Вернуться к обычному виду
перейти на страницу проекта "Сохраним Мологу для потомков"

Перейти на сайт газеты"Весьегонская Жизнь"

Подать идею для развития и улучшения жизни района

вакансии Весьегонского района

перейти на сайт министерства



перейти на сайт



Книга памяти Тверская область

Обобщенный банк данных содержит информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период.

Перейти на сайт ассоциации

Поиск родственников и составление своей родословной

перейти на сайт



Золотые звезды Калиненцев

Последние сообщения блогов

НЕОРДИНАРНАЯ ЛИЧНОСТЬ

Годы летят, но по-прежнему трудно говорить о Марате Михайловиче Верхоланцеве в прошедшем времени. Он как никто был великим жизнелюбом. Несмотря на свои 79 лет, он весь был порыв и движение. Его даже в последний период жизни невозможно представить без велосипеда, коньков и даже водных лыж.

.
Марат Михайлович был неординарной личностью.
По линии матери Марат Михайлович являлся потомком известной иркутской купеческой династии 18-19в.в. Басниных, оставившей богатейшее и разнообразнейшее духовное наследие. «Сибирский Третьяков» (так называют и сегодня в Иркутске Василия Николаевича Баснина) в жизни своей руководствовался завещанным пращуром девизом «Богатей в Бога» и считал, что «сокровища суть не деньги, а добрые дела, во имя Господа исполняемые». Генная память предков Басниных – незаурядность, целеустремлённость, интерес к искусству – в полной мере проявилась в семье Верхоланцевых, которая внесла весомый вклад в культурную жизнь Весьегонска. Мать Марата Михайловича, Нина Васильевна, закончила Академию художеств в Москве, прекрасно рисовала, писала стихи.. Волею судьбы оказавшись в Весьегонске, она руководила детской изостудией, кукольным драматическим кружком в Доме пионеров, была режиссёром любительского театра при Доме культуры, написала сценарии десятков спектаклей по лучшим произведениям русской и зарубежной драматургии, сама оформляла сцену и изготовляла реквизит Под её руководством агитбригада при Доме культуры в 1967г. заняла 1 место на Всероссийском смотре. Это время стало периодом расцвета театральной жизни в Весьегонске.
Марат Михайлович был членом агитбригады, артистом местной труппы.


Не имея партийного билета, Марат Михайлович считал себя коммунистом по убеждениям, воспитывал в детях патриотизм не словами, а делом: обошёл с туристами район вдоль и поперёк, объездил с ними пол-России.

Ушёл из жизни Марат Михайлович – и с ним ушла частичка Весьегонска, для которого этот человек - знаковая фигура. Идти с ним по городу было невозможно: здесь его знали все от мала до велика.


Ушёл из жизни Марат Михайлович – и с ним ушла частичка сложного противоречивого прошлого века. У этого человека была нелёгкая судьба.. Он был сыном героя гражданской войны, известного командира-комиссара 25-ой Чапаевской стрелковой дивизии, М.О.Зюка, репрессированного и расстрелянного в 1937г. Семья «врага народа» (жена и два малолетних сына, старший из которых – Марат) с лихвой испытала всё «полагающееся» в подобных случаях: ссылку, голод, холод, бытовую неустроенность и унизительную подозрительность окружающих. Не считая для себя возможным «прогибаться под изменчивую жизнь», во взрослой своей жизни Марат Михайлович имел массу неприятностей.


Ушёл из жизни Марат Михайлович – и осиротело краеведение. . Он был наделён и несомненным литературным даром, и склонностью к мемуаристике. Собирая обширный документальный материал по истории своей семьи, он руководствовался словами В. Распутина: «Не знающий рода своего не знает и себя, находится как бы не в себе, а подле себя». Маратом Михайловичем собран и лишь частично опубликован богатый краеведческий материал по истории Весьегонска и жизни представителей коренных весьегонских фамилий. К счастью, он успел оставить богатое краеведческое наследие, запечатлев время не только в исследования, мемуарах, но и в бесчисленных фотоальбомах, в которых многие из жителей города могут найти себя . О таких, как этот необыкновенный человек, академик Лихачёв говорил: «Хранить память о других – это оставлять добрую память о себе».


Ушёл из жизни Марат Михайлович - человек энциклопедических знаний и феноменальной памяти, который мог в любое время дать ответ на любой вопрос по литературе, искусству, истории с детальным перечислением фактов, дат, имён.


Марат Михайлович был великий книгочей. Он буквально «глотал» книги, умея читать по диагонали, при этом не упуская мелочей.


Марат Михайлович (особенно в последние годы) вёл обширнейшую переписку, в том числе с членами семей тех, по кому прокатилось «красное колесо» истории. Даже в дни, когда его не стало, на его имя шли бандероли и письма.


Ушёл из жизни человек, опережавший своё время. Порой с ним было нелегко общаться: он говорил такие вещи, которые казались абсурдными. Но проходили годы – и он оказывался прав: свершалось то, о чём он когда-то говорил.
Говорят, незаменимых людей нет. Неправда. Каждый человек уникален, и такого Марата Михайловича больше не будет. Но он переживёт и нас, его современников, потому что оставил значительный след в истории Весьегонска.

Первый директор Весьегонской школы искусств

15 июля ушла из жизни Петрова Прасковья Петровна.
Она « родилась в 1933 году в д. Н.-Троица Кашинского района. Окончила Калининское музыкальное училище. Основатель и первый директор (25 лет) Весьегонской детской школы искусств. Награждена медалями «За доблестный труд», «За трудовое отличие», «Ветеран труда», знаком «Отличник культурного шефства над селом», Почётной грамотой Министерства культуры РСФСР. Была гостем Олимпиады-89 в Москве от Весьегонского района». Это статья из «Весьегонского биографического словаря» (2011г.).

Коротко, но ёмко. За этими строками целая большая жизнь с постоянной заботой о своём детище – музыкальной школе. Школа была открыта в нашем городе в 1965г., но отдельного здания для неё не было. Занимались и в СШ№2»,и в Доме культуры, и на первом этаже нынешней районной библиотеки. ; Только через 4 года благодаря энтузиазму и напористости Прасковьи Петровны, продиктованными горячей любовью к музыке и уверенностью в огромнейшей роли её в воспитании молодого поколения, у школы появилось собственное здание.

Забот и трудностей у молодого : директора было множество. ,Это касалось и приобретения музыкальных инструментов, и укомплектования школы специалистами на первых порах, а потом и подготовки собственных педагогических кадров. А уж про хозяйственные хлопоты и говорить не приходится – куда ж без них! Что стоят одни только проблемы с отоплением!

Своей семьи у Прасковьи Петровны не было, её семья –ученики и учителя школы. С какой теплотой пишет она о некоторых из них в статье «История Весьегонской детской музыкальной школы», опубликованной в краеведческом альманахе «Весьегонск». Эта статья – своеобразный отчёт о работе школы за все годы руководства ею. Здесь и гордость за успехи учеников . за одержанные ими победы в различных конкурсах, за то, что школа с момента открытия стала играть большую роль в культурной жизни города и района. Здесь и боль в связи с текучестью педагогов. А особенно – горечь, связанная с закрытием художественного отделения. С этим Прасковья Петровна так и не смогла смириться. до конца дней, видя в этом ,возможно, необоснованно. и собственную. вину.


Да, Прасковья Петровна была требовательным ( возможно, порой чрезвычайно требовательным) руководителем, но это искупалось её безграничной преданностью делу всей жизни – служению. музыке.

Вечная память этому беспокойному человеку-труженику, покинувшему земную юдоль!

ИСТОРИЯ СТАРЫХ ПРЕДМЕТОВ

ЧУЛАНЫ
Рождённые в 21 веке встретят в этой заметке столько названий незнакомых им предметов, что невольно могут задаться вопросом, сколько же лет автору, не жил ли он в эпоху динозавров.. Да, друзья, сегодня всё вокруг меняется так стремительно, что на жизнь одного человека приходится такое колоссальное количество перемен, которого прежде хватило бы не на один век.

Итак, отправляемся в заочное путешествие.
Наш дом, перенесённый из подлежащего затоплению города, выглядел очень величественно. По рассказам родственников, был он построен из большого амбара, подаренного купцом Ефремовым деду, служившему некогда у купца приказчиком и весьма уважаемому хозяином за честность (за что и поплатился: в 1938г. был арестован как «враг народа» и через месяц расстрелян).

Однако вернёмся к дому.
По обе стороны холодного коридора, ведущего к двери в жилое помещение, располагались два больших бревенчатых чулана с дощатыми дверями, которые никогда не запирались. Из чуланов могли бы получиться отличные комнаты, но в силу обстоятельств дом до конца дней своих остался в том неизменном виде, в каком его спешно перенесли.

Единственным источником света в чулане слева было высокое окошко, выходящее во двор.
Справа у двери стоял огромный деревянный сундук, окованный железом, с рисунком из железных же пластин. Судя по петлям, на сундуке должен быть массивный замок, но я его никогда не видела. Хранились в сундуке вещи, которые периодически менялись. Помню лишь, что долгое время на дне лежали широкие, нарядные, ожидающие своей очереди новые тканые половики. Ещё там были мамины белые бурки и бывшие тогда модными чёрные плюшевые жакеты мамы и её сестры.

Возле правой стены стояла широкая кровать с панцирной сеткой и никелированными спинками, украшенными никелированными же шариками. Спали здесь в тёплое время года. Над кроватью летом натягивался марлевый полог. (Марля тогда была копеечная, и её в необходимом количестве мог позволить себе каждый.) Полог предохранял от полчищ назойливых комаров, которые не боятся никаких политических перемен, благополучно выживают в трудных для людей экономических условиях и никогда не утрачивают страстного желания отведать крови, в том числе человеческой.

Слева у двери, в углу, стоял высокий вместительный угловой шкаф, полированная дверь которого была украшена золотого цвета вензелями. Шкаф – тоже подарок Ефремова. В нём висели «выходные» пальто Почему-то я помню только мужские, драповые, с цигейковыми воротниками. На своих дядьях я эти пальто не припоминаю: видимо, уж очень берегли «до случая», а его так и не случилось. Внизу под пальто лежали друг на друге два старых чемодана. Видимо, с ними мама когда-то ездила на сессии в институт.

У стены, примыкающей к входной лестнице на крыльце, стоял огромный деревянный стол. На нём и на двух широких полках над ним – разных размеров кринки, кастрюли, бидоны, решёта и ожидающие осени, когда их спустят в подвал, банки с заготовками. Под столом стояли 4 кадки. В разное время в одной из них под гнётом была солёная рыба, в другой – квашеная капуста., в третьей – солёные огурцы, а в четвёртой (это. уже в 60-70-е годы, когда дядя Серёжа выращивал поросят)… - солёное мясо. Какое-то время после забоя в чулане висел запечённый в русской печи в тесте окорок, и от него, висящего, большим ножом отрезали аппетитные продолговатые куски.

Но для меня самым притягательным местом в этом чулане была выходящая во двор стена. Под окном стоял средних размеров грубый сундук , в котором хранилась сезонная обувь. А над окном, на очень широкой полке, лежали подшивки дореволюционного журнала «Нива» и огромных размеров книги в массивных обложках. Это были сборники сказок и рассказов о животных. Напечатаны они на плотной желтоватой бумаге. По краям каждого листа фигурная рамочка. В книгах очень много красочных иллюстраций размером во всю страницу, а перед каждой иллюстрацией был лист папиросной бумаги. Никогда и нигде, ни в одном букинистическом магазине ни до, ни после я не встречала оформленных таким образом книг. Но и наши в какой-то период куда-то бесследно исчезли. Сегодня я думаю, что это самая огорчительная из моих вещевых потерь.

Справа в углу возле полки висел большой круглый репродуктор-громкоговоритель. Радио начинало работать с исполнения «Гимна СССР» в 6 часов утра. Под репродуктором висел керосиновый фонарь «летучая мышь». Позже в этот чулан провели электрический свет.

В чулане справа тоже было небольшое окно, выходящее в огород. У левой стены в углу стоял огромный дощатый ларь с двумя отделениями, в которых в мешках и мешочках хранились запасы сахара, соли, муки, круп и зерна для куриц. На стене над ларём висели тазы, оцинкованное корыто и ванна. Возле наружной стены стояло несколько круглых плетёных из веток и драночных корзин. Справа в углу стоял очень оригинальный высокий . закруглённый ларь, сделанный из щепы Он не имел дверки. На трёх полках в нём лежал разный инструмент, стояли банки с белилами и красками. Над ларём от стены, выходящей в огород, вверх, на чердак, вела массивная лестница с широкими ступенями.

Сейчас я будто на машине времени перенеслась в далёкое прошлое, прикоснулась к каждому предмету, о котором писала.

История старых вещей

Заметки С.Хамидуллиной всколыхнули во мне воспоминания о стирке и глажении, процессы которых теперь, при наличии стиральных машин-автоматов и электрических утюгов с различными программами, позволяющими отпаривать, гладить любую ткань, стали вовсе не трудоёмкими,а напротив, доставляющими даже некоторое удовольствие.

А когда-то, уже при моей жизни, дело это было требующим много времени и сил .Тогда, после войны, не было представления ни о каких стиральных порошках, да и мыло было на вес золота. Стирали бельё с помощью щёлочи. А готовили её так. Золу (благо, её было много, поскольку печи топили дровами) заливали в большом чугуне кипятком и настаивали несколько дней. Получался мыльный на ощупь концентрированный раствор Хотя его разбавляли, он всё равно при стирке разъедал руки (резиновых перчаток тогда не было и в помине). Бельё заливали щёлоком и в большом чугуне с помощью ухвата и подложенного под него катка задвигали в горячую русскую печь париться. Стояло там бельё всю ночь. Потом его вручную отстирывали и прополаскивали в корыте. Я помню маму, склонённую над деревянным корытом, время от времени вытиравшую красной мокрой рукой пот со лба.

Позже появились роскошные оцинкованные корыта и казавшиеся тогда неправдоподобно красивыми стиральные доски (лёгкие ребристые металлические доски, вставленные в деревянную рамку с ножками). Первым их обладателям очень завидовали! Доска ставилась в корыто, и об эту ребристую поверхность активно тёрли распаренное в щелочном растворе бельё.. Процесс стирки с появлением доски становился чуточку легче. (Между прочим, этими приспособлениями -стиральной доской и корытом- я и сама пользовалась во взрослой уже жизни после окончания института).
Воду для полоскания носили в вёдрах на коромысле из колодца с «журавлём». А сколько раз воду нужно было переменить! Позже, когда уже жили в Весьегонске, пока не появилась стиральная машина-автомат, ходили полоскать бельё на реку круглый год, в том числе зимой полоскали в проруби. Руки в ледяной воде мёрзли – страсть!


Никаких отбеливателей, конечно, не было; и весной, когда ярко светило солнце, снег подтаивал, по утрам образовывался наст - на него расстилали бельё. Это было замечательное «отбеливающее средство»!

Однако стирка, требовавшая много сил и времени, – это ещё полбеды. Бельё нужно погладить. Раньше ведь не было немнущихся или почти немнущихся тканей (что, кстати, для здоровья было хорошо). У нас на Тверской в чулане долгое время хранились прародители нынешнего удобного и лёгкого утюга. Всех их я долгое время видела в действии и сама пользовалась всеми, за исключением самого первого предка. Речь идёт о деревянном «утюге», состоявшем из валька, или скалки (наподобие той, которой раскатывают и поныне тесто хозяйки, любящие печь домашние пироги), и рубеля (деревянной прямоугольной доски с закруглёнными зарубками и рукояткой).


Выстиранное и высушенное бельё аккуратно накручивалось на валёк и с помощью рубеля каталось по столу. Ребристая поверхность рубеля разминала и разглаживала ткань. За этим занятием я часто заставала свою бабушку. Хоть процесс глажки был нелёгким, но, мне кажется, бабуля делала это с удовольствием. Думаю, ей доставляло радость видеть плоды своего труда.

Между тем в доме уже существовали и другие приспособления для глажения, которые при наличии многих преимуществ имели и свои недостатки.
Был у нас очень тяжёлый остроносый чугунный утюг, по форме напоминающий корабль. Его нужно было нагревать в печи. Нагревался он долго, мог испачкаться, поэтому необходимо было перед глажением аккуратно протереть горячую поверхность. Сверху у утюга была ручка, тоже чугунная, она, естественно, нагревалась, поэтому, чтобы не обжечься, ручку обматывали полотенцем. Одним словом, при работе с этим утюгом нужно было проявлять крайнюю осторожность. Недостаток этого утюга ещё состоял и в том, что он остывал довольно быстро и его нужно было нагревать вновь.

В нашем арсенале был и духовой (углевой) утюг с деревянной ручкой.. Был он значительно легче чугунного, так как был полым, с открывающимся корпусом, куда с помощью железного совка засыпались раскалённые докрасна угли. Делать это было нужно очень аккуратно, чтобы угли не просыпались мимо утюга. Для лучшей тяги по бокам утюга, возле его подошвы, были отверстия.. Если угли темнели, чтобы реанимировать их, нужно было размахивать утюгом в стороны (в это время можно было запросто угореть.) Если угли не краснели, их нужно было менять: перевернув утюг, осторожно вывалить старые угли и засыпать новые.

Вот такими примитивными приспособлениями до появления в доме первого электрического утюга, внутри которого была нагревательная спираль, но не было ещё терморегулятора, пользовались все члены нашей семьи.


А дальше прогресс в этой области начал развиваться весьма стремительно.. И хотя сегодняшние женщины часто сетуют на затраты времени и сил при стирке и глажении, современники «техники», о которой я рассказала, с иронией сказали бы: «Нам бы ваши печали!»

ДАВШИ СЛОВО - ДЕРЖИСЬ

Давши слово – держись
Важность исполнения слова, данного человеком, ценилась всегда. Всем известны поговорки «Не давши слова - креписЬ, а давши слово – держись», «Никто за язык не тянет». «Слово» и «честь», конечно, не однокоренные слова, но по сути своей – понятия из одного нравственного гнезда. Людей, которые держат слово, так и называют: «Человек слова, человек чести».
Сегодня стало привычным, что люди легко обещают и так же легко забывают об этом. Сейчас зачастую данное слово ничего не значит. И это страшно! Сколько их, слов, брошенных на ветер, слышим мы постоянно, в том числе от высокопоставленных лиц, обещавших привести в ближайшие годы страну к коммунизму, положить голову на рельсы, в случае, если… от чиновников рангом ниже, заверявших, к примеру, что будет завершено строительство асфальтированной дороги, соединяющей Весьегонский район с Ярославской и Вологодской областями (программа «Первые шаги» губернатора Зеленина), и представителей местной власти, забившей сваи на месте обещанного дома для ветеранов и на том завершивших его возведение!
На этом фоне вполне естественен и привычен тот факт, что рядовые граждане на бытовом уровне легко бросают обещания, которые часто не выполняют. Такие люди вовсе не думают о том, сколько негативных переживаний доставили их обещания обманутому ими человеку. В известной и многими любимой песне есть строка: « Напрасные слова нетрудно говорю… » Откуда берёт начало эта болезнь – «напрасные слова»? Смею предположить, что корнями своими она уходят в детство, когда родители обещают своему ребёнку поощрения и наказания, заведомо зная, что не выполнят их. Так вырабатывается привычка не верить словам и самому легко давать обещания.
Наше поколение учили думать о том, что говорим, и слов на ветер не бросать. И когда ты общаешься с человеком, то, естественно, считаешь, что для него это такой же закон. И вдруг оказывется, что это закон лишь для тебя. По-моему, данное слово, выполнение его или невыполнение – это показатель культуры человек, его нравственности, показатель сохранения или утраты чести.
Думаю, у каждого человека должен быть кодекс чести - внутренний барометр поведения в системе предписаний и запретов в отношении собственных поступков.
Пожалуй, первым универсальным кодексом, представляющим собой набор общечеловеческих ценностей и правил поведения, был свод религиозных правил «Десять заповедей Ветхого завета».
Позже появились кодексы, определяющие поведение отдельных социальны групп общества. Наглядный тому пример – «Кодекс чести русского офицера», принятый в 1804 г. Первый его пункт гласит: « Не обещай, если ты не уверен, что исполнишь обещанное». Офицер должен был всегда держать слово. Уже из уважения К СЕБЕ он был обязан быть хозяином своего слова.. Фраза «Даю слово офицера» СЧИТАЛАСЬ СИЛЬНЕЙШИМ МОРАЛЬНЫМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ, И НАРУШИТЬ ДАННОЕ СЛОВО – ЗНАЧИЛО РАЗ И НАВСЕГДА ПОГУБИТЬ СВОЮ РЕПУТАЦИЮ.
В «Рыцарском кодексе чести» было записано, что рыцарь должен держать данное им слово , «ибо лишь трусость является для рыцаря позором большим, чем клятвопреступление».
Во второй половине 18в. дворянство являлось культурной элитой общества. В «Кодексе дворянской чести» было записано, что высокому положению должны соответствовать высокие нравственные качества, в том числе дворянин должен был отвечать за свои слова. Данное слово, не заверенное никакими печатями, было абсолютно надёжным.
В « Кодексе чести лицеистов» был пункт: «Храни верность: верность СЛОВУ, обстоятельствам, самому себе».
Скажете, что я привожу примеры из дореволюционной истории. Теперь-то многим стало ясно, что, образно выражаясь, вместе с грязной водой мы выплеснули и рёбёнка, действуя по принципу: «… разрушим до основанья, а затем…»
Актуально ли понятие «кодекс чести» в современном мире? Руководство советской страны понимало необходимость выработки документа, регламентирующего рамки поведения советского гражданина. Как следствие- «Моральный кодекс строителя коммунизма», практически являющийся светской трактовкой заповедей Ветхого завета. Мечта о построении коммунизма растаяла как дым, а вместе с нею и моральный кодекс. Понятно, что не засеянный ничем пустырь зарастёт бурьяном, что и видим мы ныне. Как удручающе прав В. Распутин, вложив свои мысли в уста литературного героя: «…свет переворачивается не сразу, не одним махом, а вот так, как у нас: было не положено, не принято, стало положено и принято; было нельзя - стало можно; считалось за позор, за смертный грех – почитается за ловкость и доблесть» (В.Распутин «Пожар»)!
Однако настало время вернуться к нарушению слова в религиозном плане. Люди верующие знают, что « Евангелие от Иоанна» начинается с утверждения, что до создания мира было Слово, оно было в Боге и составляло его часть. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Всё чрез Него начало быть, и без Него ни что не начало быть, что начало быть. В Нём была жизнь, и жизнь была свет человеков» (И.1,1-4). (Сохранена орфография и пунктуация оригинала.) Таким образом, согласно Библии, Бог создал жизнь и мир посредством Слова. Поэтому у Слова есть священная сила. Существует пословица «Язык с Богом беседует». Легкомысленное обращение со словом - грубое нарушение морали, и оно наказуемо Природой, ибо всё, что исходит от человека, в какой-то момент непременно возвращается к нему. Вот что говорил Иисус Христос по этому поводу: « Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься». (Мф. 12, 36-37).
Теперь обратимся к науке, точнее, к медицинским исследованиям. Учёные утверждают, что существуют отделы мозга, отвечающие за ложь: ЛОЖЬ ТРЕБУЕТ ПОВЫШЕННОЙ АКТИВНОСТИ В ОБЛАСТЯХ, ОТВЕТСТВЕННЫХ ЗА САМОКОНТРОЛЬ. Эта повышенная активность в конечном счёте приводит к проблемам со здоровьем. По мнению учёных, нарушение своего слова – один из разрушительных психических механизмов, механизм саморазрушения.
Возможно ли сегодня возвращение к тем культурным традициям, где понятие чести определяло степень физического, нравственного и духовного здоровья человека?
А и всего-то в этом плане от человека требуется немного: давать себе отчёт в своих словах (уважать самого себя); не торопиться обещать, прежде взвесить все обстоятельства и рассчитать время; представить состояние того, кому ты даёшь обещание и не сдерживаешь его.

Воспоминания Нины Александровны Беляевой

Думаю, имя этого человека многим неизвестно, но, полагаю, что живущим сегодня небезынтересно будет почитать, как жили в селе их предки..

Из воспоминаний Нины Александровны Беляевой.
Я родилась в 1930 г. в д. Крешнево. Деревня была большая: 100 с лишним домов. В нашей семье было 12 детей, но остались только 5. Мы не голодали: в хозяйстве была лошадь, две коровы, стадо овец, поросята, куры и 30 соток земли, которую засаживали картошкой. Был момент, когда нас хотели раскулачить, но обошлось. Потом с болью вступили в колхоз. Молоко, шерсть и яйца обязаны были сдавать на заготовку. Для своего скота косили по кустам косой и жали серпом. Работали с малолетства, для игр времени было мало. Руки и сейчас помнят косу.
Из мебели в доме были кругом деревянные лавки, большой стол. Спали мы на полу на постельниках, набитых соломой.
Личной бани у нас не было: в ней жили поросята.

Да, мы не голодали, но работать приходилось много и дома, и в колхозе. Я пахала на лошади, боронила. Папа сеял. Мама тоже работала в колхозе. Мама, как говорится, не видела Светлого Христова воскресенья: свинья опоросится, или корова отелится – она и спала около них. Для себя летом возили из леса на санках пни, зимой на Яшиной пали выворачивали изо мха и возили на дровнях сухостой.
В Крешневе была начальная школа. В ней учились до 40 учеников. Когда я окончила 4 класса, папа сказал: «Хватит! Всё равно в хозяйстве-то работать!»

Наши детские игры? Зимой делали снежные дома, катались на «льдянках» с горы.
Однажды я пошла за малиной к Сукову. Вижу: на пне висит тряпка вроде чулка. Взяла - в тряпке крест. Принесла его домой. Мать и говорит: «Тяжёлая у тебя будет жизнь, Нинка!» Так и вышло.

Когда я уже училась в школе, мы ловили в реке мелкую рыбу саками ( длина палки у сака - 6м). Особенно много рыбы ловилось ночью, иногда набирался целый мешок. Из Дорожива, Пленишника, Раменья ко мне приезжали покупать животков для ловли щук. Я этих животков налавливала много и хранила их для продажи в кадке.
Я и вообще много рыбачила. Это дело мне нравилось. Бывала, молодёжь идёт на гулянку, а я - на реку. Ловила саком, потом – острогой, удочкой, сетями. Острогой ловили и зимой: ляжем на лёд и караулим рыбу. Однажды леща было страсть как много, он так и лез на лёд. Набрала я рыбы целый мешок, а обратно закраину уже не перейти. Идёт по ту сторону Павел Тябин. Сапоги у него с длинными голенищами. Перенёс он меня на берег. Я прошу:
-Скажи папке, чтобы за рыбой приехали.
Говорят, папка сперва не поверил:
- Не может быть, ведь только что ушла!
Наловила я тогда полнёшенек большой мешок лещей, каждый весом под два килограмма. Еле свезли домой: снег уже таял.
Папка сказал:
-Не ходи, Нинка, больше на рыбалку – утонешь.
Тогда у нас в деревне сетями ловили рыбу и для рыбзавода.
Река Кесьма перед деревней была узкая, её даже перебродили. Под камнями я ловила налимов и раков. Их там было много. А и змей тогда было много, они и по деревне ползали.

Молодая, я ничего не боялась. Однажды одна ходила на Кузькину ниву по лавам через Кесьму за земляникой. Был переезд, но я сократила путь. Набрала много ягод, но потом началась сильная гроза, дождь стеной. Я еле переползла обратно. Теперь этих мест уже не узнаю.
Частники возили сено и солому зимой на санках в Весьегонск на базар. Идёшь рано утром мимо Живенских крестов (дорога от Живней и прядилки за Барановом) – воют волки. А мне не страшно.
Нашу корову за большим полем заломал медведь. Корова домой не вернулась, и мама пошла её искать. Нашла только во мху зарытые медведем кости. А я и после этого не боялась ходить одна в лес.

Война застала меня в деревне. На квартирах у многих были военные. Возле деревни рыли окопы ( в лесу и сейчас они остались). Был аэродром. Прилетал самолёт. Потом на этом месте был скотный двор, позже – пилорама. Своих мужиков в деревне осталось мало. Многие потом не вернулись с фронта. Даже после войны сами запрягались в плуг или пахали на быках рогатых, которых откуда-то пригнали. В войну от колхоза ездили в Федотово, Слуды пилить двуручной пилой брёвна по 2 метра, потом укладывали их в штабеля. Сучья убирали под грабли. Я с другими от колхоза ходила работать в ДОК: откидывали от пилорамы рейки и доски.
Вообще, я 10 лет проработала в колхозе, делала всё, что заставляли. Стадо в деревне было большущее. Для покосов расчищали площади: корчевали пни. Себе косить не разрешали, поэтому косили украдкой.

Теперь молодёжь не умеет веселиться. А мы жили трудно, но весело. Раньше молодёжь не пила, разве только в праздник. Летом вечерами собирались у школы, пели, плясали. Семечек не было, вместо них щёлкали жареный овёс. Парни играли на балалайке и гармошке. Гармонист (вроде, Володя Буров) играл «Семёновну», а девки плясали. Но я в клуб ходила мало, мы с девчонками подглядывали за старшими сёстрами. Это было интересно!
На работу ходили в лаптях. В лес за грибами и ягодами ходили украдкой (не пускали: надо было работать!) Идём в лаптях с портянками и приплясываем. Я, бывало, хулиганила. Как-то Калятина мне говорит: «Ой, как спинушка болит!» А я ей скипидара и налила на спину. Что было!

Тогда колхозники паспортов не имели и из колхоза людей не отпускали. В 1953г. Ф.Ф. Киршин с большим трудом выправил мне паспорт и я уехала в Москву. Полгода была домработницей в семье врачей, где было два ребёнка: 3 года и год и 8 месяцев. Сидела с детьми, готовила, стирала, убирала квартиру. Платили мне 150 рублей. В Москве я никуда не ходила: моими «выходными» нарядами были фуфайка и шаль.
ле возвращения из Москвы устроилась на льнопрядильную фабрику, где и проработала 17 лет. Работали тогда в три смены. Ходили мы работу на прядилку ночь за полночь и не боялись: никакого хулиганства тогда не было. Ох, и наглотались мы на фабрике пыли! Вначале лён обрабатывали на чесальной машине, потом - ленточной, а затем пряли. Тогда на фабрике крутили ровницу и куда-то отправляли. Я замачивала куделю. Её слоями настилали на пол и сверху лили воду. При работе на машинах нужен был глаз да глаз. Когда я работала на чесальной машине, чуть не сломала руку, снимая на ходу намотавшуюся куделю, хоть это и было запрещено. А Зоя Алёшина сломала руку, работая на прядильной машине.
Вот что ещё про прядилку вспоминается. Нас заставляли ходить на праздничные демонстрации. Давали за это по 3 рубля. Мужики всегда вперёд нас бежали.
Я говорила, что в семье из двенадцати нас осталось только пять. Старшая сестра Нюра в школу не ходила вообще. Так до конца жизни и не научилась расписываться. Зоя после окончания школы работала в сельсовете: ходила «выколачивать» налоги. Катя закончила 7 классов, работала на лошади в колхозе. Во время войны её направляли на рытьё окопов, вместо неё работала Зойка. Шуру после школы отправили в ФЗУ в Магадан. Позже она вернулась домой и тоже работала в колхозе на лошади. Про себя я уже всё рассказала.

Былина о Фёдоре Морине

Былина, посвящённая столетию
со дня рождения Героя Советского Союза,
жителя Сонковского района,
Фёдора Морина
Ой вы, храбрые бойцы-пограничники,
Пограничники заставы семнадцатой!
Как про вас былину сложили мы,
Мы сложили её на старинный лад,
Чтобы помнили люди добрые
Про героев своих да про защитников.

Как задумал фашист окаяннЫЫй,
Подчинивши себе пол-Европы уж,
Захватить ещё и Расеюшку,
Как Расеюшку, да нашу мать-землю.
И для этого Гитлер-злодей
План блитцкрига тайком разработал,
Пакт нарушил о нЕнападении.
И когда из-за дальних лесов, из-за синих гор,
Тучи серые разгоняючи, поднималася заря алая,
На заставу-то Фёдора Морина
Не гроза и не буря обрушилась,
То фашистская артиллерия забабахала неожиданно,
Загудели немецкие мессеры,
И из брюха их бомбы посыпались.
Начиналась так очень страшная,
Очень долгая и бесчеловечная
Смертью пахнущая война.

У заставы рвалися снаряды,
Проносилися возле мины,
И вздымалась земля, словно смерчи,
Вверх взлетали деревья с корнями,
Загорались кострами постройки,
Ржали кони в горевшей конюшне,
И металась овчарка скуля.
Уж валялись тела убитых,
И стонали от ран бойцы.

Скоро кончилась артподготовка-то,
И тогда-то цепями плотными
Фрицы в полный рост и с улыбками
На заставу в атаку двинулись.
Не могло им прийти в дурьи головы,
Что застава будет сражатИся,
Что бойцы наши так любят Родину –
Не отступят они ни на пядь земли,
Что любовь их к отцу и КО матери,
К жёнам, сёстрам и детям малЫИм,
Что любовь их к простору бескрайнему,
КО родным КО берёзам КО русскиИм
Даст им силушку богатырскую;
Что потомки они Ильи Муромца,
И Нахимова, и Суворова.

Ощетинилась заставушка штыками,
Ощетинилась стволами пулемётными;
Гнев и ярость сердца переполнили.
И у Морина обличье изменилосЯ:
В голубых его глазах горела ненависть,
На лице его была печать решимости,
Густы бровушки сошлись на переносице.
Приказал он бойцам ждать сигнал его,
Ну, а сам-то он к пулемёту прильнул.

Автоматы к животам своим приставивши,
Немцы в сером, словно крысы, приближалися.
А и нагнано их было аж черным-черно,
А и черным-черно, как чёрна ворона.
Только встретил их огонь губительный,
И, как скошена трава, упали первые,
Посылая, корчась, ругань и проклятия.
Создалася в стане вражеском тут паника,
Словно вспугнутый табун, фрицы рассыпались
И попрятались в канавах и кустарниках.


Ой, как нашим ждать подмоги было неоткуда,
На свои лишь надо силушки рассчитывать
И собрать надо в кулак своё всё мужество.
Фёдор Морин тут и молвил таковы слова:
«Ой же гой, мои товарищи любимые,
Гой же ты, моя дружинушка хоробрая,
Постоим мы за Отечество любимое,
Пока живы мы, фрицам нет пути!»

А фашисты-шакалы, не мешкая,
Уж вторую атаку тут начали.
Только шли они теперь перебежками.
Миномёты их активно поддерживали.
Мать-земля наша от взрывов содрогалася,
Серый дым всё заволок кругом.

Кто сказал, что смелый пули не пугается?
Кто сказал, что смелый смерти не пугается?
А и смелым жить очень хочется,
Но любовь к Отчизне смерти всё ж сильней.
Встречь фашистам застреляли пограничники,
И выкашивали они многиИх захватчиков.
И лежала немчура уже увалами, ох, увалами-перевалами.
Но редеют и ряды самих защитников,
Хоть сражались даже те, что были ранены;
СаНпакетов нет и нет бинтов у них-
Ведь аптечка в той казарме, что разбитая.
Перевязывали раны лоскутами-то,
Что от прОстыней или белья были оторваны.

Само страшное меж тем уж надвигалося:
На исходе были все боеприпасы-то,
И вода для пулемётов уж кончалася,
Без неё того гляди стволы-то бить откажутся.

Немчура уже в тылу вдруг оказалася.
Окружили всю заставу стервятники.
Но спокоен лейтенант Фёдор Васильевич:
«Мы покажем им, что значит к нам соватися!»
И спокойствие в защитников вселилося.
И хоть молодцев в живых мало осталося,
Оборону круговую бойцы заняли.
На врагов вдруг посыпались гранаты,
Затрещали пулемёт и автоматы.
С криком диким вороги попадали
И уже не поднимали больше гОловы.
Что успели убежать, в кустах попрятались.

Только новая беда пришла к защитникам:
Вот уже боеприпасы все закончились.
И со всех сторон враги остервенелые
На заставу собралися вновь напасть.
И тогда, не дожидаясь нападения,
Морин крикнул: «Все за мной, мои товарищи!»-
И с гранатою на бруствер он выскочил.
Закидали фашистов гранатами,
И опять их далёко отбросили.

Контратака ой как дорого оплачена:
Возвратились из неё лишь только восьмеро...
Отступать чтоб – они и не думали,
Ну, а сдаться чтоб в плен – и тем более.
Обнялись-то они все на прощание,
Понадели-то фуражечки зелёные
И, поднявши гордо свои головы,
Закопчённые, с повязками кровавыми,
На смерть верную в атаку последнюю,
Развернувшись, с винтовками двинулись.

А фашисты, как героев увидели,
Перестали стрелять: они подумали,
Что восьмёрка, исугавшись, сдаётся им.
И тогда прозвучал голос Морина:
«В бой за Родину, верные соколы!»
Расстрелявши патроны последние,
Со штыками на фрицев накинулись.
Земля трупами немцев усеялась.
Но две пули впилися и в Морина.
Весь в крови, пистолет он сумел навести,
Сделал выстрел, и рухнул он замертво.

Ещё долго глумилися изверги
Над лежащими без сознания:
Долго били от ружей прикладами,
С наслажденьем штыками кололи их,
Сапогами топтали безжалостно,
Мстили им, что границы защитники
Все погибли, оставшись несломленными.

Ой вы, храбрые бойцы-пограничники,
Пограничники заставы семнадцатой!
Как про вас былину сложили мы;
Мы сложили её на старинный лад,
Чтобы помнили люди добрые
Про героев своих да про защитников.
Мы вам славу поём, славу вечную.

Весьегонский "Униколоссавр"

Каждое лето к нам приходят экскурсионные теплоходы и для путешественников проводятся экскурсии по городу. А знаем ли мы, горожане, историю нашего города? Знаем ли мы что-то о людях, чьи имена носят названия улиц, и о тех, чья память увековечена мемориальными досками? Чтобы гордиться своим «лучшим городом на Земле» (спасибо за замечательные фотографии-виды Весьегонска Волгиной Е. и фотографу-летописцу с невесьегонской фамилией – Каменецкому), мы должны знать его историю, как собственную биографию, знать не только имена наших земляков, часто неординарных личностей, но и интересные факты из их жизни. Думаю, не у всех настольными книгами являются или стоят на видном месте в книжном шкафу двухтомник «Весьегонск. Вехи истории» Б.Ф.Купцова, массивный словарь-справочник «Весьегония» Г.А.Ларина, трёхтомный краеведческий альманах «Весьегония»… Мне кажется, настало время отделу культуры, привлекая краеведов, работников архива, библиотеки, музея, разработать схему маршрутов (именно маршрутов, а не маршрута!) по городу для людей всех возрастов начиная с младших школьников.
Начнём?
На углу ул. Степанова/Кирова стоит ветхий двухэтажный дом с мемориальной доской, гласящей, что здесь жил Борис Андреевич Расцветаев. Именно этого человека столичный корреспондент Синицына Л.А. назвала «Униколоссавром», и очерк о нём (впервые опубликованный в журнале «Дружба народов») открывает первый том краеведческого альманаха. Это о нём, предваряя публикацию буквально спасённого, обработанного и подготовленного к печати дневника Б.А Расцветаева тоже уже ушедший из жизни бескорыстный и неутомимый краевед М.М. Верхоланцев писал: «Иногда мне казалось, что я копаюсь в бумагах гения. Наряду с тысячами страниц дневников и литературных произведений встречались работы по математике, механике, философские работы …
Я чувствую себя виноватым – я не помог Расцветаеву при его жизни. Хотелось бы искупить часть своей вины перед ним тем, что попытаюсь донести память об этом великом человеке до будущих поколений …»
Давайте присоединимся к этому благородному начинанию.
Родился Борис Андреевич в интеллигентной семье, но в силу обстоятельств не смог получить должного образования. Природа наделила его многими талантами, которые, увы, из-за тех же обстоятельств не смогли получить должного развития. Он так писал о себе: «И я стал бы максимально полезен, если бы мне дали надлежащее развитие. Я художник отличный, но недоразвитый, писатель, хорошо умеющий выражать мысль, но не имею тренировки, музыкант-пианист, но неграмотный и не имеющий школы. Везде, во всём самоучка…»Да, он был во всём самоучкой: самоучка-изобретатель, самоучка-писатель, самоучка-художник, самоучка-музыкант… Из всех обстоятельств, формирующих человека, важнейшее - собственное сознательное отношение к собственной жизни, к собственным мыслям и планам, и прежде всего – к собственным действиям. Вся жизнь Бориса Андреевича – непрерывный труд самосовершенствования, самовоспитания.
Уже в детстве Борис отличался от сверстников своей страстью к технике... На всю жизнь он пронёс любовь и благоговейное отношение к железной дороге и паровозам. Он «глотал» книги про паровозы и двигатели и мечтал оказаться возле этих замечательных машин и управлять ими. Он считал труд кочегара самым важным и потому к своим обязанностям кочегара относился с величайшим тщанием. Его поражало, как вообще можно работать без интереса.
Впрочем, Борис Андреевич относился чрезвычайно ответственно к любой порученной ему (и не только порученной) работе… А работал он и механиком, и тапёром, и художником, и учителем рисования и черчения. Тут стоит сделать некоторое отступление, чтоб сказать несколько слов о Борисе-Андреевиче-учителе. Был он мягкотелым человеком, дисциплины на уроках не было никакой. Однако проявлял твердость при постановке оценок за чертежи, выполненные на уроке, и за домашнее задание, на выполнение которого иногда уходил весь выходной (а он был только один). Черчение для многих было просто мукой: технические чертежи деталей выполнялись в трех проекциях вначале карандашом, потом, после проверки, на другом листе - рейсфедером черной тушью. Никаких подчисток не допускалось. Зато все мы умели (лично мне это потом на каждой работе пригождалось) владеть печатным пером, а те, кто поступил в технические вузы, не знали проблем с техническими чертежами. Кстати, план насаждений возле школы и в сквере возле кинотеатра составлял тоже Борис Андреевич.
Итак, художник-самоучка, художник – примитивист. Что изображал он на своих картинах, написанных карандашом или гуашными красками на дешёвой бумаге? В ранних работах – фантастические сюжеты, позже – бытовые темы, а в конце жизни – пейзажи.
Будучи страстным книгочеем (перечень авторов и жанров произведений огромен), Борис Андреевич овладел хорошим литературным слогом и, обладая пытливым умом и зорким глазом, мог бы стать большим писателем. Кстати, порой он неосознанно использует приём, типичный для А.Платонова, стремившегося подчеркнуть несуразности жизни - соединение словесных штампов с обычными словами: «Все живут каким-то бессмысленным смыслом». По собственным подсчётам Бориса Андреевича, к началу 1942г. он написал более 40 повестей и рассказов. Сюжеты некоторых из них тоже фантастические. Может быть, именно мечтательность, умение уйти от серой действительности в мир грёз помогало Борису Андреевичу выживать порой в невыносимых обстоятельствах (всю жизнь его преследовали жесточайшие материальные трудности).
Кто-то из великих сказал: «Это мечтатели вращают планету». Да, порой эти люди кажутся обывателям нелепыми, смешными именно потому, что непохожи на них самих. Но сколько в этих людях света и тепла, как похожи они своей непосредственностью на больших детей.
Вновь возвращаюсь к записям М.М.Верхоланцева: « Он был очень глубокий человек: в его архиве, в его дневниках много рассуждений о смысле жизни, есть разработки и есть, так можно сказать, научного характера.
Прежде всего, это мысли о космосе, о межпланетных связях, о влиянии космических сил; тут Расцветаев перекликается с работами Циолковского и Вернадского. Рассуждает он и о предназначении человека в космическом понятии».
И ещё одна страсть Бориса Андреевича – математика.
Вот, например, записи из дневника: «1923г. 5 мая. Утром вычислял с логарифмами.
26 апреля 1928г. я не пошёл на пароход, а занялся с раннего утра черчением диаграмм. Первая – рост населения Весьегонска с 1783. Вторая - расселение населения, тоже с 1783г. Диаграммы довольно интересные, необходимо изобразить фигуры отдельных сословий в костюмах соответствующей эпохи. И я справился с этой задачей.» «Зачем?» - удивитесь вы. Борису Андреевичу всё это было ИНТЕРЕСНО! Вот названия некоторых из его многочисленных математических разработок: Ханойские башни. Искусственные астрономические системы. Бинарная прогрессия и логарифм 2. О факториале № 2-3…п! и т.д. Вам всё понятно? Мне – ничего. В его таблице «Опыт расширения границ имён числительных» - числа, превышающие миллионы и миллиарды – числа в степени, равной самой себе. Он даёт им названия. Например, десять миллионов в десятимиллионной степени, равное десяти миллиардам, - громада, десять миллиардов в десятимиллиардной степени – колоссавр, число со ста миллиардами нулей - униколоссавр.
Как же он успевал всё это делать? Секрет прост (и необычайно труден!) – организованность и самодисциплина. Чтобы реализовать свои многочисленные замыслы, Борис Андреевич постоянно проводит «ревизию» сделанного и планирует, планирует. Он постоянно неудовлетворён собой.
«Да, поработано было немало. Но я ужасно разбросался, хочу объять необъятное, множество новых и старых идей приходят мне в голову, сочинения, к ним иллюстрации. Но старые уже не хочется перерабатывать. Я устал от них, и теперь они потеряли для меня всякий смысл.. .А недоделанные мучат сознание своей незаконченностью. Сжечь, что ли, их, старые-то сочинения? Жалко! Что же у меня останется? Чем оправдывать прожитую жизнь? А и новые сочинения постигнет та же участь. Придёт время, и новые, написанные, но необработанные, они поместятся на полке вместе со старыми… Вот и все. И весь бессмысленный смысл. Какая нелепость!»
Всю жизнь ежедневно Борис Андреевич занимался спортом: метал копьё, ходил на лыжах и пешком в любую погоду. В день своего 70-летия он прошёл 70 километров! В конце жизни, уже мучимый болями , совершал свои походы, опираясь на велосипед.
В заключение мне хочется процитировать Синицину Л.А.: «Неумение заботиться о себе, о хлебе насущном, скудость и бедность быта вызывает, как правило, осуждение и насмешку, жалость и презрение обывателя. Конечно, мир не может быть населен только такими людьми, как Расцветаев». Окружающая среда, «как правило, не выдерживая тяжести неординарной личности, давит и теснит её». Чудак? Да, чудак , но «чудак самим фактом жизни утверждает, что есть «антиресы» превыше дел насущных. И стойкое служение своим личным «антиресам» придаёт этим людям значение общественного деятеля- масштаб своего рода униколоссавра». И хочется завершить моё повествование словами Солженицына о главной героине его рассказа «Матрёнин двор», заменив местоимение «она» на «он»: «Все мы жили рядом с ней и не поняли, что есть она тот самый праведник, без которого, по пословице, не стоит село.
Ни город.
Ни вся земля наша».
Вот таков этот человек, Борис Андреевич Расцветаев. В октябре этого года исполнилось 26 лет со дня ухода его из жизни.

К слову о чудаках.

Недавно я писала о весьегонском "Униколоссавре", для многих - чудаке, Борисе Андреевиче Расцветаеве. А сейчас мне попались на глаза записки о поездке в "туристическую Мекку" - г. Мышкин. И там тоже речь идёт о "чудаках".
" 05.07.09. Вчера ездили на экскурсию в г.Мышкин Ярославской области. Ехали 3 часа, увеличив протяженность пути за счет того, что в нашем районе неподалеку от границы с Ярославской областью в аварийном состоянии находится мостик, на ремонт которого у нашей районной власти не находится средств. В результате, чтоб оказаться по ту сторону границы, мы вынуждены были делать объезд через Краснохолмский район.
А какие красивые места в Ярославской области! Холмы, холмы, холмы… Хвойных лесов нет, березнячки, вдоль дороги часто березовые аллеи, много воды.
По протяженности город, расположенный на берегу Волги, небольшой, компактный и весь – памятник истории. Каждый дом старого Мышкина – это история, это дом кого-то (фамилии указаны) жившего здесь много лет и чем-то известного в городе.
Мы начали осмотр города с Музея семейных коллекций. В нем хранятся семейные реликвии известных в городе и стране мышкинцев. Смотритель - неоплачиваемый энтузиаст, резчик по дереву, приехавший 10 лет назад из Питера по приглашению бывшего мэра Мышкина и ведшего кружок резьбы (резьба по дереву –старинный промысел ярославцев, ею украшены многие дома не только мышкинцев, но и в деревнях), не успевший при его власти получить обещанное жилье и живущий до сих пор в каморке при музее. Но он так влюбился в этот город, так увлекся его историей, так заинтересовался созданием Рыбинского водохранилища и гибелью сотен населенных пунктов при этом, что занялся собирательством, осел в Мышкине, и музей стал смыслом его жизни.
А вообще о впечатлениях проще сказать так:
Ваш Мышкин живописен чрезвычайно.
Уж сколь веков он на холмах стоит!
Не потому ль он так необычайно
Туристов стариной своей манит?
История – здесь каждый дом,
И до сих пор хранятся тайны в нем.
Хранитель семейных коллекций – фанат,
Полжизни отдать за находку он рад.
И даже имя города рождает спор,
Нет точного ответа до сих пор.
Вещают, что мышка, хотя и мала,
Но князя от смерти от верной спасла.
В честь мышки потомки открыли музей,
Единственный он на планете на всей.
Каких здесь только не найдешь мышей!
Всех возрастов, во всяческих нарядах,
Счастливых, кинутых, родителей, детей,
Участвующих в свадебных обрядах…
… И захотелось мышкою вдруг стать,
Чтобы любовь такую испытать…
Живых мышей, и в том числе летучих,
Была возможность тоже посмотреть:
Их новый дом стоит на самой круче.
Но…страх мы не смогли преодолеть.
Поистине здесь Город Мастеров:
Чуть подождешь – и сувенир готов!
Ткачиха дорожку соткет на станке,
Кузнец держит молот в умелой руке,
В столярке солонку всяк может купить,
В музее Смирнова – винца пригубить.
В Смирновском доме – фирменный напиток,
Его здесь «косорыловкой» зовут,
Плеснуть его в пластмассовый стаканчик
Хозяйки бара не сочтут за труд.
Историю техники хочешь узнать?
Не нужно для этого книги листать:
Стоят на площадке машины и пушки,
Сельхозагрегаты – совсем не игрушки.
Ах, как захотелось на «Эмку» вдруг сесть,
Которой заслуг пред страною не счесть!
Здесь валенок даже имеет музей,
И с нетерпением ждет он гостей.
Не пожалеешь, в музей коль войдешь:
Каких только валенок там не найдешь!
И на платформе, на бутсы похожи,
С цветами из бисера, ниток и кожи.
И валенки мышь не оставят без крыши:
Из валяной пряжи в музее том мыши.
Потомок Махаева радостно встретит,
В гнездо родовое гостей отведет,
О быте купцов на вопросы ответит,
Беседу неспешно, но с чувством ведет.
От авторских кукол глаза не отвесть,
Родившей их «маме» - и слава, и честь!
Я после поездки сей стала добрее
И, кажется, даже немного мудрее,
Увидев людей, что за город болеют
И сил, чтоб прославить его, не жалеют.
Ах милая, добрая Мышка-норушка,
Желанье свое прошепчу я на ушко:
Прилив чтобы творческих сил испытать,
Хочу я в твой Мышкин приехать опять.
И хранитель «Музея семейных коллекций», и хранитель «Купеческого дома Махаева» работают бесплатно, живут на свою пенсию и даже платят налоги. Когда у последнего спросили, чем помогают власти города, он ответил: «Это мое родовое гнездо. Мне ничего не надо, лишь бы не мешали». Он житель С.-Петербурга, там у него семья, которую он время от времени навещает, а сам, выйдя на пенсию, приехал в Мышкин и даже живет на съемной квартире. Вот на таких чудаках – недотепах, как эти двое, и держится Россия".
Давайте так же любить свой город!

ЖЕСТОКОСТЬ - НОРМА ЖИЗНИ

Как-то меня упрекнули, что я, вместо того чтобы что-то делать самой для спасения страдающих животных, «давлю на жалость». Однако я пишу именно для тех, кто выбрасывает наскучивших животных на улицу, ставит коробки с малышами в подъезды домов и даже на проезжую часть дорог, завозит в лес. Я пытаюсь достучаться до сердец именно этих людей (если их можно назвать таким словом), но с каждым разом убеждаюсь, что попытки мои тщетны, что меня ждёт очередная неудача, ибо у этой категории двуногих нет сердца, его заменяет сгусток злобы.


Недавно я писала о Вадике, псе, которому не исполнилось ещё и двух лет, чьего голоса никто не слышал, играл с детьми, кто был сама доброта. После заметки в газете о нём два человека из района приезжали, чтоб взять собаку в свою семью, но, увы, не смогли усадить в машину.

Сегодня Вадика нет.
На следующее утро после неудачного отлова он пришёл к месту ночлега с огромной зияющей рубленой раной, которая оказалась несовместимой с жизнью.
У нас принят закон о наказании за жестокое обращение с животными. Но… не пойман – не вор. Да и кто будет этим заниматься?! Подумаешь – собака.
А выйти на след не составило бы труда, ибо вычислить того, кому «мешал» пёс, кто не скрывал своей ненависти к нему и, решив однажды избавиться от собаки, привёл своё решение в действие, легко. Итак, юридически убийца не будет наказан, совесть его не будет мучить, ибо её, совести, у этого недочеловека, нет. Распоясавшийся от безнаказанности, он способен совершить расправу и над собакой, которая жила в убежище вместе с Вадиком, ибо жестокость – норма его жизни.

А что общественность? А зоозащитники? Или «моя хата с краю» - это норма нашей жизни? Так ведь давно известно, что при молчаливом согласии равнодушных совершаются самые страшные преступления. Мы соучастники.

Тест на человечность


Современный американский писатель Чак Паланик утверждает: «Человечность определяется не по тому, как мы общаемся с людьми, а по тому, как ведём себя с животными». И правда, истинная доброта человека определяется по отношению к тому, кто не обладает никакой силой, кто отдан ему во власть: к животным.

Ещё в 12 веке Низами Гянджеви, КЛАССИК ПЕРСИДСКОЙ ПОЭЗИИ , в своих поэмах утверждал, что в природе нет ни одного существа, не имеющего права на жизнь.

Очевидно, многие наслышаны о том, что в городе остались без попечения 20 кошек, переживших перед тем стрессовую ситуацию. 20 красивых и обычных, породистых и беспородных, взрослых и малышей. 20 существ, чья жизнь полностью зависит от людей.
Какова реакция окружающих? Одни со злобой говорят, что кошек надо убить, другие – пусть умрут собственной смертью, т.е. от голода и холода. Люди, вы слышите, ЧТО говорите? ! Никогда не будет мира СРЕДИ ЛЮДЕЙ, чьи сердца получают удовольствие в убийстве ДРУГИХ ЖИВЫХ СУЩЕСТВ.

И ещё один момент. Вы терпели этих животных, молчали, когда была жива их хозяйка. Теперь же, когда их некому защитить, вы готовы показать свою «силу». Что же это за садистская склонность вымещать свою злобу на беспомощных, бессловесных существах?! Мало того, нашлись те, кто с негодованием обрушился на желающих помочь выжить кошкам. Они, видимо, забыли, что люди – тоже часть природы и что общаться нам в этом мире и друг с другом, и с прочими живыми существами (особенно с теми, кто полностью зависим от нас) надо по-человечески. Или причина в том, что не могут эти люди терпеть непохожих на них, не соответствующих их представлению о взаимоотношениях человека с «братьями меньшими»?

Кстати, парадокс: среди тех, кто откликнулся на призыв принять участие в судьбе кошек, оказались далеко не обеспеченные люди и те, к кому судьба оказалась не слишком благосклонна. Это подтверждение того, что «сытый голодного не разумеет»? Подтверждение правоты Джека Лондона: «Кость, БРОШЕННАЯ собаке, не есть милосердие; милосердие – это кость, ПОДЕЛЕННАЯ с собакой, когда ты голоден не меньше её»?

Я не призываю разобрать кошек по домам (хотя это было бы замечательно): ведь нельзя насильно заставить любить то, к чему не лежит душа. Я призываю лишь к человечности в решении вопроса о том, как поступить с оказавшимися в трагической ситуации животными.

P.S. В декабре 2017г. Госдума приняла поправки к ст.245 УК РФ, где теперь «за жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье», предусматривается наказание вплоть до лишения свободы на срок до трёх лет.

Ищу хозяина, которому подарю свою любовь

По моему глубокому убеждению, в основе нравственности лежит любовь и сострадание.

Увидев этого пса, вы не поверите, что лишь весной следующего года, года Собаки, ему будет только два года: настолько он крупный. Безусловно, он дворняга, как безусловно и то, что какой-то не слишком давний его предок был благородных кровей. Он не красавец, но симпатяга. Зато пёс умный и очень добр и к взрослым, и к детям. К тому же ведь наша привязанность, например, к людям не зависит от их внешних данных. Пёс бездомный, но не бродячий и не стайный.


Жизнь не заладилась как-то сразу. Сначала его совсем малышом выбросили в коробке посреди городского рынка. Какая-то молодая пара из сострадания взяла его: ведь все малыши бывают так симпатичны и так забавны! Но дальше всё пошло как-то не так. Умиление живой игрушкой по мере её взросления у людей прошло. Подросший щенок не обещал быть красавцем, и хозяевам захотелось иметь другую, «престижную» собаку. Так несчастный лишился крова и уже первую свою зиму спал на снегу и ел что придётся, пока не нашлись сердобольные люди и не стали его подкармливать. Но с жильём дело обстояло плохо. Друзья по несчастью, такие же бездомные, как и он, «подсказали», что найти укрытие от непогоды можно на территории бывшего леспромхоза: там сохранились полуразрушенные цеха. Укрытие от непогоды, но не от холода. И пёс предпочёл оставаться на снегу неподалёку от места, где его кормили, но в силу объективных причин не могли дать кров. Хорошо, что минувшая зима выдалась относительно тёплой.


Настало второе лето жизни, которое принесло ещё одну беду. Приходя к месту, где его обычно кормили, подкрепившись, пёс любил растянуться посреди дороги на песке. И вот однажды, умышленно или нет, по его лапе проехала легковая машина. Насколько сильна была травма, трудно сказать, но с тех пор, особенно с переменой погоды, лапа ноет и пёс прихрамывает.


Пришла осень. Говорят, беда не приходит одна. Так и здесь. Неравнодушные люди соорудили какое-никакое убежище, где можно коротать ночи и укрываться в непогоду. Но, как известно, в стаде всегда найдётся паршивая овца. Под предлогом, что ему мешает лай (хотя в округе во многих дворах есть собаки, в том числе и пустобрехи, постоянно лающие по поводу и без него, а этот не подаёт и голоса), один из соседей потребовал убрать пса, который не причиняет никому неудобства и не представляет опасности. Просто, как говорят, «не глянулся». Ну, что же, он человек и может показать свою власть над бессловесным животным с судьбой, исковерканной по воле таких же, как этот, бездушных людей. Жди теперь от этого любителя тишины какой-нибудь пакости. Пословица: предупреждён – значит, уже вооружён – успокаивает мало.


Возможно, найдётся кто-то желающий сделать в год Собаки подарок – подарить право на жизнь, на кров и кусок хлеба, на радость общения со своим хозяином – пусть не ослепительному красавцу, но очень доброму, ласковому псу, ещё не утратившему доверия к людям? Поверьте, он отблагодарит вас за этот подарок любовью и преданностью, на которую способны те, к кому мы поворачиваемся лицом. Проявите сострадание, сделайте доброе дело – и, увидите, вам за ваше добро воздастся сторицей.


Что же касается беспородистости, так, помните, у Э.Асадова:
Ведь может быть тело дворняги,
А сердце чистейшей породы.

Памяти Маргариты Владимировны Поленовой

«Старый Весьегонск канул в Лету. Горько видеть, как медленно умирают, уже не надеясь на помощь потомков, его символы – Казанская и Троицкая церкви. Со старым городом ушёл и его дух. Поэтому мне захотелось собрать воспоминания тех, кому к и за 90. Вы увидите – это особенные люди... Живущим ныне ничего не говорят имена этих людей, но за историей их жизни просматривается история страны. Ведь они живые свидетели всего и хорошего, и плохого, что происходило в нашей многострадальной стране в эти 9 десятков лет. А мы должны знать свою историю, иначе у нас нет шансов двигаться в своём развитии дальше.» - Так предваряла я задуманный когда-то мною цикл воспоминаний о « последних из могикан» Весьегонска.
Ушла из жизни одна из старейших (а пожалуй, и самая старейшая) жительница нашего города – Поленова Маргарита Владимировна. В ноябре ей исполнилось 96.

Маргарита Владимировна– совершенно необыкновенный человек. Это представитель НАСТОЯЩЕЙ СТАРОЙ интеллигенции: высокоэрудированная, интеллигентная, тактичная, доброжелательная, жизнелюбивая. Эта женщина – коренная весьегонка, представительница большой ветви Поленовых. Она свидетельница становления и развития нашего советского государства на протяжении почти столетия. Отец её, Поленов Владимир Ильич, был членом первого Исполкома Весьегонского уездного совета крестьянских и солдатских депутатов, 24 года – депутатом горсовета. Сама Маргарита Владимировна окончила весьегонскую школу, Казанский университет, получила специальность геоморфолога, работала в Казани и Тбилиси, но каждый год приезжала в родной Весьегонск. После распада СССР и заявления Гамсахурдии, что Грузия только для грузин, вернулась на родину.
Нужно отметить, что это поколение весьегонцев особенно трепетно относилось к своему городу. Маргарита Владимировна говорила: «Наш школьный выпуск очень дружный. Все мы горячо любим свой родной Весьегонск. Многие из нас не мыслили отпуска нигде, кроме родных мест. Многие по выходе на пенсию возвратились сюда. До 80 лет мы встречались постоянно. Потом наши ряды стали редеть и мы стали встречаться небольшими группами, стали объединять уже 2 выпуска. Ваня Майоров в 1988г. в честь 50-летия окончания нами школы заказал в Челябинске специальные медали для каждого из нас… Для нас Весьегонск – рай, особенный город, который коренные весьегонцы очень любят. Но они уходят из жизни, а с ними уходит и дух старого города. Как писал М.М.Верхоланцев, «осталось только название».
Почему же судьба даровала этой женщине такую долгую жизнь? Секрет кроется в интеллигентности Маргариты Владимировны.( Интеллигентность не нужно путать с образованностью. Первое понятие куда шире и духовнее второго, причём образованность не обязательно является одним из компонентов интеллигентности.) Кажется, академик Лихачёв сказал, что интеллигентность является обязательным условием для того, чтоб жить долго, потому что интеллигентность – в духовном здоровье, а здоровье необходимо, чтобы жить долго и физически, и умственно.

Это в полной мере относится к Маргарите Владимировне.
Была она необычайно доброжелательным человеком!
Умела понять других и никогда ни на кого не обижалась. Ни разу я не слышала из уст этой женщины хоть сколько-нибудь осуждающего слова в адрес других.
Прожив, как и большинство её ровесников, в целом нелёгкую жизнь, Маргарита Владимировна никогда не роптала.

Её мало интересовали материальные блага. Она никому не завидовала, её устраивал более чем скромный быт. Чем питалась её душа? КУЛЬТУРОЙ. «Люблю мемуарную литературу, мемориальные музеи. Мне очень нравится музыка Чайковского». Уже в преклонном возрасте Маргарита Владимировна читала по памяти стихи классиков 19 века, поэтов «серебряного века». Была она великим оптимистом. Вот что говорила о себе в 93: « Я с 1994г. живу в Весьегонске в одиночестве. Возраст берёт своё, по ночам не спится, возвращаюсь мыслями в прошлое. О плохом думать не хочется. У меня 2 любимые темы: Пушкин и декабристы. Декабристы особенно. Я часто говорю своим приятелям: «Сегодня иду «во глубину сибирских руд»». Декабристы – моя любимая тема. Я настолько вжилась в неё, что без этого уже не могу. Кстати, умерший последним декабрист Завалишин бывал в доме иркутского купца Баснина, – предка Верхоланцева М.М. –много сделавшего и для Иркутска, и для декабристов.» Позже, сломав шейку бедра, Маргарита Владимировна всё равно не упала духом.

«Мне 96…Мой сегодняшний дом – комната в доме ветеранов, жизненное пространство – кровать, к которой я прикована. Мои глаза почти не видят, и я не могу читать. Что остаётся мне? Воспоминания. Как говорил Рихтер, «Воспоминания – это единственный рай, из которого мы не можем быть изгнаны». И чем быстрее несёт меня вперёд Река Времени, тем чётче (стоит закрыть глаза) встаёт передо мной мой Весьегонск, мой родной, поглощённый морем город»
.

У Маргариты Владимировны была необыкновенная, потрясающая память. Вспоминая какие-либо события давно минувших дней, она всегда называла их точную дату.

И ещё. Была эта женщина необычайно скромна, всегда находилась в тени. Никогда не старалась привлечь к себе внимания, хотя поделиться ей, при её богатейшем интеллектуальном багаже, было чем. А те, кто моложе, всё спешат, у них всё « руки не доходят». Ох, как права народная мудрость: «Что имеем, не храним, потерявши, плачем».

Всероссийский математический конкурс-игра «Потомки Пифагора» - абсолютно бесплатно!




Приглашаем принять участие в бесплатном Всероссийском математическом конкурсе-игре «Потомки Пифагора». Школьникам предстоит решить необычные задания по математике. Конкурс подойдёт всем, кому интересна математика и кому нравятся точные задачи. В конкурсе содержатся как простые, так и более сложные задачи, при этом они достаточно сжатые, чтобы решить их в отведённое время.
Регистрация на конкурс уже открыта. Задания будут доступны в личном кабинете с 13 ноября 2017 г.
Каждому юному участнику конкурса будет вручена награда – именной сертификат!
Бесплатный конкурс «Потомки Пифагора»
Для бесплатного участия в конкурсе необходимо:
  • Зарегистрироваться на сайте.
  • После 13 ноября скачать задания конкурса.
  • Готовые решения загрузить в Рабочем кабинете до 19 ноября.
  • 20 ноября получить именной сертификат участника конкурса.

Конкурс — очный: педагог проводит его в классе, скачав задания в Рабочем кабинете. Школьник получает задания и 45 минут на их решение. Задачи конкурса тестовые, в каждой предложены несколько вариантов ответа.


Принять участие в конкурсе

И снова о животных

Как-то одна дама высказалась о моих заметках про животных: " Чем выжимать у людей слёзы, лучше предпринимать что-то самой". Насчёт " предпринимать что-то самой" молчу, а что касается публикации заметок, так пишу я для тех, кто, пустив животных в жизнь, потом подбрасывает их в подъезды домов, в организации, выставляет в коробках на проезжую часть дороги, чтоб раздавили машины, или завозит в лес. Руки у них чистые: они не лишили жизни новорожденных; и совесть их не гложет по поводу того, что обрекли животных на страдания, которые могут продолжаться мучительно долго.

Подлинная история, поведанная кошкой, попавшей в беду
Я пришла в себя от резкой боли и леденящего холода. Подняла голову, не понимая, где я. Темно. Лежу в грязи на обочине дороги. Как я здесь очутилась? Сколько здесь пролежала? Не могу вспомнить ни того, что со мной произошло, ни своей предыдущей жизни. На мне ошейник, поэтому, вероятно, у меня был хозяин. Возможно, он сейчас тревожится обо мне. А может быть, меня привезли из села и выбросили у автостанции. Я слышала прежде такие жуткие истории.

Пытаюсь встать и чувствую острую боль в правой лапе. Однако нужно как-то добраться до безопасного места. Вижу ноги проходящих мимо людей. Молю, чтоб нашёлся хотя бы один человек, способный откликнуться участием на моё горькое положение. Но, увы, на меня, едва передвигающуюся на трёх лапах, никто не обращает внимания. Иногда стону от боли.
Мой путь до «Дикси» отнял много времени. Добираюсь до площадки, где выставлены пустые коробки, поднимаюсь и забиваюсь в угол. Заслышав какие-либо шаги, пищу, чтоб обратить на себя внимание. Тщетно. Боль и холод не дают забыться. К тому же я чувствую и страшный голод. Сколько времени я не ела?

Наверное, прошла вечность, прежде чем я услышала звук открываемой двери. На площадке появился мужчина. Он, конечно, не заметил меня среди коробок, но я отчаянно закричала. Мужчина заинтересованно осмотрелся, увидел меня. Лицо его выразило сострадание. Исчезнув на несколько минут, человек вышел вновь и положил передо мной сардельку. Это всё, что он мог сделать для меня. Как ни голодна я была, но съесть смогла лишь половинку предложенного мне угощения, потому что мной овладело отчаяние – надежды на тёплый кров нет. Между тем не на шутку разыгрывалась метель. Целые облака сухих снежинок кружились возле горящих фонарей. Через какое-то время я услышала шаги: мимо площадки шла женщина. Я подала голос. Женщина приостановилась, потом пошла дальше, видимо, решив, что ослышалась. Я замяукала громче. Она вернулась; увидев меня, достала из сумки пакет корма, погладила меня и исчезла во мгле. Понимая, что, голодная, не переживу грядущую холодную ночь, силой заставляю себя есть.

Снова одна со своей бедой, с болью и холодом. Ветер крепчает. Метёт. Чувствую, что без движения просто замёрзну. Будь у меня здоровая лапа, я могла бы согреться бегом. Но сейчас я неуклюже скачу по площадке на трёх ногах. Надо что-то предпринимать! Метель не утихает. Всё исчезает в мутной мгле, сквозь которую летит колючий снег. Какое-то дикое веселье метели: снежный вихрь понимается от земли кверху, сталкивается с другим таким же вихрем, и они борются между собой, кувыркаются. Настоящее снежное безумие!

К автостанции подходит большой автобус. Спускаюсь с площадки и ковыляю в сторону вокзала. Вдруг мне поможет кто-нибудь из провожающих? Дрожу от холода и возбуждения. Сил нет. Я не проделала и половины пути, как автобус ушёл и немногочисленные провожающие исчезли в снежном водовороте. И тут мной овладевает безразличие. Зачем противиться судьбе и бороться за жизнь, если нет над головой крова, а значит, это просто продление мук? Сажусь там, где остановилась. Мороз обхватывает всю меня. Но постепенно боль тупеет, холод отступает, мне становится тепло, клонит в сон, и мысли начинают путаться. Кажется мне, что я лежу на коврике у ног хозяйки возле печки, в которой весело потрескивают дрова. Хозяйка иногда ласково гладит меня по спине. Всё! Я проваливаюсь в небытие.

Не знаю, сколько прошло времени, но, придя в себя, обнаруживаю, что лежу в небольшом подсобном помещении. Передо мной стоит миска с едой. Однако одновременно с возвращением в реальный мир вернулась и боль.

Как оказалось, рано утром, идя на работу, кассир автостанции увидела на своём пути снежную кочку, которая вдруг зашевелилась и издала какой-то звук. Это была я. Девушка вытащила меня из-под снега, принесла в помещение, отогрела и уложила спать. Это чудо!
Но ничего не надо загадывать наперёд, надо жить данной минутой. Через некоторое время я услышала разговор двух женщин. Я не очень разобрала слова, но поняла суть беседы: речь шла обо мне. Оставаться на ночь мне здесь нельзя.
Уж лучше бы я не просыпалась! Снова впереди снег и мороз!

А вечером пришло спасение. Не знаю, как узнала о моей беде женщина, которая пришла на автостанцию и посадила меня в сумку. Я отчаянно закричала. Незнакомка же на всём протяжении пути ласково приговаривала: «Потерпи, милая! Не волнуйся. Скоро будем дома». И, правда, меня помыли, накормили, устроили удобную постель. Завтра должен прийти врач.

Здесь хорошо, но мне всё же так хочется оказаться вновь в своём прежнем доме, в привычной обстановке, со своей прежней хозяйкой. Отзовись, я жду тебя.


В этой истории нет ни одного вымышленного эпизода: у кажого из них есть свидетель.Что же касается ощущения кошкой голода, холода и боли, то они естественны в данной ситуации и их легко представить. На сегодняшний день я знаю и многое из того, какие мучения пришлось пережить животному до описываемых событий. Как оказалось, и физическое состояние кошки куда плачевнее, чем преставлялось на первый взгляд. Сейчас она подлечена, у неё нашлись хозяева. Но такой счастливый финал бывает, увы, редко.

Интернет в Весьегонске и в Весьегонском районе.

Подходит к концу компания подключения магазинов РАЙПО к системе передачи фискальных данных в налоговую инспекцию.
В процессе этой работы я приобрел опыт который может быть полезен другим, особенно в сельской местности, где и телефон иногда очень плохо ловит.
О каком интернете идет речь? - 3G, от 1 Мбита и выше. Для наших нужд нам необходимо, по приезде в магазин, удаленно, через интернет, по протоколу rdp, иметь возможность подключаться к серверу в Весьегонске и работать в учетной программе: проводить инвентаризацию, списание и оприходование товаров. В некоторых магазинах можно смотреть и фильмы онлайн в Full HD качестве (например Чистая Дуброво), но в целях экономии трафика применяются ограничивающие правила.

Весьегонск. Александровский причал.
оператор: МТС. 4G. Модем на 2 этаже окно на причал. Протокол: LTE. RSSI: -81...-87. rsrq: -8...-12. ping: min-61, max-368, среднее-95, 0 потерь. Скорость: 5 мбит.

Весьегонск. Склад замороженных продуктов, рядом с автобазой РАЙПО.
оператор: Мегафон. 4G. Модем в системном блоке. Протокол: LTE. RSSI: -75...-77. Ec/lo: -2...-3.
Сначала работали на МТС, но связь рвалась часто, мегафон стабильнее.

Весьегонск. Торговая база РАЙПО, 2-ой этаж.
оператор: МТС.
4G. Протокол: LTE (одна полоска). RSSI: -89. Ec/lo: -7...-13. ping: min-44, max-426, среднее-91, 0 потерь. CellID: 1A40408. Скорость: вход-1,23, исход-0,18.
3G. Протокол: UMTS-DC-HSPA+ (5 полосок). RSSI: -53...-57. Ec/lo: -10...-12. ping: min-43, max-2454, среднее-115, 0 потерь. CellID: 2В478D0. Скорость: вход-8,39, исход-1,74.

м-н Чамерово. ИП Терехин В.Н.
оператор: МТС. 3G. Модем около кассы в магазине. Протокол: UMTS, DC-HSPA+. RSSI: -68...-72. Ec/lo: -2...-9. Скорость: 2ip.ru - 14.7\2.04, yandex.ru/internet - 15\2.23

м-н Чамерово. Райпо
оператор: МТС. 3G. Модем около входной двери. Протокол: UMTS, DC-HSPA+. RSSI: -83...-88. Ec/lo: -8...-10.CellID: 2B4922A

м-н Чурилково.
оператор: Мегафон. 3G. Модем около окна на дорогу на столе. Протокол: UMTS, DC-HSPA+. RSSI: **. Ec/lo: **. ping: min-53, max-224, среднее-100, 0 потерь. Скорость: вход-2,05, исход-0,4. 4G - нету.

м-н Дюдиково.
оператор: Мегафон. 3G. Модем около окна на столе. Протокол: UMTS, HSPA+. RSSI: -90...-92. Ec/lo: -10...-18. ping: min-83, max-1885, среднее-285, 0 потерь. CellID: 12EE41D.

м-н Николо-Высоко
оператор: Мегафон. 3G. Модем в машине на дороге перед входной дверью. Протокол: UMTS, DC-HSPA+. 5 полосок. пинги - мин-45, макс-166, среднее-84
скорость 2ip - вх: 12.6 мб, исход 2.46 мб. пинг 70. Модем в магазине около кассы сигнал пропадал, перенесли на окно стало гораздо лучше.
оператор мтс - umts, hspa, dc-hspa 3-4 полоски. пинги: мин - 51, мах - 465, ср - 102. Скорость 2ip.ru - вх с паузами 1.34, исход - 0.03, 0.1.

м-н Любегощи.
оператор: Мегафон. 3G. Сигнал пойман только на мачте 10 м от земли. Направление Сандово. Протокол: UMTS, HSPA+, HSUPA. RSSI: -94...-95. Ec/lo: -4...-5. ping: мин-57, макс-267, сред-133. Входящее соединение 2.58 Мбит/с Исходящее соединение 731.26 Кбит/с. 26-08-2017 дождь, пасмурно, вх: 6.33\2.6, исх: 0.34\0.31. пинг 60...66.
По Любегощам история получилась долгой, пришлось спиливать дерево, которое мешало прохождению сигнала с Сандово с места крепления мачты. Тк. сигнал достаточно слабый для стабильности применили схему MIMО (2 антенны). Результат нас устроил, вот только как погода портиться в Сандове, то у нас инет пропадает.
Был еще вариант, это оператор Скайлинк, у него хорошее покрытие Любегощинской стороны, но это специфические роутер, сим-карта, антенны и дороже ежемесячный платеж, я его не тестил.

м-н Егна.
оператор: Мегафон. Модем 4 полоски. на окне магазина, высота 2 метра. Протокол: UMTS, DC-HSPA+. RSSI: -81...-88. Ec/lo: -10. 2ip.ru вход - 2\2.9 мб, исход - 0.98\1.07 пинг-69\67.

м-н Чистая Дуброво.
оператор: Теле2. 4G. Модем на мачте, высота 12 метров, Антенна АХ-1817Y, направление - Иваново(Иван-Гора там вышка теле2). Протокол: LTE. RSSI: -88...-92. Ec/lo: -6...-10. 2ip.ru вход - 15\8 мб, исход - 0.7\0,9 пинг-69\67. Посмотрели на ютюбе видео в fulhd качестве.
Сначала мы поймали этот сигнал в самом магазине, но он был крайне нестабилен, на первых порах нам хватало, но потом стабильность сигнала вышла на первое место и поставили усилитель(антенну), результат нас устроил. Пробовали и МТС на Чамерово, но, во первых только 3G и деревья мешают, очень слабый и нестабильный сигнал.

д. Крешнево.

Уговорили поймать интернет. Поймали. Подробный отчет тут. Кратко: МТС, ловим на спутниковую антенну, направление - Чамерово. Модем на высоте 13 метров через usb-удлинитель. Скорость на 2ip.ru – 5 Мбит на загрузку.


КАМЕНЬ

ПАМЯТИ МОНАХИНЬ ТРОИЦЕ – ПЯТНИЦКОГО МОНАСТЫРЯ, положившим начало поселению КАМЕНЬ.

Захотев «паломниками» быть,
Камень мы решили посетить.
Был у нас идейный вдохновитель,
В день похода – наш руководитель.

Позабыв, как видно, о дороге,
Покидав в котомку только снедь
И сказав себе: « Ну что же, с Богом»,-
Сапоги кой-кто забыл надеть.


Автобус был, конечно, другом:
С ним мы пеший сократили путь.
Далее тропа ведёт по лугу,
Сыро, аж за кустик не шагнуть.

Наконец мы добрались до леса.
Он порою чист, порою глух,
Из ветвей над головой завеса,
Птичье пенье не тревожит слух.

Ну, а леший, думаю, в волнении:
«Люди нарушают мой покой!
Ведь идут в отличном настроении…
Что им надобно в глуши такой?!»

Гид ведёт людей без остановки:
Что ей эта узкая тропа!
В этом деле у неё сноровка –
В пятый раз в сезон ведёт, наверняка.

На развилке видим указатель:
Видно, раньше кто-то здесь плутал,
И потом какой-нибудь старатель
Путь на Камень стрелкой указал.

А тропинка то по суху вьётся,
То сочится влагою порой.
Гид тихонько про себя смеётся –
Растянулся экскурсантов строй.

Вот достигли края поселенья…
И опять (уже в который раз)
Начала Даниловна с волненьем
О монастыре и тех, кто жил, рассказ.

«Как смогли 140 инокинь-монахинь
Семиглавый храм здесь возвести?
Трудностей испили полной чашей,
С божьим именем сумели всё снести.

Жизнь кипела в мастерских и в поле.
Содержали множество коров,
И иной им не хотелось доли:
Был и храм, и труд, и хлеб, и кров.

Шили золотом иконы и лепили кирпичи.
Монастырское начальство не лежало на печи:
Одинаковые кельи, одинаковый обед –
Настоятель иль монашка – никаких различий нет.

Но конец его уж близко,
Новой власти слышен шёпот,
Призрак коммунизма рыскал
На Камню, а не в Европе.

В одночасье всё переменилось –
Власть решила: храму не бывать!
Не пристало верить в божью милость,
На себя лишь надо уповать!

Монастырь закрыли, позже распустили,
А монашек-то куда ж девать?
Чтоб советской власти не вредили,
Порешили их арестовать.

А потом коммуну здесь создали…
Всё, что монастырь имел,
Коммунары быстро промотали,
И остались сами не у дел.

А в войну свезли сюда детишек,
Потерявших и родных, и дом.
Так на Камне стал соседом мишек
Косолапых – Каменский детдом.

Ну, а позже был здесь интернат
Для отсталых умственно ребят.
А потом, с 70-ых лет,
И следов жилья на Камне нет.»

Так закончила экскурсовод рассказ,
Чем повергла в изумленье нас.
Как же власти быстро так смогли
Плод труда людей стереть с лица Земли?

Мы к святому камню подошли,
Пять иль шесть свечей на нём зажгли,
В углублении увидели водицу,
Той водой умыли свои лица,
Далее, держась за ветки,
Мы к реке спустились Суховетке
И, водой наполнив котелки,
Выбрались на бережок реки.

Мы гуськом по «улице» идём,
Гид нам объясняет, где стоял чей дом.
В голову невольно приходило:
Неужели жизнь ключом здесь била?

К храму нас ведёт дорога…
Ах, простите ради Бога,
Говорила ведь, что ныне
Храма нет уже в помине.
Холм небольшой на месте том
Да табличка под кустом.

И погост мы посетили,
Поклонились тем, что жили
Здесь, на Камне… В ту пору
Ждали нас уже к костру.

Дело в том, что наш водитель
(он ухи большой любитель)
Вмиг костёр соорудил
И уху для нас сварил.

Дождик нас мочить пытался
То ли пять, то ли семь раз –
Чей-то плащ и чей-то зонтик
И костёр, и уху спас.

Ох, и вкусная ушица!
Не мешало б … причаститься…
К сожаленью, как на грех
Только сок с собой у всех.
Сок разлили по стаканам,
Оказалось: сок-то пьяный!

А еды на «самобранке»!
Винегрет в стеклянной банке,
Овощи из огорода –
Всё, что дарит нам природа.

Под колбаску и сырочек
Хорошо принять глоточек,
Помянуть и помолчать…
Что ж, пора и убирать.

Заливаем костровище,
Для зверей - остатки пищи:
То-то будут пировать!

Что же мы за супостаты?!
Никогда не будем мы богаты,
Коль святыни не умеем чтить
Да и память не хотим хранить.

ЗИМНЯЯ ТРЁХГОРКА

ТРЁХГОРКА ЗИМОЮ

Красива Трёхгорка осенней порою,
Но мне же милей она снежной зимою.


Вот, брови нахмуря, устав от метели,
Печальные ели в сугробы присели.
Сосна величаво на взгорье стоит.
Пенёчки пушистые шапки надели.
Кустарник серебряной нитью прошит.

От старости, видно, сломалась осина,
Теперь на земле ей придётся лежать,
Метель пожалела её и перину
Сумела бедняжке под бок подостлать.

А корни сосны на обрыве крутом
Одеты смешным маскарадным шутом.

У речки берёзы красы небывалой
Искрятся под солнцем в убранстве своём,
Под тяжестью снега их ветки устало
Склонились, и вмерзли сучки в водоём.

И мнится, как будто в торжественный сон
Волшебником добрым весь мир погружён,
Лишь слышен вдали, в очарованной чаще,
Свист жалобный-жалобный птички ледащей.

Да, лес зачарованный, кажется, спит,
Но, явно не видная, жизнь в нем кипит.
По следу «Бурана» на лыжах бегу
И всюду читаю следы на снегу.

Здесь заяц, себя очень хитрым считая,
Бежал от лисицы, забавно петляя.
Там парочка серых трусила след в след,
Знать, жертву искала себе на обед.

На старой сосне вижу множество ран –
Клыками нарезал их мощный кабан.
А здесь был недавно большой шишкопад:
Красавица-белка раскрыла свой клад.

А там, меж кустов пробираяся ловко,
На белом ковре расписалась полёвка.
Медвежьих следов не пришлось увидать:
Медведю в берлоге положено спать.

Глубокие ямы – прошёл здесь сохатый,
Огромный и гордый красавец рогатый.
А мне же пора возвращаться домой,
В душе унося первозданный покой.

НОВОГОДНЯЯ СКАЗКА


НОВОГОДНЯЯ СКАЗКА

На опушке украшена елка.
Знать, какой-то бедовый народ,
Нацепив мишуру на иголки,
Здесь надумал встречать Новый год.

Лунный свет заливает опушку,
Рядом лес величаво стоит.
Ветерок чуть шевелит игрушки.
На пригорке зайчонок сидит.
Шум и гам разбудили косого,
Из укрытья пришлось вылезать:
Никогда он не видел такого,
Ах, друзьям будет что рассказать!

Ну, а люди на стол накрывают,
Достают немудреную снедь,
По бокалам вино разливают:
Старый год проводить бы успеть!

Меж дерев показался сохатый,
Но нечаянно ветку задел –
И с красавицы-ели лохматой
Белым облачком снег полетел.

А в столице куранты забили:
Год 10-ый на Землю пришел.
Люди снова бутылку открыли,
Снова дым коромыслом пошел.

На опушке костер полыхает…
Молодой романтичный народ
Под гитару поет – распевает
И вкруг елки ведет хоровод.

И огня языки пляшут тоже.
Тени ПО снегу тоже скользят,
Лес на дивную сказку похожий,
Звезды НА небе ярко горят.

И у волка в душе потеплело,
Озлобленья на мир тает лед,
На людей глядя, сердце запело:
До чего же веселый народ!

Глядь – и рыжая здесь появилась,
Знать, в норе не смогла усидеть,
Всё увидев, весьма удивилась,
И самой захотелось запеть.

Свет костра так таинственно манит
Птах, что было притихли в ночи.
- Что нам ждать, когда утро настанет?!
Общий сбор, филин, громче кричи!

В эту ночь совершилося чудо:
Нет отныне врагов средь зверей,
Новый год они праздновать будут,
Научившись у добрых людей .

БЕРЛИН и... конец путешествия.

Распрощавшись с Парижем, выезжаем в Берлин, от которого нас отделяет 950 км. После насыщенного экскурсионного дня в предместьях Парижа и самом Париже, после не совсем комфортно проведенной ночи в автобусе нам предстояла обзорная автобусно-пешеходная экскурсия по Берлину.
. Шел дождь, было довольно ветрено, к тому же я умудрилась где-то простыть (предполагаю, что после душа в гостинице, где нам не пришло в голову включить батареи): насморк, кашель и ломота в суставах. Берлин не порадовал.
Дома строгие, улицы прямые, широкие, во всем немецкий Орднунг.
. Отличие Берлина от других столиц – большое количество деревьев, зелени. Помимо деревьев на улицах здесь, в центре города, есть гигантская зеленая зона – Тиргартен, занимающий площадь в 207га. Он впервые упоминается в исторических документах начала 16в. Мы проехали по Александерплац, вдоль старейшего в Европе берлинского зоопарка, по Музейному острову, по главной улице столицы – Унтер-ден-Линден, остановились у символа Берлина – Бранденбургских ворот, видели и фрагмент печально известной Берлинской стены.
Кстати, были мы в Берлине накануне торжеств по случаю падения Берлинской стены. И вот, когда мы проходили мимо решетки одного из городских садов, увидели такую картину: на решетке было повешено много больших портретов тех, кто пал жертвами этой стены: мужчины, женщины, пожилые и молодые люди, даже дети – те, кто пытался пролезть в Западный Берлин через колючую проволоку (когда стены еще как таковой не было), переплыть через Шпрее и, наконец, перелезть через пресловутую стену. Портретов было много, под каждым из них большой текст и…свеча. В конце этого скорбного ряда возле решетки на скамье сидел пожилой мужчина и включал какую-то музыку, которая мне представилась фашистским маршем. Шел дождь, а мужчина не покидал своего поста, и перед ним на столе стояла огромная зажженная свеча. Может быть, это и не производило бы какого-то неприятного впечатления (ведь можно понять трагедию этих людей, в которой виноваты наши солдаты: это они стреляли в тех, кто пытался пересечь границу), но начинался этот мартиролог портретом молодого человека, одетого в форму, напоминающую форму наци.
А на площади перед зданием Рейстага есть мемориал жертвам фашизма: на ребре стоит около 90 плоских гранитных плит, на которых написано имя погибшего, даты жизни и смерти, принадлежность к партии (коммунистическая, социал-демократическая или польская «Свобода»), и лагерь, где этот человек принял мученическую смерть.


На одной из площадей города есть памятник жертвам, замученным в концлагерях. Это куполообразное здание, посреди которого изможденная женщина держит на руках своего скелетоподобного взрослого сына. В центре купола, над головой матери, большое отверстие. В дождливую погоду (а это было как раз и в день нашего посещения) сквозь это отверстие вода попадает на скульптуру, которая «плачет».

Потом мы отправились на Плац дер Републик, которая находится перед зданием Рейхстага.
.До 1938г. здесь находилась Колонна победы. В октябре 1990г. здесь проходили торжества по случаю объединения Германии. Слева несколько современных зданий интересной архитектуры. Они строгие и в то же время нарядные. Это ведомство федерального канцлера и здание для комитетов Бундестага. Очень интересный факт, свидетельствующий о демократичности работы Бундестага, работающего в здании Рейхстага.. Желающие присутствовать на пленарных заседаниях и на информационных докладах могут прийти на специальную трибуну для посетителей и высказывать свое мнение. Свежий информационный материал о деятельности Бундестага можно найти на уровне трибун для посетителей или запросить по телефону или электронной почте.
.
Простояв часа полтора в очереди, мы поднялись на куполообразную смотровую площадку Рейхстага, который находится в центре парламентского квартала. Отсюда открывается уникальный вид на весь Берлин.
Привлекает внимание высотное здание клиники Харите, которое было построено в 18 веке как больница для заболевших чумой. 25-этажное здание Международного торгового центра напоминает гигантский экран телевизора. Очень хорошо виден купол Берлинского собора – бывшей придворной и дворцовой церкви. Неподалеку от этого собора - Сант – Хедвигский собор 18 века, который сегодня является епископской церковью Берлинского епископата.

Необычайно красива берлинская телебашня. Это самое высокое здание в столице – 368м. Оно находится неподалеку от Александерплац, где у нас было место встречи. На высоте 207м расположено вращающееся кафе. Вечером башня
вообще потрясающа: она вся какая-то легкая, воздушная, светится серебром изнутри.
Вечером мы встречаемся на Александерплац, садимся в свой дом-автобус и едем в Польшу. Нам предстоит проехать 160км.
Преодолев часть пути, заходим на заправочной станции в очень уютный придорожный трактир,где в очередной раз восхищаемся хлебосольством поляков, и едем дальше, в отель. Он очень интересный, одноэтажный, низкий, с множеством ответвлений и, как оказалось, очень уютный.
Проснувшись утром, мы увидели, что за ночь выпал легкий снежок. После последнего обильного «шведского стола» транзит по территории Польши (около 700км). Возвращаемся мы другим путем. Здесь местность лесистая, но лес опять поражает своей ухоженностью. В пути случилась неприятная неожиданность6 где-то далеко впереди случилась авария, образовалась пробка, и мы потеряли около 5-ти часов. Это событие повлекло за собой другое: мы опоздали на пограничную электричку и проезжали через границу на автобусе. Железнодорожный контроль совсем недалеко от таможни, но на границе мы простояли (хотя никакой очереди не было) примерно 1,2 часа. Таможенники знали, что наш поезд уходит через 1час, через 40, 20, 5минут и пропустили нас ровно во время отправления поезда. Как нам рассказал потом милиционер на вокзале в Бресте, все знали, что целый вагон уходит пустым (билеты были у нас на руках). А мы в это время метались по ночному Бресту, так как водитель-поляк не знал города. И лишь потом автобус остановили за превышение скорости гаишники и сопроводили нас до вокзала. Но, увы! Поезд ушел, он был скорым, и первая остановка должна была быть через 5 часов, т.е. на автобусе да еще с таким водителем нам было бы его не догнать. Все стали искать удобный для себя вариант, как, каким путем выбраться из Бреста (в группе были люди из разных уголков страны). Тем, кто был согласен выехать на Москву пассажирским, выходящим через 4 часа и находящимся в пути на 8 часов дольше, зачли 30% стоимости потерянного билета, и мы, заплатив по 600 руб., успокоились. Собственно, для нас с моей компаньонкой этот вариант оказался даже лучшим. Уехав на скором, мы приехали бы в Москву в 8 вечера. Автобус на Весьегонск уже ушел бы, прямого поезда в тот день не было, и нам пришлось бы или ждать на вокзале следующего дня или ехать ночной электричкой в Тверь и там опять же на вокзале мучиться до утреннего автобуса.

Теперь же все получилось гладко. Утром мы прибыли на Белорусский вокзал, там же купили билет на автобус, и бесплатное маршрутное такси доставило нас к аэровокзалу, где мы и пересели в автобус «Москва – Весьегонск». Примерно через 3 часа пути автобус остановился, пассажиры-мужчины вышли из него, выстроились в ряд, повернулись к нам спиной и… Мы теперь окончательно осознали: мы дома! Мы в России!


Подведя итог, хочу сказать еще раз: мы никогда не будем жить, как ОНИ, потому что мы другие люди. Пример тому – наш русский гид. Принимающие стороны сделали все, чтоб нам было комфортно, уютно, четко соблюдались все условия. Наш гид (прожженная, судя по всему, женщина, тертый калач) в поездке решала свои вопросы, мы для нее были лишь сопутствующим звеном. Она постоянно, доставив нас к какому- то объекту, исчезала, бегала по магазинам, теряла туристов, не дожидаясь их на переходах, учила нас ( ! ) подделывать билеты в метро, из-за нее (из-за незнания ею режима работы музеев: в выходные вход бесплатный) кто-то потерял деньги, купив заранее билеты на осмотр дополнительных объектов. Из-за нее мы не посмотрели хоть как-нибудь Лувр, потому что в выходной он работал до 6 вечера, а не до 9, как обычно, она же этого не знала и кинула нас до 10 вечера. И, наконец, мы все решили, что задержка на таможне и отбытие пустого вагона - это сговор с таможенниками ( она строго-настрого запретила нам выходить из автобуса и вообще вступать в разговоры с таможенниками) и ж.д.( добыча пополам!)

СТАРИННЫЕ ЗАМКИ

На третий день пребывания в Париже мы поделились на 3 группы: кто-то захотел самостоятельно побродить по Парижу, часть поехала на целый день в Диснейленд, а третьи – на русское кладбище Сан Женевье де Буа, в замки Фонтенбло и Фуке. Мы были как раз в третьей группе.

Высадив диснейлендовцев, едем мимо ухоженного Булонского леса. Кладбище не слишком велико по размерам.
Правая сторона – современные захоронения, левая, которая нас и интересовала, - старая. Никаких оград нет, мраморные надгробные плиты в ряду все одинаковых размеров. На некоторых из них мраморные цветы, книги. Букеты живых цветов приносить сюда не принято, если только в горшках. Кладбищенскими цветами считаются хризантемы разного цвета. Обращает на себя внимание уголок, где все плиты и кресты белого цвета, ни на одной из могил нет ни единого цветочка. Это белая гвардия, те, кого отвергла родина и кого постаралась вычеркнуть из памяти. Они любили Россию не меньше тех, кто остался и построил ее таковой, какая она есть сегодня! Стоит конусовидный памятник казакам, Врангелю и Деникину. Были на могилах Бунина, Галича и Мережковского. Из всего кладбища выделяется необычностью оформления лишь могила Нуриева: надгробие покрыто сверху инкрустированным ковром. Впечатление такое, что он натуральный, и хочется отряхнуть пыль с немного запачкавшихся кистей. Оформление очень дорогое, но Нуриев мог позволить себе такое . Есть на кладбище и несколько могил с проваливающимися плитами и покосившимися крестами, но в целом оно все же ухожено.
.
Затем мы поехали в замок Фонтенбло. Собственно, он напоминает Версаль. Ограда,. ворота, широкая аллея, ведущая к подковообразной лестнице, где вход в П-образный дворец.
В течение восьми столетий этот замок был излюбленной обителью разных монархов. Это отразилось и в его архитектуре. Первые упоминания об этом замке восходят к первой половине 12 века. С тех пор уцелела только часть квадратной башни, ее называют башней Святого Людовика. Неподалеку от этой башни в 13 веке Святой Людовик основал монастырь ордена тринитариев. В 16 веке на средневековых фундаментах Франциск 1 начинает строить новые здания. Он же возвел Золотые ворота в традициях итальянской архитектуры. Его сын, Генрих Второй, построил Бальный зал. На месте монастыря построили большой двор Белой лошади. Особенно много сделано во дворце во время правления Генриха Четвертого, который очень увлекался строительством. Чтоб придать дворцу правильную форму, он расширил его, пристроил новый Служебный двор, вольеру и начал строительство Большого канала. Людовик 14 построил Большую беседку на пруду. Во время Революции замок почти не пострадал, если не считать, что из него пропала мебель. Роскошные залы, узнать предназначение которых помогает аудиогид при нажатии на нем цифры 6 и рассматривать подолгу которые нет времени, ибо оговорен час поездки к следующему объекту. Обежали Китайский музей, Колонный зал, Галерею оленей, Часовню Святой Троицы, Музей Наполеона 1(видели его спальные покои, трон, на котором он восседал.
Папские апартаменты, апартаменты мадам Ментенон и Бальный зал. С трех сторон дворец окружают сады: Сад Дианы, Английский сад (он напоминает Версальский: те же каскады прудов, канал), Зимний сад. В пруду на центральной аллее Английского сада плавают лебеди, а в пруду, примыкающем к одному из крыльев здания, - карпы. И тех. и других можно кормить, они охотно подплывают к доброжелательному гостю. Особенно красивы фонтан королевы и фонтан Наполеона 1.

После Фонтенбло – замок Фуке. (К сожалению, он у меня не запечатлен, т.к. фотоаппарат уже не работал.) К нему едешь по длинной платановой аллее. (Платан – это вообще символичное дерево именно Франции, он встречается повсюду.) Замок построен Фуке, одним из министров какого-то из королей. Он и построен подобно Версалю и Фонтенбло, только меньших размеров. Дворец поражает роскошью, комнат очень много, но они небольшие. Между прочим, всюду потайные двери, ведущие в мизерные комнатки. Очевидно, в замке всегда плелись какие-то интриги, и сидящий в каморке должен был их подслушивать, чтоб в случае чего быть живым свидетелем. Вокруг замка глубокий, заполненный водой ров, через него к замку переброшен мост. В пруду водятся монстры – карпы. Если не увидишь их, то и не поверишь, что они могут быть таких гигантских размеров. Сразу за дворцом начинается сад – копия Версальского сада. Очевидно, чтоб потешить собственное тщеславие, Фуке один из фонтанов приказал сделать в виде короны. Недоброжелатели Фуке донесли королю, что тот, возводя свой замок, запустил руку в королевскую казну, и король приказал арестовать министра, заточив его в тюрьму на 17 лет.

Сейчас замок принадлежит частному лицу. Его купил в качестве свадебного подарка своей дочери то ли итальянский, то ли еще какой чужеземный миллионер. Новые владельцы не только поддерживают порядок в замке, но и сделали кое-какие новшества. Например, они «переплюнули» в смысле технологии музей восковых фигур. В одной из комнат замка мы видим 5 «восковых» (будем так по привычке называть их) вельмож, четверо из которых стоят кто в пол-оборота, кто спиной к посетителям. А один стоит лицом. До чего же все они неотличимы от живых людей! В руках этот пятый держит лист бумаги. Взглянув на слушателей, он начинает вслух читать, причем движение губ синхронно произносимым словам. Читающий время от времени поднимает глаза на слушателей, смотрит то на одного, то на другого, мигает, вновь опускает глаза и продолжает чтение. Иногда брови его шевелятся, между бровями появляется складка, он не может скрыть торжествующей ухмылки, на лице появляется румянец. Кажется, что это живой, настоящий человек надел старинную одежду и играет роль. Но, оказывается, в углу напротив спрятана камера, которая и «оживляет» главного героя. Здесь посетители стоят подолгу, открыв от изумления рты. В следующей комнате за столом сидит писарь. Вот он протягивает руку, берет перо и, взглянув на вас, начинает что-то писать. Поднимет голову, задумывается и пишет вновь. А потом вдруг… растает в воздухе. Через некоторое время все повторяется. Говорят, что это голографический эффект. В третьей, темной комнате-камере с низким сырым потолком, на котором, кажется, висят и вот-вот упадут капли влаги, на соломе сидит старый, изможденный заключенный, закованный в цепи (Фуке). А на стене время от времени проступают написанные кровью слова по-французски, потом исчезают. В этот момент я была в комнате одна и, что означают эти слова, не знаю. И есть еще одна комната, где проходит бал. Четыре пары стоят в различных танцевальных позах, а в глубине зала кавалеры меняют дам, совершают какие-то па и вновь меняют дам, делая перед ними реверансы. Пары то приближаются к нам, то удаляются, танцуют по кругу. Это как эффект стереокино.
Во дворце есть винтовая лестница, ведущая на смотровую площадку, с которой хорошо просматривается вся территория замка. Есть костюмерная, где можно надеть любой костюм той эпохи.
На месте бывших конюшен новые владельцы создали большой музей карет с римской колесницы до последних времен
. На территории замка есть также современный магазин сувениров.

Возвращаясь из замков, мы на некоторое время останавливаемся в Диснейленде, чтоб забрать оставленных там утром наших туристов. Вечереет. Время у нас еще есть, и мы отправляемся осмотреть территорию. Здесь можно не идти: бегущая дорожка сама несет тебя к аттракционам, на которые мы, естественно, опоздали. Это на самом деле целая красивая страна, где есть все для полноценного отдыха весь день.

Мы возвращаемся в вечерний Париж, впечатлений много, мы устали, но программа дня еще не выполнена. Зато сегодня нас раньше обычного у Гранд Опера встречает автобус. Идет дождь. Мы едем мимо Триумфальной арки, мимо Дворца инвалидов (бывший госпиталь для наполеоновских солдат – ветеранов, ныне частично музей), по Монмартру, который из-за дождя мы не можем видеть в его действительной красе.
(В теплые погожие дни и вечера здесь рисуют художники, устраиваются представления, ходят костюмированные люди, веселятся.)
Распрощавшись с Парижем, выезжаем в Берлин, от которого нас отделяет 950 км

И СНОВА ПАРИЖ

Слава Богу, что, позавтракав, мы начинаем экскурсионный день на автобусе. Едем в Версальский дворец. В сам дворец мы не ходили, он очень большой, в форме буквы «П» с распахнутыми в стороны крыльями.. Чтоб его обойти, что-то внимательно рассматривая, нужен, наверное, не один день. Мы были только в саду. Он очень напоминает наш Петергофский парк. (Вернее, наш создан по образцу версальского). Большой по размеру, с множеством аллей, террас, каскадом водоемов, огромным количеством разных фонтанов.
. Правда, начался ноябрь, многие скульптуры были уже укрыты на зиму, а из множества фонтанов включался каждый день только какой-нибудь один. Очень оригинальны орнаменты из зеленых насаждений и деревья, постриженные в виде различных фигур. Для этого очень хорошо подошла туя.

Через два часа мы встретились в условленном месте и на автобусе вновь вернулись в Париж. Здесь у Гранд Опера часть людей отправились в «свободное плаванье». Это были те, кто хотел совершить какие-то покупки и кто заказал национальный обед (с лягушками и устрицами) в ресторане. А мы пошли в «колыбель» Парижа – на остров Сите, где расположен Дворец Правосудия (там служил комиссар Мегрэ). Неподалеку, за Зимним садом, на площади лежит огромная каменная голова и, приложив ухо к земле, слушает Сердце Парижа.
. Дошли до современного, построенного в стиле авангард здания библиотеки. Оно производит впечатление еще не достроенного, так как все коммуникации (в т.ч. и эскалатор) вынесены за пределы помещения, и кажется, что все здание опутано строительными лесами.
Рядом находится искусственный пруд с «фонтанами Стравинского». Стравинский написал музыку к балетам «Жар-птица» и «Петрушка», которые сразу же вошли в репертуар дягилевской труппы, и вскоре их премьеры состоялись в Берлине, Лондоне и других городах Европы. Благодарные парижане решили необычным образом увековечить память композитора: фонтаны имеют форму скрипичного ключа, Петрушки и других героев обоих балетов.
.
Потом, полубесчувственные, мы добрались наконец до Нотрдам де Пари (Собор Парижской Богоматери). Собор огромный, чтоб сфотографировать его, нужно было бы отходить на очень большое расстояние. Он необычайно красив и снаружи, и изнутри. Поставили свечки «За здравие», только попросить себе здоровья я забыла. Посидели на скамейке, осмотреть огромный собор не было сил. Когда вышли на улицу, постояли на «звезде желания». И опять я попросила здоровья только своим близким.

Будто бы получив запас сил в Соборе, пошли в Лувр (кажется, туда-то мы и ехали на метро). Разве этот гигант возможно за день просто пройти, нигде даже не останавливаясь?! Мы были предоставлены сами себе и поэтому неслись по стрелкам – указателям прямо к залу, где выставлена за стеклом на стене «Джоконда». Хотя фотографировать ее нельзя, все всё равно фотографировали. Я почему-то представляла ее больших размеров.

Из Лувра вскоре нас всех попросили удалиться, потому что в этот день он закрывался в 6 вечера, о чем гид опять же нас не предупредила. Побрели к Гранд Опера, откуда в 21 час нас должен был забрать автобус. Две наши девушки отправились в знаменитое кабаре «Мулен Руж», а две другие во всемирно известное кабаре «Лидо», расположенное на Елисейских полях. Поздно вечером после представления специальная машина привезет их в отель. (Билеты в кабаре можно было купить заранее, при приобретении путевки.) У нас же времени было достаточно, по дороге мы заходили в магазинчики и кафе. Начался дождь. Долго стояли на ступенях Гранд Опера, потому что гид с автобусом явилась около 22-х.

ПАРИЖ

В Париж мы прибыли в 10 утра. И опять впереди весь день на ногах. Этот день был, пожалуй, самым тяжелым, потому во второй половине странствий по Парижу информация воспринималась с трудом и многие здания, запечатленные на фотографиях, уже не говорят мне ничего, кроме того, что это Париж.
Парижем нужно наслаждаться отдохнувшим!

Архитектура исторической части города отличается наличием на всех жилых зданиях разнообразных по форме опоясывающих узких кованых балконов. На втором этаже он сплошной, на третьем – периодически маленькие балкончики, 4-ый сплошной. На них растут цветы, а на опоясывающем балконе перед крышей – даже декоративный кустарник.
Мы были на Западе в то время, когда цветы практически уже отцвели, доцветали розы, но всюду были выставлены горшки с цветущими хризантемами разного цвета или составлены цветочные композиции из каких-то еще осенних цветов.
Все три дня путешествия по Парижу и его предместьям местом нашей встречи было здание Гранд Опера, куда утром нас доставлял автобус и откуда забирал вечером,т.е. все наши прогулки были пешеходными. (А между тем по городу ходят двухэтажные экскурсионные автобусы, но нашим туром они не предусматривались. .Только единожды мы воспользовались парижским метро. Вагончики в нем уже наших и сидения расположены не вдоль вагонов, как у нас, а поперек).

В Гранд Опера танцевали Дягилев и Нуриев, а плафон зрительного зала расписал Марк Шагал. Неподалеку от Гранд Опера - главное здание Галери Лафайет – столицы моды и европейского лидера товаров люкс .Оно имеет форму трапеции, и «лицевая» его сторона украшена прямо-таки какой-то восточной вязью (белым кружевом) от верха до самой земли. Вообще-то Лафайет – это комплекс магазинов, соединенных между собой. Главный – Лафайет купол – почти полностью принадлежит женщинам и детям, Лафайет для мужчин (три этажа и один подземный целиком отданы мужской моде), Лафайет дом (5 этажей – все для дома).
Едва мы ступили на землю Парижа, первым делом нас повели в музей парфюмерии Фрагонард, где можно было купить косметику по фабричной цене, без торговой наценки.. Там же можно было разделить комплект – набор из нескольких духов - на несколько человек, и это получалось дешевле, чем в розницу.

Благоухающие после дегустации парфюма, желающие (мы в том числе) пошли в музей восковых фигур Гревен. Он чрезвычайно большой, в нем много тематических залов, нам же было отпущено лишь 1,5 часа времени. Началось посещение с 7-минутного шоу в зеркальном зале. Свет выключили, загремела музыка, появилась подсветка, создалась иллюзия, что ты находишься в каком-то лесу, где шевелятся разные чудовища, потом попадаешь в какой-то восточный шатер с шейхом, с танцующими смуглыми красавцами и красавицами. После шоу начался свободный осмотр самого музея. Когда-то в Ленинграде в Петропавловской крепости я видела восковые фигуры. Но там и было видно, что они не живые. Тут же кажется, что перед тобой настоящие, живые люди.. Очевидно, это какой-то пластик: в разных местах тела различная фактура и цвет «кожи», и кажется даже, что у кого-то выступил пот.
К сожалению, тот, кто меня фотографировал, как и я, не имел опыта обращения с аппаратом в местах с разной освещенностью и в разное время суток , поэтому фотографии мои с различными персонажами (в т.ч. с Путиным
и Обамой) получились некачественными.

После музея восковых фигур мы поднялись на обзорную башню Монпарнас (высота 56-этажного дома), откуда открывается вид на весь Париж, на все его достопримечательности. На высоту 196м мы поднялись на лифте за 38 секунд. Только заложило уши. Можно было подняться на 59 этаж, где находится открытая терраса.
После Монпарнаса совершили прогулку по Сене. Корабль похож на огромную самоходную баржу, только крытую прозрачной пластиковой крышей. Народа было очень много, все сидели. Строго одетый гид афроамериканского происхождения на французском языке рассказывал о достопримечательностях, мимо которых мы проплывали. А каждому из нас дали при входе на корабль аудиогида, трубку, где каждый нажимал соответствующую цифру и слушал рассказ на родном языке. Вообще радиогидов с готовой записью экскурсии мы получали при посещении обзорной башни Монпарнас, дворца Фонтенбло и в Берлине при подъеме на обзорную башню Рейхстага. Эта прогулка нам понравилась меньше, чем по Влтаве: здесь было очень людно, совсем не уютно, казенно. Да и пластик был не слишком прозрачен, т.е. видно было далеко не все.

Отдохнув (посидев) на корабле, пошли на Эйфелеву башню. Был уже вечер. Недавно башню как раз украсили к приближающемуся Рождеству, и она периодически меняла свой цвет. Конечно, она впечатляюща!
Входили по выданным нам билетам, никакой охраны, никакого досмотра. На лифте поднялись на смотровую площадку. Вид на вечерний Париж.…
С нами ли это происходит?!
Спустившись с башни, бредем к Гранд Опера. Впечатлений масса, но и ног под собой после ночного переезда и дневного вояжа не чувствуем. К тому же даже к вечеру температура была плюс 21 градус, а ведь мы, уходя на целый день, на себе (с собой) имели теплые вещи. Довольно долго ехали в отель, находящийся в пригороде Парижа. Помылись в душе – и в кровать! Тут уж не до обмена впечатлениями и не до записей, хотя, как понимаю теперь, схематичные наброски все-таки надо было делать.

ЗЛАТА ПРАГА

После завтрака в отеле в 8-30 мы уже выехали в Чехию. Проведя ночь в постели, по великолепной трассе 160 км до Праги мы преодолели легко, Но там нам предстояло весь день быть на ногах.


В Чехии много зданий с островерхими крышами, шпилями..
Туристическая Прага делится на З части: Малая сторона, Старо место (Старый город) и Ново место (Новый город).Но и Старый город, и Новый город – в нынешнем понимании давние исторические памятники.
Так они называются относительно очередности их древней застройки. В Малой стороне находятся Градчаны. С этого места начала строиться нынешняя столица. Со своего основания в 9-ом веке Градчаны развиваются уже более 11 веков. Первоначально – это место пребывания чешских князей и королей, с 1918 г. Старый королевский дворец - резиденция президента республики.
.
С юго-западной стороны от дворца расположена площадь, которая является отличной смотровой площадкой, с которой видна раскинувшаяся внизу Прага.
Вид изумительный!
Вниз ведет узкая извилистая лестница, насчитывающая 208 ступеней, Она выходит на такую же узкую извилистую улочку.
Для Праги вообще характерны такие улицы. Иногда кажется, что вот-вот улица закончится, а она вдруг резко, порой под углом в 90 градусов, поворачивает. И так может быть несколько раз на всем протяжении. (А вот в Париже улицы расходятся лучами от какого-либо центра.) В Малой стороне находится монастырь ордена премонстранцев, основанный в 1140 г.
На его территории располагается Страговская картинная галерея, Страговская библиотека и костел Вознесения Девы Марии. Лоретанская площадь является паломническим местом с копией Святой хижины и костелом Рождества Христова. Говорят, что в костеле хранится Лоретанское сокровище с известной бриллиантовой дарохранительницей, украшенной 6 222 алмазами. В башне установлен звонковый механизм.


Малая сторона и Старый город соединяются Карловым мостом через реку Влтаву. (Кажется, в Праге 17 мостов).
. Он основан Карлом 1У в 14-ом веке. Мост по обеим сторонам укреплен башнями ( Малостранские и Старогородская предмостные башни). На самом мосту много статуй и скульптурных групп, которые относятся к 18-му веку. Неподалеку от моста находится Староместская площадь, а на ней – необыкновенной красоты ратуша, основанная в начале 14-го в.
На ее башне расположены куранты начала 15-го в., в верхней части которых каждый целый час с 9-00 до 21-00 появляются 12 фигур апостолов. В нижней помещен календарный круг со знаками зодиака. На этой же площади находится Храм Богоматери перед тыном. Это одна из самых значительных готических построек с барочным интерьером. Внутри находится надгробие какого-то известного астронома, кажется, Браге.
Неподалеку от площади находится еще одна интересная постройка – Пороховые ворота, готическое здание 15-го века. За воротами площадь Республики. На ней замечательная постройка начала 20 в., богатая внешними и внутренними украшениями в стиле модерн. Это монументальный зал имени Сметаны, где проводится международный музыкальный фестиваль «Пражская весна» и другие концерты. Если двигаться на север от Ратуши по направлению к одному из мостов через Влтаву, на пути встретится старейшая сохранившаяся синагога в центральной Европе в стиле ранней готики. Относится к 13 в. Вблизи старое еврейское кладбище с готическими, ренессансными и барочными надгробиями

.
Интересной была вечерняя прогулка на кораблике по Влтаве.
Возле причала плавали многочисленные белые лебеди и утки, которые, говорят, вот уже две зимы не улетают на юг и живут «подаянием». Жалко их: тут кто из них смел, тот и съел. И не круглый же год на реке туристы. Очевидно, птиц подкармливают и сердобольные жители Праги. Хотя, возможно, там есть и какое-нибудь общество по защите животных. Нигде за границей мы не видели ни одной бездомной собаки или кошки. Зато, когда возвращались домой, на вокзале в Бресте увидели худого голодного пса с оборванным ухом, а едва вышли из поезда в Москве, тут же, у вагонов на платформе, сразу двух.
Итак, о кораблике. Он маленький, уютный, с застекленным залом и открытой палубой. При входе на кораблик нас встречал элегантно одетый молодой человек с подносом, на котором стояли стопочки с фирменным бальзамом. Поскольку приближался вечер и было уже довольно прохладно, мы все сели в зале за столики вдоль окон. Гид, чех Серж, на
отличном русском рассказывал нам о тех достопримечательностях, мимо которых мы проплывали. Кораблик
наш прошел и через шлюз. Перед входом в него стояло много фигурок желтых пингвинов.


А в это время мы наслаждались блюдами «шведского стола», находящегося в углу, где холодные закуски (а салатов было 8 разновидностей) стояли в холодильнике, а первые и вторые блюда – на подогреве.. Первых было 3 вида (не знаю, какие), а на второе куры гриль, куриные и говяжьи котлеты, эскалоп, шницель, поджарка, гуляш, печень. В кувшинах разные соки, в вазах яблоки и апельсины. а на полочке хлеб и пирожные разных видов. Можно было подходить сколько хочешь раз. Только вино и пиво, если захочешь, нужно покупать, все остальное в любом количестве бесплатно.
На обратном пути Серж включил записи русских песен, пел сам и туристы вместе с ним, потом танцевали.


После прогулки на кораблике была пешеходная экскурсия по таинственным местам Праги, которая немного разочаровала. Мы думали, что пойдем по мрачным подземельям, где нам будут встречаться тени, раздаваться таинственные звуки. Ходили мы с фонарем по слабо освещенным узким улочкам туда, где стоят памятники различным героям фольклора.И гид рассказывала нам историю каждого героя. Это было бы интересно детям.

Большинство жителей Чехии, кроме родного чешского языка, частично (а очень многие в совершенстве) владеют английским или немецким языками. В отелях, магазинах, кафе и в исторических местах можно договориться по-английски, немецки и даже по-французски. Но только перед посещением Праги нас предупредили, чтоб мы особенно тщательно следили за своими сумками и кошельками, потому что воры почему-то любят этот город и специально приезжают сюда, чтобы поживиться.
Вечером автобус встречал нас на том же месте, где мы утром оставили его. Нам предстоял 1000-километровый ночной переезд во Францию

ВАРШАВА и далее

От Бреста до Варшавы каких-нибудь 200км
.
В Варшаве мы осмотрели только Королевский замок с величественной крепостнойстеной и глубоким рвом. Весь Старый город во время войны был уничтожен и воссоздан заново, причем подобраны такие материалы, чтоб создавалась видимость старины.
На площади за пределами дворца стоит колонна - подобие нашего Александрийского столпа (вернее, наш столп на Дворцовой площади в Питере является подобием). Колонна в Варшаве была сделана, но поднять ее не смогли, и она долгое время просто валялась на площади. Когда Петр 1 был в Варшаве, он изъявил желание перевезти колонну в Петербург. Король дал согласие. Но варшавяне встали на защиту колонны. Тогда Петр1 установил в Питере свою колонну, и даже более высокую. По занимаемой площади весь Старый город в Варшаве небольшой, и его можно обойти за довольно короткое время.
После Варшавы мы проделали около 500 км до отеля, который находился недалеко от границы Чехии – в горах Кудова Здруй. Тут стоит рассказать об отелях, где мы останавливались.
Они было 2-го,3-го и даже премьер - класса, но в смысле удобств только для ночлега были одинаковы, только разве в премьер-классе не было отдельного шкафа для одежды, в комнате стояла лишь стойка с плечиками. А так во всех - прихожая и комната с двумя кроватями, телевизор (можно смотреть и русский канал), телефон, два столика, настенные лампы возле кроватей, туалет и обязательно настоящая душевая кабина. А большие удобства нам были и не нужны, т.к. мы приезжали в отель в 11 -12 часов ночи, мылись, ложились спать и рано уезжали. Третий класс отличался от остальных наличием балкона. Это было как раз на границе с Чехией, и вид на горы, покрытые лесом, был великолепный. Никаких дежурных на этажах нет, но в холле стоят автоматы, где можно купить бутылки с водой и соками, печенье, конфеты и еще какую-либо пищу в упаковке. Не обратила внимания, как обстоят дела с отоплением в гостинице в Париже (там даже под вечер на улице был плюс 21 градус), а в Польше центрального отопления нет и в номерах стоят электрические батареи, позволяющие проживающим регулировать температуру. Любопытная деталь, касающаяся дверных ключей. Это пластиковые карточки, вставляющиеся в ручку двери. Вставил – дверь открылась, запер изнутри – и никто дверь снаружи уже не откроет. Ключ можно потерять, взять на память. После того как ты покинул номер навсегда, пробивается новая карточка с другим рисунком.
Возле первой нашей гостиницы росли роскошные зеленые деревья, названия которых мы не узнали
ии
Утром нас ждал богатейший «шведский стол». Мы уже обедали на первой заправочной станции в Польше (где была гостиница из нескольких одноэтажных бревенчатых домиков, крытых камышом, с деревянными беседками, деревянными фигурами, качелями, лужайками, водоемчиком и фонтанами) и отметили, что у поляков огромные порции. Здесь же все блюда были выставлены на стеллажах, столах, и можно было брать что угодно в любом количестве и подходить сколько хочешь раз. Некоторые наглели и брали продукты в маленьких расфасовках и с собой (масло, сыр, мед, творог, кофе - порошок, сахар, джем и прочее). Два раза у нас также был завтрак со «шведским столом» во Франции, в отеле в предместье Парижа, там тоже было все разнообразно и богато, хотя, пожалуй, поскуднее, чем в Польше. Зато по сравнению с ними завтрак в Германии был скудноват: салат, масло, сыр, колбаса, ветчина, булочка, кофе, молоко и яблоко. Все это лежало у каждого на тарелке, только чай, кофе и молоко можно было пить в неограниченном количестве.
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | След.