и глубокий, зыбучий, горячий песок дороги. Но мне он не страшен, я бегу босиком. Чудесно! Мне легко, потому что на мне не более 300грамм, (…)Сделал я в этот день 62 километра. Устал здорово, но, придя домой, не лёг в кровать и даже не садился – и правильно сделал. Я строго выполнял принцип постепенности. Но всё же годы дают себя знать. В 1937 году я сделал 112 километров.
1970г. Спортивные успехи. Летом делал «выбеги» до 55км. Освоил новую дорогу на Шарицы, о которой прежде только слышал. Освоил велосипед без педалей, как «самокат». Но однажды этот «самокат» подвёл меня – дорога на Григорево была песчаная, и «самокат» только мешал мне.
Июль 1974г. Не думал, не планировал, не гадал, а вышло как здорово! Положил в чёрную сумку сухарей, кусочков сахара – и через старый город по большаку на свой Запад. Добежал до разъезда Любегощи – Григорево. (…) Вернулся тем же путём в город. 28 километров есть. Не чувствуя усталости, которая уже не располагала бы к дальнейшему бегу, купил 300 граммов сыра, ещё пополнил сумку конфетами. Пустился за Живни к Подлесному. Быстро двигался, обгоняю грибников . ягодников. Смотрят на меня со смешанными чувствами. Старый спортсмен, у которого так и не появилось подражателей за последние 40, 50, 60 лет! Допёр до Казармы и дальше до переезда на Подлесное. Обратно! Ещё 26 километров. Всё ещё нет предельной усталости. 54 километра. Зайдя домой, отметившись, взял рубль, решил пообедать в доковской столовой. Но она оказалась запертой. Тогда я прогнал себя до «Голубого Дуная». Но и он был закрыт. Но у меня уже 64 километра. Неужели я не сравняю счёт до 70-ти? Прошёл мимо дома, взял курс на семафор, вернулся обратно. Вот эти недостающие километры. Семьдесят есть!
Между тем, 29 июля Б.А. Расцветаеву исполнилось 70 лет!
Цитата
2 января 1975г. Взял лыжи и вышел с ними в лыжной футболке. (…) Проехал с ними к сельхозтехнике, потом до станции, потом к «Кулинарии», затем – по улицам города до «Третьего номера». Некоторые прохожие обращали на меня внимание, и я слышал: «И руки голые!» От станции – опять в старый город и, наконец, домой. Уже при электросвете варил суп. Сделал прорезной шаблон для плакатов. Засиделся до полвторого.
1976год. (…) Всё время я мечтаю о финских санках – не знаю, как их заиметь. Смастерить самому? Съездить в Москву? Писал Шункину – не отвечает. Может, взять в «Культмаге» несколько детских санок, соединить, сделать стульчик со спинкой?
18 мая 1977г. Бежал… Достиг Глубокого. Погода жаркая. Разделся до Купидона, сломал большую ветку, окунул её в воду и обхлопывал себя с ног до головы. Освежился, размассажировался. Пустился домой той же дорогой.
10 марта 1980г. Поехал на лыжах. Пересёк реку, сделал рейс в сторону Глинского. Оборудование никудышное. Лыжи с никчёмными ремнями, узкие. Подошва валенка шире, всё время съезжает с лыжи, ремни не держат. На площадке для детской ножки тотчас напрессовался бугорок льда, через 100 шагов нужно вставать и чистить. Вот так катание! Оделся по-варварски, в фуфайку… Никакого вида нет. Старая кляча пропахивает своими тракторными валенками дали снежных равнин. Это профанация лыжного спорта. Нужно приобрести совсем другую технику – лыжи с тёплыми ботинками и тёплую одежду...
22 июня 1980г. С утра ясно. Тепло, но с запада дует ветерок. Я, памятуя о своём сверхмарафонском пробеге 120 километров 22июня 1937г., решил сегодня целый день до вечера бегать до Глубокого и дальше. Побежал обычным путём за аэродром и на большак. Но меня остановила туча. Повернул домой. Есть 10 километров! Дома кой-чего поделал. Сбегал к нашим. Ещё 4 километра. Пошёл за молоком - сначала в Дельский, потом в первый номер. Но молоко уже всё. Часа через полтора снова пошёл берегом дл Шаражки, до Троицы, низом, под берегом. Открылся новый маршрут: воды в море убыло, и можно пройти по берегу до самой Большой горы. По дороге встало препятствие – канава, наполненная водой. Так и пришлось снова приближаться «к берегу», где огороды, капуста, ветпункт. Вышел на большак и завернул на просеку через Плаху на аэродром…
22 марта 1981г. (…)собрался на лыжах. Уж очень хорош денёк! Стадион, аэродром, Плаха, Пленница, Чухарная дорога, до площадки стоящегося асфальтового завода, канавой до стадиона, потом домой…
В последние годы жизни Борис Андреевич уже не мог бегать, но ходил на дальние расстояния, опираясь на велосипед. А последние полтора года он проводит в постели: отказали ноги .Теперь он двигался во времени в том единственном направлении, которое только и оставалось для него открытым.


М Е Ч Т А Т Е ЛЬ Н О С Т Ь

Может быть, именно мечтательность, умение уйти от серой действительности в мир грёз помогало Борису Андреевичу выживать порой в невыносимых обстоятельствах.
Кто-то из великих сказал: «Это мечтатели вращают планету» .Да, порой эти люди кажутся обывателям нелепыми, смешными именно потому, что непохожи на них самих. Но сколько в этих людях света и тепла, как похожи они своей непосредственностью на больших детей.
6 мая – 6 июня – 6 августа 1930г. Однажды мы выехали на лодке днём при сильном ветре, дующем сверху. Пока мы поднимались, впереди встала огромная зловещая туча. Когда мы поднялись вверх по реке, по нашим соображениям, достаточно, вдруг налетел шквал и чуть нас не утопил. Мы успели развернуть парус и стали уходить от волн. Картина была эффектная. Мы уже потом вспомнили, что можно было бы устроить киносъёмку с нас. Великолепная шлюпка с красным парусом, парни в одних трусах, как настоящие японские рыбаки, или мавританские корсары, или, наконец, самоанцы, маорийцы.
3 апреля 1931г. По обыкновению день прошёл в мелочных заботах о кино. Но в 5 часов вечера я отправился на лыжах. Вечер был солнечный, весёлый. Я взял курс на южный мыс «Стенджерсона», с южного мыса пошёл на юг, на одинокие сосны «Кастэлламаре» (итальянские), оттуда пошёл на деревушку «Грегорио Сантуччи» (Глинское). Солнце купалось в бурных облаках. Потом я пробрался через лес на холм «Гронмейер» (Пленишник). Оттуда спустился к «уступам-контрфорсам», переехал через реку «Саскачаван» (Мологу). Передо мной лежало два пути: один кратчайший – через Дели, другой - через железнодорожный вокзал «Норджестон» (Весьегонск). Я выбрал этот интересный маршрут и поехал через деревню «Дурварт» (Живни).
30 марта 1931г. Ну вот. Теперь есть о чём записать в дневник. Сегодня утром, часов в 8, я выехал на лыжах. Думал, покатаюсь немного, но вышло иначе. По прямому направлению (наст был очень твёрдый, хотя и волнистый) я доехал до горы «Буремо» (Мышья), взобрался на неё, воображая, что я в Альпах или Норвегии, пересёк лес и удалился километров на 10 к юго-востоку, пересекая долины и мелкие леса, железнодорожную насыпь (с насыпи свалился и сломал палку), наконец углубился в большой и дремучий лес, совершенно мне незнакомый. Там я видел заячьи, волчьи и медвежьи следы. Мне стало немного жутко, хотя был светлый день…
18 января 1936г… Я хочу написать об одной вещи, которая давно меня занимает. Мне представляется берег моря, ласковый ветер. Шуршание о песчаную отмель волны. Лазурное небо. Весёлое солнце. Чайки-птицы и чайки-яхты. На горизонте уходящий вдаль большой пароход. На берегах сады и дворцы. Как бы из пространства льётся музыка. Могучие аккорды, полные красоты и любви к жизни. На отмель выходят двое – мужчина и женщина, оба молодые, прекрасные. Это люди будущего. Они изящны, стройны, сильны и грациозны в своих движениях. Самое прекрасное из прекрасных в мире – человек – налицо. На берегу моря сошлись вместе Радиант и Андромеда. Они одарены искусствами. Живопись, ваяние, танцы, поэзия – всё им знакомо.
ФИЛОСОФСКИ Е Р А З М Ы Ш Л Е Н И Я
Нередки в записях Бориса Андреевича философские рассуждения.
12 августа 1926г. (…) Мать проводила меня до пристани и посидела там. Мы толковали с ней о наболевших для меня вопросах: об учёбе, профессии в жизни и т.п. О, сколько их у меня! И вопросы все какие-то серьёзные, начиная от устройства Вселенной. Все они меня волнуют, требуют немедленного разрешения! Ну, а кто же мне в состоянии ответить, например, на вопрос: «Для чего мы живём?» Какой смысл?
Почему Вселенная устроена так, а не иначе? Мать, видимо, страдает за меня и не в состоянии мне помочь…
18 апреля 1931г.(…) я хочу жить, а не только работать, для меня дороже жизнь, а не работа. Для чего люди работают? Для радости жизни. Мешает жить масса мелочных, будничных забот, из-за которых мы не видим ни солнца, ни природы.
14 января 1942г. Ночами не спится – всё думаю о смысле жизни, о задачах литературы и рисования. Думаю и передумываю и так и этак.
14 февраля 1942г.… Между чтением Жуковского листаю научную литературу «Дикий каучук» Лукницкого. Приводятся примеры зверской эксплуатации туземцев в Южной Америке и Африке белыми колонизаторами. Эти факты прямо потрясают сознание, и думаешь: неужели всё это правда? Неужели нельзя обойтись без этих жестокостей? Неужели нет другого выхода, кроме истребления цветных людей? Да и белые люди… Разве не истребляются теперь белые люди в пламени бессмысленной, безумной войны? Что за страшный, противоречивый мир – подлунная? Когда он провалится, этот грешный, заражённый материк, сквозь земную кору и потонет в первозданной лаве?
(…)Главное - недостаток питания мозга… Интересно, как вывёртываются они? Как устраиваются? Чем питаются? Или в самом деле сидят по два дня не евши? И сколько сейчас подготавливаются кандидатов на тот свет? Или я ошибаюсь? Или у меня голова не в порядке? Может быть, ничего неестественного в этом положении нет? Так и должно быть? Не жрать, не курить? Ну, вот так-таки сидеть без всякого, как набитый объегоренный дурак? Может быть, нужно, нужно быть сознательным и испытывать всяческие лишения? Есть долг гражданина, в сравнении с которым еда – тьфу! Неважное дело. Можно и без еды… Что там еда? Долг прежде всего. Долг… Нажрался спекулированного хлеба со шпиком, Нажрался свиных щей … и к бабе.
Интересно только, почему голод касается одних, а других не касается? Да будь вы трижды прокляты, и вы, и система, допускающая ваше существование… Почему же всё так случилось? Потому что одни делают хлеб, а другие его нет делают… Занимаясь там всем прочим… А жрать хотят все одинаково. В тяжёлые времена всем становится ясно, что самое главное для человека – всё-таки хлеб. А там уж всё остальное – мебель, телефоны, театры разные. А отчего происходят эти тяжёлые времена? В конце концов, есть начальная, основная причина. Эта основная причина далеко. Далеко… Но хватит об этом.
31 мая 1965 года. Сколько дней я живу на свете? 30 971 день. Далеко ли в глубь тянется нить моей родословной? Из какого народа вышли мои предки? Сколько жило и сейчас живёт людей, моих сверстников? С точки зрения многих людей, такие вопросы кажутся праздными (человеку нечего делать?) Но на самом деле обо всём этом стоит подумать.
13 июня 1965г. Сегодняшний день – самый насущный в жизни отдельного человека, самый новый, а завтрашний, 14 июня, - он уже не будет новым, и тот, 14 июня, уступит новому. Точнее сказать, у нас нет прошлого, настоящего, будущего. Одно что-то целое. Путь времени…
Да и времени нет. Есть только развитие. На пустырях возникают селения, города, преобразуется лицо земли, общество, культура. Достигнув апогея, исчерпав запас энергии, вложенного самой судьбой, вступает в эпоху отрицательного развития – стремится к упадку, к разложению, в конце концов на месте остаётся руина, пустырь. Но это не означает конец всему. Развитие продолжается и приобретает положительный знак. Отдельные элементы, когда-то составляющее целое, входят по законам ассоциации в состав нового развивающегося. И это случается не только с такими колоссальными понятиями, как государство, планеты, галактики, но даже с отдельным человеком.
[JUSTIFY] 30 ноября 1974г. Проснулся, поднялся. Закурил, выпил холодного чая. И вдруг Таня задала мне вопрос, можно сказать, научного свойства: куда мы движемся? Куда нас несёт? Пришлось мне отвечать тоже по-научному. В общих