Вернуться к обычному виду
вакансии Весьегонского района

перейти на сайт



перейти на страницу проекта "Сохраним Мологу для потомков"

Книга памяти Тверская область

Перейти на сайт газеты"Весьегонская Жизнь"

Подать идею для развития и улучшения жизни района

Перейти на сайт ассоциации



перейти на сайт министерства



Золотые звезды Калиненцев

Поиск родственников и составление своей родословной

перейти на сайт

Обобщенный банк данных содержит информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период.

Заметки о зарубежье

Заметки о зарубежье

Общее впечатление – я побывала в другом мире. У меня даже нет огорчения по поводу того, что мы живем иначе. Это как взрослый читает сказку и не переносит из нее чудеса даже в мечтах в свою реальную жизнь, зная, что чудес не бывает. Своими социалистическими идеями мы не только ввергли свой народ и страну в нищету и дикость, но и мешали строить нормальную жизнь друзьям всего социалистического лагеря. Бывшая союзная республика Белоруссия только сейчас, избрав собственный путь и пренебрегая нашими советами, стала подниматься с колен. Бывшие социалистические Польша и Восточная Германия тоже живут хуже своих западных соседей, но, конечно, несравненно лучше, чем мы.

После таможни в брестской электричке пересели в автобус, в котором, собственно, и совершили весь тур. Западные дороги ровные, как скатерть. Движения не замечаешь вообще. Пробок нет, потому что всюду многочисленные развязки. Дороги многополосные. Между встречными полосами двойные бордюры, промежуток часто засажен подстриженным цветущим кустарником.
Все дороги на всем протяжении освещены. На дорожном покрытии нет никаких заплат. Что уж это за состав, не знаю, но ничего общего с нашим асфальтом он не имеет. Чистота всюду необыкновенная, нигде не валяется ни единой бумажки, не видно сломленных и валяющихся деревьев. Нет кюветов. От дороги до начинающихся полей расстояние не более метра - двух, трава аккуратно выкошена. Вдоль трассы и на стоянках разнообразной формы урны для мусора. В такой идеальной чистоте даже рука не поднимется что-то выбросить мимо ящика. Но вообще нас предупреждали, что за такое дело за границей штрафуют. И, уж если речь зашла о транспорте, то нелишне вспомнить, как ведут себя пешеходы на улицах западных городов. Если на переходах горит на светофорах красный свет, а ни с одной стороны нет вблизи ни одной машины, люди все равно стоят и ждут, когда для них загорится зеленый свет. Но, если случилось, что человек не успел перейти во время зеленого света улицу, то все машины остановятся и пропустят его. В городах, особенно в Париже, у тротуаров стоит очень много, целые кварталы, велосипедов и скутеров. Их можно взять напрокат, причем первые полчаса – бесплатно.

Известно, что иностранцев у нас, кроме общей угрозы для жизни, пугают дороги и места общего пользования. С последним, как оказалось, у них вообще обстоит блестяще. Между прочим, самые дорогие туалеты именно у нас в Москве – 20 руб., в Бресте -:6. В Париже бесплатные все туалеты вообще, в других странах есть и платные, и бесплатные, но на трассе, на заправках, в кафе - бесплатные всегда. Уже по мере приближения к туалету чувствуешь запах салона красоты. Поскольку асфальт там чистый (его моют), то грязи на кафеле в туалете тоже нет. Вот и получается, что в первую очередь мы приходим в восторг не от архитектурных и исторических памятников (их мы все же видели по телевизору), а от быта, который нам в диковинку.

Конечно, запад живет лучше нас потому, что там люди работают. На всем протяжении нашего путешествия нам не встретилось ни единого клочка необработанной земли. В Польше крестьянские 2-х, реже 3-этажные дома из камня или кирпича подходят вплотную к шоссе. Поселения чаще небольшие, типа хутора: 5 – 7 домов. Вокруг каждого дома вдоль ограды насаждения невысокой пирамидальной туи. От калитки к дому ведет дорожка, с обеих сторон обсаженная декоративным кустарником, чаще розой. За домом – хозяйственный двор из плит для скота и сельхозинвентаря. Иногда возле дома стоит минитрактор, небольшой грузовик и еще какая-нибудь техника. И нигде нет ни сора, ни брошенных досок или битого кирпича. Поляки очень набожны, поэтому во многих дворах на постаменте стоит изображение Божьей Матери, часто под пластиковым колпаком, и возле него горит лампадка. Иногда вместо Божьей Матери стоит большой крест. Вечером мы проезжали мимо небольшого кладбища, на каждой могиле которого горел огонек. Говорят, что в выходные и праздничные дни улицы деревень и городов в Польше пустеют: 80% населения идут в церковь. Поляки очень гостеприимны. Обеденные порции на Западе вообще большие, но в Польше бифштекс или котлета свисают с тарелки, которая и так-то объемнее нашей тарелки под второе; она больше напоминает блюдо под пирог. (А во Франции второе вообще кладут в большие квадратные пластмассовые подносы.) Мясо мягкое, сочное, без добавок. Кстати, нигде за границей мы не видели продуктов «Ролтон», «Галина Бланка» и т.п., все это изготовляется на экспорт, для нас, свой народ травить консервантами они не хотят. Да, запад не курит вообще. За эти дни мы не видели ни одного курящего. Между прочим, на улицах их городов нет засилья рекламы, как у нас.
Поля в Польше начинаются тоже прямо от шоссе, на них или еще что-то растет вроде салата, или они уже перепаханы. Нигде ни кочки, ни бугорка. В Чехии много фруктовых садов, больших, аккуратных. Кажется, что старых деревьев нет. Каждое молодое дерево привязано к колышку. Во Франции тоже много фруктовых садов, но там еще очень много и виноградников. Каждая лоза подстрижена и тоже привязана к колышку. Франция – производитель большого количества разнообразных виноградных вин. Сухое вино там очень дешево: от 0,5 евро за 0,5л. Зато бутылочка воды «Бон аква» такой же емкости стоит 2 евро.

Та часть Германии, по которой мы ехали, лесистая. Но леса подобны паркам: ни сухостоя, ни валежника, ни зарослей. В самом Берлине тоже довольно много зеленых массивов. А как немцы ухаживают за деревьями в городах! Вот мы заковали деревья на тротуарах в асфальт и ждем, чтоб они радовали нас своей красотой и очищали воздух. И мучаются, бедные, в этом панцире от недостатка влаги. А у них, например, на Унтер дер Линде к каждому дереву под асфальтом подведены 2 шланга: один для воды, другой для подкормки.

На Западе живут хорошо, потому что, видимо, для них не является спорным, что первично: бытие или сознание? Все взаимосвязано: как сознание определяет бытие, так и бытие определяет сознание. Они много работают, чтоб комфортно жить, а живя комфортно, охотно работают, чтоб жить лучше, чтоб обеспечить достойную жизнь детям, а себе – достойную старость. Кстати, о достойной старости. В Германии средняя пенсия 2 000 евро. Моя - 109 евро, т.е. в 18,3 раза меньше. Кроме того, там существуют так называемые «морщинистые туры», т.е., при желании, пенсионер может ежегодно бесплатно отправиться в какой-нибудь тур. Пожилой датчанин, который стоял с нами в очереди на смотровую площадку Рейхстага, сказал дважды, что они живут очень хорошо и что они знают, как трудно живем мы. Он объездил практически весь мир и на вопрос, был ли в России, почти с испугом ответил, что не был и не хочет, потому что там мафиози.
Я уже говорила, что они работают хорошо, чтоб обеспечить достойную жизнь детям. Вообще-то это касается только детства и отрочества. Даже многие дети уже подрабатывают, а когда окончат школу, уходят в самостоятельную жизнь, которую обеспечивают себе сами. На Западе не принято приходить с визитом без приглашения. Приходят только по договоренности. Это касается и визитов детей. Стол при этом или не накрывается вообще, или лишь скромное чаепитие. Исключение – праздники, но все детали тоже обговариваются заранее. Внуками тоже не загружают дедушек и бабушек – ищут выход сами.
Если говорить об уровне жизни на Западе, то, конечно, не обойти вопрос питания. Мы не были в больших продовольственных и промтоварных магазинах, только в универсальных магазинчиках на автозаправках, которые автоматически гостеприимно распахивают свои двери, и сувенирных магазинах. Но зато были в местах общественного питания. Цены на обеды в кафе во всех странах примерно одинаковы. Например, на улицах перед кафе всюду выставлены меню, где обед из трех блюд (второе – мясное) и выпечки, колеблется от 10 до 12 евро. Конечно, если перевести на наши рубли, то это будет 440 или 528 рублей. Но качество блюд там такое, что так не накормят на эту сумму ни в одном из наших ресторанов. Там буквально все «дышит»! (Зато, когда мы на обратном пути зашли в привокзальный буфет в Бресте, сразу бросились в глаза загнувшиеся краешки колбасы и сыра на бутербродах.) А объем такой, что все блюда одному человеку не съесть. Мы потом брали один комплект на двоих, и нам давали дополнительно тарелки, а если еще оставалось что-то от второго, то под него бесплатно давали пластмассовый контейнер, чтоб взять с собой. Опять же, дороговато для нас. Если же эту сумму соотнести с пенсией западного человека, то это для него то же, что для меня 24 или 28.8 рубля. Я на эти деньги могу купить буханку дешевого хлеба. Там нет огромных ресторанов (они не страдают, в отличие от нас, гигантоманией), зато кафе и ресторанчики буквально на каждом шагу.

В частности, в Париже все первые этажи жилых зданий застеклены до земли и в них чередуются кафе, магазинчик, ресторанчик, кафе и т.д. Часть кафе вынесена на улицу, где небольшие столики под навесом стоят в один или два ряда и в холодное время года. В Праге, например, откуда-то дует теплом, на столах стоят полусферы со свечками, между столиками узкие цилиндрические плафоны, в которых имитация бушующего пламени. Тепло и уютно. Можно взять чашечку кофе и сидеть с ней целый вечер. Никто не подойдет и не скажет: « Все выпила?! Тогда освобождай место».
Если сидишь внутри кафе, то через стекло можно наблюдать жизнь города и вовремя увидеть того, кого ожидаешь. При мне, когда я сидела около часа в кафе, пришла молодая женщина, взяла чашечку кофе, разложила на столике деловые бумаги и стала работать. Пришел молодой человек, раскрыл ноутбук и стал что-то сосредоточенно искать.

Одеты все чрезвычайно просто, нет той вычурности, что бросается в глаза в наших городах.
Если ты делаешь покупку больше определенной суммы (кажется, в разных магазинах она разная, например, в парфюмерии 40 евро), то тебе дают специальный чек, при пересечении границы на таможне делают в нем отметку, и в течение года дома тебе через банк вернут 12% от стоимости товара. Это называется «такс фри».
Люди необычайно доброжелательны, улыбчивы, готовы помочь.
Случилось так, что при переходе улицы в Париже мы втроем отстали от группы, которая садилась на большой теплоход, чтоб плыть по Сене. Наш русский(!) гид, как обычно, бросила группу, доведя ее до теплохода , и ушла по своим делам с нашими билетами, не озаботившись, почему же у нее остались лишние билеты. Теплоход был большой, по открытому лабиринту шли на посадку несколько групп, и мы все время видели наших товарищей. Они посоветовали нам пройти с другой группой, но это нам не удалось. Французские блюстители порядка вывели нас за пределы, как ни заступалась за нас наша группа. Стоим мы на причале с поникшими головами, и подходит к нам молодая француженка, которая немного говорит по-английски. Спрашивает, что случилось. Объясняем, как можем. Она в недоумении, что наш гид и не с группой, и нас не ждет. Побежала на контроль, что-то там объяснила и, радостная, посадила нас на теплоход. А наш гид и после возвращения группы на пирс не поинтересовалась, где и как мы провели время, когда наши билеты остались у нее в руках!

Самая демократичная из всех стран – Франция. В ней много иностранцев, в том числе темнокожих, азиатов и русских, которых мы встречали на работе в магазинчиках и кафе. А вот в Германии мы вообще не видели ни одного темнокожего, и только там нас ощупывали при подъеме на Рейхстаг. В Париже и на Эйфелеву башню, и на обзорную башню Монпарнас мы проходили свободно. Мне кажется, что даже лица немцев несколько высокомерны, хотя на вопросы они тоже отвечали вежливо, объясняли, куда
Архитектура старой части всех городов (а мы посещали только старые части, потому что новые застройки часто похожи, да и вообще. это же не архитектурные памятники) отличаются друг от друга. Единственное общее – все улицы и площади старой части городов брусчатые. Брусчатка положена где-то прямо, где-то в шахматном порядке, а то и веерообразно.